Как получить Улучшенный аккаунт и монетки для Промо совершенно бесплатно?
Узнать

ID работы: 12219295

Туман вокруг горы Фудзияма

Гет
NC-21
В процессе
8
Награды от читателей:
8 Нравится 0 Отзывы 4 В сборник Скачать

Театральные подмостки

Настройки текста
- Прикуси язык. - Что такое, Лилияк-сан? - Ты пожалеешь о том что собирался сказать. - Вам меня не напугать! - Я и не собирался. Прощай. Короткие гудки. Разговор был окончен. Фудзимару напряженно высматривал скотобойню из своего укрытия неподалёку. Она находилась на окраине Детройта, что заметно упрощало всё… но та записка никак не давала Фудзимару покоя. Однако, ассасин решил сразу что ни за что не даст себе потерять концентрацию. «Такая хрень не сможет выбить меня из колеи. Пытайтесь дальше, ублюдки. Я буду придерживаться своего плана.» Аракава достаточно натренировал свою нервную систему, хотя вначале пути якудза она болезненно реагировала на ситуации где кто-то пытался загнать Фудзимару в ловушку. Якудза никогда не забудет как трясся от страха на тренировках с Патриархом. В те моменты когда он загонял Фудзимару в самые тёмные углы, где не было пути для отступления, сердце ученика было готово вырваться из груди. Колени и руки предательски тряслись, не давая хозяину никакого контроля над собственным телом. Даже оружие не придавало никакой уверенности… мал был шанс выжить. А когда ему казалось что он сумел сбежать и остаться незамеченным, низкий голос Патриарха и его дыхание у шеи превращали все надежды в ничто. Фудзимару сглотнул. Это были лишь воспоминания, но они оставили вечный след на всём естестве ассасина. Нельзя было такое забыть. Это были навыки, вложенные через животный страх, они почти что были сравнимы с инстинктами. Потому записка не могла помешать ассасину устранить цель таким же безупречным образом как и всегда. Момент слабости, и вот собственное сознание пробуждает ощущения из прошлого – сильные пальцы которые сжимают горло до хрипоты, что приводит к медленному и мучительному погружению в пустоту. Фудзимару отлично знал – он всегда будет тем кто душит. Он будет защищать свою роль охотника рьяно и ревностно, потому что ему этот пост доверили. Во всеоружии он двинулся вперёд, и когда на часах показалось время 00:58 – обошёл скотобойню и юркнул внутрь через чёрный вход. Всё как и было сказано – стоило электричеству перестать работать, как предполагаемая охрана вышла чтобы посмотреть, что происходит снаружи. Двоим не повезло сразу, ведь они открыли дверь и сразу же получили по одному точному удару ножом в шейную артерию. Они не издали ни звука. Фудзимару закрыл за собой чёрный вход, заперев его крепко. «Заходи – не бойся, а вот выйти уже не получится.» Пошарив по карманам убитых, ассасину удалось найти у одного ключ-карту которая открывала какую-то дверь. В тот же момент электричество снова заработало. «Неорганизованные ребята попались.» - подумал Фудзимару. Он последовал дальше, к двери которую сумел открыть добытой картой. Она шумно открывалась, пока Фудзимару держал ухо востро и пытался понять что находится за дверью. Что-то подсказывало что работёнке не светит быть тихой. - Какого хера, ты кто?! – послышалось из другого помещения. Как только дверь открылась, перед ассасином предстала целая группа охраны. Они держали оружия наготове. Но Фудзимару сразу же пошёл в наступление, метнув три иглы с невероятной скоростью в трёх охранников которые стояли дальше всех. Затем, следующие пять получили глубокие ранения танто, падая вниз словно мухи и валясь в лужах из собственной крови. Аракава двигался с невероятной скоростью и второсортные охранники даже не поспевали за ним. Многочисленные вражеские выстрелы так и не достигали цели, чего нельзя было сказать про холодное оружие в руках убийцы… которое уже омывалось в багряной жидкости. Рубашку, которая пару минут назад была белой, украшали тёмно-красные пятна. Ассасин поправил галстук и последовал дальше – в длинный коридор. – Оставайтесь на местах, сейчас последует сообщение от ваших нанимателей, - женский механический голос прервал недолгую тишину, отдаваясь со всех сторон. Фудзимару замер, наблюдая как свет в коридоре странно мигает – то включаясь, то выключаясь. - Я вижу ты решил не следовать совету и всё-таки зайти с той стороны! «Ясно.» - мысленно, но кратко констатировал Фудзимару. Ассасин двинулся вперёд, уже не слушая то что мужской голос пытался передать через громкоговорители. Пока мужчина распинался о том, что у Фудзимару нет никакого шанса выжить – тот в свою очередь убивал всех охранников на своём пути не придавая громким словам (в прямом и переносном смысле) никакого значения. - Зашёл бы через главный ход – ничего б тебе не препятствовало на пути ко мне! – дошло до ушей убийцы когда он вонзал короткий клинок в глаз очередному противнику, прострелив затем горло стоящему неподалёку. Обучиться такому стилю было невероятно сложно, ведь орудовать одновременно танто и пистолетом – задача не из лёгких. Но Патриарх и этому сумел его обучить. Хлад клинка и жар пистолета, в конце концов, стали Фудзимару подвластны – этот убийственный тандем превратился в основу боевого стиля. Напутствия Масуми в использовании пистолета и советы от Хэбимару для использования холодного оружия давали свои плоды. Он старался избавиться от всех, приоритетно – от охраны с огнестрельным оружием. Одно попадание грозило многим. Здесь ошибки были недопустимы. Когда Фудзимару был занят двумя нападавшими с дубинками, один решил выстрелить издалека – но Аракава схватил за шкирку тех двух охранников и заставил их принять выстрелы на себя. «Как я и думал, это не охранники – это грёбаные наёмники.» - вновь констатировал Аракава и выстрелил в мужчину который так отчаянно пытался попасть по нему. Настолько отчаянно, что проделал в своих «товарищах» множество дыр. «Не выделили тебе твои дружки нормальную охрану, Танакадатэ. Даже такому ценному информатору, как ты.» - проговорил про себя Фудзимару, однако устно выдал лишь недовольное «тцк». Громкоговоритель более не транслировал голос учёного. Ассасин пошёл дальше, стерев кожаной перчаткой кровь с лица. Двери впереди были настежь открыты. Они вели в центральное помещение, в которое можно было попасть ещё с главного хода. Там не было ни души. Убийца шёл размеренным, но осторожным шагом, оставляя кровавые следы. Всё ещё никто не выходил. Как уже Фудзимару успел понять изучив план скотобойни, дальнейший путь пролегал через цех убоя скота. Самое достоверное предположение указывало что лаборатория профессора находилась именно там. Но чтобы попасть в цех, нужно было найти ключи-карты которые находились в карантинном отделении и изоляторе. Прежде чем пойти в отделение предубойного содержания, якудза проверил своё оружие. Убедившись, что всё в порядке, он двинулся в указанное помещение. - Оставайтесь на местах, сейчас последует сообщение от ваших нанимателей, - знакомый механический голос снова дал о себе знать. - Что ж, ты убедился что я не врал когда говорил, что тебе стоило зайти через чёрный вход? Ребята не смели бы на тебя нападать, они бы оставались закрытыми там, где теперь лежат их трупы. Ах, какая жалость что я не смогу испытать тебя на полную! Ты уже потрёпан, а я не играю с испорченными игрушками. Но Фудзимару не слушал. Он шёл на поиски ключ-карты, и когда его нога ступила в изолятор, из одного загона вышел высокий и крепкий мужчина. Он неспешно надевал кастеты и буравил Фудзимару взглядом. Ассасин понял сразу что перед ним не самый слабый противник, и это не просто из-за внешних признаков и других очевидных характеристик. «Он специально ждал меня здесь и не выходил. Они вряд ли надеялись что меня остановит кучка слабаков, но эти скоты меня всё-таки немного задели. Хотя… рано предполагать что он струсил выходить на меня сразу.» - Фудзимару ощущал боль в правом боку и ногах, а также в плечах и челюсти. Однако, это было сущим пустяком для такого матёрого убийцы, как он. - Молодец что не послушал его, а иначе мне некого было бы сейчас мутузить что есть мочи, - сказал противник Фудзимару и кинулся на него. Аракава не стал отвечать, лишь приготовился уклоняться. Ему стоило разобраться в движениях и тактике оппонента, учитывая что тот превосходил его в размерах и физической мощи. Блокировать не было никакого смысла, он мог сломать Фудзимару руки. Оставалось лишь полагаться на свою ловкость и вычислить, как лучше наносить удары. «Решай быстро и обдуманно.» Использовать пистолет тоже не было хорошей идеей. Первое, он потратил некоторое количество запасов на толпу наёмников. Второе, он никогда не стрелял если не был уверен что пуля попадёт в цель. Третье, лучше было подстраховаться и сохранить пули для следующей охраны, если таковая была. А он точно не знал сколько её суммарно, к тому же подходить близко к профессору Танакадатэ убийца не собирался. Он планировал устранить его издалека, насколько это представлялось возможным. Уклонившись несколько раз, Аракава увеличил расстояние между собой и противником. Он быстро обнажил танто и нахмурился. Из-за массы тела противник не мог совершать скоростные атаки, а потому Фудзимару не составляло труда уклоняться и предугадывать следующую точку в которую хотел ударить здоровяк. Он пытался бить в лицо, ноги, живот и даже в шею – но всё было тщетно. Аракава разочарованно вздохнул. Когда противник снова попытался ударить ассасина по лицу, Фудзимару резко нагнулся, затем молниеносно вонзил нож в шею мужчины, в правую общую сонную артерию. Поверженный наёмник успел лишь выпучить глаза, прежде чем потерял контроль над телом и рухнул наземь. Мёртвый. Кровь начала сочиться из раны, такой точной, глубокой и фатальной. Аракава подошёл к трупу и начал шарить по карманам, пока не нашёл ключ-карту. Пройдя дальше и открыв дверь, ведущую в карантинное отделение, убийца заметил ещё одного наёмника – на этот раз с огнестрелом. «Хреново, некем прикрываться.» - отметил для себя Аракава. - Что стоишь, заходи! – выдал потенциальный оппонент, проверяя магазин своего пистолета. Фудзимару не сдвинулся с места. - Я сказал тебе, блять, заходи! – рявкнул мужчина, выстрелив в ассасина. Доля секунды, и убийца уворачивается от пули, которая попадает в стену и остаётся там же. Грудная клетка Фудзимару чуть вздымалась, и не удивительно – такой приём ему давался ой как непросто, и требовал максимального сосредоточения. «Повезло что он такой криворукий.» - Чё за херня?! – крикнул мужчина, и побежал в сторону Фудзимару. «Ещё и истеричка.» Мужчина снова направил дуло пистолета в сторону Фудзимару, совершая серию выстрелов – но, к его большому удивлению, ни одна пуля не зацепила убийцу. Лоб Аракавы покрылся парой капель пота. Он воспользовался замешательством противника и сбил того с ног, затем выбросил его пистолет куда подальше и не позволил ему встать, вонзив в шею заранее подготовленную отравленную иглу. - Какого хера ты сделал со мной, мудак?! – ощутив слабость в теле что превратила плоть и кость в непосильный груз, мужчина запаниковал. - Сколько ещё охраны у Танакадатэ? – отчеканив каждое слово, Фудзимару не отнимал взгляда от наёмника. - Пошёл на хер! Ты, ублюдок, мать твою… - он не смог продолжить внятно оскорблять Фудзимару, поскольку ощутил обильное слюнотечение и начал давиться. Перед глазами всё поплыло, образы троились и расплывались. Контроль над телом терялся: начало неметь с мышц стопы, затем паралич настиг голени и постепенно дошёл до диафрагмы. Стало невозможно дышать. - Сколько у профессора осталось охраны? – переспросил Фудзимару, спокойно смотря на то как наёмник тщетно пытался ухватиться за жизнь. – У меня есть противоядие, так что торопись. Наёмник долго и не думал. Ему захотелось послать на хер все деньги которые ему обещали за голову ассасина, лишь бы спасти свою шкуру и свалить оттуда подальше. У него не было времени думать, блефует ли Аракава или говорит правду. - Один.. возле него… кха-кха… По..моги! – мужчина жалобно посмотрел на убийцу, в чьих руках была его жизнь. Ни один мускул на лице Фудзимару не дрогнул. Он неспеша подобрал пистолет противника, затем вернулся к нему и пустил пулю ему в лоб. До этого задыхавшийся наёмник, у которого рот был полон слюней, закатил глаза и перестал издавать какие-либо звуки. Забрав вторую ключ-карту, Фудзимару направился к цеху убоя скота. Он вложил карты в специальные отсеки кодовых замков и механическая дверь открылась. Сама эта система не принадлежала скотобойне, её установил профессор чтобы себя обезопасить. Ассасин напрягся. Затем, еле заметив движение перед собой, инстинктивно сделал перекат в левую сторону. В стену вонзился метательный нож. «Ещё немного, и моё сознание пошлёт меня на ху…» Якудза сжал руки в кулаки. Так часто пользоваться своим чутьём не было удачной идеей, это очень утомляло и ему были необходимы пара секунд чтобы прийти в себя – что значительно могло замедлить его в бою. Такое бывало только когда заказчик не предоставлял информации об охране будущего трупа. «Грёбаные политиканы, неужели нельзя было копать нормально под него?» Фудзимару быстро огляделся, и заметил что в стене торчал кунай. Перед ассасином же стоял мужчина, коротко постриженный и одетый в какой-то старый балахон. В руках он веером держал ещё пять ножей, самодовольно наблюдая за Фудзимару. Заговорил на японском: - Нравится в Америке? Ответа не получил. Фудзимару встал, положив руку на кобуру. - А мне здесь очень нравится. Никто не плюет мне в лицо за то что моя мать не японка. – горько ухмыльнувшись, мужчина продолжил: - Ты ведь тоже хафу, да? Момент когда враг начинал озвучивать информацию про Фудзимару всегда был очень важным, поскольку именно в те секунды можно было потерять лицо и самообладание. Аракава не видел нужды снова прокручивать в голове наставления своего патриарха для таких случаев, поскольку он и сам отлично помнил как себя нужно вести. Если коротко: «надевай маску и не переигрывай». Суть была следующая: если враг что-то смог узнать, нужно было реагировать максимально спокойно и хладнокровно, выслушивая и выискивая моменты когда он переходил на блеф. Если подбирать правильные ответы, можно было вывести оппонента на чистоту и узнать источник информации, а также и число людей, которым она досталась. Возможно, мужчина в балахоне знал много… а возможно - ему удалось узнать лишь кое-какие крупицы информации. Фудзимару не спешил стрелять. - Полукровок не жалуют, согласен, – ответил Аракава. - Меня Шибатой звать, приятель! Нагаацу Шибата, если точнее, – сказал мужчина, взяв в правую руку один нож и побалансировав им на указательном пальце буквально пару секунд. Взялся точно за центр тяжести куная указательным и большим пальцами. Кончиками остальных прижал лезвие к ладони, расположив его на линии жизни по направлению к себе. Затем выставил левую ногу вперёд, правую руку для замаха отвёл вверх и назад, не сгибая запястья. Поворотом корпуса влево и тем же движением, что, возможно, он бросал в детстве снежок, послал нож в цель. Всё произошло за считанные мгновения. Фудзимару резко увернулся в правую сторону, уловив звук когда нож попал в стену. Ассасин отметил для себя что это атака скорее показушная, чем реальная попытка убить или навредить. Он якобы специально демонстрировал свои умения, говоря: «Следующий кунай попадёт в тебя.» А если так, нужно было торопиться. - Приятно познакомиться. Я – Мара, - якудза вновь выпрямился, двинувшись вперёд. - Мара, значит… странное имя, - усмехнулся Шибата. – Ну, не мне, полукровке, судить другого полукровку. И что же ты тут делаешь, Мара-сан? «Имени не знает, прекрасно.» - Путешествую, - ответил Фудзимару. - И твой маршрут пролегает через кабинет Танакадатэ? - Совершенно верно. Шибата начал идти навстречу, и расстояние между двумя мужчинами заметно сокращалось. - Мара-сан, ты якудза. - это было сказано с ноткой разочарования и досады. - А я ненавижу вас, грёбанных шакалов. Очень ненавижу. Из-за вас я и подался в наёмники. - И предал страну? – уточнил Аракава. - Только не начинай заливать эту патриотическую хрень. Сынишку японца и американки общество никогда не принимало. Единственным выходом было – стать злее и показать этим уродам их место. Вижу что у тебя вышло. А я не смог, потому послал всё на хер и свалил с Танакадатэ. Он дал шанс начать жить нормально. А политики и все их представители только плечами и пожимали. «Понятно к чему он ведёт. Он не позволит. Связан с ним. Наивный.» - Я не позволю тебе пройти дальше. Якудза или политики – вы, паразиты, все из одной ямы вылезли. Правительственные шлюхи вроде тебя заслуживают того, что с ними должно произойти. «В какой-то степени ты прав, но всё же, мы думаем о разных правительствах...» - еле заметная, ироничная ухмылка тронула губы Фудзимару. - Я тебя услышал, - сказал якудза вслух, доставая танто. Он чувствовал как внутри закипает от осознания факта, что всё складывалось таинственно удобно. Ближайшим охранником цели был обозлённый несправедливостью хафу, который примерно знал с кем он будет сражаться. Мгновенно вспомнилось то, что кто-то из клана Тоджо начал красть заказы семьи Аракава. И та записка, оставленная под дверью… Мог ли Шибата подкинуть её? - Жаль, я думал что мы договоримся. Ты не выглядишь так, словно готов умереть прямо сейчас, - Шибата оставил в руке лишь один кунай, вставая в боевую стойку. - Тогда присмотрись ко мне получше, - прошептал Аракава. - Ну давай, Мара-сан! – громко воскликнул Шибата и набросился на Фудзимару. Аракава держал руку с ножом близко к телу и использовал свободную руку, для того чтобы раскрыть противника. Только после этого он попытался нанести удар ножом. Затем, быстро отдёрнул руку назад дабы Шибата не смог его обезвредить. Конечно, такая затея изначально не сулила ничего хорошего, но кто этого Нагаацу знал? Однако же и прощупывать его тоже не стоило. Противник должен был умереть как можно скорее. То же самое подумал и Нагаацу, потому он молниеносно оказался сзади когда уклонялся от атаки, применил обратный хват ножа и попытался вонзить его в спину якудза. Фудзимару же совершил быстрый удар ногой назад: поднял правую ногу, напряг и выпрямил пальцы; отвёл пятку назад, направил колено вперёд и вниз, одновременно сохраняя корпус в перпендикулярном к полу положении. Поднял бедро верх и выпрямил ногу в колене, направляя колени и пальцы вниз и подавая корпус немного вперёд. Сохраняя опорную ногу и поясницу в напряжении, он вернул ударную ногу в изначальное положение и развернулся к противнику. Получив удар прямо в живот, Шибата выругался и простонал, но удержал равновесие и не упал. Фудзимару не стоял на месте, будто бы «танцуя» вокруг своего противника и не давая ему шанса на передышку. Однако же и Шибата выдерживал определённую дистанцию – не только защищаясь в боксёрской стойке, но и нападая в ответ. Шибата вознамерился подчинить Фудзимару своей воле и повернуть процесс боя в нужное для себя русло. Он попытался осуществить захват и развернуть его левой стороной к себе для того, чтобы эффективно атаковать. Но Фудзимару никогда не позволял противнику захватывать свою руку или разворачивать себя каким-либо другим способом. Он всегда старался защитить свой левый бок (или правый, если попадался левша; с теми у кого была амбидекстрия, ближний бой был опасной затеей). Они обменивались длинными сериями ударов. Скорость Шибаты не позволяла ассасину выхватить пистолет и закончить всё в одно мгновение. Он не мог играть дальше с этим хафу, иначе цель могла сбежать в скором времени. Сделав полшага назад, Фудзимару расставил ноги в стороны – правую чуть впереди себя. Он уловил точный момент когда Шибата снова попытался атаковать, поднял правую ногу, делая разворот на другой ноге в этот же момент. Ногу, которая до этого находилась в воздухе согнутой, резко выпрямил, нанося удар. Он попал точно в лицо Нагаацу. Сразу после этого, Аракава сделал второй удар, уже в прыжке и задействовав левую ногу. На этот раз, Шибата не устоял и потерял равновесие, столкнувшись с холодным полом здания. Стоило ему упасть, как Аракава вытащил пистолет и всадил в голову противника три пули. Когда Шибата был повержен, Фудзимару услышал короткие шлепки ладонями – профессор, словно довольный своим гладиатором римский император радостно хлопал, глядя на своего мёртвого помощника. Аракава молча глядел на него исподлобья, держа пистолет наготове. - Браво, браво! Ты ещё можешь стоять! Тогда, сразу к делу! – воскликнул Танакадатэ, заглядывая во внутренний карман белого халата, намереваясь что-то оттуда достать. «Сразу к делу.» - повторил про себя ассасин и выстрелил в профессора пару раз. Затем, достав телефон, набрал один единственный номер и заговорил: - Заказ выполнен. Чистильщики могут тут всё убрать. – не дожидаясь ответа, Фудзимару положил трубку и выключил телефон. Дальше было всё как в тумане, в очередной раз. Уничтожение улик, всех вещей которыми Фудзимару пользовался для слежки и планирования – даже та таинственная записка тоже подлежала аннигиляции. Но что-то в душе Фудзимару противно скреблось. Заёрзало, по началу, а затем стало увеличиваться в размерах и буквально терзать. Медленно, с садистским наслаждением вонзало когти и держало крепко, словно окоченевшая рука мертвеца. Странная тревожность, и непонятная… это ужасно злило и сбивало с толку. Это чувство нарастало с каждым часом, и как только нога якудза коснулась земли в Японии – это чувство обрело форму адского бремени, упавшего на плечи неожиданно. «Масуми разберётся со всем. Не стоит раньше времени волноваться. Он никому не даст безнаказанно лезть в наши дела.» - убеждал себя ассасин, и это даже смогло чуть его взбодрить. Тогда он вспомнил что ему предстоит поздравить двух именинников, и Аракава решил для себя что стоило отогнать эту чертовщину и подумать, чем же порадовать Ичи и Масато. Масато и Ичибан. Какой бы Фудзимару Аракава не казался прочной и неприступной скалой, эти имена всегда отдавались в его сознании теплотой и даже спокойствием. Но он так и продолжал держать себя в узде и не думать слишком много о том, кем для него являлись эти двое. Он запрещал себе грезить о глупостях и не смел пытаться выходить за рамки, заглушая чей-то голос внутри себя – слишком непонятный и слишком… чужой? Кому нужны были эти чувства? Важно было защитить то, к чему стремиться душа – даже если придётся быть в стороне очень, очень далеко. Воспоминания о хмуром Масато и задорном Ичибане заставили губы Фудзимару дрогнуть в попытке улыбнуться. Масато и Ичибан. Из мыслей его вывел образ названного брата – Хэбимару ждал на парковке терминала аэропорта. Он пристально высматривал Фудзимару среди других прибывших пассажиров, и как только ему удалось его увидеть – широко улыбнулся и поднял руку. Фудзимару слегка удивился. - Почему ты сюда приехал? Я мог доехать до Камуро-тё и сам. – это было первое, о чём Аракава спросил когда подошёл к Хэбимару. - Ни тебе здрасьте, ни пошёл на фиг! – наигранно надув губы, Генкей скрестил руки на груди. - Здрасьте и пошёл на фиг, - Аракава тыкнул брата в бок, затем занял переднее пассажирское место. Он наблюдал за Хэбимару и не мог понять что с ним было не так. Он выглядел непривычно рассеянно – да, он всё ещё шутил, смеялся и улыбался. Но его пальцы дрожали и сам он как-то слишком медленно двигался. Еле пристегнул ремень, затем просто положил руки на руль и смотрел вперёд минуту, молча. - Если ты вчера пил, давай я поведу, - сказал Фудзимару. - Да нет, с чего ты взял? – всё также улыбаясь, спросил Хэбимару, намереваясь завести машину. - Так. – Фудзимару схватил его за запястье и потянул на себя. - Ты чего? – Хэбимару чуть опешил. - Какого хрена с тобой происходит? - Ты головой ударился? Отстань, дай мне машину завести! - Не пытайся тянуть время и придумать правдивый пиздёж, - отрезал Фудзимару. – Я тебя знаю. Что. Мать твою. Случилось? Правая рука Хэбимару задрожала сильнее. Он накрыл руку названного брата левой ладонью и глубоко вздохнул. - Фудзимару… Ичи посадили на пятнадцать лет. *** Патриарх Аракава прижал указательный и большой пальцы к переносице, устало её потирая. Трое суток без сна не были чем-то тяжелым для него, но события этих суток давили настолько, что не было сил даже покинуть свой кабинет в офисе Семьи. Положив локти на стол и сложив руки в замок, он продолжить слушать Джо. - Молодой господин отказывается выходить, я… - Оставь его, Джо, - Масуми мрачно взглянул на Саваширо. – Пусть сидит и… думает обо всём. Не трезвонь ему постоянно. - Как скажете, - капитан семьи согласно кивнул и развернулся, однако, возле выхода остановился, задержав руку на ручке двери и повернув её так, чтобы защёлка не находилась в замке. - Вам бы домой. – сказал он, и замолчал. Снаружи послышался какой-то шум, но патриарх не стал обращать никакого внимания. - Я буду здесь, - подытожил Джо, и захотел открыть дверь. Как вдруг, та резко распахнулась от мощного удара ногой и заставила Джо отшатнуться. Нога входящего зависла в воздухе на несколько секунд, затем опустилась, и мужчина сделал три шага вперёд. Масуми поднял взгляд и мгновенно изменился в лице. Оно обрело воистину живую реакцию, словно Аракава до тех пор находился в отключённом состоянии. - Какого хера ты творишь?! – недовольного воскликнул Джо. - С новым годом, суки. – услышал тот в ответ.
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.