Тень бога. Планета чудовищ

Джен
NC-21
В процессе
1
автор
Размер:
планируется Макси, написано 25 страниц, 3 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава 2. "Морок"

Настройки текста
Безногое существо достигло конца лианы. Точнее того места на потолке, откуда она начинает свисать к земле. Сама лиана стелется по поверхности сначала "дерева", на которое и залез по ней Охотник, а потом и своду пещеры среди множества других лиан на неизвестное расстояние. Если кому-то взбредёт в голову попробовать найти другой конец, то ему придётся очень постараться. Но Охотнику это не нужно. Он осторожно полз по странному дереву, если это растение можно к ним причислить. На это указывала только толстая кора, которой оно было покрыто. У него не было ветвей, листьев, даже привычной нам древесной формы. Оно скорее напоминало приплюснутый и перевёрнутый конус, верхушка которого смотрела в сторону земли, прямо как сталактит. "Дно", которым растение крепилось к потолку, было несоизмеримо больше верхушки. На всей его поверхности были хаотично расположены отверстия, в которых сходились светящиеся "вены", будто бы маня заглянуть в них. Они вели в лабиринт бесчисленных переплетённых между собой проходов, пронизывающих это растение, от чего оно напоминало муравейник. В один из таких и залез содрогающийся Хищник. По его телу чуть ли не ежесекундно проходили судороги, с каждой из которых он становился всё тощее, а вот ноги и хвост — росли. Было ясно одно. Если каким-то чудом у него хватит ресурсов тела, чтобы регенерировать конечности, то даже просто пошевелиться он потом не сможет — мышц в теле практически не останется. И неразумное животное это как-то поняло. Оно улеглось рядом со стенкой тоннеля и с силой зажмурилось, сосредотачиваясь. Или пыталось отстраниться от боли, терзающей его тело, смирившись с неизбежным. Судороги происходили всё реже, пока не прекратились вместе с регенерацией оторванных конечностей. Залитые слезами глаза Охотника открылись. Казалось, что в них промелькнул огонёк разума, но, даже если и так, он тут же потух. Охотник попытался как-то встать на две лапы, но это ему не удалось. Его нос внезапно дёрнулся, сильно втягивая воздух. В нём витал запах еды. Без неё существо ждёт лишь голодная смерть. Волоча свое тело, подтягивая его целыми лапами, оно двинулось к еде. Она была где-то здесь, в паре проходов отсюда. Прикладывая все оставшиеся силы и стёсывая кожу брюха до мяса и костей о грубую древесину, Хищник добрался до какой-то полости, где запах еды был особенно сильным. В нос тут же остро ударила кислая вонь, вызывая лёгкое жжение. Тут и там были лужи с какой-то бурлящей жидкостью, этот запах источающей. Их разделяли странные пульсирующие дорожки разной ширины. Везде здесь, куда не кинь взгляд, под тонким слоем непонятной слизи виднелась дрожащая плоть. Создавалось впечатление, будто Охотник неожиданно оказался внутри какого-то живого существа. Следующим, что бросалось в глаза, были тела. Они лежали на этой пульсирующей плоти, причудливым образом разделяющей бассейны с тошнотворной жидкостью и формировавшей мерзкое подобие тропинок между ними. Но куда больше их было непосредственно в бурлящей жидкости. Червеподобные личинки, четвероногие, шестиногие твари, членистоногие, насекомоподобные... Каких только существ там не было. Среди них были и преследовавшие Хищника жуки-носороги. Он напрягся готовясь к смертельной схватке. Но те не шевелились. Чуть приглядевшись, он заметил смертельную рану от проткнувшего их насквозь гарпуна. Такой же "отметкой" выделялась значительная часть тел, преимущественно лежащих в серёдке бассейнов и на глазах разваливающихся на куски, множество которых кружилось на поверности жидкости, растворяясь в ней. Часть трупов лежала на краях дорожек или же рядом с ними. Они выглядели так, будто перед смертью всеми силами пытались на них забраться. Даже после смерти их оплывшие, будто их окатили кислотой, тела продолжали цепляться когтями за поверхность дорожек, оставив за собой заметные кровоточащие борозды. Хищник осторожно двинулся внутрь этой странной пещеры. Когда его лапа коснулась плоти, покрывающей всё здесь, какое-либо движение внутри прекратилось. Он замер, но ничего более так и не произошло. Чихнув от обилия странных частиц, летающих в воздухе, Охотник настороженно продолжил движение. Инстинкты говорили быть осторожным, но не бежать отсюда. Когда он достиг начала одной из троп, то уже знатно вымазался в слизи, покрывающей всё. Подтягивать своё тело тоже стало сложнее — лапы стали такими же скользскими, как и всё вокруг. Из-за этого приходилось не просто цепляться за неровности, а буквально втыкать когти в мясо, чтобы конечности не разъезжались. Ещё раз настороженно оглядевшись и не найдя ничего, что могло бы прыгнуть на него, когда он того не будет ожидать, раненый пришелец пополз дальше. На этой дорожке одно из тел находилось не так далеко от начала тропы. На середине пути произошло неожиданное. Тропа резко содрогнулась, словно мышца в спазме. Его швырнуло в сторону, и если бы не когти, погружённые в податливую плоть, то Охотник точно бы искупался в бурлящей кислотной жидкости. Он отделался лишь испугом и несколькими брызгами потревоженной кислоты, оставившими после себя уродливые подтёки кожи на спине. Благо что вопль агонии и так уже слишком потрёпанного судьбой хищника остался никем незамеченным... По пути к заветной туше подобные встряски происходили ещё несколько раз, но своей цели так и не добились - начинающий падальщик добрался до цели. Он стал быстро отрывать куски от какого-то уже во всю гниющего существа, являвшегося по своей сути инопланетной крысой-переростком. Тошнотворно-сладковатый запах тут же в полную силу ударил в нос Хищника, от чего его невольно "вывернуло" прямо на будущий обед. Заметно дряблое и рыхлое мясо легко оторвалось от туши. В открывшейся взору плоти болезненного цвета копошилось множество каких-то личинок и червей, в то время как само мясо сочилось чем-то зелёно-жёлтым и особо мерзко пахнущим. После свежего мяса от ещё недавно живой добычи Охотнику было невыносимо противно есть подобное, но он не прекращал. Омерзительная трапеза продолжалась ещё несколько минут, пока очередная конвульсия тропы не сбросила тушу в бассейн. Наполнив брюхо трупятиной, Хищник, если его после этого можно так называть, отправился назад. Ничего неожиданного не произошло. Он покинул эту странную пещеру, сразу же потащившись искать укромный уголок, чтобы поспать. Прошло всего ничего с его "рождения", а он уже два раза чуть не был сожран. Сил не оставалось, но животное, механически подтягивая тело оставшимися передними лапами, искало место для сна. И нашло его спустя несколько десятков тоннелей. Это была середина этого дерева. Охотник улегся в самом конце освещённого, как и все другие, зеленоватым мерцающим светом тупикового тоннеля и быстро заснул. После этого он несколько раз просыпался и ползал в ту же "мясную пещеру" питаться, после чего сразу же возвращался обратно и опять засыпал беспокойным сном. Сейчас Охотник в очередной раз пробудился. Он вернул себе прежнюю силу, а возможно даже стал сильнее себя при рождении. Ему очень хотелось пить, но после некоторого обследования этого места стало понятно, что ничего подобного, кроме капель росы на древесине и кислотной жидкости в мясных пещерах, коих тут нашлось ещё четыре, тут не было. Существо отправилось к одному из выходов. Прямо рядом с ним как раз проходила лиана, ведущая "вниз" дерева. Хищник крепко сжал всеми лапами испещрённый светящимися узорами стебель и полез вперёд. Он первый раз полноценно выбрался из дерева, поэтому с любопытством вертел головой. Вокруг было много растений и грибов, но они, в большинстве своём, не были так разнообразны, как наземные. Большинство грибов были похожи на сталактиты, либо подобием плесени стелились по камню. Ещё одна особенность Перевёрнутого леса — у него не было травы или чего-то на неё похожего. Только сотни лиан, укрывающих своей "паутиной" каменную поверхность. Из деревьев были только "муравейники". Больше ничего на них похожего не было. Но встречались и интересные вещи. Грибная ель, например. Это гриб, состоящий из нескольких больших "ветвей" с множеством разветвлений, тянущихся к полу пещеры. Они располагались так, что, если смотреть снизу, образовывали почти идеальный круг, а располагающиеся на них поры со спорами ни разу не перекрывали друг друга. Живность здесь встречалась, откровенно говоря, редко, а если и встречалась, то не могла похвастаться прямо таки гигантскими, по сравнению с Охотником, размерами и агрессивностью. Всё из-за пресловутых лиан — они просто не выдерживали большого веса и рвались под ним. Но если искать красоту, то это стоит делать не под лапами, а внизу. Кроны-шляпки создавали впечатление, что смотришь на чешую какого-то монстра титанических размеров. Пульсация же светящихся "вен" на них создавало впечатление биения его сердца. На некоторых из них виднелось шевеление — паразиты, нахлебники, что душой и телом зависят от Хозяина. Но это впечатление создавалось лишь на мгновение, пока на глаза не попадались титаны. Как волнорезы с лёгкостью рассекают волны, так и они нарочито неспешно движутся средь деревьев, будто красуются. Или показывают, кто тут хозяин. Явные следы битв между ними отлично видны с высоты — сложно не заметить огромные проплешины, что тут и там зияли в плотном полотне гигантских колоний грибов. Охотник перебирался с "дерева" на "дерево" в поисках воды. Некоторые обходил стороной, если видел или слышал что-то подозрительное. Он встретил много необычных вещей: миленькую семью каких-то жучков, прячущихся в темноте и взрывающихся фонтаном кислоты при приближении, стал свидетелем того, как через мембрану на затемнённой верхушке полости "желудка" проходит пища — противное и одновременно завораживающее зрелище того, как она тщательно обволакивает каждый миллиметр тела жертвы, покрывая его каким-то блестящим налётом, и только потом пропускает внутрь. Также, помимо кучи обойдённых и так и не увиденных опасностей, существо встретило странные лианы, которые... сейчас и разглядывало. Они оплели в некое подобие кокона муравейник, оставив лишь несколько входов. Такое редко, но можно выцепить глазами путешествуя по Перевёрнутому лесу. Странностью были чуть светящиеся ярко-оранжевые цветы с дурным блевотно-приторным притягательным запахом. От него кружилась голова и хотелось блевать, но в тоже время просто нельзя было перестать пытаться им надышаться — как утопающему перед окончательным погружением в воду. Сидя над подобным цветком рядом с одним из входов, Охотник утопил свою морду в его серёдке. Вынув её уже всю покрытую какой-то пыльцой, он отправился,,, пошатываясь и трясясь, как законченный наркоман без новой дозы, к другому. Существо запнулось одной лапой об другую и упало. Открыв глаза, оно замерло. Вокруг были смутно знакомые "каменные джунгли". Огромные бетонные "муравейники" шпилями уходили в затянутые тучами небеса. Соединённые паутиной переходов, они были поделены на множество уровней. Усеянные зеленью, непонятными несуразно-яркими мельтешащими фигурами, рекламирующими свои, несомненно, очень нужные товары, светящимися пещерами-жилыми боксами... их объединяли толпы двуногих существ — людей — по ним бегущих. А ещё паника. Без части одежды, без обуви, толкающиеся, падающие, уже затоптанные безумным потоком — они бежали. Бежали от столбов дыма и запахов гари, горелой плоти и крови, идущих за ними по пятам. Вспышка. Сеть переходов обрушилась, разрушая все нижерасположенные. Обломки летательного аппарата рухнули следом за сброшенным им же "грузом". На нижних уровнях раздались полные непередаваемого безумия и страха крики. Из канализации хлынул поток искорёженных тел, мутантов, пожирающих всё живое на своём пути. Они шли в сторону столбов дыма, откуда бежали обречённые двуногие. Охотник поднялся, но это была уже не он — он мог лишь смотреть Его глазами, да "слушать" Его мысли, которые до этого услужливо поясняли всё происходящее. Мужчина оглянулся на свою дочь — с ней всё было в порядке — и забежал в ближайший магазин. Обычный продуктовый. Старые добрые стеллажи, которые не потрудился заменить старомодный(или скупой) владелец, были перевёрнуты и частично лишены содержимого — оставшееся было разбросано по полу, либо растоптано. — Бежать дальше — не смысла. Или затопчут в такой давке или в спину ударят и со всеми поляжем. Лучше тут пересидеть, авось пронесёт и живы останемся, — судорожно соображал мужчина. — Па-а-ап, а Мама скоро к нам придёт? — с мокрыми от слёз глазами спросила девочка. — Скоро, милая, скоро, — соврал тот, пытаясь подавить всплывающие воспоминания о том, как его любовь рвали на куски какие-то твари из канализации. Он искал хоть какую-то каморку или склад, чтобы их не задело шальным выстрелом или взрывом, и нашёл. Но она была слишком забита хламом, чтобы вдвоём там поместиться. — Элис, сиди тут тихо, хорошо? Папа будет рядом — прямо тут за дверью, — отец встал на колени перед девочкой, приобнял и стал вытирать слёзы с её заплаканного лица, пытаясь успокоить. — Не бросай меня, пожалуйста!! Я буду хорошо себя вести, только не бросай меня... — девочка в конец разрыдалась и не могла больше связно говорить. — Д-о-о-очь, ну что ты? Как я могу бросить такую прекрасную, умную девочку, а? — он сильно сжал её в объятиях и гладил по голове. — Правда?.. — дочка нерешительно посмотрела ему прямо в глаза, будто не веря ему. — Конечно. Там тебя не достанут плохие дяди — папа их к тебе не пустит, вот и всё, — мужчина ободряюще улыбнулся чуть успокоившейся дочурке и легонько подтолкнул её к проёму — звуки стрельбы и взрывов стали ближе — надо торопиться. Когда девочка скрылась за дверью, отец оглянулся. Крики людей на улице наполнились ужасом, значит "демонов" оттеснили уже сюда. Грёбаные "ангелы" и "демоны", вот какого хрена они появились именно сегодня, а? Именно в тот день, когда они с женой решили отдохнуть в... Взрыв, выбивший окна, заставил его прекратить размышления и прыгнуть за поваленный стеллаж. Осколки пробарабанили по пластобетону и металлу, крошась на ещё более мелкие. Я ухватился за раненую руку — несколько стёколышек всё же попали в него. Дочь громко зарыдала и начала звать его, но открывать дверь было уже нельзя — в оконном проёме промелькнула массивная тёмная фигура вместе с толпой перекошенных непонятно чем(возможно этим Цворком, который недавно открыли учёные. И кто из них вообще додумался до такого странного названия?) мутантов. "Демоны" уже здесь. Мужчина, еле видя из-за слёз, заполз за кассу, стоящую параллельно входу, и протёр глаза. Решив рискнуть, он выглянул из своего укрытия. Несколько каких-то особо больших и уродливых мутантов что-то чертили у входа в магазин. — Странно... я ещё не разу не видел, чтобы они делали что-то помимо погони и пожирания прохожих, — подумал мужчина. Дверцы открылись и внутрь вошёл человек. Одетый в новейший экзоскелет, о котором несколько десятков лет говорили все кому не лень, сейчас ставший обязательным снаряжением живого бойца, он имел рост под два метра, а в плечах был так широк, что мог посоревноваться с любым бодибилдером. Весь увешанный защитными пластинами из металла и углерода, разгрузками, он нёс в руках массивную винтовку, по весу наверняка достигающую десятки килограмм. Приверженца конкретной стороны в нём выдавал надломленный спереди заостренный шлем. В него проглядывался глаз, который должен принадлежать какой-нибудь рептилии, но уж точно не человеку. Бряцая металлической обувкой и снаряжением, он медленно продвигался по магазину, явно кого-то выискивая. Я напрягся. Рано или поздно он дойдёт до сюда и точно услышит всхлипывания Элис. Собрав всю свою волю в кулак, я осторожно, нарочито громко, поднялся. План прост, как сапёрная лопатка. И строится лишь на надежде, что, увидя меня, он успокоится и уйдёт, забрав с собой, если такой приказ у него есть. Хрустнув осколками стекла, я медленно показал руки из-за стойки, а потом и встал в полный рост. Постарался сделать самое невинное, с ноткой надежды на спасение, выражение лица. Авось всё хорошо закончится. — Н-н-не стреляйте, пожалуйста. Я безоружен, — симулировать дрожащий голос не пришлось — чуть светящееся дуло винтовки, направленное точно в голову, вкупе с его рептильным глазом знатно давят на психику. — Выйди из-за стойки. И давай без глупостей, — у него была немного странная речь — будто он почти начал шипеть, как змея, но всё же говорит нормально. Я делал, как он сказал и в тоже время заговаривал ему зубы, чтобы у него не было ни шанса услышать дочку. — Вы же пришли спасти нас, да? Не могу понять, из-за чего началась эта война? Или это не...— меня резко прервали. — Заткнись, — холодно оборвал он и начал мельтешить глазом. Никак использует нейронное подключение к доспеху? Плохо. Слышал у них много разных примочек есть, может и инфракрасный сканер найдётся? Или может датчики звука... хотя последние врятли будут нормально работать при таком грохоте с улицы. Похоже там и тяжёлая техника используется. "Демон" прищурил, почти закрыв, изменённый глаз и начал вертеть головой. Закономерно, его "взгляд" остановился на подсобке. — Чёрт, сглазил, — подумал я. Его голова повернулась обратно ко мне. — Открывай подсобку. И даже не пробуй юлить — иначе у меня с тобой разговор будет коротким, — для наглядности он усилил подачу энергии к спусковому механизму, увеличив скорость выпускаемых снарядов. Это выразилось в усилении света, исходящего из ствола. Я так же медленно подошёл к подсобке и открыл дверь, выпуская дочь. Сразу же прижал её лицом к себе, чтобы она не начала задавать вопросы или ещё как-то нервировать парня(он был явно моложе меня) с оружием. — А теперь так же медленно и без выкрутасов двигайтесь к выходу, — для наглядности тот махнул стволом в его сторону. Шансов сбежать не было — он слишком осторожен. Толи есть опыт таких ситуаций(шлем расколот явно не пулевым попаданием — иначе он бы передо мной не стоял), толи хорошо вымуштрован. Мы без проволочек дошли до дверей и, с указки "демона", вышли на улицу. Мы пока что(бои двигались в сторону центра города) находились в тылу линии боя, но это явно было не надолго — активные стрельба и разрывы снарядов происходили всего в паре кварталов от нас. Тут находилась чинящаяся и пополняющая боезапас техника, давалась срочная помощь раненым и проводились жуткие оккультные ритуалы. В звёздах, преимущественно с пятью лучами, лежали стонущие и воющие от боли тела. Линии этих рисунков пульсировали от чего-то. Также были и другие — они светились непрерывно. В них находились стремительно уродующиеся люди, прямо на глазах превращающиеся в монстров. — Теперь понятно как они появляются, но не понятно откуда же их столько взялось. На пути сюда мы видели тысячи таких. Неужели их всех схватили и превратили за такой короткий промежуток времени? Но нет же. Они хлынули с самого начала этого бреда с ангелами и демонами, значит... значит они готовились давно. Теперь понятно, почему на некоторых с них изрядно потрёпанная, если не разваливающаяся на глазах, одежда, — мне было необходимо отвлечься от окружающей действительности, потому что я уже видел, куда нас ведут. В один из этих светящихся кругов. Неожиданно возникла мысль "хоть бы меня положили туда первым". И она мне понятна. Хоть и противна. Мне просто не хочется смотреть, как я теряю ещё и Элис... Мне на глаза попался вылетевший из-за небоскрёбов "ангел". В белоснежно-золотистой броне, он буквально кричал о том, что вот я — добро, а мои противники, конечно же — зло. И с этим было бы трудно поспорить, если бы не... У меня перед глазами опять встала сцена смерти жены — Алисы. На неё напали и рвали на куски мутанты. Её дикий крик боли и отчаяния и мольбы о помощи будут всю оставшуюся жизнь преследовать меня в кошмарах. Если переживу этот день. Но она выжила. Тварей расстреляли со стороны меткими выстрелами. Рядом приземлились эти самые "ангелы". Вокруг их предводителя даже был какой-то ореол света, наполняющий спокойствием и счастьем. Я хотел броситься к жене из-за угла здания, за которым прятался, но что-то меня остановило. Они переговорили друг с другом и, видимо решив, что ничем не могут ей помочь, пошли прочь. Прямо по ней. Мне казалось, что я слышу, как у неё хрустят и ломаются кости под сотнями килограмм веса каждого из них. Особенно этот с ореолом. Не знаю, может это просто совпадение, что он там встал, но мне так не кажется. То, как он шёл прямо по ней... всё в нём в этот момент говорило одно — вы все мусор под моими ногами. Мне абсолютно плевать на вас и ваши жизни. Ничего ангельского в нём не было. От слепой ярости я не бросился на них лишь по одной причине — в этот момент я осознавал, что безумно любимая мной женщина мертва. Вывел меня из воспоминаний толчок, заставивший меня рухнуть на колени. Дочку я утянул следом — она со слезами на глазах лежала на земле, уперевшись локтями мне в колени. Рядом был один из непрерывно светящихся кругов. Наша судьба понятна. Лишь бы только меня взяли пе... Пинком Элис закинули в круг. Скрючившись, она сквозь льющиеся непрерывным потоком слёзы и кровь, идущую изо рта, пыталась вдохнуть. Чёрные кудри скрыли её лицо, но я буквально чувствовал её взгляд, направленный на меня... её губы, в беззвучном крике зовущие меня... А я мог лишь сидеть на коленях и смотреть. Не из-за упирающегося мне в затылок дула какой-то "пушки". Не из-за бронированной перчатки, держащей меня на месте с таким усилием, что у меня с хрустом сломалась ключица. И тем более не из-за притворно заботливого голоса за спиной, говорящего, чтобы я не сильно волновался, ибо скоро туда сам отправлюсь. Нет. Я просто... просто слабак, который не может пошевелиться из-за страха и ужаса осознания потери последнего любимого мною человека в этом мире. Нет всепоглощающей ярости, злобы на всё вокруг: на ангелов с демонами, на мир, на "несправедливость" в конце концов. Лишь апатия с желанием сдохнуть побыстрее, только бы не жить с пустотой, занявшей место сердца... Перед моим потухшим взором тело Элис затряслось. По рукам пошли чёрные полосы, будто яд распространяющийся по телу. Кожа стремительно серела и в некоторых местах плыла. Волосы, резко ставшие такими, будто их не мыли несколько месяцев, с конечностями начали быстро расти. Девочка накрыла лицо уже ставшими огромными ладонями с корявыми пальцами, с длинными завивающимися ногтями. Аккуратненькие ножки показались из под подола платья, вытягиваясь. Существо, бывшее моей дочерью, медленно поднялось с земли. С хрустом у одной из его ног чуть ниже колена показалась гнилая кость. Руки опустились и стало понятно, что они имеют разную длину, и большая из них выглядит так, будто ей несколько лет не пользовались. Монстр поднял на меня взгляд горящих адским огнём и истекающих кровавыми слезами глаз. От прошлого милого детского личика ничего не осталось — череп выглядел так, будто по нему несколько раз вмазали чем-то тяжёлым и несколько километров протащили обтирая лицо об асфальт. Мой новый ночной кошмар что-то промычал и бросился на меня... Охотник содрогнулся и открыл глаза.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования