ID работы: 12222301

анонимный чат

Летсплейщики, Tik Tok, Twitch (кроссовер)
Слэш
NC-17
Завершён
170
автор
0SHI соавтор
Размер:
44 страницы, 11 частей
Описание:
Посвящение:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
170 Нравится 31 Отзывы 17 В сборник Скачать

ночь в отеле

Настройки текста
Примечания:
При тщательном и долгом выборе места и времени на второе свидание, который длился дня так три, Серёжа остановился на пятизвездочном отеле в центре Москвы на 8 вечера. Довольно неплохой выбор на второе свидание, не правда ли? Ваню целый день до свидания напрягали лишь две вещи: слова кудрявого в переписке «одно свидание, Ванечка, и считай, что ничего не должен» — что они всё же значили? И место со временем для свидания как-то… Чересчур напрягает. Итак, 8 вечера; они одни, вдвоём, в каком-нибудь президент или люкс номере, с бутылочкой дорогого шампанского и с потрясающим видом на столицу. Стрелки часов уже подходили к шести, в то время как Ваня выбирал одежду на такое столь приятное событие. Но остановился, как всегда, на простом. Чёрные брюки, чёрная рубашка и его любимые чёрно-белые найки. Быстро погладив ладонью чёрную ткань, парень оделся. И последний штрих — набрызгался своим любимым ароматом от Диор. Тем самым, привезённым Хесусом из Нью-Йорка. До встречи оставалось чуть меньше часа, но учитывая здешние вечерние пробки и многие другие факторы, промелькнувшие у Бессмертных в голове, он вызвал такси комфорт-класса, и уже через 30 минут Ваня стоял перед большим мраморным зданием с крупными извилистыми колоннами, идущими вверх, с тёплой подсветкой повсюду, с приятной музыкой, исходящей изнутри. На вход в отель была выстелена красная ковровая дорожка, по которой он гордо зашёл в здание. Ресепшн был огромным, с большой комнатой ожидания и отдыха, с мягкими нежно-розовыми креслами и диванчиками. С настоящей музыкой, мини-баром и с журнальными стеклянными столиками, на которых лежало по журналу. Пешков знает, где проводить свидания. Рядом с этой приятной лофт-зоной стояло несколько людей-путеводителей по отелю, которые в самом начале всем предлагают выпить. И Ваню они, естественно, стороной не обошли. — Здравствуйте, молодой человек! Что пожелаете: шампанское, вино, ром или всё же коньяк? — наговаривала молодая девушка с идеальным блондом, пышной грудью, в форме, которая выглядела на ней восхитительно. — А… я буду вино, — растерявшийся Бессмертных выбрал полусладкий напиток, ибо сильно напиваться перед встречей не очень-то и хотелось. — Минуточку! — блондинка наклонилась к мини-бару, подготовив бокал для вина. Налив в него ровно половину, дабы не споить юношу, она протянула бокал. — Спасибо, — Ваня принял из тонких пальцев бокал, глотнув самую малость, уделяя внимание на бейджик, на котором выведено «Елизавета», — Лиза. Девушка на это лишь нежно улыбнулась. — Пройдите на стойку регистрации. Там вам помогут с номером. Хорошего вам вечера! — она расплылась в такой приятной и вежливой улыбке, что оторвать взгляд было невозможно. — Спасибо! Ваня направился к стойке регистрации, за которой стояли четыре женщины за 30. Он подошёл к первой попавшейся, у которой не было клиентов. — Здравствуйте, извините, пожалуйста, но в каком номере проживает Сергей Пешков? — Добрый вечер, а вы кто? Можете, пожалуйста, сказать ваше имя и фамилию? — работница посмотрела на Ваню, а потом перевела взгляд на монитор, ища в нём некого Сергея Пешкова и его номер. — А, да, конечно. Иван Бессмертных. Девушка вновь бросила на него взгляд. — Да, Сергей говорил, что ждёт вас, — Брюнетка с улыбкой посмотрела на парня, вбивая что-то в компьютер. — В президент номере 625. Вот вам второй ключ от него, — девушка протянула Ване ключ-карту, которую тот тут же взял из её рук. — Спасибо! — Ваня покрылся румянцем после фразы «Сергей говорил, что ждёт вас» и с полной уверенностью отправился на шестой этаж, почти что самый последний в этом здании. Пройдясь по длинным коридорам с яркой подсветкой вокруг, по зелёным ковровым дорожкам и золотистым стенам, украшенными дорогими художественными произведениями искусств, Ваня нашёл ту самую дверь со стеклянной табличкой около неё «625». Перед тем как войти Иван прислонился ухом к деревянной двери, прислушиваясь ко всему, что происходит в номере. Тишина. Пожав плечами, парень приложил пластиковую карту и, медля, зашёл в роскошный коридор. Даже со стороны входной двери номер был очень комфортным, большим и красивым. Ваня сразу же разулся, закрыв за собой дверь, и прошёл чуть дальше, осматривая просторное помещение. В номере была собственная гостиная с огромным мягким диваном, телевизором и столиком; там было несколько спален с кроватями кинг размеров. Офис, вероятно. Для работы Серёжи. И панорамные окна с прекрасным видом на столицу, где толпы маленьких человечков бегут по своим делам. Где-то недалеко стоит Кремль с толпой любопытных туристов и уймой бутиков, которые светятся всеми цветами радуги. Ваня осмотрел почти весь номер, и, направляясь в последнюю спальню, он проходил мимо ванны, из которой в это же время вышел Серёжа в пушистом белом халате, с мокрыми растрёпанными кудряшками. Ваня аж вздрогнул. Не ожидал он его вот таким увидеть, да особенно тут. То есть, всё это время, пока Ваня разговаривал на ресепшн и осматривал номер, Серёжа мылся и готовился к их встрече в ванной. Представив обнажённое тело Пешкова; то, как тот обмывался ароматным гелем для душа, обходя руками каждый кусочек его сексуального тела, а может даже и удовлетворял себя, представляя хрупкого и такого неуверенного Ванечку, Бессмертных заметно покраснел. — Ой… Ванюш, приветики. Что-то как-то неловко стоять перед тобой таким, я ведь только-только после душа… Хе, думал, ты придёшь через 20 минут или вовсе опоздаешь, — Серёжа, заметив Ваню, который впал в ступор, не раз извинился, что предстал пред ним полуголым. А тот словно окаменел. — Ванюш, ты чего? Слушаешь меня? — А… я… — стало неимоверно стыдно от своих же похотливых мыслей о Серёже. Он встряхнул головой, пытаясь избавиться от них. В штанах-то потихоньку нарастало, создавая неприятную тяжесть. Щеки зарумянились в разы сильнее. Со стороны выглядело так, словно семиклассница признаётся в любви старшекласснику. Увидел бы Саня его сейчас, точно рассмеялся бы. Он-то читает Ванюшу по глазам, каждую его похотливую мыслишку с первой секунды улавливает. Как у него это получается, одному богу известно. — Ванюш, ты чего раскраснелся-то так? Ты словно аппетитная помидорка, — с ходу начал заигрывать кудрявый. И откуда у него столько уверенности для флирта? Ване в штанах и без того тяжко. — Д… да ничего. П-перестань ты свои флирты. — Ну вот, помимо неприятности в штанах и румяных щёк начались и заикания. Дожили. — Хах, да ладно тебе. Пойдём лучше в спальню? — «Может, это поможет отвлечься от ненужных сейчас мыслей» — чётко пронеслось у Вани в голове, и он направился за Серёжей в соседнюю комнату, в спальню. Стояк, полуголый Сережа и Спальня. В ней стояла огромная двуспальная кровать, панорамный потрясающий вид на город, большой телевизор, несколько картин, шкаф и ванная с прозрачными дверьми и мраморным полом. Стены были безумно красивые, тёмные, из дорогого камня. А золотой потолок подсвечивался со всех четырёх сторон. Но сейчас в комнате было темно, только огоньки соседних зданий за окном освещали комнату. — Ты уже осмотрелся, да? Как тебе номер? — Серёжа лучезарно улыбнулся, оглядываясь на Ваню. — Прекрасный, мне очень нравится здесь. Спасибо! — смущение начало отходить на второй план, он лишь благодарно и нежно улыбнулся. — У меня вопрос остался… мы тут на сколько? — А? Насколько хочешь, Ванюш. Я оплатил на 5 суток, я тебе и одежду дам, если захочешь. Если тебе что-то не понравится, можешь в любое время уйти. Я не уверен и сам, что проведу здесь пять дней. Но с тобой сколько угодно, — Серёжа всё так же продолжал улыбаться. — Присаживайся, Ванюш. Серёжа плюхнулся на край мягкой кровати, расставляя ноги перед собой, да хлопнул по месту рядом с ним. Бессмертных тут же садится туда, смотря на раскрепощённого Пешкова, который так легко, без горсти стыда и похотливых мыслей может так расставить ноги. Смелый какой, везёт. «А если… у него под халатом даже нижнего белья нет…» — Ваня трясёт головой в отмену этим неприемлемым мыслям. От пелены грязных мыслишек его отвлекает Серёжа. — Как думаешь, когда заказать напитки и еду? Кстати, что будешь? — Серёжа облокотился на руки, расставив их за спиной. — А какие варианты? Думаю, через минут тридцать-сорок отлично будет. — Ваня красный, словно только из бани вышел, смотрит на Пешкова своими невинными чистыми глазками, пытаясь отвлечься в омуте его ореховых оч. — Ванечка, что ты красный такой? Неужели в халатике я тебя настолько смущаю? — заметив бурную реакцию на лице Бессмертных, Серёжа вновь начал заигрывать. Он телом обернулся на него, хватая его за воротник рубашки, слегка приподнимаясь. От него исходил очень приятный запах, видимо, геля для душа. Ваня сжался, а в штанах вновь неприятно набухло. Второй рукой Серёжа дотронулся до бугорка в штанах, проводя по нему рукой. — Ванечка, у тебя встал на меня? — Серёжа урод, использующий свои явно рабочие методы. Блестит глазами наивно, будто зная, что Ваня его хочет. Бессмертных раскраснелся до полусмерти. Какой позор. У него встаёт на него уже второй раз, и он это заметил. А Серёжа продолжает свою игру. Он этой рукой на паху начал постепенно вводить из стороны в сторону, а рукой, что держала воротник, взялся за шею, нежно поглаживая её. Заметив, что Ваня уже входит в процесс, он решил закончить всё, пока не поздно. Мало ли, пожалеет. Встал на ноги, потрепав мягкие волосы Бессмертных. — Извини, Ванюш. Если я тебя так смущаю, пойду переоденусь, — кудрявый посылает воздушный поцелуй и убегает в ту ванную, в которой мылся до прихода Ивана. Вернулся он быстро, буквально через минут десять, прихватив с собой меню с гостиной. Уже одетый в чёрные широкие шорты и в чёрную футболку и обрызганный каким-то дорогим мужским парфюмом. — Вот, солнце, ознакомься. — и протягивает Ване книгу с меню, уже спокойному, без стояка и стыдливого румянца на щеках «семиклассницы». — А ты уже выбрал? — Да, я думаю, да. После тебя ещё разок гляну. Ваня быстро пробежался глазами по страницам меню, останавливаясь на кальяне, мраморном стейке говядины с грибами и нескольких коктейлях. — Я всё. Ваня показал всё Серёже, а сам мыться ушёл. В тот душ, где Серёжа до этого был. Пешков же в это время заказ сделал и комнату подготовил. Заказ принесли вовремя, до вышедшего из душа Вани. По комнате были расставлены свечи. Основного света как такового в комнате не было. Лишь тёплая подсветка, меняющаяся на разные цвета, и немного свечей, расставленных по комнате. На телевизоре играла какая-то заставка. Перед кроватью стоял кальян, и остальная еда на специальном столике-подносе. — Вау, так быстро всё принесли… Кстати, Серёг, у меня нет одежды для сна. — Ничего, Ванюш, я поделюсь, — Пешков посмотрел на Ваню тёплым взглядом и принялся ужинать. — Кушай, пока не остыло. С едой они управились быстро. Остался алкоголь. Ведро со льдом и дымом, из которого торчит бутылка дорогущего шампанского. Там стояли бутылки и других дорогих алкоголей разных сортов. Серёжа заказал их много. На кой? Неизвестно. Может, хочет споить Ваню, а может просто для некой дегустации. Но там стояло и вино красное, и полусухое. И ликёр с крепким коньяк. Крепкая текила и множество других коктейлей. Да и кальян с ягодным вкусом, Ваня такой любил. — Ну, с чего начнём? С коктейлей полегче? — он взял два бокала «Том Коллинс», осушив один из них в несколько глотков, а второй протянул Ване, который повторил его действия. — Ну как тебе? — Неплохо. Давай мохито теперь? — Давай! На фон они поставили какой-то плейлист Серёжи, по которому сейчас шло что-то на подобии Пошлой Молли, но Ваня точно не уверен, что это была она. Он сейчас ни в чём не уверен. Уже 10 опустошенных бокалов от коктейлей лежат где-то в стороне, на данный момент они пробуют ликёр с Лондонского паба. Ване не до битовой музыки: у него немного кружится голова. Всё как на их первом свидании, Ваня обещает, что не опьянеет, а разум становится всё мутнее и мутнее. В перерывах между бутылками да бокалами, он курит кальян, пуская изо рта аккуратные кольца. Серёжа лишь втихаря травку вдыхает, но спустя минут пять Ваня замечает и тоже просит. — Дай тоже! Ну Серё-ёжа! — протягивает гласные Бессмертных, уже забравшись к нему на бёдра и треся за плечи. — Я попробовать хочу, — светлые ресницы дрожат, он уже точно ничегошеньки не осознает, пьяный дурак. — Нет, солнышко. Тебе такое нельзя, — Пешков нежно хлопает его по головке, приглаживая волосы на ней. А Ваня в это время наливает себе самое крепкое из всего, что у них есть. — Э-э, куда столько-то? Да ещё и градус высоченный! — Я не маленький. Я спокойно могу выпить этот стакан. — Серёжа на это еле слышно ухмыляется. — Ванюш, брось. Отдай стакан. Не строй из себя большого мальчика, — Серёжа начал гладить того по ноге, — Да, тебе жалко, и ты хочешь показаться взрослым. Но для меня ты маленький для травы. Не порть молодость, тебе всего-то девятнадцать. Да и не порть себе здоровье этим так рано. — Ну Серё-ёженька, я лишь попробую… — он залпом выпил бокал с налитым туда крепким алкоголем и начал тереться щекой о щёку Серёжи, скривившись от алкоголя, — Пожалуйста, немножко. Ты же такой добрый, м-м-м? — Ванюш, ты пьян. Очень. — Я трезвый! Я выпил совсем-то ничего. Речь всё больше запутывалась, а мозг отказывался здраво соображать. Хотелось травки и Серёжи. Его влажных губ и бордовых укусов на шею. Они пролежали так, щекой о щёку, минут десять, слушая какой-то трек, играющий на фоне. — Серёж… — Совсем шёпотом, еле слышно, говорит, но Сергей слышит. Он слышит и бешеный ритм его сердца, и шёпот, и его мысли будто понимает. — Это, наверное, странно, но… я хочу тебя… Серёжа на это расплывается в улыбке, убрав всё лишнее с кровати, по типу пустых бокалов и той самой травки. Помещение успело настояться смесью запахов из ядреного алкоголя, ягодного кальяна, травки и их терпких ароматов. Всё это смешалось, отчего могла заболеть голова. — Солнце, ты уверен? Не пожалеешь? — Да… уверен. Можно? Это мой первый раз… Пожалуйста… Серёжа садится перед Ваней, внимательно всматриваясь в его зелёные, сверкающие на свету от интереса глаза. Кудрявый аж замер, рассматривая Ваню в точных деталях. Изучает мальчика, как книгу. Ваня — нечитаемый, глупейший ребёнок, которому хочется класть под язык снюс, а на язык постоянно хочется члена. Он желает всего нового, он шустрый. А Серёжа слишком влюблен в него. Слишком зачарован его очами, ну и как теперь этому чуду отказать?.. — Папочка? Пешков покрылся мурашками, выходя из состояния транса. Как он его назвал? Папочка? Интересно… — Папочка, пожалуйста… — Ваня посмотрел на него похотливо, исподлобья, пробуя Сергея на его фетиши. Разумы обоих затмевались; на фоне пел какой-то очередной трек с плейлиста Серёжи, о существовании которого Ваня и не знает; в глазах Пешкова начало плыть; а их дыхание с каждой минутой набирало скорость. Серёжа дышит тяжело, потому что травка давит на разум и туманит его. А Ваня потому, что теперь в сердце щемит. Кажется, в нём новый житель, и это Сергей. Пешков провел длинными пальцами по лицу Бессмертных, останавливаясь на губах, слегка входя в них большим пальцем. Ваня в свою очередь принимает палец, облизывая его горячим языком. Серёжа влажным пальцем по телу начинает спускаться всё ниже, добавляя вторую руку. Ладони Пешкова по точёной талии скользят вниз, припуская чужие брюки вместе с нижним бельём. Ваня дрожал бы пиздецки, но почему-то слишком Серёже доверяет. Всматриваясь в внимательные глаза напротив, Иван, кажется, захлёбывается в них. Такие тёмно-карамельные, шоколадные, самые любимые. Ваня краснеет. Он до этого отношений не особо хотел, но теперь сильно сомневается. На его мыслях сейчас стоит непробиваемый блок, в голове лишь Пешков Серёжа и только он. Ваня хнычет от неожиданности. Его голое тело покрывают горячими поцелуями. Ножки его сгибают и в него вставляют палец, обмазанный смазкой, которую Сергей на всякий случай припас. Чёрт, это ужасно больно. Но Ване всё равно на боль. Он так долго ждал этого. Его растягивают нежно, не желая причинить боль. Иван спускает с губ тихие стоны и всхлипы, и это единственное, на что он способен сейчас. Чувства ещё более обострённые, когда ты в говно. Так сейчас и у Ивана. Длинные пальцы в проходе сладостно стенки узкие растягивают, пока Ваня жмурится, прикусывая нижнюю губу. Иван сейчас горячий, как кипяток. Он словно болеет Серёжой, ведь его тёмные кудри и вправду заражают своим запахом воздушного шоколада. Он запускает в них свои тонкие пальцы, сжимая их каждый раз, когда Сергей задевает простату. Ваня уже точно не чувствует никакой боли, лишь дикое желание трахаться и чувствовать аромат алкоголя. В Бессмертных уже три пальца, и ему чертовски хорошо. Зелёные глаза предательски закатываются, это его первый раз, и он просто охуенный, иначе не скажешь. Ивану волшебно, но Ивану мало. Он нагло насаживается на пальцы и сжимает кудри, наматывая их на кулак, давая Пешкову знак, что готов и желает большего. В глазах того огни играют, да чёрти прыгают. Серёжа тоже не промах, возбудился не хило. Захотел этого мальчика ещё с его прихода и вот, наконец, заполучил. Парень входит нежно, поглаживая обнажённую, почти бархатную кожу Вани, а у него искры перед глазами, да внутри извержение вулкана. Бессмертных мгновенно закипает. Из его уст доносятся стоны, с каждой минутой громче, но он их стремительно заглушает поцелуями с Серёжей. Он ощущает, как внутри что-то трескается. Скорее всего, его понятия о жизни. Да, именно они. Трахаться с Серёжей и вправду не входило в его планы. Он хотел чувствовать себя «нормальным», но вдруг, всего один раз завидев эти чёткие, кофейные глаза, Ваня понял: девушки ему вообще не нужны. Что же не так? С детства Ваня слышал установку «мальчик-девочка». Муж и жена. Проще говоря, мальчики должны любить девочек. Но что же? Ваню трахает парень. Мальчик и мальчик. Это неправильно. Но что делать, если ты чувствуешь, что твое «правильно» неправильно для других? А Серёжа к губам чужим припадает, пока Ваня смотрит на него мутным взглядом, да стонет желанно. Губки Вани — алкоголь и нежные ягодные пирожные. Это совершенно недопустимое сочетание, но такое сладкое, что у Пешкова, кажется, губы настойчивее целовать начинают. А Ваня и не против. Звонкие шлепки тела о тело, кажется, заполнили весь огромный номер. Иван растворяется в чужой хватке, пока в него рвано толкаются. Ванечка руками личико прячет, почему-то сейчас ему стало стыдно. Но Пешков видит, как тот под ним прогибается, сладко извиваясь. Гортанно стонет и начинает захлебываться от накопления слюны. Ване хорошо настолько, что кажется, он сейчас отключится. Голова идёт кругом, перед глазами всё начинает плыть. В глазах звёздочки летают, а Серёжа ускорил темп. Горячая сперма стекает по животу Вани. Он кончил. За ним и Серёжа. Последнее, что Иван более-менее понимает: его целуют в уголок губ, укрывают мягким одеялом, ложась рядом и нежно обнимая.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.