ID работы: 12222301

анонимный чат

Летсплейщики, Tik Tok, Twitch (кроссовер)
Слэш
NC-17
Завершён
171
автор
0SHI соавтор
Размер:
44 страницы, 11 частей
Описание:
Посвящение:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
171 Нравится 31 Отзывы 17 В сборник Скачать

в раздумьях о тебе | вдвоём в ночной Москве

Настройки текста
Примечания:
Бессмертных проснулся первым, намного раньше Серёжи. Было ощущение, что голова сейчас расколется на множество маленьких осколков. Тело у Ивана так ломило, что перевернуться на другой бок было практически невозможно. А ещё этот тугой ком в горле ужасно мешал парню сглотнуть, ведь горло было как никогда сухое. Иван чувствовал себя просто отвратно, ещё и в придачу его мучила сильная тошнота. Но самое, наверное, плохое в этой ситуации было то, что не успел Ваня поднять одеяло и встать с кровати, как он осознал, что был полностью голым. А рядом с ним сопел ещё не проснувшийся Пешков, такой же голый, который нежно обвивал руками обнажённый торс парня. Ваня ничего не мог вспомнить: мозг ещё мало соображал. Как только он набрался сил, сразу же отправился в душ, ибо хотел поскорее освежиться прохладной водичкой и попытаться восстановить вчерашний вечер в памяти. Он окончательно просыпается тогда, когда по бархатистой коже начинают течь прохладные струи воды. Именно из-за них Иван становится явно бодрее. Потихоньку в голову начинают приходить короткие отрывки со вчерашнего пьяного вечера. Ване тут же становится стыдно за своё нездоровое поведение и безумно неловко, тем более лишиться девственности при таких обстоятельствах. Поцелуи, его руки, толчки, Пешков. Щёки горят алым цветом, и Бессмертных хочет провалиться под землю. Как ему теперь Серёже в глаза-то смотреть.? Невыразимый стыд да и только. Ваня не спеша моется, обтираясь элитным гелем для душа, и думает о всяком. Он не знает, как вести себя с партнёром на утро после секса, а особенно с мужчиной. Ваня никогда о таком не задумывался и уж тем более в такую ситуацию ни разу не попадал. Хотя что уж тут думать, скорее всего, Серёжа уже проснулся и ждёт Ванечку в надежде на продолжение их общения в романтическом плане, а может, кудрявый ожидает чего-то большего. А сам Ваня сейчас без понятия, чего хочет сам, и что ему вообще делать. Как-то ему не по себе… У вас бывало чувство моральной тошноты? Вы понимаете, что это не физически, вас морально от чего-то тошнит. Отвращение вперемешку с неизвестностью. Ужасное чувство стыда и омерзения, от которого хотелось плакать. Выйдя из душа, Ванины опасения оправдались: Серёжа и вправду уже не спал. Он лишь глядел на потолок с серьёзным лицом, однако его кончики губ слегка подрагивали, намереваясь расплыться в улыбке. Он услышал хлопок двери ванной комнаты и, вздрогнув, взглянул туда. Там же стоял Ваня, в растянутой Серёжиной футболке и в его шортах, которые он взял от безысходности, так как ему нечего было надеть; волосы его были не расчёсанные, мокрые, с них стекали капельки воды, падая ему на спину и шею; а на плече у Бессмертных весело белое полотенце. — О, Ванюш, доброе утро. Как спалось? — спросил Пешков как ни в чём не бывало. Будто они и не трахались этой ночью после множества выпитых бутылок крепкого алкоголя. Ваню это не пугало, скорее настораживало. Будет вообще не смешно, если Бессмертных всё это время был просто игрушкой Пешкова. Ну нет уж, лучше о таком и не задумываться. — А… Хорошо… Сам как? — Ванечка вновь запинается, а лицо багровым румянцем ещё хлеще заливается. В глаза Пешкову смотреть не выходит, хоть убей. Пусть Бессмертных раньше часами сидел, любуясь ореховыми очами, сейчас же, осознавая всю ситуацию, ему было не по себе. — Отлично. Не жалеешь о вчерашнем? — Серёжа слегка привстал, вглядываясь в Ванин взгляд и ища там затаённые подсказки. Было видно, как сильно кудрявый волнуется; вдруг Ваня пожалеет, сплюнет всё на алкоголь и убежит, бросив его в чёрный список, куда обычно бросают ненавистных всем людей. Ваня же не знал, что ответить на этот вопрос. Он правда не знает. Иван стоял под душем в раздумьях о вчерашней ночи, пытаясь сопоставить все факты и точки над «i». Сказать, что он этого секса желал, — нельзя. Но и сказать, что он не хотел этим заниматься, — тоже нельзя. И вообще, они оба парни, а родительский закон шепчет Ване с самого раннего детства о девушке и прекрасном семействе с ней. «Вот будет у тебя девушка красивая, которая и готовить, и убирать будет. А после и детей родит!». И что ж получается? Ване никогда до Серёжи парни не нравились, да и он пытался влюбиться только в девушек, ходя по различным клубам да по кальянным. А тут… секс с парнем; ну, Ваня на это точно не рассчитывал. Может и вправду спихнуть всё на пьянку? Хотя Серёгу обижать как-то не хочется… Хороший парень всё-таки. — Нет, конечно! Вовсе нет. — Ложь. Ваня сам ничего не знает и не понимает, стоит подольше подумать над этим всем. — Фух… — протягивает гласную кудрявый, облегчённо выдохнув. — Я боялся другого ответа. Я рад… — Но Ваня-то осознаёт, что врёт. Врёт так, что стыдно. Он не понимает, чего хочет, и ему остаётся лишь поддакивать. Бессмертных кратко улыбается, заходя в спальню. Он присаживается на кровать рядом с Серёжей. — Может, пойдём на завтрак? — дабы отвлечь себя от событий этой ночи, Ваня решил предложить Пешкову позавтракать. Может, во время того, как тот будет занят завтраком, Иван успеет хорошенько обо всём подумать. — Давай, Ванюш. Подожди только пару минуток, я переоденусь. Серёжа уходит в другую комнату, закрыв за собой дверь. Ваня устало выдыхает, всё ещё не принимая факт их случившегося секса. Нет, всё же лучше не думать об этом, а то будет лишь хуже. Ваня уходит в гостиную в ожидании Серёжи. Как только тот выходит, полностью собравшись завтракать, они вместе покидают номер и направляются на завтрак к шведскому столу. Вкусности были всякие, начиная от французских румяных десертов и выпечки, заканчивая средиземноморскими изысками, которые только можно подать на завтрак. Всего было настолько много, что аж глаза разбегаться начинали. А особенно у Ванечки, который не привык к подобному люксу. Он решил взять всего понемногу: свежие экзотические фрукты, нарезанные на кусочки, несколько тостов с карамелизированным французским яблоком, чашку таиландского кофе Black Ivory, который он взял по советам Серёжи. Сам же Серёжа решил взять только омлет с мясом лобстера, который он ест еженедельно, а то и через день, ибо это его любимый завтрак. И обычный свежевыжатый апельсиновый сок. Найдя столик, стоящий около громадных панорамных окон, они молча сели друг напротив друга, начиная свою трапезу. — Что-то ты потерянный какой-то целый день… Скажи честно, это из-за вчерашнего? — Пешков обеспокоено взглянул на Бессмертных. Этот вопрос не даёт ему все утро нормально мыслить, пусть Ваня и говорит обратное, мол: «Всё хорошо, не парься.» — Нет, всё правда хорошо, — потревожил Ваня мысли Серёжи. — Правда, Серёг, не беспокойся. Ваня сам только-только отвлёкся и забыл ту ситуацию, переключаясь на приём завтрака. И вот опять. Не хотелось об этом думать ни сейчас, ни когда-нибудь вообще. — Ладно, не буду надоедать тебе с этим… давай, может, отвлечёмся и сходим с тобой в бассейн этим вечером? Он находится на последнем этаже. Там будет красивейший ночной вид на Москву с панорамными окнами и стеклянным потолком, — начал уговаривать Ваню Серёжа, продолжая есть свой омлет. — Я могу снять его на весь вечер только для нас двоих, если пожелаешь. — Ну-у… — Ване неловко, но отвлечься ему не помешает, им обоим это необходимо. Наверное, согласиться всё-таки стоит. — Давай. Я не против. — Отлично. После завтрака иди в номер, а я сниму нам последний этаж на этот вечер. Бессмертных не ответил, ему и сказать-то было нечего. Он лишь молча взглянул на Серёжу каким-то непонятным даже для себя взглядом, слегка улыбаясь и кивая головой. Они продолжили завтракать в тишине, каждый размышляя о чём-то своём.

***

День был напряжённым. Не то чтобы ребята занимались чем-то серьёзным, тем более Ванёк, просто ему казалось, что мысли так и убивают его. Каждый раз он прокручивал ночь и не понимал, что он чувствует. Отвращение? Но к кому? Что, если ему никогда и не нравились девушки, и он лишь делал вид, чтобы не получать лишних вопросов? Что у Серёжи в голове? Что он думает о Ване? Что, если он для него лишь временная проститутка, с которой он хорошо проведёт время и вернётся к другим, а Ваня так и останется жить в раздумьях? Его ломало из-за потока мыслей, физическое состояние было никаким. Слабость, усталость и просто подавленность. — Ванюш, собирайся. Через полчаса мы идём в бассейн, — Пешков спокойно направился к шкафу, переходя через Ваню, сидящего на кровати, который лениво рылся в телефоне. — Уже восемь часов. Он ерошит его лохматые, но такие мягкие волосы, сразу же убегая к шкафу, дабы тот не проучил его за порчу причёски. Серёжа находит свои плавки, какую-то широкую футболку с шортами и убегает в ванную, закрывая дверь. Причём как раз вовремя, ведь в дверь влетает подушка, кинутая Ваней вслед наглому Сергею за дерзость.

***

Здесь свежо, мокро и очень даже атмосферно. Панорамные окна и стеклянный потолок раскрывают ночную столицу во всей красе. Вдалеке красуются всеми знаемые небоскрёбы Москва-сити; в другой стороне кремль с толпой туристов, снимающих всё подряд. А где-то сейчас собираются подростки шумными компаниями, распивая дешёвую водку и паря электронные сигареты. А вон там, вдалеке, на Арбате, наверняка стоят влюблённые парочки, признаваясь друг другу в любви и целуясь, будто вот-вот они умрут, так полностью и не насладившись друг другом. Ваня рассматривал пейзажи ночного любимого города, уже и позабыв о своём контакте с Сергеем той непонятной бухой ночью. Бессмертных сейчас сидит на краю бассейна, опустив свои вытянутые ножки в прохладную воду, слегка болтая ими. Тут просторно, красочный вид и свежий воздух, дующий с нескольких открытых окон. Он в буквальном смысле выветривает мраки и навязчивые мысли из головы парня, потому шатена вообще не заботит то, что буквально этой ночью Серёжа грубо натягивал его на свою горячую плоть, а он стонал, как последняя шлюшка города. И всё же, отдых от всего этого был нужен им обоим. Сейчас, именно в эту секунду. Не зря Серёжа предложил полюбоваться видом и понежиться в водичке этим утром. У Бессмертных мокрые локоны волос, которые неаккуратно раскиданы по влажному лбу, а с подтянутого тела стекают небольшие капли воды. Мысли, как плотные нити, переплелись между собой, поэтому напрягать мозг сейчас и раздумывать о чём-то не хочется. В руке какой-то слабоалкогольный коктейль, принесённый Серёжей. И вправду, после того, что произошло, набухиваться что-то не очень и хотелось. Иван преподносит Харрикейн ко влажным алым губам и отпивает немного напитка, который сладостью отдаёт на языке, оставляя приятный привкус после себя. Ивану хорошо, он расслаблен и вовсе не пьян. Сергей же отошёл себе за чем-нибудь покрепче, к барной стойке, а Ваня-то и не был сильно против. Главное ему тут с алкоголем не переборщить, иначе может случиться неизбежное. Постоянный алкоголь да коктейли на их встречах употребляет. Сейчас алкашом небось станет. Иван через некоторое время слышит шаги позади себя. Вывод: Серёжа наконец выбрал то, к чему душа так зазывала. Шатен не поворачивает голову в его сторону. Рассматривает изумрудную воду, прикусывает нижнюю губу и чувствует мизерное желание нырнуть сейчас с головой в воду. Тёплая ладонь чувствуется на плече, вот только тогда Бессмертных поворачивает голову в сторону и замечает Пешкова, начинает рассматривать его с интересом, такого уже пригубившего, расслабленного немного. О Бессмертных такого сказать нельзя было: он никогда в таких ситуациях не был, а Пешков, видимо, уже привык. — Извини, что задержался, Ванюш. Себе выпить пока выбрал, ты уже и покупаться успел, — в твёрдом голосе ни капли обиды, что Ваня без него в водичку полез. Наверное, проба коктейлей была занятием более приятным, чем купание. Иван мотает головой и улыбается, как умеет — светло и нежно, слегка приподнимая уголки губ. Он почти шёпотом произносит: — Ничего страшного… Ваня сверкает своими зелёными глазками, пока Пешков бровью заинтересованно ведёт. — Всё же, с тобой в воде веселее будет, — усмехается, и пока Сергей не успевает опомниться, берёт Пешкова за руку и тянет за собой в воду, предварительно оставив пустой бокал на мраморной плитке, выложенной вокруг бассейна. Пешков выныривает вместе с парнем, пока тот начинает заливаться смехом. Боже, ну прям ребёнок. Серёжа белые клыки оголяет, улыбаясь искренне. Нет обиды, лишь азарт. Но Сергей уверен, сделал бы он так, Иван бы показал ему средний палец и послал куда подальше, чтобы больше подобной хуйни не вытворял. Ваня продолжает угорать, пока Серёжа его рассматривает. Пшеничные волосы, когда мокрые, ну о-очень красиво блестят. Улыбка у Вани ещё такая искренняя, с оголёнными белоснежными зубами, у Пешкова аж разум мутнеет. Ваня для парня чистый спирт. Как выпьешь немного, сразу чувством эйфории покрываешься, да зависимость начинается такая, что сдохнуть можно. Правда, Бессмертных такой весь недоступный, но Пешкову почему-то кажется, что он смог подобраться ближе всех. Смог узнать то, чего не знает никто. Смог апнуть достижение «не просто знакомый». Серёжа ближе подбирается, Иван дышит тяжело, ведь несколько секунд смеялся, как не в себя. Серёжа там, в баре, выпил несколько смешанных шотов, а Ваня, когда из воды вылез, сразу взялся за второй коктейль. Оба не совсем трезвые, оба хотят удовольствия получить. Иван первый ломается, скользит к Серёже, нежно припадая к его губам. На языке что-то вишнёвое, а у Пешкова губы вкуса лайма. Поцелуй напоминает воздушный шоколад. Сергей целует ласково, не напористо. Ему хочется чего-то плавного, совсем немного, без всяких пошлостей. Лишь густая любовь, полные нежностью поцелуи и Ванины сладкие губы. Ванечка в свою очередь для себя, наконец, сделал выводы, но он слишком растаял, чтобы сейчас думать о них.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.