Карибское море

Слэш
NC-17
Завершён
113
автор
Yuki.Senpai бета
Размер:
34 страницы, 9 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
113 Нравится 24 Отзывы 33 В сборник Скачать

Часть 3. О сексе и сексуальных

Настройки текста
Проводив Карлу, и выслушав все положенные восторги про её прекрасного мальчика, Леви очень надеялся, что Кенни не подведёт, и чудесные камни из Колумбии будут у него в кабинете не позднее завтрашнего утра. Когда антикварная кукушка в не менее антикварных часах, прохрипела два часа до полуночи, короткий стук в дверь кабинета отвлёк Леви от созерцания цветка, словно танцующего в его чайной чашке. Стук этот означал, что шалость удалась и роскошные колумбийские изумруды совсем скоро пополнят сокровищницу господина Аккермана. Кенни, в своей неизменной шляпе, с потушенной сигарой в зубах — курить в кабинете Леви было запрещено, с удовольствием приземлился в манящее мягкое кресло, что стояло специально для него. — Привет, племянник, принимай работу! Бархатный мешочек с мягким, приятным перестуком выпустил содержимое на обитый замшей поднос. Невероятная, насыщенная тёмная зелень, какой обладают лишь изумруды колумбийского происхождения, заворожила на миг, и Леви понял, как благодарен дяде. Балованный малец оценит эту роскошь, только дурак бы не оценил. А Эрен дураком не выглядел. Аккерман как-то встретил мальчишку в клубе, элитном до последней капли ароматного мыла в уборной, из кабинки которой юный нахал, громко хохоча и тиская в объятьях блондинку, однажды выкатился прямо на Леви. Блондинка, при ближайшем рассмотрении, оказалась мелким изящным парнем, которого Йегер, после заполошного: — Здравствуйте, мистер Аккерман — представил, как Армина. Леви хорошо помнил как напрягся тогда Смит. Тот потом пол-вечера допрашивал, откуда он знает «малолетнего Йегера и его шлюшку». При этом Эрен, совершенно не смущаясь разглядывал Аккермана своими невозможными зелёными глазами. Аккерман же, в свою очередь, переводил взгляд с лица на длинные стройные ноги, запакованные в очень дорогие и очень белые джинсы. Надетая на пацане тонкая футболка, сквозь которую явно виднелись темные пуговки сосков, не обтягивала тело, но явно намекала на плоский живот с поблескивающим камушком пирсинга в пупке, и открывала своим вырезом очаровательно-острые ключицы. Смуглая кожа казалась атласной и Леви вдруг страшно захотелось попробовать её на вкус. Вздрогнув тогда от внезапных мыслей, Аккерман торопливо вернул взгляд на изумрудные глазищи, а их обладатель, медленно облизнув губы, добавил: — Увидимся, сээр! И укатился дальше, продолжая тискать свою блондинку за плечи. Леви тогда вроде не заморочился особо, однако отметил про себя, как мальчишка хорош, да запомнил глаза, что посоперничать могли с лучшими «колумбийцами» из его сейфа. И теперь, готовясь к встрече, Леви с интересом размышлял, как мог за это время измениться пацан, и подходят ли всё ещё изумруды к его глазам. Что мысли утекают не туда, Леви начал понимать, когда в воспоминаниях мелькнул острый розовый язычок, и пухлые вишневые губы, так тянущие это «Сээр», что Леви стал явно видеться в этом какой-то сексуальный намёк… «Надо срочно потрахаться», решил он. Выпроводив дядю, хитро следившего за ним из-под шляпы, словно видел насквозь, Аккерман вспомнил, что он всё ещё ювелир, и погрузился в работу. Молодой горячий парень, что можно ему предложить… Будь Йегер его любовником, он изготовил бы ему пирсинг на упругий член, и пробку с драгоценным камнем для драгоценной сочной задницы…             Блять, стоп, Леви! Кстати, а пацан вообще гей, интересно? Он конечно лапал своего друга-блондинку в туалете, но кто знает, молодежь сейчас такая тактильная. Леви знает это точно, ведь сладкие мальчики в клубах летят на него, как мотыльки. Леви хорош, он горяч, как чёртов адский огонь. Уже нет той нежности, что была свойственна ему в юные годы, никаких поцелуйчиков, шепота на ушко и совместного сна после секса… Только горячий трах до стонов и крика. А сладкие мальчики и такому рады, подставляют упругие попки, выстанывают: «Да, папочка», послушно натягиваются сладкими губками на его член, и так же послушно глотают, смаргивая слезки с распахнутых в оргазменном экстазе глаз. И просят, просят, просят: остаться на ночь, свидание, хотя бы телефон…       Аккерман не даёт. Никогда больше не даёт, с тех пор, когда позволял Фарлану трахать себя. Тогда это ощущалось так правильно, казалось, что был влюблён.       Может и был. Сейчас не вспомнить уже, он много сил приложил, чтобы забыть. Можно сказать, по капле из себя выдавливал, вбиваясь в горячую смитову глотку, и с каждым оргазмом становясь всё циничнее, всё дальше от того себя нежного. Смит был не против. Когда понял, что трахнуть задницу Леви ему не светит, перешагнув через себя, подставил свою, лишь бы не терять его. А может, просто очень хотелось поставить галочку «сделано», в своём списке. Как бы там ни было, Смит давал, а Леви брал: путешествия, подарки, глубокую глотку, накачанную эрвинову задницу… Именно в то время Леви смог, наконец, увидеть мир: побывать там, куда Смиту вдруг взбрело в голову его отвезти, а это все концы Света, буквально. Музеи, скульптуры, картины в подвалах этих музеев, куда обычным туристам хода нет. Постепенно в Леви начала просыпаться любовь к красоте и дизайну. Эрвин, лучшим подарком считал драгоценные камни. Любил, когда обнаженный, распластанный на кровати Леви, закрыв глаза ждал, что же Смит придумает на этот раз. Эрвиновым странным фетишем было положить нагретый во рту камушек Леви в пупок, после чего, затеять долгий и глубокий минет. «Да ёбаная ж ты птичка», иной раз думал Леви, но возражать не спешил. Он и так трахал Смита в зад, пусть хоть так Эрвин решит свои внутренние проблемы подчинения и доминирования. Моргнув, Леви выплыл из омута воспоминаний, и попытался вернуться к работе. Антикварная кукушка уже даже не пыталась объявлять время, а цветок в остывшем чае и вовсе увял от невнимания. Прикинув, что проблемы лучше решать по мере их поступления, Аккерман на скорую руку набросал несколько эскизов. Последний получился особенно удачным. Готического стиля, золотой чокер, с искусно вплетенным посередине семнадцатикаратным изумрудом.       «Как ошейник», подумал Леви, и решил, что всё же пора наведаться в сладкое королевство. Час спустя, когда очередная попка утащила его в мужской туалет, Леви вспомнил произошедшую здесь встречу: горящие зелёные глазищи и эти влажные губы с обещанием…       «Увидимся, сээр»       Член ощутимо напрягся. В эту ночь Леви был жёстче обычного. Мальчишка под ним скулил, стоя разведёнными коленками на крышке унитаза, а Леви вбивался настолько механически, что, кажется, даже не заметил, как кончил. Сунув в задний карман джинсов, на попке перед ним, сотню баксов в качестве компенсации, Леви спешно застегнул брюки и вылетел из кабинки. Кран с холодной водой сейчас виделся настоящим спасением от того мо́рока, в котором он находился. Облокотившись о край раковины, Леви попытался собраться с мыслями, и понять, что, чёрт возьми, с ним происходит?! Волнуется, что его работа не понравится дорогим клиентам? Ерунда! Он знал, что хорош, только сейчас никто не шептал ему это на ушко, но он работал, работал много, чтобы и так в этом не сомневаться. Запал на мальчишку? Да не может быть! Фарлан, когда-то, своим предательством, сделал ему такую мощную прививку от отношений и привязанностей, что даже думать об этом Леви не хотел. Его долговременный трах со Смитом не в счёт, это был бизнес, благодарность дяде, попытка забыться после потери Фарлана, но уж точно не отношения. Когда Леви встал на ноги настолько, что смог позаботиться о себе сам, он наконец послал дядю с его бизнес-задачами, хотел послать и Эрвина, но тот так страдал и валялся в ногах, что Леви с трудом узнавал в нем жёсткую, циничную скалу, которую видели все остальные. Леви не тешил себя иллюзиями относительно их чувств друг к другу, для него это были удобные, уже привычные потрахушки. А для Смита, видимо, какие-то фантазии, от которых ему отказываться не хотелось. Как бы там ни было, Леви верностью себя не утруждал, и выбираясь в ночной клуб, в пояс целомудрия не обряжался, пользуясь сексуальными соблазнами ночной жизни на всю катушку.       И всё же, всё же…       Ночь, клуб, изумрудные глаза…       Кстати о глазах… Чертыхнувшись, Леви понял, что завтра днём от него будут ждать шедевров, и несмотря на вдруг обуявшие его фантазии, работа не должна страдать ни в коем случае. С тоской посмотрев на часы, Леви поднял руку, чтобы остановить такси и вернуться на работу.
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.