Now I See Daylight

Слэш
Перевод
R
В процессе
598
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
планируется Макси, написано 207 страниц, 13 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
598 Нравится 79 Отзывы 291 В сборник Скачать

Глава 9

Настройки текста
Примечания:
Кузены, Нил и Кевин отправились на поздний завтрак в какое-то кафе неподалеку от кампуса — дело было в воскресенье и готовить никому не хотелось. После того как тема с чирлидершами сошла на нет, никто не был в настроении разговаривать. Разве что только Ники, но ему не хотелось рисковать здоровьем и заводить эту тему будучи запертым в одной машине со своим кузеном. Эндрю несколько раз переключал радиостанции и остановился на волне, где проигрывали поп и рок музыку восьмидесятых. Кевин воспользовался моментом, и, пока они еще подъезжали к кафе, уже отчитывал их за внеочередное нарушение диеты, которое они непременно совершат, но вдруг прервался посреди предложения, узнав зазвучавшую песню. Он быстро договорил то, что хотел, прежде чем обмякнуть в кресле и позволить воспоминаниям заполнить его разум. Воспоминаниями из детства и другими, уже не столь далекими воспоминаниями. Когда Кевин учился на первом курсе, зимний банкет принимали в Замке Эвермор. Вороны, как и другие вышедшие в финал команды, вновь встретились, и Кевин с ненавистью смотрел на то, как корт использовался как буфет и танцплощадка — это казалось ему неуважительным. Единственными отсутствующими на банкете Воронами были Нил и Жан — они официально в состав команды еще не входили. Мероприятие уже длилось несколько часов и Кевину было скучно. Он уже поговорил со всеми, с кем хотел, танцевать он не собирался, так что лишь продолжал отхлебывать из своей бутылки с водой — содержащей водку вместо воды, — чтобы вечер стал чуть более терпимым. Он был лишь слегка на веселе, он не мог напиться и при этом поддерживать на лице свою улыбку-для-прессы. Кевин стоял, притворяясь, что слушает то, о чем говорят люди вокруг него, когда к нему подошла Тея. — Джентльмены, — она кивнула в знак приветствия. — Если вы позволите, я украду у вас Кевина, — она не стала дожидаться ответа и, взявшись за его руку, повела его прочь. Когда они отошли подальше Тея спросила: — Ты побудешь моей отмазкой на ночь? — Чего? — Кевин не понимал, что она имеет в виду. — Ох, да брось, я же вижу что тебе так же скучно, как и мне, — Кевин согласно кивнул, но все еще не понимал, к чему она клонит. Тея, вероятно, это заметила, поскольку тут же раздраженно вздохнула и пояснила. — Если они увидят, как мы с тобой вместе уходим, то решат что мы ушли снова трахаться и не побеспокоят нас до конца вечера. О, это звучало как отличная идея. — В таком случае, с удовольствием побуду твоей отмазкой, — Кевин взял ее за руку и Тея фыркнула, ведя его к выходу. Прежде чем они успели уйти их перехватил Рико. — Одолжишь мне Кевина на минутку? — хотя это и был вроде как вопрос, голос Рико не оставлял никаких сомнений в том, что это приказ. Тея повернулась и взглянула на Кевина: — Не заставляй меня долго ждать. Краем глаза Кевин заметил, как она отошла поговорить с Люком, но все внимание Кевина было сконцентрировано только на Рико. Он вроде разозленным не выглядел, но Кевин не рисковал поворачиваться к нему спиной. — Кевин, — Рико накрыл ладонью его плечо. — Оставайся у Теи, или где тебе там угодно, но в нашу комнату до утра не возвращайся. Я буду занят, — он ткнул большим пальцем себе за плечо, и Кевин заметил стоявшую там девчонку, видимо, ожидавшую Рико. Хотя в Гнезде нельзя было заводить отношения, никто не запрещал использовать секс для снятия напряжения. — Понято. Еще что-то? — Презерватив не забудь. Можешь идти. Кевин кивнул и отправился к Тее, та, заприметив его, пошла навстречу и встретилась с ним на полпути. — Все хорошо? — ее взгляд, как всегда яростный, скользил по нему, пытаясь найти признаки того, что что-то не так. — Да, пойдем. В этот же раз они добрались до дверей корта, и Кевин решил переночевать в комнате Жана и Нила, другого варианта он придумать не мог. Дойдя до развилки, Тея направилась в одну сторону коридора, Кевин — в другую. — Передавай Нилу привет, — сказала она, прежде чем уйти в свою спальню. — Я… Чего? — Спокойной ночи, Кевин, — она, не оборачиваясь, помахала ему на прощание. Его комната была в той же стороне, что и комната Нила, как она могла знать, куда именно он направляется? Кевин был уверен, что она не слышала как Рико сказал ему найти место для ночлега. Кевину оставалось немного времени на раздумья прежде чем он добрался до комнаты защитников. Он постучал и через пару секунд Нил открыл ему дверь. — Кев? Все в порядке? — Нил, казалось, был сбит с толку его появлением, и Кевин заметил, как он стал взглядом выискивать возможную угрозу. — Ага, все в порядке, — попытался подбодрить его он. — Можно зайти? Нил осмотрел его и сделал шаг назад, пропуская Кевина. Комната была погружена в полумрак, единственные источники света — настольная лампа на рабочем столе Нила да раскрытый ноутбук. Он мог выполнять домашнее задание для своих онлайн-уроков, или же переводить что-то для Морияма. Кевин догадался что, скорее всего, последнее, судя по тому как Нил тут же подошел к нему, сохранил документ и закрыл ноутбук. — А где Жан? — спросил Кевин, осознав, что другого его друга в комнате не было. — Пошел к Чарли и, что ж, сказал ложиться спать без него. — Чарли который чирлидер? — Кевин знал, что у Нила были друзья в чир-команде, но Жан, вроде как, не был столь близок с ними, как Нил. — Ну да, ты знаешь еще какого-то Чарли в Гнезде? Кевин в ответ пожал плечами. Чирлидеры на деле в Гнезде не жили, но были близки к тому. Они, как и Вороны, страстно поддерживали свое первенство, выигрывая свои соревнования год за годом. Нил присел на край кровати и Кевин пристроился рядом. — Так что, заскучал на банкете, или как? — спросил Нил. — Единственные, с кем есть смысл разговаривать, решили провести всю ночь за танцами, — объяснил он. — Не говори мне что Великий Кевин Дэй не умеет танцевать, — Нил притворно ахнул. — Умею я танцевать, — Кевин закатил глаза. — Просто не хочу. — Почему-то мне сложно представить тебя в танце, — Нил наклонил голову на бок и Кевин решил, что свалит всю вину за то, что посчитал этот жест очаровательным, на весь выпитый им алкоголь. Ему всегда казалось привилегией то, что он мог лицезреть эту сторону Нила, того Нила, который мог все отпустить и расслабиться, ну, настолько, насколько это возможно в Гнезде. Нила, которого он видел, когда в комнате были лишь они вдвоем. Кевин, впрочем, знал, что причиной таких мыслей был вовсе не алкоголь. Он еще с ранних лет осознал, что его привлекают как женщины, так и мужчины, но он знал, что если ему хотелось преуспеть в своей карьере и войти в состав национальной сборной, то ему легче было быть гетеросексуалом, ну или по крайней мере притворяться таковым. Если это останется в секрете, то никаких проблем возникнуть не должно было. Это стало его мантрой на многие годы, и она была эффективной. Пока не появился Нил. По началу это было исключительно физическое влечение, с этим Кевин еще мог как-то справиться, но в какой-то момент он начал заботиться о Ниле. Он стал его первым настоящим другом, — то, что было у них с Рико дружбой никогда не ощущалось, — и это, наложившись на влечение, стало со временем перерастать во что-то иное. Кевин делал все, что мог, чтобы игнорировать это, месяцами. Тот факт, что Нил, казалось, вовсе не чувствовал никакого влечения иногда помогал, осознанием, что ему все равно ничего не светит, но по той же самой причине иногда приносил боль. — Веришь или нет, но я умею танцевать. Мама любила танцевать и научила меня, — признался Кевин и Нил повернулся к нему, обращая на него все свое внимание. Кевин не часто говорил о своей матери, но он чувствовал, что может без опаски поделиться этим с Нилом, и знал, что его друг ценит его доверие. — Покажешь? — спросил Нил, и Кевин знал, что это плохая идея, но он уже поднялся на ноги, не раздумывая, он не мог сказать «нет» Нилу, когда у него было такое выражение лица. — Иди сюда, — Кевин вытащил телефон и заглянул в плей-лист, который он составил из песен, которые нравились его маме. Он в основном состоял из музыки восьмидесятых, немного семидесятых и пары песен ранних девяностых. Он нажал на самую первую в списке, «Crazy for you» Мадонны. — Я не думал, что ты такое слушаешь, — Нил подошел к нему, неуверенный в том, какое положение ему занять. — Это любимая песня моей мамы, — Кевин медленно приподнял руки, расположив их по обе стороны от Нила, и, когда он кивнул, положил ладони ему на талию. — Обхвати меня за плечи, — сказал он и Нил выполнил просьбу. Кевин попытался медленно научить его вальсировать, но по итогу они по большей части просто покачивались из стороны в сторону. Это было даже вроде как приятно. Черт с ним, это было пиздец как приятно. —If you read my mind, you'll see I'm crazy for you Touch me once and you'll know it's true— Они двигались вместе, в такт музыке. Они встретились взглядом с той самой секунды, как музыка заполнила комнату, и в глазах Нила сверкала какая-то искорка, которую Кевин, казалось, до сих пор не замечал, и в комнате было слишком темно, чтобы он мог понять, что именно она значит, он лишь знал, что был заворожен ею. —I never wanted anyone like this It's all brand new You'll feel it in my kiss Because I'm crazy for you— Их лица были ох как близко, и Кевин не был уверен, кто из них наконец сократил то расстояние между ними, когда их губы крепко прижались друг к другу. Каким бы острым ни был язык Нила, его поцелуй был мягким, почти что робким, но от того не менее рьяным. Будто бы он намеревался извлечь из поцелуя все, что мог, голодный до всего, что Кевин мог ему дать. Внезапно, осознание того, что они делают, ударило по Кевину, и он отстранился, как ошпаренный. Он поцеловал Нила, и даже не спросил, можно ли. Или это Нил его поцеловал? Кевин не был уверен, но знал, что этого не может повториться. — Мне жаль… — начал было Нил, и Кевин почувствовал себя еще хуже. — Не нужно. Мне жаль. Мне не стоило… мне надо идти, — Кевин вышел из комнаты как можно быстрее, не в состоянии ни секунды больше выдержать вид полу-встревоженного и полу-уязвленного выражения лица Нила. Он пошел, не разбирая дороги. Нил ответил на его поцелуй? Нил начал поцелуй? Что это все значило? Кевин, должно быть, выдумывал. Он заменял желаемое на действительное, ведь с какой стати Нил мог испытывать влечение к нему? Это не имело никакого смысла. Это… Кевин вернулся в настоящее, когда хлопнула дверь машины. Он абстрагировался от реальности и даже не заметил, когда машина остановилась на парковке. Да уж, он и правда обречен. Ему вроде как хотелось узнать, вспомнил ли Нил о том самом вечере, когда заиграла эта песня, но на деле Кевин не мог заставить себя даже взглянуть ему в глаза. Блять, он и правда был засранцем. Тея не просто надерет ему зад, она переедет его на грузовике, и он даже не станет ей препятствовать, — не то чтобы он вообще мог ее остановить, даже если бы хотел, — потому что он определенно того заслужил. Кевин позвонил ей в одиннадцать часов вечера в воскресенье той недели, когда Нил сообщил ему об ультиматуме. Как Кевин и предполагал, Тея накричала на него за то, что он был таким тупицей. Она сказала собраться наконец в кучу и уже принять решение, иначе он просто в конце концов ранит Нила. Кевин знал, что она права, но проще сказать, чем сделать. Кевин последовал за остальными к столику и вновь погрузился в мысли, пока все ждали еду. Тогда, в прошлом, Кевин позволил себе быть трусом и притвориться, что чувства к Нилу были ненастоящими, и сделал он так по ряду причин. Во-первых, они находились в Гнезде. Кевину не хотелось проверять, что провернет Рико, если узнает об этом, его зависть по поводу того что они с Нилом были близкими друзьями и так зашкаливала. Плохо, если про это прознает Тетсуи, все-таки Кевин перенял эту мантру про то, что попасть в сборную будет легче будучи натуралом именно от него, что привело его к следующему аргументу. Национальная сборная. Кевин рос, точно зная о своем будущем только одно — что он обязан попасть в национальную сборную. По началу он хотел этого лишь чтобы мама могла им гордиться, но с годами Кевину пришлось признать, что из возможности это стало его обязанностью. Он знал, что должен клану Морияма, и ему было страшно представить, что они могут сделать, если он их разочарует. К тому же Нил однажды признался ему, что не чувствует сексуального влечения, и что никогда не чувствовал. Жан предположил, что он, возможно, принадлежал к а-сексуальному спектру, и Кевин нормально к этому относился, разве что это исключало тот единственный способ решения его проблемы. В Гнезде было запрещено иметь серьезные отношения, или даже ходить на свидания, но они понимали, что никакими путями не смогли бы запретить кучке молодежи трахаться по углам, так что секс был обычным способом скинуть стресс. Кевин подумал, что мог бы избавиться от того чего-то, что чувствовал к Нилу, переспав с ним разок. Но он не мог. Не в случае, если Нил не заинтересован в этом. Он не мог бы поступить так со своим другом, особенно зная, через что тому пришлось пройти. После того поцелуя Кевин провел всю ночь в раздевалке и не заснул ни на мгновение. Он все еще помнил, как его разрывали противоречия. Он хотел вернуться к Нилу, поговорить с ним и объяснить, почему между ними ничего не могло быть. В то же время ему хотелось вернуться и попросить Нила поцеловать его снова. Он так и не пришел ни к какому решению ни той ночью, ни на следующей неделе, ни на неделе после той. Он так и метался от одного к другому, и, тем временем, попросту игнорировал Нила вне корта. Так и продолжалось на протяжении месяца, пока Тея и Жан не решили вмешаться и просто-напросто заперли их в кладовке со снаряжением в спортзале чирлидеров до тех пор, пока они не разберутся со своим дерьмом. Когда стало понятно, что Тея с Жаном не шутили, сказав, что оставят их там на столько часов, на сколько понадобится, чтобы они могли по-человечески поговорить, в комнате воцарилась болезненная тишина, и они устроились на полу. Кладовка была недостаточно большой, чтобы сесть с вытянутыми ногами, так что Кевин сел по-турецки, когда как Нил подтянул колени к груди. Кевин постарался игнорировать то, насколько близко они были друг к другу, но особо в этом не преуспел. «Это будет долгая ночь», — подумалось ему. Кевин не мог заставить себя заговорить. Он не знал, что сказать. Он не знал, как объяснить Нилу случившееся. Ему хотелось извиниться перед Нилом за то, что он был таким плохим другом весь месяц, но он боялся, что Нил его не простит, и он не знал, сможет ли он принять отказ Нила, не сломавшись. Нил через какое-то время нарушил молчание. — Я пойму, если ты ненавидишь меня. Я скажу им, что это была тупая идея, и чтобы они нас отпустили, — голос Нила был хриплым, он встал. Он собирался уже постучать в дверь, но замер, когда Кевин заговорил. — Чего? — даже ему было слышно очевидное недоумение в своем голосе. С чего бы ему ненавидеть Нила? Нил повернулся и посмотрел на него. Кевин впервые за весь этот месяц взглянул в эти голубые глаза, и до сих пор он даже не осознавал, как сильно по ним соскучился. Свет в кладовке был так себе, но его было достаточно, чтобы разглядеть, что взгляд Нила был полон ярости. Его выражение лица будто говорило «серьезно? Я думаю, что все очень даже очевидно». Когда Кевин только продолжил на него пялиться в недоумении, Нил сказал: — За то, что поцеловал тебя вот так. За то, что взял, не спросив. За то, что стал как они. За… — Нил. Нет, — Кевин прервал его прежде, чем Нил мог продолжить мысль. Когда Нил начал перечислять, то Кевин понял, что в его взгляде было не столько злости, сколько ненависти к самому себе. В тот момент Кевин тоже ненавидел себя. Он был настолько погружен в свои мысли, что даже и не подумал, к каким выводам мог прийти Нил. — Блять, Нил, в этом нет твоей вины. Ты не сделал ничего плохого, — Кевин поднялся, чтобы встать напротив Нила. — Даже не смей мне говорить, что то, что я сделал, не оттолкнуло тебя, — Нил указал на него пальцем. — Ты целый месяц избегал меня, ты не можешь утверждать, что ты не против того, что я поцеловал… — А что если я хотел того поцелуя? Ты точно уверен, что ты поцеловал меня? Потому что все это время я думал, что это я поцеловал тебя, — это уже, казалось, смогло потушить часть гнева в Ниле, и на смену воинственности на его лице проступило недоумение. — Кто знает, может мы вообще одновременно поцеловали друг друга. Нил взглядом изучал его лицо, будто выискивая ложь в его словах. Но не найдя таковой, он вдруг запнулся. — Тогда- — он, блять, заикнулся, Кевин не помнил, чтобы хоть когда-то слышал столько неуверенности в его голосе. — Тогда я не понимаю. Что я сделал не так? — прошептал он, и Кевин внезапно осознал то, как близко они стояли друг к другу. Кевин опустил лицо в ладони, раздраженный самим собой. — Ты ничего плохого не сделал, Нил, — это прозвучало приглушенно, но Нил, видимо, все равно расслышал, поскольку мгновение спустя он обхватил запястья Кевина нежной, но уверенной хваткой и отнял руки от его лица. Кевин стоял, закрыв глаза, и открыл их только когда Нил позвал его по имени в третий раз. — Кев, поговори со мной. Что не так? Здесь, запертые вдали от остального мира, глядя в глаза Нила, Кевин наконец смог обернуть в слова то, что не решался осознать весь этот месяц: — Ты мне очень, очень нравишься. Я думаю, я люблю тебя — эту часть озвучить он не смог. Глаза Нила расширились, но он не отступил. Они смотрели друг на друга какое-то время, пока Нил не спросил: — И это так плохо? Что-то разбилось внутри Кевина от тона, которым Нил это спросил, и он вернулся к реальности их ситуации. — Да. Он постарался не обращать внимания на боль в глазах Нила, перечисляя все причины, которые мог сейчас вспомнить. Рико. Тетсуи. Их будущее… Дышать становилось все труднее, пока он распинался в объяснениях, и в какой-то момент Нил решил, что с него хватит, и поднял ладонь, лишь слегка прикрывая ей рот Кевина. Убедившись, что Кевин не продолжит со своим бормотанием, Нил переместил ладонь на боковую сторону его шеи, этот жест всегда помогал Кевину успокоиться. Как только дыхание Кевина пришло в норму, Нил вновь заговорил: — Ты этого хочешь? Для Кевина это прозвучало скорее как «ты хочешь меня?» так что он не мог не уточнить: — Что ты имеешь в виду под «этим»? — Что угодно, чем бы ты хотел, чтобы оно было,— ответил Нил, будто бы это было так просто. Может это и было просто, поскольку Кевин не удержался от уверенного «да». Если Нил и заметил, как взгляд Кевина лишь на мгновение переместился на его губы и обратно к глазам, то никак этого не показал. — Тогда на хуй их всех. На хуй всех. Они и так достаточно у нас забрали. Не позволь им забрать у нас и это, — в глазах Нила было столько ярости и уверенности, что Кевин был пригвожден его взглядом к месту. Он все равно открыл рот, чтобы что-то сказать, но вот что? Он не знал, и прежде, чем он мог что-то придумать, Нил продолжил. — Я не говорю тебе пойти и рассказать об этом всему миру на следующей же пресс-конференции или что-то типа того. Это, чем бы оно ни было, наше, и мы сами решим, когда и с кем этим поделиться, если мы вообще захотим кому-то рассказать. Кевин уставился на Нила, на мгновение потерявшись в призрачной голубизне его глаз и задумался о его словах. Задумавшись о мальчишке, стоявшим перед ним, столь храбром, сильном, решительным хотя бы попробовать это с Кевином. Он не мог поверить, что он мог иметь что-то подобное в своей жизни, он этого не заслуживал. Он не заслуживал Нила. Но, быть может, Кевин мог попытаться ради него, попытаться быть чуть меньшим трусом. Если и было хоть что-то, за что стоило побороться, так это именно оно. Он обязан был хотя бы попытаться. Ради Нила. Ради себя. Ради них обоих. — Хорошо, — сказал он. — Хорошо? — глаза Нила сверкали надеждой, и Кевин был заворожен этим зрелищем, заворожен тем, что именно он заставил его вот так просиять. — Хорошо, — Кевин кивнул. — Давай попробуем это. Вместе. Нил заулыбался. И это была не одна из тех холодных улыбок, которыми он одаривал Рико. Она была мягкой, и эта улыбка, вкупе с тем, как сияли его голубые глаза на контрасте с пламенными волосами напоминали Кевину закат. Закат, теплый, умиротворяющий, огненный, восхитительный, будто бы зовущий его домой. — Я могу поцеловать тебя? — спросил Нил. — Ты можешь не спрашивать, — ответил Кевин, потому что это была правда. Если кто и должен был спрашивать, так это, возможно, он. Поколебавшись мгновение, Нил сказал: — Я не могу это сделать. Кевин не понимал, о чем именно он говорил, о том, что он не может не спрашивать? Об этом в целом? Он уже хотел было уточнить, но Нил фыркнул, видимо, прочитав выражение его лица так же легко, как и любой текст на одном из многих языков, которыми он владел. — В смысле, я достать до тебя не могу, тупой ты небоскреб. И тогда-то Кевин и заметил, что Нил уже стоял на цыпочках, и теперь настала его очередь фыркнуть. Может, даже скорее отпустил смешок. — Я не виноват в том, что ты ростом с садового гнома, — он наклонился, и за секунду до того, как он поцеловал его, Нил вновь заговорил. — И я тебе таким и нравлюсь, — отметил он, и Кевин мог почувствовать, как его самодовольная ухмылка растворяется, стоило их губам сойтись вновь. Этот поцелуй был гораздо отчаянней, чем предыдущий. Сейчас не было места для застенчивости, они оба знали, что одинаково хотели этого. Нил жадно целовал его, и, стоило ему приглашающе приоткрыть рот, Кевин воспользовался возможностью, и их языки сплелись в танце. Танце столь опасном, но Кевин наслаждался каждой его секундой. И когда Нил прижал его спиной к стене кладовки, Кевин понял, что принял верное решение. У них должно было получиться. — Привет? Земля вызывает Кевина, повторяю, Земля вызывает Кевина, — он поднял взгляд от своей еды по настоянию Ники. Кевин потерялся в своих мыслях, и не имел ни малейшего понятия, как долго Ники его звал. — Что? — сказал он, проглотив еду во рту. — Ты в порядке? Ты уставился в никуда минут так на пятнадцать. — Да, — сказал он, снова опуская глаза на свою тарелку, так было легче проигнорировать все направленные на него взгляды. Он был уверен, что если пересечется взглядом с Нилом, то он просто загорится и умрет прямо здесь. По какой-то причине они спустили ему с рук его странное поведение и просто сменили тему, поняв, что Кевин приехал сюда только поесть, без разговоров. Мысли Кевина вновь и вновь возвращались к Гнезду, к Нилу. Он ничего не мог с этим поделать, особенно чувствуя тепло, исходящее от его тела. Он до этого и не замечал, что они сидели за столиком плечом к плечу, но теперь он еще больше углубился в себя. Он продолжал вспоминать каждое прикосновение, каждый поцелуй, каждое мгновение, которое им удавалось вырвать для них двоих, чтобы поцеловаться или даже просто полежать друг с другом в тишине. В той кладовке, до того как попросить своих хищников выпустить их на волю, они решили, что лучше будет обо всем рассказать Тее и Жану. Прятать это от Рико и так будет тяжело, а уж скрыть это от Жана вообще практически невозможно, все-таки он был партнером Нила. Поделиться с этим Теей было идеей Нила, он предположил, что им может понадобиться ее помощь. Если окружающие будут думать, что он трахается с ней по углам, то никому и в голову не придет гадать по поводу него и Нила. Тея быстро согласилась, и, когда осталась наедине с Кевином, то даже пригрозила кастрировать его, если он посмеет разбить сердце Нила, и Кевин ей верил. Когда Тея выпустилась стало сложнее выкраивать время для встреч, но все еще им удавалось с этим справляться. Не то чтобы это продолжалось долго, поскольку несколько месяцев спустя Рико сломал его руку и он позволил Нилу увезти его из Гнезда. Он оставил Нила в Гнезде. Нил выбрался из Гнезда уже как пару месяцев назад, но Кевин не мог простить себя. Он снова трусил, и он знал об этом, но он не мог перестать выискивать оправдания тому, чтобы не заводить с Нилом разговор об этом. Поначалу отговорки были даже логичными, Нил был избит и изранен, и Кевин убедил себя, что лучше дождаться пока он поправится. Потом вся эта ситуация в «Сумерках». Потом Нил привыкал к новым товарищам по команде. Потом у него была парочка безмолвных дней. А тем временем сезон все приближался, и Кевину было все тяжелее справляться с тревогой, команда не была даже близко в той форме, в которой должна была быть, они не были готовы встретиться с Воронами, они не были готовы встретиться с Рико. Время все шло, у Кевина все находились новые и новые отговорки, и вот наконец пришел день их первой игры. Утром пятницы его подняли рано утром кошмары. Он знал, что он слишком встревожен, чтобы лечь снова в постель, так что он поднялся и направился в душ, даже не взглянув на часы. За окном все еще было темно, это максимум, что ему нужно было знать о времени. Приняв душ и переодевшись, он направился на кухню, чтобы выпить воды прежде чем приступить к перечитыванию заметок со стратегией к предстоящей игре, составленной им с Нилом за последние пару недель. Зайдя в комнату, он отметил две вещи: первое, звук работающей кофемашины, второе — одного конкретного блондина, нетерпеливо ожидающего свою порцию кофе. — Ты чего делаешь тут так рано? — негромко спросил Кевин, не желая разбудить остальных. Эндрю строго уставился на него, и Кевин интерпретировал это как то, что это он разбудил своими похождениями Эндрю. Он почувствовал себя немножко виноватым, но не стал тратить время на извинения, а вместо этого спросил: — Ты не собираешься ложиться спать? — он наклонил голову, указывая на кофемашину, и, прекрасно зная, что ответа не получит, продолжил, — в таком случае ты мог бы помочь мне пересмотреть… — Даже не думай, — перебил его Эндрю. «Ну, я хотя бы попытался», — подумал Кевин, вытаскивая бутылку воды из холодильника. Эндрю молча разглядывал его, пока тот пил воду. Эндрю был умным, так что наверняка уже сложил два и два и догадался, что если Кевин и поднялся так рано, то уж точно не для того чтобы пересмотреть статистику, которую он уже проштудировал тысячи раз. Это было просто действие, которым можно было себя занять, проснувшись, чтобы не погрузиться в тревожность. Внимательный взгляд Эндрю выискивал признаки паники в тех остатках тревоги, которую душ не смог полностью смыть. Паники в нем не было, по крайней мере пока что, и Эндрю, видимо, это и заметил, поскольку немного расслабился, прежде чем повернуться к кофеварке и налить себе кофе в кружку. Кевин понял, что вторая кружка, оставленная на столешнице, и оставшийся кофе в кофейнике были безмолвным приглашением, и Кевин принял его, затем отправившись в гостиную. Он присел на диван и включил ноутбук. Эндрю зашел в комнату, включил телевизор на беззвучный режим и уселся на своем рабочем столе, открыл окно чтобы покурить. Его молчаливое присутствие где-то позади него и мягкий свет от кулинарного шоу, выбранного Эндрю, помогли Кевину закрепиться в настоящем и не начать себя накручивать. Может это помогло даже больше, чем пересмотр заметок, но Кевин не был в этом уверен. Они провели вот так бог знает сколько времени, прежде чем из коридора послышались мягкие шаги, затем звук открывшейся и закрывшейся двери. Кевин догадался, что это Нил вернулся со своей утренней пробежки. Когда он вообще успел уйти? Сколько времени Нил вообще спит? Судя по тому, как Эндрю тихо пробормотал «наркоман», Кевин предположил, что тот подумал о том же самом. Кевин почувствовал, как его губы растянулись в небольшой улыбке. Улыбка, впрочем, исчезла мгновение спустя, когда Кевин прочитал последнее уведомление на своей электронной почте. Письмо от команды Кэти Фердинанд, напоминание о завтрашнем утреннем интервью. Блять, Кевин забыл сказать о нем Нилу. Он был так сконцентрирован на том, чтобы обсуждать с Нилом предстоящую игру, — очередная жалкая попытка избежать темы, которую Кевин действительно хотел обсудить с Нилом, — что он совершенно забыл об интервью. Ну, если быть точным, то он помнил о предстоящем шоу, помнил что ему предстоит на нем сказать, но он был так убежден, что участие в нем окажет положительное влияние на карьеру Нила, что абсолютно забыл обсудить это с самим Нилом. Хотя Нил и отдал ему свою игру, но это не значит, что он по крайней мере не заслуживал знать о том, что происходит. Кевин поднялся с места и не раздумывая отправился к двери, как раз когда из спальни вышел Аарон. Он уже переоделся для поездки в спортзал, но его глаза были сонно полуприкрыты, он вчера учился допоздна. Кевин уже положил ладонь на дверную ручку, когда услышал покашливание за своей спиной. Ему не нужно было разворачиваться, он уже знал, кто это, но все равно повернулся. — Мне нужно поговорить с Нилом, — сказал он Эндрю, тот изучал его взглядом пару секунд, затем кивнул и встал со своего места. — Побыстрее, выезжаем в пять, — Эндрю снова исчез в спальне, скорее всего чтобы переодеться. Кевин уже собирался было постучаться в дверь в комнату Нила, когда дверь распахнулась и на пороге оказался Мэтт. — Ох, — Мэтт, казалось, немного удивился, увидев его. — Утро, Кевин. — Че те теперь-то надо? — Сет стоял позади него с раздраженным выражением лица. — Нил, — коротко ответил Кевин, ему было не до объяснений. — Он в душе, — ответил Мэтт, и Кевин наконец услышал звук льющейся воды. — Я подожду его здесь, — Кевин попытался зайти в комнату, но Мэтт преградил ему дорогу. — А это не может подождать? — Мэтт с подозрением взглянул на него. — Да лучше еблан, чем мы. Погнали, — Сет отпихнул Мэтта с дороги, чтобы он мог выйти, и Кевин воспользовался возможностью и проскользнул в комнату. — Вещи мои не трожь, Дэй. Мэтт хотел было возразить, но Сет захлопнул дверь и сказал ему что-то, что Кевин уже не смог разобрать. Кевин уселся на диване, чтобы подождать Нила, но он все беспокоился, и его колено без конца подпрыгивало. Он знал, что Нил быстро принимал душ, но отчего-то ему все равно показалось, что прошла целая вечность. Каждая прошедшая минута приближала их к началу первой игры сезона, к его дебюту в составе Лисов, к дебюту его игры правой рукой. Каждая минута — минута его трусости перед своими чувствами к Нилу, минута лжи. Он не знал, сколько еще он выдержит. Как только звук воды прекратился, Кевин начал считать секунды, будто бы это могло заставить Нила обсушиться и одеться быстрее. Дойдя до ста двух он поднялся, отбросив свои попытки сохранять терпение. Он постучал в дверь ванной комнаты. — Нил, — позвал он, и в его голосе было гораздо больше отчаяния, чем ему бы хотелось, и Нил, очевидно, различил надрыв в его тоне, поскольку меньше чем секунду спустя распахнул дверь. Все мысли покинули Кевина, стоило ему осмотреть Нила. — Что происходит? Ты в порядке? — глаза Нила зорко осматривали его, пытаясь найти следы травмы или угрозы, которые могли бы объяснить его состояние. Не найдя таковых, он посмотрел в лицо Кевина, но его взгляд застыл на руке, которую Нил поднял, чтобы взяться за дверную ручку. В спешке Нил успел натянуть только штаны и футболку. Он не надел свои повязки, и Кевин был захвачен видом его шрамов. Он уже знал, что длинные порезы, тянувшиеся от самого запястья к изгибу локтя, были делом рук Рико, но это не предотвратило дрожь, пробежавшую по его позвоночнику. Нил, видимо, осознал, что происходит и схватил Кевина за футболку, втянул его в ванную комнату, чтобы он мог закрыть за ним дверь. Кевин хотел было сказать, что они в общежитии были одни, но он не мог заставить свой язык работать. Кевин никогда плохо не реагировал на шрамы, покрывавшие Нила, они были признаками того, насколько он был способен к выживанию, через что он прошел, каким сильным он был, но эти шрамы воспринимались иначе. Они были напоминанием Кевину о том, насколько близок он был к тому, чтобы потерять Нила раз и навсегда, как сильно он подвел его, каким же идиотски трусливым он был все эти месяцы, когда Нил был все это время на расстоянии вытянутой руки, а он не смог просто раскрыть свой тупой рот и сказать ему о том, что он к нему чувствует. — Это не твоя вина, — уверенно сказал Нил, будто бы услышав внутренний монолог Кевина. Кевин не был в этом так уверен, но спорить не стал. — Могу я?.. — спросил он, указывая на руки Нила. Нил не раздумывая кивнул и Кевин потянулся, чтобы притянуть его руки ближе к лицу, он рассматривал новые шрамы лишь пару секунд, прежде чем оставил легкий, словно перышко, поцелуй на каждом предплечье. По коже Нила пробежали мурашки, но он не отступил. Кевин закрыл глаза, все еще не выпуская руки Нила. — Я почти потерял тебя, — пробормотал он, боясь, что если он скажет это громче, то это вдруг станет правдой. Нил освободил одну руку и протянул ее, обхватив ладонью лицо Кевина, и тот открыл глаза. — Не потерял. Он звучал столь уверенно, что Кевину хотелось уточнить, имел ли он в виду только то, что он выжил, или же он имел в виду, что Кевин не потерял и их это. Кевин не был уверен, то ли Нил потянул его к себе, то ли он сам наклонился ближе, но их лица внезапно оказались так близко, что Кевин кожей чувствовал дыхание Нила. — Нил, я должен знать, если… Несколько ударов по двери в комнату заставили их обоих подскочить и отстраниться друг от друга. Нил развернулся, чтобы натянуть свои повязки и обувь, и Кевин принял это как сигнал ему пойти и открыть дверь. Он закрыл дверь в ванную и глубоко вдохнул прежде чем обернулся и снова подскочил на месте. Эндрю стоял посреди гостиной, глядя на него с нечитаемым выражением лица, от которого Кевин почему-то слегка покраснел. Кевин вышел из ванной всего на пару мгновений раньше Нила, и когда тот вышел следом, Эндрю приподнял бровь. — Привет, Дрю, — поздоровался с ним Нил. Эндрю уставился на него с тенью довольства в глазах и развернулся, направляясь прочь из комнаты. Кевин и Нил последовали за ним, молча добрались до машины, где их уже ждали Ники и Аарон.

***

Тренер собрал их всех в комнате отдыха после утренней тренировки и напомнил, что личность Нила будет раскрыта публике вместе с тем, как они объявят о своем составе на этот сезон, так что попросил всех держаться неподалеку от полиции кампуса. — Если пресса все-таки просочится в кампус и начнет требовать ответы, говорите что вы не даете комментариев до шоу Кэти. Кевин мысленно хлопнул себя по лбу. Блять, он снова забыл сказать Нилу про шоу. На деле же он только устало потер глаза. — Кэти? — спросила Дэн. — Кэти Фердинанд, — на мгновение повисла тишина, и затем отец повернулся к нему и нахмурился. — Ты что, им не сказал? — Не было нужды, — Кевин не был обязан ставить кого-либо из них в известность, правда, за исключением Нила, к которому это все относилось напрямую. И, быть может, Эндрю, который везде следовал за ним. Кевин бросил все силы на то, чтобы не пересечься взглядом ни с одним, ни с другим. — Это типа то самое утреннее шоу с ведущей Кэти Фердинанд? — спросил Мэтт. — Оно самое, — ответил Ваймак. — Нам придется хоть как-то контактировать с общественностью. Кевин выбрал Кэти, поскольку она была согласна подождать до нашей первой игры, так что завтра утром мы отправляемся в Роли чтобы дать эксклюзивное первое интервью. — Она поди в обморок упала, когда ты согласился, — сказал Мэтт. — Когда в последний раз ты появлялся на публике? — Четвертого декабря, — Кевин постарался сохранить тон своего голоса максимально нейтральным — ему не хотелось вспоминать то время своей жизни. — Чего ты раньше нам не сказал? — спросила Дэн. — Я встану пораньше и посмотрю эфир. — Или можете поехать с нами, — предложил Ваймак, абсолютно игнорируя то, как на него уставился Кевин. Отлично, последнее, чего бы ему хотелось, так это сидящих прямо перед ним Лисов, пока он будет давать свое интервью. — Кэти пригласила всю команду в студию. Нам дадут места на первом ряду, и в автобусе мы все с вами поместимся. — Ты хотел, чтобы мы остались? — спросила Рене со своим типичным ангельским выражением лица, и Кевин просто смирился с этим. — Без разницы, — ответил он, не побуждая никого соглашаться, но зная, что отказать им он был не в праве. Ники ухмыльнулся и уже было потянулся к Кевину через Аарона, но передумал, видимо, заметив, как Эндрю слегка повернул голову в его направлении. — Он просто хочет быть лапочкой на шоу! Не хочет, чтобы мы узнали его цивилизованную сторону. Вы вообще представляете, как его фанаты отреагировали бы на настоящего Кевина Дэя? Кевин не был уверен как сами Лисы отреагировали бы на настоящего Кевина Дэя. Может они и были его командой на протяжении последних девяти месяцев, но он не думал, что кто-либо из них по-настоящему знал его. Ну, за исключением тех, с кем он сейчас делил диван. Нил точно знал. И, вспомнив о нем, Кевин осознал что Нил как-то больно притих. Это был плохой знак. Ему нужно будет объясниться после собрания. — А ты вообще помнишь как улыбаться-то? — спросил Мэтт и Кевин уставился на него, но Мэтт только рассмеялся. «И они потом говорят, мол, Кевин засранец», — фыркнул он про себя. — Что же, такое стоит поездки. Я в деле. — Я куплю пончики в дорогу, — сказала Дэн. — Вопросы, комментарии, опасения? Нет? Тогда хватит тратить мое время и валите уже на занятия, а то опоздаете и мне потом прилетит. Пошли-пошли-пошли, — Ваймак направился в свой кабинет, особо не проверяя, последовали ли они его указу. Старшекурсники быстро разошлись по своим делам, и когда Нил уже собирался пойти к двери, Кевин то ухватил его за рукав, чтобы задержать, и Нил взглянул на него, приподняв бровь. — Ждите в машине, — сказал Эндрю кузену и брату. — Я собирался тебе рассказать, — сказал Кевин, как только те ушли. — Это твоя жизнь, Дэй. Ты не обязан рассказывать мне то, что ты не хочешь мне говорить, — небрежно бросил Нил. — Я знаю, но это еще не все. — И чем же еще ты забыл поделиться с классом? — спросил Эндрю. В отличии от Нила, Эндрю выглядел раздраженным тем, что его никто не просветил о принятом заранее решении по поводу их досуга в субботу, что было заметно по небольшому напряжению кожи вокруг его глаз и немного нахмуренных бровей. — Она хочет, чтобы ты поучаствовал, — Кевин приступил сразу к делу, решив, что с ними так будет лучше всего. Услышав это, Нил наконец стал терять равнодушие. Его губы скривились в усмешке, а взгляд заострился. — Ох, мило. И, полагаю, ты уже сказал, что я согласен? — Нил воспринял его молчание как ответ и горько фыркнул. — И когда же ты собирался рассказать мне об этом? В автобусе по дороге туда, или когда уже уселся бы на сцене? — Я просто забыл, ладно? — Кевин ненавидел то, как он тут же начал защищаться, он знал что это была его вина, но он не мог себя остановить. — Ты отдал мне свою игру, и это лучший вариант для твоего дебюта. Это лучший выбор для твоей карьеры и я не думал дважды прежде чем согласиться. Прости, что не сказал заранее, но я все еще думаю, что тебе нужно пойти на интервью. Нил уставился на него с задумчивым выражением лица, затем вздохнул. — Я сделаю это, — и вылетел прочь из комнаты. Взгляд Кевина задержался на двери, будто он ожидал, что Нил вернётся в комнату и ещё на него покричит, но когда стало очевидным, что он не вернётся, Кевин повернулся и увидел, что Эндрю на него смотрит. — Ещё что-то, о чем мне стоит знать? — спросил он. — Нет, это все, — ответил Кевин. Они так и стояли, глядя друг на друга ещё пару мгновений, прежде чем Эндрю отправился к машине, и Кевин отправился следом.

***

Кевин был бы и рад проводить Нила сегодня от класса к классу, зная, что все это внимание со стороны окружающих его бы напрягло, но учитывая, что его собственные лекции проходили вообще на другом краю кампуса, и что, скорее всего, Нил вообще не захочет быть где-либо рядом с ним после утренних событий, ему пришлось просто смириться с тем, что уже довольно не плохо, что на первую лекцию его проводит Аарон, а Мэтт доведёт его на вторую. Не то чтобы защитник особо нравился Кевину, но Мэтт, казалось, стремился защищать Нила, так что и так сойдёт. Кевин постарался не вдумываться в то, что на обеденном перерыве Нил подсел к чирлидерам, а не к ним. Что, впрочем, слабо у него получалось, особенно когда он, заканчивая со своей порцией, увидел как Нил покидает столовую вместе с одним из чирлидеров. «Может, у них совместная пара», — сказал он себе. С тех самых пор как Кевин проснулся, он знал, что не сможет сегодня сосредоточиться на парах, постоянно думая о предстоящей игре, и к концу дня он убедился, что действительно не обратил внимание ни на одну из лекций, только вот, какая ирония, игра тут была не при чем. Кевин такая развалюха. Вечернюю тренировку из-за игры отменили, и Кевин провел вечер за просмотром самых выдающихся моментов с игр команды Брекенриджцев, видеозаписи которых скачал себе на ноутбук, и съел лёгкий ужин. Стоило ему вернуться в комнату в общежитии, как вся тревога, связанная с предстоящей игрой, вернулась к нему. Матч все приближался, и Кевин обязан был засиять на своём дебюте. Он обязан был показать миру, что он ещё не побеждён, что он может играть другой рукой, что он поможет достичь Лисам тех высот, каких они только смогут. Они покинули общежитие загодя, но поскольку дороги были забиты, то чуть не опоздали. Это никак не помогло Кевину справиться с тревогой. Ваймак уже ждал их в комнате отдыха, и тут же приказал им идти переодеваться. Кевин уже почти зашёл в мужскую раздевалку, когда Нил потянул его сзади за футболку, кивнул Эндрю, чтобы он шёл без них, и повел Кевина дальше по коридору, к задней двери, и зашёл в неё. Лисья Нора была заполнена громкими разговорами людей, ожидавшими начала матча. Ещё не все места были заняты, но три четверти так точно. Вскоре люди заметили их, стоящих во внутренней зоне корта. Трибуны взревели, начиная от ближайших и продолжая теми, что в удалении. Нил выглядел так, словно хотел сказать что-то Кевину, но теперь потерял дар речи, с благоговением рассматривая стадион. Кевин никогда не забудет самый первый раз, когда он вышел на поле на своей первой университетской игре. Это был волнующий опыт, и ему это никогда не надоест, но сейчас он едва ли смотрел по сторонам. Его взгляд был прикован к Нилу, вглядываясь в выражение его лица. Кевин не был уверен, этого ли добивался Нил, но в этот момент он почувствовал, как решимость проглатывает все его опасения и страхи. Он хотел, чтобы Нил услышал, как взревут трибуны, когда они забьют гол, он решил, что точно забьет хотя бы один гол, лишь бы снова увидеть это выражение на лице Нила. — Они здесь ради тебя, — Нил, наконец, снова обрел дар речи и повернулся к Кевину, и его глаза сияли. — Покажи им, на что способен Кевин Дэй, — и как Кевин мог отказать, когда он смотрел на него вот так? Кевин уставился на него еще на несколько мгновений, затем, накрыв его плечо ладонью, вывел его обратно. Стоило им оказаться в коридоре, Кевин заговорил. — Мне жаль, что я не рассказал тебе про Кэти раньше, я честно собирался это сделать, но я так забегался с приготовлениями к игре, что совсем позабыл. А еще я собирался сказать тебе об этом утром, но, полагаю… слегка отвлекся. Нил фыркнул, услышав так подобранное слово и положил ладонь на его шею, сбоку. — Эй, все в порядке. Ты сделал то, что посчитал нужным, и хотя я бы хотел принимать в этом хоть какое-то участие, я тоже не планировал так реагировать. Обо мне теперь всем известно, и это меня нервирует… Так что и ты меня прости. Кевин ухмыльнулся, он почти что слышал, как Эндрю называет их обоих идиотами, о чем он и поведал Нилу. Тот кивнул и легко посмеялся в ответ, и улыбка Кевина стала еще шире от осознания, что с ними все будет в порядке. Он не был уверен, что справится со всем этим без Нила. — Ты правда думаешь, что я справлюсь? — Кевин не мог не спросить. Нил взглянул в его глаза, затем свободной рукой обхватил его за талию и притянул к себе в объятия, используя вторую руку чтобы наклонить голову Кевина и прижать его лбом к своему плечу. Учитывая разницу в росте это была не самая удобная поза, но это не остановило Кевина, и он, взявшись за бедра Нила, притянул его еще ближе к себе. — Я абсолютно в этом уверен, — пробормотал он ему на ухо, и по коже Кевина пробежали мурашки от того, как близко он ощутил теплое дыхание Нила. Кевин ему поверил. Кевин позволил Нилу поддержать его еще немного, прежде чем отступил. — Пойдем. Нас ждет игра.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.