Now I See Daylight

Слэш
Перевод
R
В процессе
598
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
планируется Макси, написано 207 страниц, 13 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
598 Нравится 79 Отзывы 291 В сборник Скачать

Глава 10

Настройки текста
Примечания:
Когда Кевин и Абрам вернулись в раздевалку, видимо, впервые за весь день найдя общий язык, Эндрю понял, что напряжение, которого он даже не замечал, покинуло его. Эйфорию перед игрой, казалось, можно было потрогать руками, когда Ваймак собрал их в фойе и передал список игроков Шакалов. — Эй, Сет, походу Горилла вернулся, — объявил Мэтт. — Дерьмо, — Сет протянул руку, требуя листок. — Ну по крайней мере они с самого начала воспринимают нас всерьез, — сказал Аарон. — Защите легко говорить, — Эллисон забрала список у Мэтта и передала его Сету. — Горилла? — стоило Абраму задать вопрос, он, видимо, тут же сам нашел на него ответ. — Хоукинг, шестнадцатый номер. Высокий как дом и тупой как кирпич. Еще и любит всех распихивать. На мгновение Лисы умолкли, удивившиеся комментарию Абрама. Эндрю только фыркнул себе под нос — они будто бы забыли, что Абрам провел последние несколько недель, анализируя каждую секунду каждой игры Шакалов вместе с Кевином. — Впрочем, ты не переживай, — нарушил молчание Мэтт. — Он наверняка будет слишком занят убийством Сета и Кевина, чтобы заметить тебя. От этих слов челюсть Эндрю напряглась. Экси был жестоким видом спорта и он не мог уберечь людей, которые были под его защитой от того, что игроки другой команды будут играть чуть жестче, чем нужно, но ему бы хотелось свести угрозу к минимуму. — Это мое утешенное лицо, — Абрам ткнул пальцем на свое равнодушное лицо, идиот. — Вы закончили тратить мой кислород? — вмешался Ваймак. — Поехали. На разминке мы на домашней половине поля. Сначала простые подачи, Эндрю и Рене по два раза каждый. Эндрю, держи мячи на нашей половине поля. Если хоть один улетит к Шакалам, я запишу тебя на первый же марафон, который смогу найти, — Эндрю не удостоил его ответом, лишь равнодушно глядя на него, пока тренер не продолжил. — Стартовая линия — Сет, Кевин, Дэн, Мэтт, Аарон, Эндрю. У нас три замены на каждую половину, так что вас всех успеем подменить, за исключением вратарей. Кевин, если твоя рука хотя бы почешется — вон с поля. Не тупи сегодня. — Прошло уже восемь месяцев, — сказал Кевин, тупица. Абрам повернулся чтобы зло уставиться на него, но прежде чем он успел что-то сказать, заговорила Эбби: — Не рискуй ей в свою первую же игру. Кевин поморщился, но спорить не стал, чего вполне было достаточно для Эндрю, так что он ничего в обсуждение добавлять не стал. Лисы выстроились и отправились на свою половину поля для разогрева. Если глаза Эндрю чуть дольше задержались на двух конкретных наркоманах, никому об этом знать не обязательно. К тому же, он не виноват, что они своей решимостью и силой духа сияют похлеще рождественских елок. Несмотря на все, что про него говорят, Эндрю не был каменным. После подброса монетки Ваймак толкнул им свою ободряющую речь, прежде чем Дэн подвела их к дверям. Кевина назвали первым, и Эндрю признался себе, что все-таки то, как взревела толпа при виде его, слегка его впечатлило. Стоило всем игрокам занять свои позиции, игра началась. В течении игры Шакалы играли все жестче и жестче, особенно этот высокий ублюдок Горилла, кто начал надоедать Эндрю очень быстро. Он был на другой половине поля, и не то чтобы Эндрю мог выйти из ворот и вбить в него немного здравого смысла, — не то чтобы его кто-то мог остановить, если бы он решил, что это абсолютно необходимо, — и хотя ему было совершенно плевать, он решил, что неплохо бы время от времени приглядывать за Гориллой. В какой-то момент Горилла растолкал двух Лисов и рванул к воротам, но его остановил Мэтт, кинувшись на него всем телом так, будто от этого зависела его жизнь. Нападающий, которого бросил Мэтт, поймал мяч и ударил по воротам, но Эндрю даже не шевельнулся, чтобы отбить его, следя за Гориллой, в случае, если тот решит сделать что-то, что ему не следует делать. Шакалы праздновали свой гол так, будто бы в нем было чему гордиться, и Мэтт с Гориллой поднялись с пола только тогда, когда все уже разбежались по своим стартовым позициям. Мэтт подошел к нему. — Мог бы хоть попытаться его остановить, — немного запыхавшись сказал Мэтт. Эндрю лишь послал ему невпечатленный взгляд и скрестил руки на ракетке, водрузив на ее головку подбородок. Он не должен им объясняться, ничего не должен на самом-то деле. Шакалы, играющие жестко, не были таким уж сюрпризом, еще меньшим сюрпризом было то, что первая драка на поле завязалась между Сетом и Кевином. Прежде чем Эндрю мог успеть подойти к ним и убедиться, что Сет больше не ударит Кевина, Дэн уже была там. Она быстро разняла их и покончила с их смехотворной дракой. То ли забитый Шакалами первый гол, то ли драка с Сетом, но что-то подтолкнуло Кевина, и спустя пару секунд после возобновления игры, он принес Лисам их первый гол в этом сезоне. Эндрю наблюдал за тем, как он играет, казалось, миллион раз, на ежедневных тренировках и некоторых записях старых игр Воронов, но в этот раз все было по-другому. В этот раз Кевин доказывал миру, что он все еще был Кевином Дэем, что он все еще был одним из лучших нападающих, когда-либо существовавших. Эндрю умудрился увидеть на мгновение его лицо даже с другой половины поля. В выражении лица Кевина смешалась гордость и решимость сделать еще больше, будто бы быть лучшим было недостаточно. Это было даже слегка величественно, даже если Эндрю и не был готов признать это вслух. Спустя пару желтых карточек, выданных Шакалам, — и значительное количество мячей, отправленных Эндрю им прямо в шлемы в отместку, — Горилла решил действовать. Сет был достаточно тупым, чтобы загнать себя между Гориллой и стеной, так что никому не стоило удивляться, когда Горилла впечатал его в оргстекло. Когда Сету потребовалось слишком много времени, чтобы подняться на ноги, Ваймак отозвал его с поля и выпустил Абрама. Когда взревела сирена, Эндрю поднял мяч рукой в перчатке и крикнул так громко, чтобы Абрам мог его услышать. — Эй, идиот, — на этих словах Абрам уже побежал, зная, что обращаются к нему. — Время побегать. Этот для тебя. Эндрю отбил мяч от земли и ударил по нему так сильно, как только мог. Абрам чуть ли не летел через весь корт, он выглядел наиболее живым, каким Эндрю его вообще когда-либо видел. Защитник Шакалов все еще был у него на хвосте, когда он поймал мяч, так что Абрам, почти не глядя, передал его Кевину, который тут же забил второй гол за вечер. Улыбку Абрама было видно через все поле, когда он стукнулся ракетками с Кевином. Позднее, Аарон перехватил мяч у Шакалов и передал его Абраму, который тут же бросил его Кевину, так как перед ним тут же возникла Леверетт, и обойти ее за пару секунд было бы невозможно. Кевин поймал мяч, но даже пары мгновений не прошло когда Горилла ударил по его ракетке, заставив ее упасть на землю. Горилла побежал дальше, когда как Кевин подозвал к себе Мэтта, прижимая левую руку к животу, и Эндрю взбесился, когда услышал, насколько слабым был его голос. — Убери его от меня, — практически взмолился Кевин, и Мэтт быстро применил свои боксерские способности, убрав Гориллу с поля хорошо поставленным ударом, вмазав ему прямо под нагрудник. Горилла запнулся поначалу, но затем, оклемавшись, рванул за Мэттом, который в свою очередь стал отступать к воротам. Эндрю воспользовался возможностью вмешаться и встал между Мэттом и Гориллой. Он уже был по горло сыт этим ублюдком. К лучшему или к худшему, судьи вмешались прежде, чем драка разгорелась дальше. Прежде чем Кевин ушел на свою половину поля, Эндрю подозвал его. — Покажи мне свою руку, — сказал он, стоило Кевину подойти. Кевин замялся лишь на мгновение, прежде чем положить руку поверх протянутой ладони Эндрю. Тот стянул с него внешнюю перчатку и защиту для рук, оставив на месте только внутреннюю перчатку, чтобы он мог осмотреть его запястье. Кевин медленно сжал пальцы, вероятно из-за боли, которую Эндрю смог разглядеть в его лице только от того, что тот так близко к нему стоял. На руке Кевина вроде как и не было серьезных повреждений, но ему наверняка стоило сделать перерыв, чтобы предотвратить повторное попадание по руке. Дэн, видимо, подумала о том же и отозвала Кевина с поля. Когда Эндрю поднял взгляд, то увидел, что Абрам стоит на стартовой линией между своей позицией и позицией Кевина. С такого расстояния уловить выражение лица никак не выходило, тем более через шлем, но времени на раздумья не оставалось, когда пару мгновений спустя снова прозвучала сирена. Как оказалось, Эндрю не пришлось особо раздумывать над тем, как же вывести Гориллу из игры. Абрам обошел вокруг своего «опекуна» и рванул к нему, провернув странный, — тупой, — трюк, в ходе которого он согнулся по колено и поднырнул под рукой Гориллы за мгновение до того, как его впечатали в оргстекло, отчего Шакал влетел в него вперед головой. После этого Гориллу вывели с поля. Эндрю одновременно хотелось и поблагодарить его и, придушить его за то, что он такой идиот, подвергающий себя опасности. Он не сделал ни то, ни другое, хотя слегка склонялся ко второму варианту, когда увидел, как Абрам осторожничает с правым плечом. Во время перерыва между таймами Эндрю решил ему об этом и поведать: — Придурок. Придурок же имел наглость улыбнуться ему в ответ, так что Эндрю позволил Кевину, тренеру, Эбби, да и в принципе почти всей команде, отругать его за идиотскую жертвенность. Рене вышла на ворота на вторую половину игры. Несмотря на то что Эндрю мог уйти в душ и переодеться, он по какой-то причине, в которую он вдумываться не планировал, остался на скамейке запасных, чтобы посмотреть, как играют его два наркомана. Лисы выиграли со счетом десять-девять.

***

Вернувшись в общежитие Кевин сразу же отправился за эластичным бинтом, чтобы обмотать свое левое запястье. К счастью, никто это комментировать не стал. Эндрю был уверен, что если бы они это сделали, то Кевин был бы гораздо стервознее обычного. Зная Кевина, им бы ни за что не удалось бы усадить его в автобус ради этого тупого интервью, если бы они позволили ему сейчас уснуть, так что Эндрю позаботился о том, чтобы он оставался на ногах. Впрочем, в основном выкладывался Ники с его способностью трещать без умолку. Эндрю же просто остался с ними в гостиной, приглядывая за кузеном, чтобы он не выкинул еще какой-нибудь номер. Он не был уверен, что сможет однажды полностью довериться Ники снова. Аарон тоже остался с ними в гостиной, не то чтобы он был как-то полезен, использовав большую часть времени для учебы. Абрам ушел в свою со старшекурсниками комнату, может праздновал победу, или же отправился прямиком в кровать — оба варианта казались одинаково возможными. К тому времени когда тренер постучался к ним в дверь Кевин уже был практически в состоянии зомби, но смог остаться на ногах и успешно добраться до сидения в автобусе. Его кузен и брат послушались, когда Эндрю сказал им переместиться на ряд вперед, так что, зайдя в автобус, Эндрю указал Абраму на место между Аароном и Кевином, и тот без вопросов устроился на нем. Эндрю занял свое место в конце автобуса, приглядывая за своей семьей, позволяя себе уснуть только когда автобус уже достаточное время находился в пути, и ему показалось это безопасным.

***

Казалось, лишь секунду спустя его негромко позвал по имени голос — голос, который он везде бы узнал. — Дрю, просыпайся. Эндрю проворчал в ответ и повернулся, чтобы взглянуть на Абрама. Его голова выглядывала из-за спинки сидения Кевина, видимо, пытаясь сохранить равновесие и не грохнуться на Кевина. Каким-то образом выражение лица Абрама еще больше смягчилось, когда Эндрю попытался зло уставиться на него, что, впрочем, могло не получиться хотя бы потому что он был еще слишком сонный. — Приехали? — спросил он. — Почти. Мы остановились чтобы позавтракать, Эбби и Рене пошли за едой, — объяснил Абрам. Эндрю понимающе кивнул и сел поудобнее, и когда Абрам убедился, что он не уснет, то переключил внимание на Кевина. — Пора вставать, Дэй, — Абрам щелкнул пару раз по лбу Кевина, затем указал пальцем на всех присутствующих в автобусе. — Я пытался, вы все свидетели. Затем Абрам пересел на свое место, встал на него коленями, чтобы перегнуться через спинку и достать до Кевина. Он повернулся спиной к остальным, но Эндрю видел недоуменные выражения лиц Лисов и тренера. — Последний шанс, Дэй, — сказал Абрам, ткнув пальцем Кевину в живот. — Дружище, это не сработае... — начал было Мэтт, но Абрам его не послушал, а протянул руки ниже и мгновение спустя Кевин резко сел, и из его груди вырвался почти истерический смешок. Тогда-то Эндрю и догадался, что Абрам его пощекотал. Эндрю решил припасти эту информацию на потом — может пригодиться. Когда Кевин сел, то Абрам быстро убрал руки и немного спрятался за свое сидение, вовремя увернувшись от полетевшего в сторону его лица локтя, видимо, зная, что Кевин не контролирует себя, когда его щекочут. Эндрю почувствовал, как его губы слегка дрогнули вверх при виде этих двух идиотов. — Утречко, спящая красавица, — протянул Абрам. — Я ненавижу тебя, — задыхаясь ответил Кевин, когда наконец перестал смеяться. — Утреннее шоу было твоей идеей, а не моей, — Абрам кинул на него озорной взгляд. Когда Лисы преодолели свое удивление, то тоже рассмеялись. — Божечки, я же правильно все увидел, да? — воскликнул, задыхаясь, Ники. — Кевин боится щекотки? — посмеялся Мэтт. — Идите на хуй, даже не смейте пробовать, — проворчал Кевин. — Рада, что ты все такой же жаворонок, — поддразнила его Дэн. — Тебя тоже на хуй, — ответил Кевин и зевнул в кулак. — Встать, — сказал тренер. — Растряси задницу пока снова не уснул. Плечи Кевина обмякли и он пробормотал что-то нечленораздельное. — Или ты хочешь, чтобы Джостен повторил свой трюк? — предложил тренер и Кевин тут же поднялся на ноги, заставив Лисов вновь рассмеяться, и даже Эндрю позволил себе еле слышно фыркнуть.

***

Кэти Фердинанд и ее команда поприветствовали их, и Эндрю не обращал особого внимания на то, что они говорили, пока наконец Кэти не обратилась к Абраму. — Нил Джостен, доброе утро, — сказала она с улыбкой, которая отчего-то Эндрю не особо нравилась. — Я полагаю, ты уже в курсе хороших новостей? Вчера к одиннадцати вечера по частоте поисковых запросов среди нападающих университетских сборных по экси ты стал третьим! Сразу после Рико и Кевина. Как ощущения? — взгляд Кэти был очевидно прикован к татуировке на его лице. — Прикольно, — сухо ответил Абрам, прежде чем бросить что-то Кевину на французском. Эндрю не обязательно было знать язык, чтобы понять, что ничего приятного он нападающему повыше не сказал, судя по впечатляющей попытке Кевина испепелить его взглядом сквозь свою улыбку-для-прессы. — Ты же обговорил это с ним? — спросила Кэти у Кевина. — Он это сделает, — сказал Кевин, прежде чем отпустить ещё какой-то комментарий на французском, который Абрам вовсе проигнорировал. — Блестяще, — улыбка Кэти сделалась ещё шире, и она жестом пригласила их последовать за ней, заводя их в здание. Кто-то из команды Кэти отвел команду к их местам в зрительском зале, где они бы дождались начала шоу, когда как Кевин и Абрам повернули в другую сторону, чтобы подготовиться к интервью. Как казалось, целую вечность спустя, шоу началось. Кэти начала с того, что забросала Кевина скучными вопросами о том, как он адаптируется в новой команде, планирует ли он возвращаться в команду Эдгара Аллана, и все это в её этом странном флиртующем тоне. Пиар-агент Кевина, должно быть, отлично с ним поработал, поскольку при упоминании прошлой команды он даже не вздрогнул. — Давай поговорим о прошлом вечере. Должна признать, я ожидала что этой весной ты вернёшься в университет Эдгара Аллана. Но где бы ты ни был, восхитительно было увидеть тебя вновь в действии, особенно с таким стартом сезона, какой получился у вас вчера. Ты заслуживаешь аплодисментов в честь своей первой победы в составе Лисов. Зрители с радостью подчинились, как и Дэн и Мэтт, радовавшиеся со своих мест. — Весьма впечатляюще, что команда, которая казалось бы должна была быть на самом дне, выиграла со счётом десять-девять не у кого-то, а у самих Брекенриджских Шакалов. Ты вчера забил четыре гола, пятикурсник Сет Гордон — три, как и твой новый подопечный. Давайте как раз поговорим про Нила Джостена, да? — Конечно. — Ты знаешь, как расстроить аудиторию, не так ли? — пока она говорила на экране позади неё появилось официальное фото Абрама. — Если вы его ещё не видели, то вот он, Джостен. Красавчик, правда? — Эндрю впервые согласился с ней, хотя, в отличии от зрителей и некоторых своих товарищей по команде, выкрикивать свое мнение не стал. — Но вопрос вот в чем, номер на его лице действительно значит то, что мы все думаем? — Именно так. Нил изначально должен был дебютировать в составе команды Эдгара Аллана этой осенью, — ответил Кевин, абсолютно готовый к такому вопросу. — Итак, с Нилом, ушедшим к Лисам, выходит, что половина Совершенного Состава покинула университет Эдгара Аллана, — отметила очевидное она, а затем надулась, буквально надулась, как же профессионально, — Нам даже не довелось увидеть, как он играет в Воронах. — Что же, мы с Нилом были друзьями на протяжении многих лет. И я тяжело переживал тот несчастный случай, и он решил отправиться в Пальметто, чтобы быть со мной во время моей реабилитации, — Кэти наклонилась и сжала его ладонь, будто бы стараясь приободрить его, в чем, как Эндрю знал, она не преуспела, даже если лицо Кевина этого не выдало. — Как бы то ни было, одно за другим, и он решил, что хочет остаться. А так как он по сути так и не подписал контракт с Воронами, это было более чем возможно. Если вам нужны подробности, то можете спросить лично у Нила. Что я могу сказать, так это то, что Нил — это то, что так нужно Лисам. Он очень быстро адаптировался к их манере игры. Нам очень повезло, что он теперь с нами. — Ты когда-нибудь играл с ним? — Да, играл, и я благодарен за возможность вновь сыграть с ним в тандеме. Нил замечательный игрок с огромным потенциалом. Он недаром заслужил номер на своей щеке. — Вы с Рико доказали, что вы может выйти из таких случаев, так что я с нетерпением жду, что же ты из него вылепишь. Аарон пробурчал что-то по поводу её больной влюблённости в Рико, и Эндрю согласно кивнул. Было даже жутко видеть, насколько преданной фанаткой Воронов была эта женщина. Кэти повернулась к публике и произнесла: — Почему бы нам не взглянуть на него поближе? Давайте же взглянем на мужчину, занявшего место Рико Морияма рядом с Кевином. Представляю вам, Нил Джостен, новый игрок Пальметтских Лисов! Аудитория захлопала, и Дэн радостно выкрикнула его имя, когда Абрам вышел на сцену и пошёл к Кэтти, чтобы пожать ей руку. Его выражение лица было спокойным, когда он присел рядом с Кевином на диван. — Какая интересная картина, не так ли? — она жестом указала на них. — Кевин вновь с кем-то в паре, — она сложила подбородок на ладони и наклонилась ближе к Нилу, улыбаясь. — Кстати о парах, значит ли номер на твоей щеке, что ты должен был стать партнёром Жана Моро в небезызвестной партнёрской системе Воронов? Улыбка Абрама слегка обострилась, и Эндрю было очевидно, что этот вопрос ему не слишком понравился. Кевин, должно быть, тоже это заметил, а потому ободряюще сжал его руку. — Ага, так и есть. Жан не просто один из лучших игроков в экси, которых я знаю, но ещё и один из лучших людей в моей жизни. Я желаю ему всего самого наилучшего, ведь именно этого он достоин, — Абрам говорил прямо в камеру, будто бы говоря прямо с Жаном, и было очевидно по его лицу, что он надеялся, что тот его услышит. — Это так очаровательно, Нил, — сказала Кэти и из зрительского зала послышалось несколько выкриков «о-оу». — Теперь, располагая новой информацией, можем ли мы заключить, что слухи не врут? Нил повернулся к ней и приподнял бровь, притворяясь удивлённым. Эндрю прекрасно знал, что он ожидал этого вопроса. — Какие слухи? — Что ты все эти годы тренировался на позиции защитника, как Жан, — когда Нил кивнул, она задала следующий вопрос. — Зачем нужно было сменять позицию? — Что же, Кэти. Можно сказать, что мне просто хотелось немного разнообразия. Я люблю экси, и когда я прибыл в Пальметто и увидел, что Кевин учится играть другой рукой, то решил, почему бы и мне не научиться чему-то новому? Я не ожидал, что мне это так сильно понравится, но однажды взяв в руки ракетку нападающего, мне больше не захотелось её отпускать. — Это впечатляюще, — сказала Кэти. — Итак, Нил, Кевин, как вы двое познакомились? — Однажды Кевин и Рико явились в мою школу. Они выискивали нового игрока, но когда они увидели меня во время тренировочной игры, то решили поговорить со мной, и мы так и остались в контакте, — соврал Абрам сквозь зубы и следом добавил повеселивший зрителей комментарий, — С тех пор мне так и не удалось избавиться от Кевина. — Если тебя это беспокоит, то я с радостью займу твоё место, — подмигнула Кэти. — Я вот совсем не против уютно посидеть с Кевином. — Ещё слишком рано для этого, — Аарон провел ладонью по лицу, но Эндрю никак не прокомментировал в ответ. Его взгляд был прикован к руке Кевина, обхватившей Нила за плечи, и к тому, как тот как бы невзначай притянул его поближе к себе. От этого вида Эндрю слегка хватила гей-паника, и ему пришлось дважды проверить, чтобы она никак не проявилась на его лице. Эти идиоты неплохо замаскировались, но во рту у Эндрю все равно пересохло. — Неужели ты и правда решишься встать между двумя нападающими? — спросил Кевин. — А это возможно? Ни для кого не секрет, что между тобой и нападающими Лисов существовала некоторая враждебность в прошлом году. Прошлой ночью мы увидели, что в отношениях с Сетом Гордоном ещё есть некоторые проблемы. Однако, кажется, вас двоих это не касается? Кевин убрал свою руку, но ни он, ни Абрам не стали отстраняться друг от друга. — Сет в этом году выпускается, так что у него гораздо меньше возможности и надобности адаптироваться к моему стилю игры. С Нилом же, с другой стороны, у нас есть в запасе все время этого мира, — это прозвучало как вечность, но лицо Кевина ни на мгновение не выдало, что он преувеличивал. Кэти понадобилось лишь мгновение, чтобы ухватиться за его формулировку и задать следующий вопрос: — Это значит, что ты смотришь на это как на что-то постоянное. Ты правда не планируешь возвращаться в команду Эдгара Аллана? Эндрю не понравилось, что Кевин так долго молчал перед ответом. — Я бы хотел остаться здесь столько, сколько решит тренер Ваймак, — у них была сделка, в которую входило нахождение Кевина в Пальметто, и ему лучше бы не подвергать это сомнению. — Ах, Вороны, должно быть, будут сильно опечалены, услышав это, — сказала Кэти. — Я представляю как Рико скучает по тебе. Эндрю и его близнец одновременно фыркнули, и оба отказались это как-либо осознавать. — Мы увидимся с ним этой осенью, — ответил Кевин. — И правда. Они ведь теперь в вашем округе. К чему такие серьезные изменения? — Я не берусь строить догадки о мотивах тренера Морияма. — Ты хочешь сказать, что он не рассказал тебе? — удивление на лице Кэти казалось искренним. — Мы все были очень заняты. Трудно поддерживать контакт, — ответил Кевин. — Ну что же, — Кэти вновь натянула свою улыбочку, и Эндрю почувствовал, как болезненно скрутился его желудок, у него возникло очень плохое предчувствие по поводу того, куда все это идет. — Тогда у меня есть подарок для вас двоих! Музыка прогремела из колонок и Эндрю увидел, как Кевин и Абрам напряглись и побледнели. Толпа, видимо, узнала песню одновременно с тем, как Эндрю понял, что это все значило. — Король! Король! Король! — скандировала аудитория, и Эндрю, не раздумывая, начал вставать. Ему нужно было вытащить Абрама и Кевина оттуда до того, как он придет. Он обязан добраться до них. Он обязан… Эндрю не сделал и пары шагов прежде чем кто-то схватил его за обе руки и его затолкали обратно в кресло. Он использовал все свои силы, и уже смог было подняться на несколько дюймов со своего места, когда на его ноги опустился вес, снова усаживая его обратно. Эндрю открыл было рот, чтобы сказать что-нибудь. Что? Он не знал, да и не смог выяснить, поскольку в тот же миг его губы были закрыты чьей-то ладонью, прижавшейся к его рту. Он вырывался из хватки, но не мог ни пошевелиться, ни заговорить. Он не мог пошевелиться. И руки, повсюду, слишком много рук. Голоса тоже были, но Эндрю их не слышал. Он, видимо, был в состоянии лишь смотреть на панику на лице Кевина, на слишком равнодушное выражение лица Нила и чувствовать все эти руки, прижавшиеся к нему. Он не мог пошевелиться. Эндрю впервые за долгое время почувствовал себя столь отчаянно. Затем он пересекся взглядом с призрачной голубизной. Абрам смотрел прямо на него с такой яростью, что она помогла Эндрю немного успокоиться. Он постарался сфокусироваться на ней. Абрам, казалось, был зол на то, что окружало Эндрю, и Эндрю понадобилось мгновение, чтобы осознать, что это не «что» а «кто». Этого оказалось достаточно, чтобы Эндрю мог осознать, что это тренер был по его левую руку, Аарон — по правую, а Рене сидела у него на коленях. Он знал, что эти люди не желали ему зла, но это никак не избавило его от желания выскочить из своей же кожи. Прежде чем вновь пересечься глазами Абрам отвернулся к сцене, как Эндрю показалось, слишком рано, но он понимал, что так надо. Рико был практически перед ними, и если Эндрю и не мог защитить Кевина, по крайней мере он знал, что Абрам сможет. Но вопрос был в том, кто же защитит самого Абрама? Эндрю нужно было действовать. Он должен был добраться до них, но просто не мог. — Мне очень жаль, Эндрю, — он узнал голос Рене, но не мог взглянуть на нее, он был занят тем, что следил за каждым движением Рико. — Я обещаю, что как только выключат камеры, ты сможешь их догнать. Поцеловав щеку Кэти Рико протянул Кевину руку, которую тот взял, мгновение поколебавшись. Рико хотел было притянуть его в не-такое-уж-и-дружелюбное-объятие, но Абрам отреагировал быстрее. Он удержал его на месте, перекинув руку через его плечо, а вторую протянул Рико, как бы предлагая ее пожать, и Рико не оставалось ничего иного кроме как подыграть, раз уж они были в прямом эфире. — Эндрю, дай мне знак, что слышишь меня, — настояла Рене и Эндрю кивнул, как только Рико уселся на противоположный от Абрама и Кевина диван. Кэти обвела жестом сцену. — Хорошенько осмотритесь, друзья. Золотой дуэт воссоединился, но впервые за все время они — соперники. — Спасибо за приглашение, Кэти, — голос Рико был шелковистым, и Эндрю захотелось сбить эту улыбочку с его лица. — Действительно, тяжело поддерживать связь с учетом того, как усердно тренируются Вороны, не даром же мы — лучшая команда, — зрители одобрительно взревели, как же отвратительно. — Так что я действительно ценю предоставленную тобой возможность. По Кевину очень горько скучают в Эдгаре Аллане. По Нилу тоже, конечно. Жану однозначно не хватает его компании, это точно. Кевин ободряюще похлопал ладонью по бедру Абрама и оставил ее лежать там же. Должен ли был этот жест успокоить Абрама, или же его самого, Эндрю не знал. — Итак, Рико, я хочу узнать твое мнение по поводу того, что Нил и Кевин решили остаться в Пальметто, — объявила Кэти. — Естественно мне бы хотелось видеть их там, где им место, — легко сказал Рико. — Декабрь был сокрушительным. Травма была бременем Кевина, но пострадали мы все. Некоторые из нас не могли смириться с тем, какие изменения принес этот инцидент, в том числе и я сам. Мы росли, строя наши жизни вокруг команды, и нам было невероятно трудно с этим смириться. Так что я понимаю, почему Кевину нужно было на время отдалиться от Эдгара Аллана, пока он переживал все, что произошло. Чего я не понимаю, так это желания остаться в команде вроде Лисов, но если это то, чего им так хочется, то пускай. Мы в любом случае припасем для них место в университете Эдгара Аллана. — Припасете для них место? — повторила Кэти, глядя то на один диван, то на другой. — Кевин не сможет и не будет вновь играть за нашу команду. Он знает, что не смотря на наше к нему хорошее отношение, мы не сможем простить ему неполноценность на корте, а Кевин слишком уважает Воронов, чтобы тянуть их на дно как игрок. Тем не менее, если эта весна, проведенная им с Лисами что и доказала, так это то, что он может работать в качестве тренера. Мы были бы рады иметь его в ряду наших сотрудников. У Нила же, в свою очередь, подобной неполноценности не… — Единственная неполноценность здесь так это твоя тупая голова, не понимающая, что мы теперь Лисы, — перебил его Абрам. Стоило его улыбке вновь обостриться, Эндрю предположил, что ему хватило чепухи Рико. Он знал, что натравливая на себя Рико на национальном телевидении было по-идиотски с его стороны, но отчего-то вся эта злость в голосе помогла Эндрю дышать чуть легче. Кто-то в толпе протянул «бу-у», кто-то наоборот ликующе воскликнул, включая Мэтта и Дэн, старающихся уравновесить эти две реакции зала. — Какого хуя он вытворяет? — простонал слева тренер. — Эвермор был и будет домом Кевина. Если ты одумаешься и решишь вернуться на свою законную позицию защитника, тогда мы с радостью примем обратно и тебя, — Рико пристально уставился на Абрама. — Это не его дом, особенно если лучшее, что вы можете ему предложить, это вторые роли в качестве помощника тренера. Кевин останется с Лисами, где он сможет следовать к своей мечте и играть дальше в нападении. — И что? Ты тоже пристроился к его мечте быть нападающим? Неудивительно, что тебе пришлось перейти с однозначного на двузначный номер, — усмехнулся Рико. — Хватит тратить свое время в Пальметто. — О-о, думаешь, мне идет десятый номер? Я тоже так думаю, — поддразнил его Абрам. — У него есть колечко в конце, а еще он отлично сочетается с моей фамилией, ну разве это не судьба? — Университет Пальметто — это пустая трата вашего таланта, — наполненное фальшивым беспокойством лицо Рико заставило что-то в желудке Эндрю неприятно скрутиться. — Не больше, чем Эдгар Аллан, — ввернул Абрам. Кто-то из зрителей засмеялся, очевидно, наслаждавшийся болтливым гостем Кэти. Кэти вмешалась, явно довольная тем, как все разворачивается: — Кевин, кажется мне, что они сражаются за тебя. Кевин отпустил неуверенный смешок. — Видела бы ты, как они пытаются определиться с тем, что будет на ужин. Вот это настоящая кровавая баня. Каким-то образом эта вялая шутка заставила зал громко рассмеяться. Когда смех немного поутих, Рико продолжил: — Наши с Кевином отношения уникальны. Я не ожидаю, что ты поймешь это, хотя ты какое-то время и был тому свидетелем. Не пытайся впечатлить нас своими жалкими представлениями о дружбе и мечтах. — Ты намекаешь, что мы никогда не были друзьями? Ты ранил меня, Рико, — Абрам накрыл ладонью грудь для драматизма, и когда Рико открыл было рот, продолжил. — Как бы там ни было, ваши отношения были уникальны. Акцент на были. Я уверен, что ваши отношения умерли в тот же момент, когда Кевин больше не смог поспевать за твоей командой. — Кевин самостоятельно принял решение покинуть университет Эдгара Аллана, — ввернул Рико. — Мы горевали по его уходу, и теперь нашли для него новую должность, на которую он мог бы вернуться. — Но ты не рад, что он снова в игре. Не потому ли вы сменили округ? Вы считаете, что Кевину не место на корте, так что хотите оборвать его в самом начале. Хотите противостоять нам, чтобы утереть ему лицо всем тем, что он потерял. Что же, позволь мне сказать, что я с удовольствием посмотрю на ваши попытки, — Лисы и еще кто-то из зрителей радостно воскликнули, одобряя вызов. — Я первый и последний раз попрошу тебя умерить свою враждебность, — негромко сказал Рико. — Я не могу, — Абрам улыбался широко и дразняще. — Только не говори, что за пару месяцев ты успел позабыть о моей маленькой проблемке с поведением? — Маленькой? — улыбка Рико была ледяной, и Эндрю разглядел, как замерли костяшки Кевина на бедре Абрама. Аарон фыркнул, глядя на развернувшуюся сцену, и Эндрю подумал, что она и правда была бы забавной, если бы ему не хотелось прямо сейчас содрать с себя кожу. Хотя он и был больше сфокусирован на реальности, чем несколько мгновений назад, и его мозг быстро следил за всем происходящим перед ним, но никакая сосредоточенность не смогла бы заставить мурашки перестать бежать по его коже и избавить Эндрю от воспоминаний, парящих на самом краю сознания. Как бы он ни старался, он не мог это контролировать. — Иисус, блять, Христос, Джостен, — возмутился Ваймак. Кэти вмешалась прежде, чем ситуация ухудшилась еще больше: — Нил поднял действительно важный вопрос, который мне хотелось бы обсудить. Смена округа это беспрецедентный случай, тем более неожиданный со стороны университета Эдгара Аллана. Ни ваш тренер, ни Комитет по Правилам и Положениям Экси не назвали никаких причин, но я не думаю, что Нил так уж далек от правды, утверждая, что вы сменили округ из-за Кевина. — Кевин играет самую малую роль в принятии этого решения, и вовсе не по той причине, которую назвал Джостен, — сказал Рико. — Это было непростое решение с нашей стороны, и мы получили много несправедливой критики по этому поводу. Север утверждает, что мы переводимся лишь для того, чтобы сохранить в безопасности наш рейтинг в таблице, будто бы у них вовсе был шанс нас обогнать, а юг плачется, что им теперь придется соревноваться с нами. Мы лучшая команда страны, как-никак, а южный округ… Мягко говоря, не на должном уровне. А если честно, то их команды отвратительны. Мы надеемся, что наш переход изменит это. Мы здесь, чтобы вдохновить юг. — Вы хотите сделать для юга то же самое, что Кевин — для Лис, — заключила Кэти. Абрам громко фыркнул и прикрыл рот рукой, будто бы стараясь сдержать смех. — Что смешного? — сухо спросил Рико. Абрам пару секунд помолчал, притворяясь, будто бы успокаивается. — Этот сезон будет сокрушительным для твоей репутации, и репутации твоей команды. Когда вы с Кевином играли вместе, то были тенью друг друга. Как дуэт. Но теперь вам впервые предстоит предстать лицом к лицу на корте в качестве соперников, и ты к этому не готов. Я думаю, что ты напуган. Улыбка Рико могла бы заморозить ад. — Я не боюсь Кевина. Я знаю его. — Ох, Рико. Ты знал Кевина, который попусту растрачивал свой талант в университете Эдгара Аллана. — А этот Кевин — другой? — предположила Кэти. — Абсолютно. У этого Кевина за спиной Лисы, — Лисы громко воскликнули. — В этом году нас всего лишь десятеро, по одной замене на каждую позицию. Только вдумайтесь. Вчера мы играли с Брекенриджем. У них в команде двадцать семь человек. Они могут растрачивать своих игроков так, как им вздумается, ведь у них полно людей на замену. У нас же нет такой роскоши. Мы должны удерживать позиции самостоятельно. И это то, что делают Лисы, принимают вызовы, которые бросает им жизнь, и идут вперед, несмотря ни на что. Вот что делает их невероятными игроками и вот почему Кевину самое место в Пальметто. — Никакие вы позиции не удерживаете, — заговорил Рико поверх аплодисментов Лисов. — Вы вырвались вперед на одно жалкое очко, так что разрыва почти что и не было. Вам придется стать в миллион раз лучше, чтобы быть чем-то большим, чем посмешищем NCAA. Вы — команда, которая понятия не имеет о командной работе. — На твою удачу, — сказал Абрам. — Будь мы единым фронтом, у вас против нас не было бы и шанса. — Вы долго не продержитесь, а твое безосновательное высокомерие оскорбительно для любого, кто на самом деле заработал место в Первом Классе. Все знают, что Пальметто попал в этот дивизион только благодаря вашему тренеру. Абрам постучал пальцем по подбородку, изображая задумчивость. — Забавно, я был уверен, что Эдгар Аллан так попал в дивизион. — Вороны были, есть и будут лучшей командой страны. Никто не сможет этого изменить. — Тебе придется съесть свои слова, — Абрам выглядел расслабленно-самодовольно по сравнению с разъяренным до бела Рико. — Ты ими подавишься. — Звучит как вызов, — вмешалась Кэти, глянув на них. — До вашего матча осталось семь недель, и я вот я, например, уже считаю каждую секундочку. Нас столько всего еще ждет в этом году, но один вопрос не терпит отлагательств: вернетесь ли вы в Эвермор в качестве помощника тренера и защитника, или же вы останетесь в Пальметто в качестве нападающих. Оранжевый или же черный, Кевин, Нил? Какого цвета вашего будущее? — Определенно оранжевый, — тут же ответил Абрам. Кевин сжал ладонью бедро Абрама и заговорил впервые, как казалось, за несколько лет. — Я заключил контракт с Лисами и придерживаюсь этого решения. Толпа разделилась на ликующих и негодующих, когда Кэти объявила конец этому сегменту шоу и Эндрю задержал дыхание, ожидая, когда же выключат камеры. Как только погасли софиты Рене, как и обещала, слезла с него. Впрочем, Эндрю все еще ощущал ее вес, как и прикосновения чужих рук к себе. — Не прибей его, — предупредил его Ваймак, стоило ему и Аарону убрать свои руки. — Которого? — Эндрю наклонил голову, стараясь стряхнуть с себя ощущение чужих рук. — Никого из них. Эндрю ничего не ответил, поднявшись со своего места одновременно с Кевином и Абрамом. Он на мгновение остановился, глядя как рыжий тихонько подтолкнул высокого нападающего в сторону выхода со сцены, и тут же двинулся с места. Он направился напрямую к лестнице возле сцены, чтобы пойти за ними, и ему было похуй на охранников, в два раза его выше, стоявших возле нее, он прорвется. Он был уже в десяти шагах от лестницы, когда перед ним возник его кузен. — В сторону, Ники, — проворчал Эндрю; его голос слегка подрагивал, но он не думал, что хоть кто-то, кроме него это заметил. — Эндрю, ты не можешь пройти этой дорогой. Ты не пройдешь мимо них, — Ники указал жестом на стоявшего у лестницы охранника. — Смогу и пройду, — он попытался обойти кузена, но Ники быстро преградил ему путь. — Иди к той серой двери с нашей стороны. Выйдешь в коридор с тремя дверьми с каждой стороны, зайдешь в последнюю слева и выйдешь в проход к кулисам, — быстро проговорил Ники, боясь что Эндрю снова попытается сбежать. Тогда-то Эндрю и вспомнил, что не видел и не слышал Ники с тех самых пор, как Рико вышел на сцену, и догадался, что Ники сходил на небольшую разведку, чтобы разыскать закулисье, чтобы Эндрю мог быстрее туда добраться. Что-то укололось у него в груди, когда он кивнул в знак благодарности и развернулся, чтобы последовать полученным от кузена указаниям. Это место было ебаным лабиринтом, но спустя несколько поворотов он услышал, как несколько голосов быстро перебрасываются фразами на японском. Эндрю завернул за угол и обнаружил Рико, уткнувшего Абрама лицом в стену, прижав одну руку наискось к его спине, чтобы пригвоздить его на месте, а второй прижимая его голову к бетону. Абрам был повернут в другую сторону, так что Эндрю не видел его выражение лица, но он прекрасно видел до тошноты паническое выражение лица Кевина, застывшего посреди коридора с поднятой наполовину рукой, будто бы он собирался оттащить Рико, но что-то, сказанное им по-японски, заставило его замереть на месте. — Рико. Давно не виделись, — окликнул его Эндрю, подходя к ним. Ублюдок, казалось, удивился ему, и Абрам использовал отвлечение чтобы высвободить одну руку и вдарить Рико локтем в бок. Рико отнял одну руку, чтобы прикрыть больное место, и Абрам тут же развернулся и отпихнул его от себя. Эндрю тут же подошел к ним, располагаясь между Рико и своими наркоманами прежде, чем тот попытается двинуться вновь. — Мы как раз тебя обсуждали, — теперь, когда камер поблизости не было, лицо Рико выражало чистейшую ненависть. — Кулаками болтали, видимо, — Эндрю цыкнул и махнул Абраму, чтобы он брал себя, Кевина и сваливал отсюда. — Не трогай то, что моё, Рико. Я не из тех, кто делится. Эндрю не стал поворачиваться, чтобы проверить, понял его жест Абрам или нет, но пару секунд спустя он услышал удаляющиеся шаги. — Прочь с дороги, мудак, — Рико перевел взгляд с Эндрю на коридор, по которому ушли Абрам и Кевин. Эндрю приложил палец к подбородку, будто бы на мгновение рассматривая такой вариант. — Нет, я так не думаю, — он приложил правую руку к левой повязке и Рико проследил взглядом за его движением, явно припоминая, что он в них прячет. — И тебе не надоело играться с чужими поломанными игрушками? Я думаю, что они слишком проёбанные даже для кого-то вроде тебя, — он притормозил, будто бы задумавшись о чем-то, и добавил, — Особенно Натаниэль. Он реально, реально ебаный. Может ты знаешь об этом, Доу? Если он ожидал от Эндрю какой-то реакции, называя эти имена, то он, должно быть, был крайне разочарован, поскольку таковой не последовало, по крайней мере не внешне. Кровь Эндрю вскипела от понимания, на что намекал Рико, особенно зная все то, что рассказал ему Абрам. Каким-то чудом у него оказалось достаточно самоконтроля чтобы только вытащить нож и указать им на Рико, вместо того чтобы вспороть ему кишки, как ему бы хотелось. — Я предлагаю тебе уйти до того, как мое терпение лопнет. У меня есть занятия куда интереснее, чем провести еще пару лишних секунд в твоей компании, — Эндрю медленно ступил вперед, чего оказалось достаточно, чтобы довести Рико до грани, поскольку все его внимание было сосредоточено на ноже в руке Эндрю. — Потом не говори, что я тебя не предупреждал, — Рико на мгновение поднял руки вверх и развернулся, направляясь в противоположную сторону. Эндрю подождал, пока кусок дерьма не скрылся из виду, прежде чем направился к автобусу Лисов. Когда он уже был в поле слышимости своей команды, когда распознал голос Ваймака, отчитывавший Абрама: — … не значит, что тебе нужно взять и затеять потасовку с Рико на национальном телевидении. Или мне стоило проговорить это заранее? — Наверное стоило, — Абрам пожал плечами. — Все в порядке, тренер, — Эндрю догнал их. Абрам, казалось, чувствовал себя гораздо лучше, чем Кевин, а потому он встал сбоку от высокого нападающего, удерживаемого в яростных объятиях Эбби. Он положил ладонь на руку Эбби в безмолвном требовании отступить. — Кевин, идем. Прямо сейчас, окей? Мгновение спустя Кевин выпустил Эбби из объятий и Эндрю толкнул его в автобус. Он бы предпочел удалиться от Рико как можно дальше и как можно быстрее. Лисы вскоре после них загрузились в автобус, а тем временем Эндрю попытался успокоиться. Его голова кружилась, а кожа пощипывала, и он уже готов было отправиться на поиски Абрама, когда тот зашел в автобус. Абрам и Рене шли последними, сразу за ними — Ваймак. Напряжение между этими двумя было почти осязаемым для Эндрю. Что же, вот и вся надежда на то, что двое его лучших друзей поладят. Абрам дошел до своего места, но вместо того чтобы сесть в кресло, он притормозил и решил сесть рядом с Кевином. Эндрю настолько замкнулся в своих мыслях, что даже и не заметил, что зеленоглазый парень все еще был на грани панической атаки. Рыжий взял Кевина за подбородок, заставляя его посмотреть на себя, и мягко заговорил по-французски. По началу Эндрю не понимал, что он говорит, — его нежный тон все равно неплохо успокаивал его нервы, — но затем Абрам сказал что-то, прозвучавшее как команда, и поднял ладонь, растопырив пальцы, загибая по одному каждый раз, когда Кевин что-то произносил. Би обучала его этой технике, но она особо не работала в его случае, если ему приходилось следовать ей самостоятельно. Теперь же, пусть он и не понимал слов, он знал, что Абрам говорил, и следовал его указаниям. Он не называл вещи вслух, но мысленно проговаривал их. Пять вещей, которые ты можешь увидеть. Кевин, Абрам, рука Абрама на подбородке Кевина, кресло, на котором они сидят, салон автобуса. Четыре звука, которые ты можешь услышать. Голос Абрама, голос Кевина, затрудненное дыхание Кевина, свое собственное дыхание. Три вещи, к которым можно прикоснуться. Пол автобуса, сидение, на котором он сидел, спинка сидения Кевина. Две вещи, запах которых можно почувствовать. Отвратительный парфюм, которым облили его наркоманов в гримерке у Кэти, его собственный одеколон после бритья. Одна вещь, которую можно попробовать на вкус. Его же слюна, она же считается? Неважно, это, кажется, в любом случае сработало. Эндрю все еще неуютно чувствовал себя в собственной коже, но ситуация явно улучшилась по сравнению с тем, как он чувствовал себя пару минут назад. Видимо, это сработало и на Кевина, поскольку теперь он обмяк в кресле, и его дыхание нормализовалось. Когда Абрам удостоверился, что Кевин вырубился, он обернулся и посмотрел на Эндрю, который спокойно удержал его взгляд. Абрам, казалось, выискивал что-то в его лице, и Эндрю не был уверен, что именно, но все равно слегка кивнул, как бы говоря, что он был в порядке, и мгновение спустя Абрам поднялся и пересел на свое место. Эндрю закрыл глаза и притворился спящим, чтобы его никто не доставал. Он изо всех сил старался сдержать все то, что полыхало внутри него, пока они ехали в автобусе. Это была долгая поездка.

***

Вернувшись в Лисью Башню Эндрю понял, что больше не может сдерживаться. Это уже было слишком. Слишком много шума, слишком много голосов, слишком много людей, слишком много воспоминаний. Он ворвался в свою комнату и заперся прежде чем его компания могла последовать за ним. Он знал, что у них были ключи, и даже если он не думал, что они пойдут против него и попытаются отпереть дверь, он вытянул из-за стойки на кухне стул и подпер ей дверную ручку. Эндрю был не в себе, и, видимо, его тело понимало, что будет лучше сейчас держать его подальше от людей, которых он должен защищать, чтобы он не мог им навредить. Как только дверь была надежно закрыта он, игнорируя оклики и возмущения соседей по комнате, ушел в гостиную. Он не знал, что он собирался сделать, но стоило ему увидеть окно, как его тело заработало на автопилоте. Эндрю пробил стекло и почувствовал странное возбуждение от ощущения чего-то, что не было чужими руками, чего-то болезненного, но по крайней мере боль немного притупила зуд под его кожей. Начав бить по вещам, он уже не мог остановиться. С каждой новой порцией боли он чувствовал все меньше зуда. С каждым совершенным движением он напоминал себе, что его больше не удерживают в кресле. Каждая разрушенная им вещь, каждая сделанная в стене дыра ощущались как освобождение. Понемногу напоминали ему, какого это, иметь контроль. Вот только контроля-то у него и не было. Он до конца не ощущал, что движется вместе со своим телом. Будто бы вместе с ним был кто-то еще, кто-то кто действовал, кто делал ему больно, кто давал ему то, что он заслуживал. Он знал, что сказала бы Би, услышь она такое из его уст. Что он этого не заслужил, что ему нужно успокоиться и глубоко вдохнуть, и еще много вещей, о которых он может и не позабыл, но просто не чувствовал возможности сейчас прислушаться к ним. Он просто продолжал. Продолжал, пока не остановился. В какой-то момент, вероятно о разбитое стекло, одна из его повязок надорвалась, и теперь Эндрю мог видеть свои шрамы. Он же делал то же самое, не так ли? Эндрю знал, что он был склонен к саморазрушению, и сколько бы Би не пыталась помочь ему, он находил все новые и новые пути к этой неверно направленной попытке взять себя под контроль. Теперь, когда шум разрушаемых им вещей стих, Эндрю услышал собственное прерывистое дыхание. Прежде чем он мог задуматься над тем, что ему теперь делать, он услышал голос. — Дрю? — Абрам позвал его по другую сторону входной двери. Даже в таком паршивом состоянии Эндрю мог расслышать беспокойство в его голосе, которое Абрам пытался скрыть. — Дрю, это всего лишь я, — услышав это Эндрю понял, что из коридора больше не доносится никаких звуков. — Я могу зайти? Тебе не обязательно что-то говорить, или делать, я могу просто побыть рядом, если ты этого хочешь, — в этот раз голос Абрама прозвучал увереннее. Эндрю постоял минуту-другую, не отвечая, он пытался привести свое дыхание в норму прежде чем впустить Абрама. Он знал что этот наркоман будет просто терпеливо ждать ответа прежде чем что-то сделать, и по какой-то дурацкой причине это знание помогло ему успокоиться. Он не доверял своему голосу, так что он просто подошел к двери, чтобы убрать стул и отпереть замок и отойти обратно на то место, где он стоял, неуверенный, что ему теперь делать. Он услышал, как открылась и закрылась дверь прежде чем легкие шаги проследовали за ним в гостиную. Абрам даже не замедлил шага, зайдя в хаос, в котором была комната, и никак его не прокомментировал, он просто пересек комнату и, подойдя к перевернутому дивану, поставил его обратно на ножки и сел на него. Теперь они располагались напротив друг друга. Абрам разглядывал его, и Эндрю уставился на него в ответ. — В чем ты нуждаешься? — спросил Абрам голосом, полным искренности. Эндрю нужно было почувствовать что-то еще. Что-то, что не заставляло его кожу зудеть, что-то, что не пробуждало в нем рвотный рефлекс, что-то, что не доставляло ему боли. Эндрю сглотнул и сделал пару шагов вперед, остановившись прямо перед Абрамом. — Да или нет? — его голос оказался куда более хриплым, чем ему бы хотелось. — Да, — тут же ответил Абрам. Эндрю боком уселся к нему на колени и спрятал лицо в изгиб его шеи, обхватывая его руками так, чтобы притянуть поближе к себе. Абрам напрягся на мгновение, но затем обмяк в его объятиях, и Эндрю подумал, вот. Вот это ему было нужно. Это, что не ранило, не болело, не забирало больше, чем он мог отдать. Это тепло, это прикосновение. Быть может, этот человек, но Эндрю не стал вдумываться в эту мысль. — Я могу прикоснуться к тебе? Эндрю прислушался к себе и ответил: — Талия и выше. Абрам расположил одну ладонь в центре спины Эндрю, касание было столь легким, что Эндрю с легкостью мог бы стряхнуть с себя его руку, но при этом все еще уверенным. Другую руку он запустил ему в волосы и беззвучный, — а может и не такой уж и беззвучный, — вздох покинул его, стоило ногтям Абрама слегка пройтись по его скальпу. — Я пытался добраться до вас, — объяснил Эндрю, его голос был слегка приглушен от того, что его рот был практически прижат к ключице Абрама. — Я попытался забрать вас оттуда, увести подальше от него, — Эндрю обхватил его за талию и приложил ладони к его спине, пытаясь подбодрить себя, что Абрам был здесь, с ним, вдали от Рико и Эвермора. — Я… Я не мог. Я не мог пошевелиться, — и только тогда, когда уверенное тело Абрама придерживало его, Эндрю понял, что подрагивает. Он не был уверен в том, как это делается, как доверить кому-то позаботиться о себе. Это не было что-то, к чему он привык, и он не знал, чего ему ожидать, но он почувствовал благодарность, когда Абрам, вместо того чтобы что-то сказать, начал обводить ладонью круги по его спине. Это успокаивало. Они так и сидели, и Эндрю вовсе не всхлипывал Абраму в плечо, неопределенное количество времени. Когда Эндрю почувствовал, что готов, то уперся ладонью в грудь Абрама, чтобы он мог уверенно отклониться немного назад. Он сделал это, чтобы взглянуть в эти голубые-голубые глаза, но его внимание привлекла кровь, растекшаяся по футболке Абрама. — Твоя футболка испорчена, — отметил он, и Абрам взглянул вниз, правда, вовсе не на футболку, а на залитую кровью руку с побитыми костяшками. Абрам убрал руку с волос Эндрю и тот постарался не взгрустнуть от утерянного мягкого почесывания, когда Абрам указал жестом на его руки. — Я могу? Эндрю уже сказал ему, где он может к нему прикоснуться, и даже если ему не нравилось повторяться, он предположил, что то, что руки были ранены, могло побудить Абрама проверить еще раз. — Да, — ответил он, стягивая то, что осталось от его повязок, чтобы Абрам мог осмотреть нанесенный урон. Абрам взял его руки в свои и близко рассматривал их, а затем указал на несколько порезов на его правой руке. — Эти нужно зашить. Можем позвонить Эбби, или хочешь, чтобы мы здесь нанесли швы? — Не Эбби, — ответил Эндрю. — Хорошо. Тогда мне нужно сходить за аптечкой, — начал было Абрам, но затем, видимо, прочитал в выражении лица Эндрю больше, чем тот хотел бы показывать, притормозил. — Или же я могу написать Кевину, чтобы он принес ее из моей комнаты. Эндрю взвесил все за и против и ответил спустя пару секунд: — Скажи Кевину. Абрам вытащил телефон из кармана и так и поступил. Минуту спустя в дверь постучали. Абрам взглянул на него, прежде чем крикнуть «заходите!» достаточно громко, чтобы Кевин услышал. Эндрю поднял взгляд на Кевина, отчасти испытывая, скажет ли он что-нибудь по поводу его положения на коленях у Абрама, а отчасти пытаясь вчитаться в его лицо, чтобы понять, не был ли тот в ожидании извинений, которых не получит. Он пообещал Кевину защитить его от Рико, и именно в этом-то и провалился. Эндрю не жалел и не просил прощения, слова были бессмысленны без подкрепляющих их действий, он лишь иногда исправлял свои ошибки и, быть может, порою давал какое-нибудь объяснение. Кевин же, казалось, извинений и не ждал. Он лишь посмотрел на то, как они обустроились на диване, затем на мгновение окинул взглядом комнату, и наконец зашел в гостиную. Он передал аптечку вытянувшему руку Абраму и развернулся, намереваясь покинуть комнату так и не сказав ни слова. — Это и твоя комната тоже, — сказал Эндрю, и Кевин притормозил, принимая невысказанное приглашение, спрятанное в словах Эндрю, и развернулся, тут же уставившись на них. — Что ты хочешь, чтобы я сделал? — спросил Кевин, глядя то на его лицо, то на травмированную руку, лежащую у него на бедрах. — Я ничего не хочу, — автоматически сорвалось с губ Эндрю. Иногда, очень редко, эти слова казались ложью. — Что тебе нужно, чтобы я сделал? — поправился Кевин. — Абрам не может одной рукой накладывать швы, не так ли? — он вспомнил тот раз, когда Абрам впервые отправился в Лисью Нору, когда из-за Сета у него разошлись швы и Кевин предложил Абраму наложить их за него. Хоть рыжий и отказался, он не думал, что это имело какое-то отношение к доверию к навыкам Кевина. К тому же, если дело было все-таки в этом, то Абрам мог бы сейчас возразить. Теперь, задумавшись об этом, Эндрю понял, что Абрам вполне мог бы нанести швы и одной рукой, он бы даже не удивился. Как бы то ни было, Абрам не стал возражать, лишь продолжив описывать ладонью круги по его спине. Глаза Кевина расширились от удивления, и он пару раз моргнул, прежде чем бросил «ладно». Он взял одно из кресел-мешков, лежавших неподалеку, и подтащил его к дивану, чтобы он мог сесть перед ними. Абрам тем временем открыл аптечку, располагая ее на диване со стороны, где Эндрю вытянул ноги, и начал прочищать порезы на его левой руке. Когда Кевин устроился, то Эндрю протянул ему правую руку, чтобы он мог позаботиться о ней. Какое-то время они молчали. Абрам и Кевин казались полностью сосредоточенными на том, чтобы вытащить из ран все частички стекла, а так же бетона и пару заноз, видимо, полученных от сломанного стола. Эндрю же молчал, поскольку не доверял своему голосу, и вместе с тем просто не знал, что сказал бы, даже если бы решился. Было как-то странно наблюдать за тем, как люди заботятся о чем-то, о чем он мог и сам позаботиться. Но это были не просто люди. Это были Абрам и Кевин. Это его наркоманы позаботились о нем. Может он и может с этим смириться. Может быть даже позволит им снова это сделать. Может быть даже хотел, чтобы они это сделали. Когда Абрам был удовлетворен своей работой, то забинтовал руку Эндрю. Ему не хотелось задумываться о том, почему же Абрам так хорошо справлялся с этим одной рукой, вместо этого сфокусировавшись на том, чтобы просто наблюдать за их работой. Как только Абрам закончил, Кевин поднялся. — Виски или водка? — Виски, — ответил Эндрю и Кевин ушел на кухню. Вернувшись, он протянул Эндрю бутылку. Он выпил столько, сколько счел нужным, но Кевин, казалось, так не думал. — Я бы выпил еще немного, — сказал Кевин, не то чтобы предполагая, но точно и не приказывая. — Ты всегда выпиваешь немного больше, — ввернул Эндрю, но все-таки делая еще пару глотков. Покончив с этим, он закрутил крышку обратно на горлышко и отдал ее Кевину, и тот поставил ее на пол, неподалеку от своего кресла-мешка. — Ты уверен? Эндрю медленно кивнул в ответ. Руки Кевина были уверенными и осторожными, когда он наносил швы. Эндрю попытался сфокусироваться на ощущении мозолей на его ладони и пальцах, оставленных годами стискивания в руках ракетки для экси, и на кругах, все еще описываемых Абрамом ладонью по его спине, нежели на игле, прорывавшейся сквозь его кожу. Эти прикосновения так сильно отличались от тех, что сдерживали его, что Эндрю слегка затаил дыхание. Если повезет, то наркоманы решат, что это он от боли. Когда со швами было покончено и обе руки были забинтованы, Эндрю слегка сжал пальцы, проверяя, как будет ощущаться ракетка в руках. Неприятно, но терпимо. — Ты сможешь играть? — спросил Кевин. Абрам щелкнул его по лбу, и Эндрю фыркнул, глядя на их выходки. — Где остальные? — спросил Эндрю, игнорируя то, как нахмурился Кевин из-за того, что он проигнорировал его вопрос. — В моей комнате, со старшекурсниками, — ответил Абрам. Ладно, подумалось ему, с Рене они будут в безопасности. — Они заказали пиццу и включили какой-то дерьмовый фильм, — проворчал Кевин, явно не одобряя их выбор ужина. — Мы поедем сегодня в Колумбию, — озвучил Эндрю то, что запланировал пока они молчали, и следом зевнул. Он и не заметил, насколько устал, события утра оказали на него большее воздействие, чем он ожидал. — Тогда я бы вздремнул, — сказал Абрам с понимающим выражением лица. — И я, — Кевин преувеличенно вздохнул. Эндрю осмотрел комнату, весь тот бардак, что он тут навел. Исключая окно и пару дыр в стене, все, что он сломал, принадлежало ему. Ему не нравилось находиться посреди беспорядка, но он слишком устал, так что это подождет. — Я поставлю будильник, чтобы мы встали чуть-чуть пораньше и успели прибраться перед отъездом, — Абрам вытянул из кармана свой телефон. — Ладно, — Кевин вздохнул и поднялся с места, хлебнул щедрый глоток виски, прежде чем отнес бутылку обратно на кухню. Покончив с этим, он вернулся к ним в комнату, притормаживая на самом пороге, чтобы обернуться на них. — Идете? — спросил он, увидев, что Абрам и Эндрю так и не пошевелились. Эндрю поднялся на ноги и отправился в спальню, и Кевин продолжил путь к своей кровати на нижнем ярусе. Эндрю только забрался на второй ярус кровати, которую он делил с Кевином, когда нападающий вновь заговорил. — Ты тоже, Нил, — позвал он и Эндрю понял, что тот, должно быть, остался сидеть на диване. Мгновение спустя Абрам появился в дверях и приподнял бровь, глядя, как подумалось Эндрю, на распластавшегося на кровати Кевина. Судя по тому, как качнулась кровать, Кевин жестом поманил его к себе, и Абрам пересек комнату, забрался на кровать Кевина, чтобы лечь вместе с ним. Как только кровать перестала трястись от того, как эти двое пытались улечься на кровати под ним, Эндрю закрыл глаза, правда, только на пару минут, и открыл их снова. Этот день выжал его, как лимон, а его разум был слегка сонным от потребленного алкоголя. Он был даже не близок к тому, чтобы серьезно опьянеть, но он был чуть более расслабленным, чем обычно, пока алкоголь курсировал по его венам. Как бы то ни было, ему не спалось. Он попытался уснуть, но он все не мог перестать думать о том, как комфортно было сидеть на коленях у Абрама, какими острожными были прикосновения Кевина, и как они теперь лежали вдвоем на кровати под ним. Может быть всему виной последняя унция адреналина, оставшаяся после такого насыщенного дня, но в одну секунду Эндрю лежал на своей кровати, спокойно глядя в потолок, а в следующую уже спускался по лестнице, чтобы встать возле кровати Кевина. Абрам лежал на спине, используя руку Кевина как подушку. Кевин же примостился к нему сбоку, грудью прижимаясь к его боку, а лбом к его виску, перекинув вторую руку через торс рыжего, чья рука покоилась на ней сверху. Оба глядели на Эндрю. Эндрю сглотнул, и, пока не передумал, спросил: — Да или нет? Абрам ответил «да» мгновенно, когда как Кевин ничего не сказал, и они оба уставились на него. — Ой, ты и меня спрашиваешь? — когда Кевин понял, что кроме молчания в ответ ничего не получит, то уверенно ответил «да». Эндрю забрался на кровать и улегся по диагонали на Абрама, не то чтобы было много вариантов уместиться на такой кровати втроем, так что он устроился так, как смог. Наркоманы убрали свои руки, когда он подошел к кровати, так что он использовал грудь Абрама в качестве подушки, лбом утыкаясь в грудь Кевина. Каждой рукой он крепко взялся за футболку каждого из них. Ни один, ни другой не спросили, могут ли они к нему прикоснуться, видимо, полагая, что это уже и так максимум, который он мог вынести. — Все еще да? — спросил он, давая им последний шанс дать заднюю. — Да, — хором ответили Кевин и Абрам. Эндрю вновь закрыл глаза. Теперь же, когда он крепко держал их обоих, он наконец почувствовал спокойствие, покинувшее его с тех самых пор, как на сцену вышел таинственный гость. Может у него и не вышло уберечь их от Рико, но они все еще были здесь, с ним, и вдали от Гнезда, так что, быть может, он не так уж и сильно провалился. — Спасибо, — прошептал он в оставшееся между ними пространство. Спасибо за то, что позаботились обо мне тогда, когда я даже не могу позаботиться о вас. Он сказал это достаточно тихо, так что не был уверен, что хоть кто-нибудь из них услышал, но ему подумалось, что они каким-то образом все равно это знали. Здесь, меж тепла их тел, с размеренным сердцебиением Абрама под его ухом и запахом Кевина прямо перед носом, Эндрю уснул, и только спустя несколько часов он осознает, что впервые смог спокойно уснуть, не имея за спиной стены, или чего-то твердого, к чему можно было бы ей прижаться.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.