Потому что люблю

Гет
NC-17
В процессе
3
автор
Размер:
планируется Макси, написано 160 страниц, 13 частей
Описание:
Посвящение:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
3 Нравится 14 Отзывы 1 В сборник Скачать

нечеловеческий вопль

Настройки текста
Всю пару Хёнджина не покидали мысли о Кёнми, а точнее о том какой счастливой она была рядом с Филом, как сияли её глаза и дело было совсем не в алкоголе. Хван вдруг поймал себя на мысли, что ещё ни разу он был вот так счастлив за человека. Так просто и так по доброму, с такой искренностью. Это тоже своего рода любовь, но не та которую Хёнджин испытывал до этого, что что-то другое, на совершенном уровне. Что-то до боли знакомое, но необычное настолько, что Хван не мог перестать улыбаться смотря куда-то в окно, а не слушая что говорит лектор. Ким, сидя над тетрадкой, задумалась о своём и даже не услышала, что её позвал Феликс. Она обратила на него внимание только после звонка, оповещающем о конце занятий. Но в просьбе Ли поговорить не было ничего важного, он лишь хотел сказать, что не понял, как использовать словосочетание правильно. До того, как закончился последний урок, Феликсу позвонил Хёнджин с просьбой дать Кёнми трубку. - Привет, надеюсь, не сильно отвлекаю, - послышалось в трубке, - я бы хотел поговорить, когда ты закончишь, это возможно? - Но разве мы не можем поговорить по телефону? – удивилась девушка, переводя взгляд на Феликса, который пил сок, - Может, ты имел в виду прогуляться и поговорить? – в этот момент у Ли сделал слишком большой глоток и подавился, - У меня последний урок, потом можешь подойти, - в трубке послышалось «да, хорошо», а Феликс вновь почувствовал прилив уверенности как прошедшим вечером, - тогда до встречи. Когда Ким отдала телефон обратно Феликсу, то попросила и в свой занести номер Хёнджина, которого после официального Ли «Хван Хёнджин» переименовала на «Хёни». Весь оставшийся учебный день Феликс практически не разговаривал с Кёнми - учитель по литературе дал ему задание для подготовки к экзаменам и Ли полностью погрузился в его изучение. Странно, но после их последней вечеринки Ли перестал чувствовать любую опасность от Хёнджина в сторону Ким. Он так же перестал быть на все сто процентов уверен, что Хёнми ничего к нему не чувствует. Неужели он такой дурак, что сам себе всё придумал и решил за всех, расставив точки. Феликс понял, что сделал поспешные выводы, что слишком рано сдался, закрылся. Это неправильно. Он не такой человек. Хёнджин не такой, каким выглядел в глазах Ли последние несколько месяцев - нет в нём той злобы, которую Феликс так старательно в нём подчёркивал. Узнав, что Кёнми и Хёнджин после занятий встретятся и пойдут гулять вдвоём, Феликс почувствовал, что внутри нет бури эмоций, которая была раньше, что он может без ревности и страха отпустить Ким с Хваном куда угодно. Связано ли это было с тем, что Феликс довольно рассудительный человек или с тем, что его сердце просто в первый раз дало осечку, почувствовав крупицу негатива, он не знал. Но что нет смысла без разбора злиться на друга просто потому что что-то заставило его бояться, Феликс не хотел. Сдаваться без боя тоже.

***

Хёнджин, взяв Ким за руку, повёл её вглубь парка. Он ходил сюда, когда был ребёнком, именно поэтому он повёл её к своему любимому месту – на качели. Это были одинокие качели, стоящие среди высоких деревьев, окружённые невысокой травой. Это место заставляло голову заполниться воспоминаниями, и все были хорошие: мама Хёнджина водила его сюда, когда он был совсем маленьким, они играли, загадывали загадки, когда Хван качался на качелях, мама рассказывала ему сказки и истории из своего детства. Вокруг ни души. Как тихо. Когда Ким оказалась на деревянном сидении, Хёнджин встал напротив, обхватив одну из ручек качали в руку. - Тебя покачать? – он улыбнулся, глядя на то, как Кёнми довольно улыбается, убирая прядь волос за ухо. Даже на таком расстоянии Хёнджин почувствовал цитрусовый аромат её шампуня, видимо, она очень его любит, - Сильно или не очень? - Не очень, - Ким снова улыбнулась, - не хочу вылететь отсюда. «Я этого не допущу» Качели медленно начали раскачиваться из стороны в сторону, волосы девушки развивались от лёгкого ветра, а на её лице цвела неподдельная улыбка. Хёнджину это нравилось. Как только до этого он мог не замечать такую Кёнми? Такую весёлую, искреннюю, чистую. Её детская наивность, казалось, останется с ней навсегда, но кто такой Хёнджин, чтобы это изменить? Но он этого и не хотел. Всё происходило так словно так и должно быть, оставаясь в памяти приятными воспоминаниями, которые они вряд ли когда-нибудь забудут. Взглянув на Хёнджина из под развивающихся волос, Ким успела заметить, как очередная цепь на его сердце и в его глазах разбилась, как он улыбался и даже как смеялся, видя Кёнми. Такую, которая не могла не радовать глаза. Такую, которая до боли простая, но такая же сложная. Что кроется в её сердце, мыслях, Хёнджин мог лишь предположить, что он занимает особое место в её сердце. Девушка сама не понимала, что именно её так привлекало в Хёнджине: цвет волос, глаза, губы и улыбка, что на них расцветает по причине или без неё, смех, голос… душа. Его доброе сердце, что так беспощадно разбили и втоптали в землю, смешали с грязью, а он всё равно держится. Да, ему пришлось нелегко и он до сих пор иногда вспоминает ту боль, которую испытал несколько месяцев назад. Он помнит всё до самой маленькой детали, но мысли и душу перестала посещать боль, и в этот момент Хёнджин выглядел самым обычным человеком, способным на эмоции любой масти. Со стороны могло показаться, что между ними что-то есть, но это не совсем правда. Эти двое как будто были созданы для того, что бы помогать залечивать друг другу душевные раны, когда они вместе, то ничто не способно сломать их. Они как кусочки пазла - нашлись в бесконечном количестве деталей и соединились во что-то красивое, крепкое. Такую дружбу не разбить даже если всем миром навалиться. Хван даже мечтать не мог, что когда-нибудь будет вот так просто. С Ёль всё было абсолютно по другому: она редко смеялась, кроя все мысли и чувства в себе, что не переставало раздражать Хёнджина до последней секунды, она и выглядела совершенно по другому – всегда в юбках и кофточках, платьях, а Ким…она такая искренняя и добрая. По непонятной для себя причине Кёнми рассмеялась, крепче сжимая ручки качели в своих маленьких ладошках. Хёнджин, заметив это, поймал качали и остановил их, а Ким продолжала смеяться. Так искренне. Так заразительно. Хван тоже невольно рассмеялся, склонив голову на правую сторону. Его волосы перекатились на право, вместе с головой чёлка спала на глаза. - А чего смеёмся? – улыбнулся Хёнджин, - Вспомнила что-то? - Нет, просто мне вдруг стало так весело. С тобой приятно находится в последнее время, - она подняла глаза на Хвана, - Мне очень жаль, но ты такой молодец.. Знаешь, я даже не думала, что мы с тобой сможем когда-нибудь погулять вдвоём… - Это разве плохо? – Хёнджин сел перед Кёнми на корточки, - Если тебе некомфортно, то я могу уйти. - Нет нет, что ты! Я вовсе не это имела в виду, просто, - Кимна секунду замолчала, опустив глаза, - я рада, что ты стал собой. Настоящим собой, понимаешь? Теперь ты можешь делать то, что захочешь, то, что нравится. - Кёни, я, - Хёнджин глубоко и шумно вдохнул, - понимаешь, я никогда не был скован отношениями, но ты права. Сейчас я действительно волен делать абсолютно всё и, знаешь, есть одна вещь, которую я хотел бы сделать. - Какая? - Может, потом я тебе расскажу, - Хёнджин немного замялся, проведя языком по нижней губе, - но сейчас не время. Что бы он не говорил и не делал после расставания с Ёль, это выглядит странно. Но Кёнми это уже перестало смущать, она привыкла к тому, что Хёнджин одним только словом или взглядом может выбить землю из под ног, заставить чувствовать себя неловко или рассмеяться во весь голос. Конечно, иногда это переходило все границы, но всё-таки это в каком-то смысле даже нравилось Ким. И пусть Хёнджин иногда говорит загадками, заставляет запутаться в собственных догадках, он всё равно оставался самим собой. Таким. Необычным.

***

После пар Минхо словно с цепи сорвался – после звонка он пулей вылетел из университета и, поймав такси, поехал в заветное кафе, в надежде снова встретить там Джисона. И пусть, что они вновь обменяются только вежливыми словами и названным заказом, а после от Хана Минхо услышит «хорошо вам провести время», а ноги всё равно несут туда. Такого животного желания встретиться с Джисоном Минхо очень давно не испытывал, наверное, с их первой прогулки и только. Когда, попрощавшись у подъезда Хана, Ли простоял возле двери ещё какое-то время после того, как Джисон за ней скрылся, а потом медленно поплелся в сторону дороги, прокручивая всю их встречу снова и снова, оставляя в подкорке каждый момент, проведённый с ним. В ту ночь он долго не мог заснуть, слушал музыку и впервые улыбнулся, вспомнив в очередной раз Джисона. Приход Минхо в кофейню оповестил тихий звон колокольчика, взгляд Ли тут же упал на стойку, за которой раньше всегда стоял Джисон, делая свою работу, но в этот раз его там не оказалось. Вместо него стояла девушка со светлыми волосами, заметив Минхо, она улыбнулась и поприветствовала его. - Вы у нас уже не в первый раз, - подметила Хеджи, внимательно смотря на Минхо, - что будете заказывать? - Я не изменяю своим вкусам, - слабо улыбнулся Ли, явно раздосадованный тем, что не застал здесь Джисона, но, может так даже лучше, - банановый раф и побольше сливок, а разве Хан Джисон сегодня не работает? - Нет, сегодня у него выходной, - удивилась Чон, - вы знакомы? - Да… старые друзья, - Хеджи сразу поняла, что это тот самый «старый знакомый» Хана, - а когда он выйдет на смену? - Завтра с 9 утра до 9 вечера, - улыбнулась девушка, протягивая парню кружку с кофе, - я могу передать ему, что вы приходили. Скажите только своё имя, пожалуйста. - Ли Минхо. Администратор кивнула, а Минхо прошёл в угол кафе, где увидел знакомое лицо, точнее волосы. Это был тот самый «Кудряш» друг Чанбина, про которого Со постоянно говорит без умолку. Парень сидел за соседним столиком с телефоном в руках. Красивые руки. Минхо, просидев на месте ещё несколько секунд, встал и подошёл к кудрявому парню. - Можно с вами посидеть? - Да, - ошеломлённый Чан не нашёл слов лучше, - садитесь, - никогда не было такого, чтобы к нему кто-то подсел, - Вы что-то хотели? - Можно на «ты», - смутился Минхо, ставя свою кружку на стол и устремляя взгляд на Бана, - я Ли Минхо, - он улыбнулся, - друг Чанбина, - при упоминании Со, Чан изменился в лице, откладывая телефон, - он мне много про тебя рассказывал. Всё, кроме имени, забавно, правда? - Очень на него похоже. Я Бан Чан, приятно познакомиться. Не думал, что Чанбин может про меня что-то кому-то рассказывать, - Чан заметно смутился, - надеюсь, ничего плохого? - Напротив! Всё только самое лучшее, я не знаю ни единого твоего недостатка, - улыбнулся Ли, замечая улыбку Бана. И правда красивая, - рад, наконец, познакомиться. Я просто видел вас тогда, на тебе, вроде, белые джинсы были, - Чан кивнул, - тебя трудно забыть, точнее твои волосы. - Все об этом говорят, как будто во мне больше ничего привлекательного нет, в любом случае, я тоже о тебе кое-что слышал. Знаю, что ты мастерски делаешь коктейли. Диалог продолжался сам собой за кружкой кофе. Теперь Минхо вживую увидел предмет тайного обожания Чанбина. Ли давно это понял, замечая, как Чанбин каждый раз улыбается, когда приходит сообщение Чана, как он воодушевлённо рассказывает о Бане. Минхо бы никогда до этого не поверил бы что такой парень как Со может влюбиться в человека своего пола, да он и про себя никогда бы не подумал, вот только жизнь жестокая штука – иногда приходится разгребать то, что она подкидывает. У Чана простой, но запоминающийся стиль и даже под довольно объёмной одеждой видно, что тело у него мускулистое. Когда Минхо это понял, то был удивлён, ведь знал, что Чан работает врачом. И когда только находит время для тренировок, потому что из разговора стало понять, что Бан практически всё своё время посвящает работе. Ли тоже не нашёл в Чане изъянов и был приятно удивлён, когда Бан также красочно как и Чанбин описывал своего друга. Даже Минхо так не говорил о Со, хотя он его лучший друг. Первая мысль, что между ними что-то есть, но в этом Ли сильно сомневался – Чан всё-таки не был похож на человека, которому Чанбин нравится как человек для отношений. Бан Чан словно искрил своим сиянием, заставлял улыбаться, поэтому пока Минхо был с ним, то забыл о Джисоне, ради которого так мчался сюда. - Понравилось кафе? – спросил Ли, делая глоток кофе, - Я тоже сюда не первый раз прихожу. - Да, - Чан бросил взгляд на Хеджи, - тут вкусный кофе, хотя после кофе из автомата любой покажется вкусным. - Не люблю кофе из автоматов, - скривился Минхо, - и растворимый тоже не пью. - У меня выбора нет, - Ли понимающе покачал головой, - у нас рядом есть кофейня, но я почему-то туда не хожу. «Бариста там, наверное, не красивая» Минхо улыбнулся, делая очередной глоток. Он на секунду задумался о том, что если бы он не был знаком с Джисоном, то ему вполне мог бы понравиться Чан, но всё-таки эта мысль кольнула сердце. Это заставило Хана снова ворваться в его мысли, а Бан как ни в чём не бывало пил свой кофе, то и дело беря в руки телефон. Клиентов не было уже довольно долго, и Хеджи могла только наблюдать за Минхо и Чаном, что так увлечённо разговаривали. Чон услышала, что Бан работает врачом, и что в Сеуле он временно, а потом снова уедет в Пусан. Хотела бы и она съездить куда-нибудь, но работа не отпустит, пусть даже такая простая как администратор. Поправив волосы, Хеджи ушла в служебную комнату, чтобы снять свитер – было слишком жарко. Когда она вернулась, то Минхо уже не было, Чан сидел за столиком один. Руки красивые. Чон закусила губу и опустила глаза. Каждый раз, когда приходит Бан, то Хеджи в мыслях теряется, и мысли эти далеко не о работе. Она каждый раз засматривается на его волосы, руки. В основном Чан смотрит в телефон, поэтому взглянуть в глаза не всегда удаётся, а когда это всё-таки случается, то на губах цветёт улыбка. Чан тоже засматривается. Непривычно видеть девушку с такими волосами - вьющиеся светлые локоны как у барашка. Волосы придают Хеджи своего рода очарование, маленький нос и большие глаза привлекают внимание, как и внешность в целом – иностранка. Акцент Бану кажется знакомым, и он ей безумно подходит. От Хеджи всегда пахнет кофе, наверняка, даже когда она не на работе, но Чану всё равно было интересно, какими духами она пользуется. Наверняка что-то нежное, но в этом он сильно ошибался, ведь Чон предпочитала более терпкие ароматы, похожие на мужские. Когда Чан смотрел на Хеджи, то так много вопросов в голове возникало: какой любимый цвет, что любит слушать, любит ли собак. Но главный вопрос: что она думает о нём? Когда Чан подошёл к стойке, у Хеджи дыхание перехватило. Он положил руки на деревянную поверхность, переплетая пальцы, и посмотрел Чон в глаза, когда та осмелилась их поднять. Бан улыбнулся, и случилось то, чего Хеджи никак не ожидала – он попросил её номер, а после так лучезарно улыбнулся, что ей стало неловко и почему-то немного стыдно. Простояв ещё какое-то время не меняя положения и тупо смотря на Чана, Хеджи всё-таки улыбнулась и забила свой контакт в телефон Бана, после чего он снова улыбнулся и как ни в чём не бывало, вернулся на своё место, где снова взял в руки телефон, стараясь скрыть улыбку. У Чон руки, от чего-то, затряслись, а сердце билось так, словно было готово пробить грудную клетку, голова была переполнена только Бан Чаном, который стал приходить в кофейню чуть ли не каждый день. В основном по утрам, но иногда и к обеду или вовсе вечером ближе к закрытию, Чон далеко не всегда подменяла Джисона или Бомгю, но всё равно старалась выходить в зал чаще, чтобы увидеть, пришёл Чан или нет, и он приходил, пробовал разный кофе и садился за дальний столик в углу. Чан рад тому, что, наконец, смог подойти к Чон и взять её номер, сердце теперь от чего-то немного болело, а губы всё равно украшала улыбка, демонстрируя ямочку на щеке. У Хеджи тоже ямочки, Бан недавно это заметил, когда Чон тихо посмеялась с шутки Джисона, она всегда приходила в разной одежде, только когда подменяла бариста надевала белый свитер и чёрный фартук, но в остальное время она носила толстовки или объёмные рубашки, из-за чего её ноги казались очень худыми. Чан был уверен, что у Хеджи красивое тело, но даже думать об этом было стыдно, поэтому каждый раз, когда подобные мысли приходили в голову, Бан начинал невольно улыбаться, а кончики ушей всегда краснели.

***

Чанбина от готовки отвлекло сообщение от Чана, прочитав которое, Со впал в ступор. «Я взял номер у Хеджи» В груди что-то больно закололо, к горлу подступил ком, который не давал нормально дышать, вдох было сделать просто невозможно. Мясо зашипело на сковородке, а Чанбину всё равно – его мечта разбилась о жестокую реальность. Конечно Чан выбрал Хеджи – девушку, а не Чанбина, который влюбился в мечту, живя в мире, который сам себе придумал, в котором они с Баном будут вместе гулять, держаться за руки и разговаривать обо всём на свете, смотреть фильмы у Со дома, лежа в обнимку, вдыхать аромат друг друга. Как после такого можно о чём-то мечтать? Правда ведь говорят, что мечта должна оставаться мечтой, иначе это просто планы на завтра. Вот только от этого осознания больно, и жизнь кажется невыносимой. «Я рад за тебя!» Набирать это сообщение Чанбину пришлось чуть ли не через слёзы, что так отчаянно хотели вырваться наружу, глаза в этот момент заполнила красная паутина, а в горле засел крик, который Со не смог долго сдерживать. Швырнув лопатку в стену, Чанбин закричал так громко, что соседи могли бы подумать, что в квартире происходит убийство, вот только кроме разбитого сердца полиция бы ничего не обнаружила. Слёзы всё-таки стали крупными каплями скатываться по щекам, скапливаясь на подбородке, а бесчеловечный вопль прекратился так же неожиданно, как и начался. Стало тихо. Кроме мыслей и биения собственного сердца Чанбин ничего не слышал. Все картинки, что были переполнены красками, в миг окрасились в серый, заставляя рыдания вырваться наружу. Мясо уже подгорело, а Чанбин так и стоял у плиты, глотая слёзы и смотря на лопатку, которая чудом не сломалась. Она валялась на полу неподалёку от стены, приковывая к себе внимание Со, который кроме как смотреть на предмет ничего больше не мог. Холодно, хотя в квартире довольно тепло, у Чанбина неприятные мурашки бегают по спине, в глазах образовался лёд, который теперь никто не сможет разбить ещё очень долго, сердце, что так бестактно разбили, осталось лежать в темноте, становясь твёрже с каждой секундой в конечном итоге превращаясь в камень. Так будет лучше, по крайней мере, Чанбину так тогда казалось, он не понимал, что жизнь не заканчивается на одном человеке, но принять этот факт далеко не всем удаётся сразу. Теперь Со мог только гадать, появится ли в его жизни человек, которого он сможет так же сильно полюбить. Даже если это произойдёт, то нескоро, Чанбину понадобится время, чтобы принять ту реальность, в которой он теперь живёт, в которую его вернул Чан, в которой теперь нет места краскам. Опомнившись, Чанбин выключил плиту, поднимая сковородку в воздух, от неё поднимался дым. Кроме как выбросить мясо, ничего не оставалось, так Со и сделал, когда оно остыло. На кухне пахло гарью, и этот запах довольно быстро распространился по всей квартире, пришлось открыть все окна настежь, чтобы запах быстрее выветрился. Шумно выдохнув, Чанбин выпил стакан воды и пошёл в комнату, где включил телевизор. Как на зло, ни на одном канале не было развлекательных шоу или хотя бы новостей, сплошные фильмы, в которых парень и девушка любят друг друга. В очередной раз в уголках глаз начали скапливаться слёзы, которых, казалось бы, уже не должно было быть, но они всё равно стали медленно ползти по щекам. И почему именно сейчас нет ничего кроме этих фильмов? Почему по телевизору не показывают, например «Горбатая гора»? Ответ очевиден – он про любовь двух парней, а такую любовь даже в современном обществе принимают с трудом. Чанбину тяжело, а вот Чану нет, он доволен собой и сейчас сидит в кофейне, радостно попивая кофе. Возможно, Бан был так увлечён Со как другом, что даже не заметил, как Чанбин смущается, глядя на него, как улыбается при виде его улыбки, как старается выглядеть идеально, лишь бы привлечь внимание Чана. А он с первого их прихода в ту кофейню засматривается на Хеджи, даже не подозревая о том, что этим причиняет Чанбину невероятную боль.

***

Хеджи, отойдя в служебную комнату, позвонила Джисону, рассказав о том, что сегодня заходил Ли Минхо. После этих слов на другом конце стало тихо, было лишь слышно, как в трубку тихо дышал Хан и, спустя несколько секунд он всё-таки спросил, остался ли Минхо в кафе или ушёл, на что получил ответ, что Ли уже давно покинул кафе. У Джисона в голове не укладывается, что Минхо приходил в кофейню не просто чтобы попить кофе, а для того, чтобы увидеть его. От этих мыслей в дрожь бросает, заставляет чувствовать себя неловко, а ещё стыдно. В прошлый раз Минхо застал Хана на рабочем месте, это случилось дважды, а на третий ему не повезло – у Джисона выходной. Тогда он бы снова смог увидеть те глаза, в которых столько боли и отчаяния, то в тоже время полно любви, которая не прошла до сих пор. Джисон чувствовал тоже самое, каким же глупым он был, что оставил Минхо только ради того, чтобы тот не мешал ему учиться, а ведь всё могло быть совсем иначе – Хан продолжал бы посещать лекции и семинары, а после пар гулял бы с Ли, а потом они приходили бы на их съёмную квартиру, чтобы посмотреть какой-нибудь фильм и по просьбе Джисона обязательно купили бы по дороге мороженное, вот только…это всё всего лишь могло бы быть. Сейчас Хан живёт в общежитии – снимать квартиру он не хочет, точнее оставаться одному просто невыносимо. С недавних пор он только и думает что о Минхо, до этого не подозревая, что и Ли занят тем же самым. С ним так много тёплых воспоминаний связано, они для Джисона самые лучшее, до сих пор он не получил ни единого момента, который мог бы сравниться со временем, проведённым с Ли. Джисон рад, что его общежитие расположено очень далеко от того дома, где они с Минхо раньше снимали квартиру, а университет ещё дальше, но раньше и это приносило радость, ведь они с Ли могли подолгу ехать в автобусе, слушая музыку из одних наушников, а потом медленно прогуливаться пешком. Минхо всегда очень долго добирался до места учёбы Хана, но Джисон терпеливо ждал, ведь знал, что потом весь оставшийся день они проведут вместе. Положив трубку, Чон вернулась за стойку, сталкиваясь глазами с Бан Чаном. Он стоял возле витрины, делая вид, будто что-то выбирает, но на самом деле он всего лишь хотел ещё раз вблизи взглянуть на Хеджи. Это смущало их обоих, но никому из них не было до этого дела. Поправив волосы, Чон улыбнулась и наклонилась к Чану через стойку. - Что-то присмотрели? – её улыбка стала ещё шире, когда Бан отрицательно помотал головой, - Могу посоветовать сэндвичи цезарь, они у нас очень вкусные. Неопределённость Чана заставляла улыбаться, и как бы Хеджи не старалась, улыбку было видно. Чон не могла даже подумать о том, что Бан попросит её номер. Когда это случилось, то в голове всё сразу перемешалось, наверное, она выглядела глупо, но Чана, это кажется, не смутило ни капли. Ведь он сам долго не решался подойти с этой просьбой, но в итоге нашёл в себе силы. Но все мысли Хеджи нарушало только одно – Бан здесь временно. - Да, вы знаете, я возьму, - Чан достал из кармана телефон и оплатил покупку, - спасибо за рекомендацию. Однако к сэндвичам он так и не притронулся, Бан продолжал как можно медленнее пить кофе, ушёл он только через 20 минут, забрав с собой недавнюю покупку. Чан сам не понимал, что с ним происходило, раньше такого никогда не было, да и вообще слишком много событий случилось за последнее время: он встретился с Чанбином, познакомился с Хеджи, узнал, что его сестра беременна. До сих пор в голове не укладывается, что его сестрёнка, совсем ещё маленькая девочка носит под сердцем ребёнка. Бан знал, что Ёль хотела мальчика, но всё же не был готов к тому, что это случится так скоро, а сама Ёль почему-то спокойна. Неужели она рада? Наверное, любая девушка была бы рада, но не в таком же возрасте! Хотя для Чана его сестра навсегда останется маленьким ребёнком, который играет в куклы и мечтает о свадьбе.

***

Чонин опять потерялся в мыслях о том, что хочет влюбиться, утонуть в человеке с головой, но всё время занимает учёба – скоро экзамены и Яну явно не до любовных дел, но он все равно мечтает. Рядом есть лучший друг – Сынмин, без которого Чонин себе жизни не представляет, он буквально нуждается в этом человеке. Ким никогда не оставляет Яна в одиночестве, он всегда помогает, протягивает руку, когда кажется, что ухватиться больше не за что. - Нини, - из размышлений вырвал голос Сынмина, его макушка показалась в дверном проеме, - будешь чай? – Ким зашёл в комнату с двумя кружками, видимо, не ждал отказа, - хотя, я всё равно уже налил. - Ты как всегда, - Чонин расплылся в улыбке, перехватывая синюю кружку из рук друга, - чем хочешь заняться? - Ну, я предлагаю поболтать о жизни, - рассмеялся Ким, устремляя взгляд в окно, - а потом можем пройтись, если хочешь, - Ян кивнул, - хорошо. Тогда я начну. Что думаешь о Феликсе? - Ничего плохого, - Чонин пожал плечами, отпивая немного чая из высокой кружки, - он хороший. Помогает нам, начитанный, спортивный, даже не знаю, прям эталон! – Сынмин снова засмеялся, - Только вот мне его немного жаль, ты видел, как он смотрит на Киёнми? Никогда бы не подумал, что так может быть, они хорошо вместе смотрятся, ты не обращал внимания? - Да, ты прав, они были бы прекрасной парой! Но раз они до сих пор не вместе, значит, Кёнми нравится кто-то другой, это же логично, разве нет? - Или они оба смелости просто набраться не могут, - пожал плечами Ян. Согласившись с другом, Сынмин снова поднёс кружку к губам, отпивая немного горячего чая с лимоном, Ким знает, что для Яна чай без лимона – не чай. Хорошо, когда рядом есть лучший друг, который знает про тебя буквально всё. Наверное, у Чонина больше нет друзей, по крайней мере, таких близких как Ким, да, у него есть Феликс и Кёнми, но всё-таки это немного не то. Яну хватало и одного Сынмина, он в буквальном смысле его обожал, также как и Ким его. Они провели слишком много времени вместе, а Чонину всегда будет мало, он лишь хотел, чтобы Ким оставался с ним как можно дольше, но понимал, что однажды их пути разойдутся, из-за этого он очень грустил временами. - Ты в последнее время какой-то грустный, - заметил Ким, - у тебя всё нормально? - Да, всё в полном порядке, просто иногда от учёбы нет отбоя ты же знаешь, порой от этого я очень устаю, - Чонин немного соврал, но Сынмин этого не заметил, - я просто невероятно устал от всех этих дополнительных занятий, курсов, хорошо, чтобы сегодня у меня свободный день. Сынмин тоже устал. Из-за этих экзаменов всё идёт наперекосяк, нет времени сходить прогуляться или просто поспать на час подольше. Но иногда выдаются свободные дни как этот. Сегодня они чувствуют себя свободными, они могут просто сидеть дома у Сынмина, пока его мама не пришла с работы, и пить чай. Но когда их кружки опустели, то Чонин и Сынмин пошли гулять. Их любимым местом был торговый центр – они регулярно туда ходили в кино или чтобы купить что-то из одежды, в этот раз тоже не обошлось без покупок: Чонин купил себе футболку, а Сынмин кепку, которую так давно хотел. Выйдя из спортивного магазина, радостно размахивая пакетами, друзья налетели на невысокого парня, он был одет вовсё чёрное, но на нём это выглядело стильно и элегантно. - Извините, - виновато улыбнулся Чонин, - мы вас не заметили. - Пустяки, - ответил парень, пряча руки в карманы, - решили прикупить одежды к лету? – спросил он, оглядывая школьников, - Вы не знаете, там что-нибудь новое появилось? - Чанбин! – окликнул парня консультант, вышедший из магазина, - Тебя кроссовки заждались. - Вы Со Чанбин? – спросил Сынмин, в очередной раз оглядывая парня с ног до головы, - мы знаем Вашего друга Ли Феликса. Он с нами в одной школе учится. - Да, Фил мой хороший друг, раз вы его друзья, то и мои тоже, - Со улыбнулся. - Я Ян Чонин, а это мой лучший друг Ким Сынмин, - они слабо поклонились, - рады познакомиться! - Да, я тоже рад, не хотите со мной прогуляться? А то я тут совсем один, - он как-то слишком грустно улыбнулся, - хотите? – друзья кивнули, - Тогда помогите старику выбрать кроссовки. Чанбин оказался очень приятным человеком, Чонин и Сынмин убедились в том, что Ли хорошо выбирает друзей, и откуда только этот навык? Ян и Ким были наслышаны и о других его друзьях – Минхо и Хёнджине, они с Чанбином учились в одном университете, вот только где и как Феликс с ними познакомился, друзья не знали. Чанбин по совету Чонина выбрал белые кроссовки с красными и чёрными вставками, а Сынмин уговорил Со купить красную толстовку, потому что она будет хорошо сочетаться с кроссовками. Повстречав Сынмина и Чонина, на душе стало спокойней, на губах зацвела улыбка. Эти двое школьников были такие довольные, что Чанбин заразился их весельем, позабыв о том, что недавно случилось. Теперь он чувствует себя легко, и всё равно, что эти двое намного младше, с ними всё равно было приятно находится рядом. После похода в магазин теперь уже Со уговорил Чонина и Сынмина сходить покушать, он даже оплатил им суп, невзирая на все мольбы расплатиться этим двоим самим. Чанбину просто хотелось сделать им что-нибудь приятное, так как они украсили его день. - Не тяжело учиться на юриста? – спросил Ким, отодвигая от себя уже пустую тарелку, - Я слышал, что быть адвокатом непросто. - Да, ты прав, это действительно трудно. Все эти кодексы, статьи. Скоро сессия, а я не слишком то и готов, - улыбнулся Со, отпивая немного воды из стакана, - у вас ведь тоже скоро экзамены, готовы? - Да если бы, - присоединился к диалогу Чонин, - не представляю, как я буду учиться в университете! Чанбин понимал, что выпускные экзамены даются школьникам с трудом – очень много надо выучить, от этого зависит, поступят они в университет или нет. Со помнил, как днями и ночами готовился к этим самым экзаменам, которые в итоге сдал на отлично, как тяжело ему давалась математика. Чанбин до сих пор её не любит и рад тому, что этот предмет закончился на первом курсе, однако на смену ей пришли другие более сложные предметы, но обучение в высшем учебном заведении ему все равно нравилось больше. Сынмин смотрел на Чанбина, который хоть и выглядел весёлым, грустил, это и его заставляло чувствовать себя плохо. Плохое качество, когда ты принимаешь все эмоции другого человека на себя – тяжело за одну секунду становится. Ким был очень понимающим человеком, но всегда оставался весёлым и только редкими ночами, его посещали ужасные мысли. В его голову иногда закрадывалось то, что он никому не нужен, но Чонин никогда не давал о себе забыть, это грело сердце каждый раз, когда в сознание врезались дурные мысли. Сынмин дорожил Яном, ведь они знакомы с самого детства, знают друг о друге всё и всегда готовы помочь, если кому-то из них хоть на одно мгновение станет плохо.

***

В голове окрутится какая-то незамысловатая мелодия, Феликс качает головой в такт и чуть постукивает ногой по полу. Кёнми обещала прийти к нему после встречи с Хваном, поэтому Ли уже успел сходить в магазин и купить немного снеков для их литературного вечера. Ким и Хёнджин довольно редко видятся, поэтому Феликс не торопил Кёнми возвращаться, правда написал ей полчаса назад узнать, придёт ли она вообще, на то получил положительный ответ. Удовлетворённо отложив телефон в сторону, Феликс растянулся на диване, потягиваясь как после крепкого сна и сам не заметил, как уснул. Ли проснулся от неприятной вибрации телефона где-то возле уха, это был Чанбин – скинул их совместную фотографию с Чонинои и Сынмином, чему Феликс неподдельно удивился, даже протёр сонные глаза, потому что решил, что ему это снится, но фотография была настоящей. "Раз Со доволен, то почему бы не оставить всё как есть" улыбнулся Ли.

***

Хёнджин, схватив Кёнми за руку, забежал в ближайшее кафе, с его чёлки капала вода, а кофта была мокрая насквозь, Ким выглядела не лучше, но плюс ко всему у неё потёк макияж, образовывая круги чёрной туши под глазами. Заметив это, Хван лишь улыбнулся, мотая головой из стороны в сторону, разбрызгивая капли холодной воды, на что Кёнми могла только смеяться. Взяв со стола салфетку, Хёнджин протянул её Ким, чтобы та стёрла тушь, но это сделало лишь хуже – тушь размазалась ещё сильнее. - Панда, - рассмеялся Хван, подводя девушку к зеркалу, заметив своё отражение, Ким немного растерялась, - да ладно, так даже лучше, - Хёнджин снова залился смехом. Пройдя в глубь кафе, друзья сели за небольшой столик и заказали чайничек с имбирным чаем, чтобы согреться. Хёнджин не очень любил подобный чай, но согласился, так как Кёнми наотрез отказывалась брать что-то другое. Когда принесли две чайные пары и заветный чайник с чаем, Хёнджин и Кёнми принялись пить согревающий напиток. На улице за одно мгновение стало холодно, а спустя несколько минут пошёл сильный дождь, пока друзья прогуливалась по узким улочкам. Они разговаривали об учёбе, о книгах и о кошках. Ким узнала, что Хван любит больших котов, толстеньких и пушистых, чтобы можно было с ними обниматься как с плюшевой игрушкой, это заставляло улыбаться. Какой же Хёнджин всё-таки простой, когда не с Ёль, эта девушка плохо на него влияла, а он вцепился в неё так, будто это единственная девушка на земле. Когда он был в отношениях, то забывал вообще обо всём, видел только Ёль, думал о том, как ей угодить, а она этого не ценила. Хёнджин за последнее время сильно изменился – стал более задумчивым, но улыбался чаще, словно излечился от какой-то болезни. Он любил Ёль безумно, не замечая вокруг никого и ничего, всё время посвящал ей, порой забывая про друзей. Руки согревает невысокая белоснежная кружка, из которой идёт пар. Из неё пахнет немного горьковатым, но приятным запахом, который Ким очень любит уже с давних пор, этот чай, с имбирём и лимоном, её любимый, практически каждый раз, приходя в кафе, она заказывает именно его, осознавая, что везде он разный. Людей вокруг мало, хоть было не поздно, за окном лил дождь, барабаня по стеклу и асфальту, пузырясь в недавно образовавшихся лужах. Людей на улице меньше с каждой секундой – все стараются как можно скорее скрыться от холодных капель, падающих с далёкого серого неба, лишь редкие прохожие идут совершенно спокойно, ничем не прикрываясь, и Кёмин не понимала, что эти люди испытывают в этот момент – наслаждение или же отрешённость от всего мира. Сидящий напротив Хёнджин вызывает улыбку – его мокрая чёлка закрывала глаза, вода с неё капала на и без того мокрую одежду, которая от влаги стала на несколько тонов темнее. Хван выглядит мило и как-то совсем по домашнему, даже в футболках Феликса Хёнджин не казался ей таким уютным, он похож на котёнка, которых так сильно любит, только был далеко не толстеньким, а даже наоборот – подкаченным, но в меру. - Согрелась? – спросил Хёнджин, сплетая пальцы рук на столе, - Выглядишь намного лучше. - Да, сейчас чувствую себя получше, - она улыбнулась, продолжая греть руки об чашку, - а ты? Не сильно замёрз? – Хван отрицательно помотал головой, - Хоть так. Просидев в неловком молчании несколько минут, между Кёмин и Хёнджином всё-таки завязался разговор – они заговорили об отношениях с Ёль, хоть эта тема была далеко не самой приятной для Хвана, но он всё равно рассказывал про их знакомство, про дружбу и как после завязались отношения. Чем дальше заходил разговор, тем понятнее становилось обоим, что Ёль не любила Хвана, она словно им пользовалась, вот только для каких целей? Секс? Об этом Хёнджин умолчал, но и Ким это было совершенно не интересно, возможно, Ёль хотела чего-то добиться, но чего именно им не удалось понять, ведь они учатся в разных университетах, их специальности совершенно разные, значит, она не хотела получить от него помощь в этом плане, а кроме этого ничего в голову не приходило. Что она представляет из себя как человек? Ничего. Пустышка. Хёнджин тоже это понял, но когда было уже слишком поздно. Хван много не знал об этой девушке, хотя бы то, что у неё есть старший брат, который окончил медицинский и сейчас работает врачом в Пусане в одной из его лучших больниц, не знал, что Ёль регулярно прогуливает пары, гуляя с подругами, не знал, что она перестала учить английский. Эти мелочи завязывались в один большой узел, который Хёнджин никогда не смог бы развязать, потому что она этого не хотела, потому что ей так было комфортно. Впервые увидев Хёнджина, Ёль подумала лишь о том, что он хорош собой, а в последующие их встречи, что он умён и готов на всё ради любви. Воспользовалась. - Зачем ты продолжал быть с ней, если видел всё это? – недоумевающее спросила Кёмин, выпучив глаза, - Совсем дурак что ли? - Похоже на то, - виновато улыбнулся Хёнджин, запуская руку в мокрые волосы, - зато опыт… Опыт действительно очень важен – без него жизнь будет казаться невыносимой, а что ещё хуже, то сказкой, в которой всё идеально, но так не бывает, и все рано или поздно должны снять розовые очки и ту саму лапшу, которые другие вешают на уши. Из уст Хёнджина это звучит грубо, но это всего лишь правда. - Мне жаль, что ты испытал это. - В этом нет ничего страшного, наверняка у кого-то хуже, - он натянуто улыбнулся, - не бери в голову. В кафе тепло, и Кёмин уже совсем скоро полностью согрелась, но одежда на ней, как и на Хёнджине всё ещё была слишком мокрой, с этим ничего нельзя было поделать. Душе тоже тепло, пусть даже разговор о Ёль причинил им обоим не слишком то приятные чувства, но находясь в компании друг друга, сидя в кафе за кружкой чая, становилось приятнее жить на свете, и пусть люди смотрят, пусть они выглядят плохо, разве есть разница, когда можно вот так просто? - Ты поймаешь мне такси? Я обещала Ликсу приехать, - улыбнулась девушка, допивая свой чай. - Конечно, сиди пока здесь, а то улице до сих пор дождь, - Хван поднялся со своего места, - смотри в окно, как подъедет, выходи. За чай я заплачу, не переживай - он опередил её вопрос.

***

Под дождём думается лучше, невзирая на то, что он невероятно холодный, крупные капли терялись в уже и без того мокрых волосах Джисона, пока тот медленно шёл по улице. День идёт неладно после звонка Хеджи, руки опустились, а всё тело стало ватным. На глаза от безысходности наворачиваются слёзы, застилая собой вид на тротуар, а Хану всё равно, он продолжает идти, стараясь не смотреть никуда и ни на что, и всё равно, что скажут люди, главное, что Джисону сейчас невероятно больно, и от этой боли никуда не спрячешься – она как жирный паук плетёт свою паутину вокруг сердца, не давая думать ни о чём кроме как о Минхо. Об этом парне, что всегда был рядом, что он просто был. Был в его жизни. Минхо всегда казался Хану чем-то нереальным, таким, словно он был всего лишь его идеальной фантазией, которая казалась такой реалистичной. Его мысли давно не занимал какой-то человек, но внезапное появление Ли в жизни Джисона, заставило всё перемениться, но не вернуть в то время, когда он был счастлив, такого, он уже не испытает, наверное, никогда. Всё о чём думал Джисон это о том, что неужели Минхо не нашёл ему замену? Ему было больно, наверняка сердце разрывалось на части, неужели ему не хотелось заново влюбиться, почувствовать чьё-то тепло в своей руке, дыхание на шее. Хан даже предположить не мог, что чувствовал Минхо, самому ему тоже пришлось нелегко – он целыми ночами думал о нём, выкручивал на максимум его голос в своей голове, пересматривал воспоминания, что теплятся в душе до сих пор, но теперь с ещё большей силой врезаются в сознание. Джисон сам хотел влюбиться ещё раз, но не смог, забыть не смог, хоть и пытался бесчисленное количество раз, было больно, но Хан думал, что так будет лучше, что так он сможет выжить, но этого не случилось, ни через месяц, ни через год. В первые два месяца больнее становилось с каждым днём, потом все стихло, потом снова загорелся пожар, и Джисон был уверен, что он никогда не случится вновь, думал, угли сгорели окончательно, но он ошибся, как только Минхо снова появился в его жизни, огонь вновь начал терзать, всё внутри полыхало, причиняя невероятно сильную боль. Мысли путаются, в их числе и радость и злость, и грусть и ненависть, от этого что-то неприятно ноет в груди. «И зачем он только пришёл?» За всё время их разлуки, Хан не отдавал себе отсчёта в том, что он безумно хочет видеть Минхо, хочет обнимать его, гулять с ним. Он хочет его. Когда Джисон впервые сказал Минхо эту фразу, то был услышан именно так, как мечтал всю свою жизнь. Минхо тоже хотел его. Хотел целовать его нос, хотел брать его за руки, хотел делать Хана счастливым. Они хотели просто быть вместе, без осуждений, без обыденности, без пошлости. В этой паре редко звучала всем известная фраза "Я люблю тебя", нет, там всегда говорили "Я хочу тебя". От осознания чувства хочу глаза Джисона брызнули слезами.
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.