ID работы: 12230062

Венок ревенанта

Джен
PG-13
В процессе
23
Размер:
планируется Миди, написано 27 страниц, 7 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
23 Нравится 20 Отзывы 3 В сборник Скачать

Глава 3

Настройки текста
         Я резко вскочил, попутно пнув то, что стояло надо мной, ногой в попытке заставить это отшатнуться. У меня вырвался перешедший в резкий выдох крик. Грёбаный сынок Лешего! Сомнений, что это он, быть не могло. От удара оживший мертвец действительно покачнулся и шагнул назад, но в его тут же занесённой перед ударом руке ярко блеснул нож. Секунд, выигранных пинком, хватило на то, чтобы сорвать висевшую около кровати книжную полку (благо, незакреплённую!) и огреть сынка Лешего ею по голове. Посыпались тяжёлые тома Толстого, Гоголя, Достоевского... Труп потерял равновесие. Лезвие прошло мимо шеи. Неистово вереща, я бил снова и снова, надеясь, что кто-то прибежит на помощь.       В голове был хаос: мешанина сменявших изображений и понятий, в которой, как одинокая скала в бушующем море, стояло не тонущее в волнах резко приходящих и столь же быстро исчезающих мыслей, а лишь изредка захлёстываемое ими единственное оформленное слово: "мозг". Хруст проламываемого гантелей черепа. Гаснущая в глазах маньяка жизнь. Тетрадь с лекциями по биологии. Мозг. Я, когда руки начинают болеть от усталости пинаю зомбака снова, на этот раз заставляя упасть, и убегаю. Я, но выдираю из рук сынка Лешего нож и протыкаю ему глаз. Второй. Секунды тянулись мучительно медленно. Где все?! Перед моим мысленным взором пронеслась ужасная картина: мама и папа, лежащие в постели с перерезанными глотками. Сгнивший, развороченный затылок. Мозг. Я, отрубающий сынку Лешего голову, но кровь не течёт: давно уже утекла. Череп в разрезе, смещающийся от удара и возвращающийся на прежнее место, травмируя... Мозг. А что если его... Нет?       Сил защищаться и кричать уже не было. Только иногда воздух свистел на вдохе где-то в моей гортани. Это был скорее очень хриплый вдох, чем крик. При каждом ударе сын Лешего лишь отшатывался и дёрганными, неестественными движениями возвращался назад. Да будь там реально в его черепушке мозги, уже нехилая такая ЧМТ была бы! Книги давно ссыпались с полки. Она стала почти лёгкой. Я решил убегать. Если в этой твари реально нет мозгов, то хоть через мясорубку её пропусти - не поможет! Только опаснее станет! Я со всей силы дал сынку Лешего полкой сбоку, дабы того повело в сторону, и, прыгнув с кровати, понесся к двери.       Где-то на полпути я очнулся в своей постели в холодном поту. Моё оружие, книжная полка мирно висела на своём месте, держа, как атлант, толстенные тома. Кажется, это был сон: кругом было куда темнее, чем секунду назад. Чтение до посинения на ночь не помогло. Я не мог лечь спать снова и сидел, тупо пялясь на дверь и слушая шаги.       Через распахнувшуюся дверь в комнату ударил свет. На пороге появился силуэт с длинными волосами. Не помня себя от ужаса я с криком вскочил и машинально потянулся к книжной полке. Я не успел оценить, насколько длинной была причёска.       На потолке зажглась люстра. На пороге стояла мама. — Виталь! Ты в порядке?! Что случилось?! Ты на весь дом кричал...— она сказала это с неподдельным беспокойством за меня. Видимо, вчерашний приступ паранойи прошёл. — Ничего, мам. Просто кошмар приснился — ответил я. В дверном проёме показался отец. — Господи! Бедный мой ребёнок! На тебя так то, что мы с папой кричали повлияло?! Прости... — Ты глянь, аж вскочил! —  тихо удивился отец.       Я осознал, что всё ещё стою на кровати, и руки мои на полпути к полке с книгами. — Ничего, мам — я сказал это максимально мягко. Не хочу, чтобы он переживала из-за того, на что не может повлиять. Да, порой мама ну просто неадекватна, и с этим ничего нельзя поделать, она меня в таком состоянии бесит и пугает, но на самом деле я люблю маму  не смотря ни на что. В периоды между жуткими скандалами, когда её паранойя ослабевает, мне иногда кажется, что она любит меня даже больше, чем папа (хотя, может, он, конечно, просто не умеет это выражать). — Эт чё ж тебе такое снилось?.. — спросил, осторожно переступив порог, папа. — Просто кошмар про сына Лешего.       Мне показалось, что отец покосился в окно, в сторону цветов, хотя видеть их он никак не мог: жалюзи были закрыты. По спине пробежал холодок.       Наверное, ещё полчаса я бродил по дому с мамой и папой (они успокаивали меня и, как мне думалось, себя). Даже разрешили взять иконку с первого этажа. Когда снова ложился спать, прихватил с собой её и (вот о чём родители уже не знали) тесак. И гимнастическую палку заодно. Если в том, что икона действительно отпугивает нечисть, я не был на сто процентов уверен, то вот в том, что палка на случай, если не буду успевать дотянуться до полки и нож с кухни как оружие ближнего боя, могут оказаться весьма полезными, я не сомневался.       Я просидел, будучи не в силах уснуть и держа руку на тесаке, почти до рассвета.       Последствия не заставили себя ждать. В школу шёл, как в бреду, отчаянно пытаясь понять, куда с утра дел нож: вот будет номер, если он остался в щели между стеной и кроватью или вообще где-нибудь на видном месте! И ведь так и не вспомнил!       Первые уроки — просто кошмар какой-то. Всё как в тумане. Не соображал ничего абсолютно. Очень "весело" писать контрольные, когда пол ночи не спал. Только потом я догадался сходить за кофе. На переменах высматривал, есть ли учитель в кабинете информатики, пока не сообразил, что наблюдаю не за тем кабинетом, где на компьютерах есть интернет. Своего я дождался только в обед: как все нормальные учителя информатик убежал жрать (я с этим решил повременить: всё равно питаюсь пирожками из буфета).       На предательски трясущихся ногах я вошёл в класс. Было как всегда не особо светло. Жалюзи информатик держал полузакрытыми: каждый урок показывал презентации. Солнечные полосы лежали на расставленных вдоль стен дряхленьких компьютерах. Пахло кофе и лапшой быстрого приготовления.       Я выбрал стол, который не видно из коридора (дверь закрывать не стал, опасаясь привлечь внимание), и нажал кнопку на системнике. Тихо зашуршал вентилятор, и через несколько секунд на мониторе появился логотип Windows XP. Я сидел, прислушиваясь к каждому звуку, ожидая, когда смогу наконец запустить браузер.       Надо сказать, за это время я уже не только придумал отговорку на случай, если меня здесь обнаружат, но и чётко себе представил, что я буду делать, если ничего нового не найду:  возьмём с Серёгой святую воду, молитвослов и лопату в качестве гибрида полки и тесака — тяжёлого и острого оружия, которым можно бить с некоторого расстояния — и пойдём пробовать себя в роли экзорцистов. Была ещё мысль прихватить гантелю (один раз сынка Лешего ею победили, и сделаем это ещё раз), но, по-моему, притащить, чтобы успокоить мертвеца, орудие его убийства — идея так себе. Однако когда я открыл бразуер, в голове у меня было пусто: я ни разу внятно не сформулировал вопрос, который хочу задать. А как спрашивать-то?!       Собравшись с мыслями, насколько это было возможно, я начал набирать: "Чем упокоить покойн..." — нет. "Раззомбировать зомби" — тоже не то.       После ещё нескольких вариантов, я наконец остановился на "привидение что делать", "что отпугивает призраков" и "нежить википедия". И в майле ру решил поискать вопросы со словом "привидение". Может, не совсем оно, но хоть что-то. По вопросам в духе "что делать, если на тебя прёт зомбарь" ничего серьёзного не находилось.       Половина нашедшихся вопросов оказалась про призраков фашизма, коммунизма и Макдональдса! А в вопросах на реально нужную тему на каждый обязательно находился один ответ в духе "Я занималась стриптизом. Ко мне приходили бесы под видом людей...". Прям кладезь кликбейтных заголовков для какого-нибудь журнала про мистику! "Видишь привидение — кинь тапком" — шика-а-а-арно! В гугле веселуха не меньшая.         Походу, привидения — это как шаровые молнии. Каждая бабушка в стране лично видела, но учёных они почему-то обходят стороной. Видимо, призраков надёжно отпугивают документы о зачислении в аспирантуру! Если та не гуманитарная, так что мне сие не светит. И свойства тоже варьируются от свидетеля к свидетелю. То шаровая молния — плазма, которая всё прожигает, то от неё помогает закрытое во время грозы окно; то она из розетки вылезает и в неё же уходит, то влетает в печную трубу. Сдаётся мне, не каждый, кто заявляет, шаровую молнию действительно видел. Далеко-о-о не каждый. Вот и с привидениями та же фигня! "Телефоны и компьютеры отпугивают призраков" (если почитать статью поподробнее, то и прочая электроника тоже), но при этом "учёные" как-то "поймали телепередачу с того света" (видать, духи перебороли свой страх перед плодами прогресса, чтобы телеканал организовать); то призраков можно уничтожить, то только "закупорить"; то чёрный кот помогает, а то он сам какой-то паранормальный; один экстрасенс говорит, что призраки опасны, другой  — что нет...       Из способов борьбы чаще всего встречались стандартные: помолиться, пригласить священника (нужен опытный)... Заговоры тоже гуглились. Из нового — у некоторых призраки вылезали из зеркала, в таком случае зеркало советовали завешивать тканью, у других — были привязаны к предмету, тогда этот предмет нужно выкинуть подальше. Тут я подумал про гантелю. К чему ещё призраку привязаться, как ни к тому, чем был убит? Чёрного кота завести рекомендовали...       Самая лютая жесть была в статьях про нежить на Википедии. Вот если из могилы вылезет не призрак, а прям реально что-то с телом, боюсь, методы оттуда придётся пустить в ход. Нежити с физическим воплощением, к слову, оказалось много: драугры (сынок Лешего курган не сторожит, так что это явно не вариант), гули (анимешникам привет, но это тоже не наш случай: эти существа — трупоеды), всем знакомые зомби (хорошо бы, они всё-таки тупые, справиться несложно), вампиры сюда тоже относятся и, наверное, самый мутный и, наверное, близкий к тому, что я видел в сегодняшнем кошмаре вариант — ревенанты. Признаться, до этого о них слышал только от знакомого, играющего в ДнД, не думал, что ревенанты — существа из фольклора. В ДнД это мертвецы, восставшие, чтобы отомстить (потому я до сих пор думал, что название от английского слова revenge — месть, но как выяснилось, нет). В фольклоре — просто злые покойники. Насчёт возможности их потрогать, чего нельзя сделать с призраками, вопрос спорный: в историях с Википедии они вроде и бродят среди живых, а при этом тела ревенантов почему-то находят в могилах. В некоторых случаях это вообще не отдельные существа, а синоним слова "нежить". Так вот, вернёмся к лютым средневековым методам борьбы. Мне с моей догадкой про лопату можно идти в профессию тёти Любы! И на битву экстрасенсов ехать, как она. Судя по приведённым на википедии историям, злая всеозвездюливающая коммунистическая сапёрная лопатка — против ревенанта самое каноническое оружие! Только вот его надо выкопать из могилы, прежде чем вытащить сердце и зарубить. Мы с Серёгой этого делать точно не будем...       Я просидел почти до конца большой перемены. Осознав, что информатик может скоро заявиться, я выключил компьютер и встал из-за стола. В школе было по-прежнему тихо: из столовой пока массово уходить не начали. Я окинул взглядом кабинет, и непроизвольно задержал внимание на доске. Старой, потёртой, местами исписанной. Рядом с ней в тарелке, словно окурки в пепельнице, среди белой, отдалённо напоминающей то, что остаётся, когда сгорает табак, пыли, мелки. Я решил прихватить парочку: их там было столько, что наверняка информатик не заметит пропажу двух. В случае чего спрячусь от сынка Лешего в начерченный мелом круг. У Гоголя работало! Нас в школе постоянно запугивают, говоря, что директор всё видит, и каждый урок наблюдает за нами через камеры, и сейчас у меня в голове почему-то всплыла эта мысль. Я успокоил себя тем, что у директора явно есть дела поважнее.       Дальше был забег в буфет и последние уроки, на которых приходилось выжимать всё из своих уставших мозгов, чтобы что-то понять.       Домой я возвращался под ставшим свинцово-серым небом, вновь мало что соображая. Кофеин улетучился из моего мозга. Получше стало лишь когда я пришёл.       Сегодня надо будет не только попытаться задобрить мертвеца, но и снова измерить расстояние до цветов. А как иначе мы поймём, помогли наши ритуалы или нет? Учитывая ещё заявление Серёги, что он задержится, на всё про всё времени у нас в обрез. Если не будет хотя бы получаса, то Серёге можно вообще не приходить. С этими мыслями я, надеясь на лучшее, начал готовиться к его визиту. Один начинать не хочу...       В этот раз я, увы, отключил не всю электронику. У того, что разрядить не удалось, заткнул микрофон. В частности, у мобильника.       Серёга пришёл с непрозрачным пакетом. Решив не гадать, я спросил его о содержимом и получил ответ в духе "Всякая фигня, за которой я заходил, и потому задержался. Электронная книжка с молитвой за упокой там (мало ли, может, ты не нашёл), ладан, соль...". Про последнюю Серёга вычитал, что круг из неё работает, как в моём представлении круг, начерченный мелом. Не снимая куртки, с ботинками в руках, он прошёл через дом на задний двор. Я наспех накинул тёплую одежду, взял всё, что подготовил, и последовал за Серёгой.       С табуреткой, на которой была святая вода, изолента и та самая икона, которую я взял из шкафа этой ночью, в руках я вышел на открытый воздух. Передо мной предстало всё то же травяное озеро, по-прежнему обманчиво-спокойное, несмотря на поднявшийся ветер. Часть глади газона скрывалась за спиной стоявшего впереди с пакетом, граблями и лопатой в руках Серёги. Часть травяной глади, но только не цветы. Они подобрались заметно ближе с того момента, когда я в последний раз стоял здесь, и будто бы вглядывались в меня в ответ, передразнивая. Прогнав из головы дурную мысль, что сынок Лешего, возможно, сейчас видит меня, или какой-то любопытный сосед нашёл щель в заборе и наблюдает за нами с Серёгой, я решительно поставил табуретку на крыльцо и сказал: "Ну, за дело!".       Самым важным из всего, что предстояло сделать, были ритуалы, призванные упокоить душу сына Лешего. Мы решили начать именно с них, потому что времени в обрез. А что цветы по-прежнему приближаются можно будет понять и без измерений, правда, возможно, чуть позже. Всё по классике: молитвы, святая вода... Я находил заговоры на случай, если приходит мертвец, но пока решил обойтись без них. Всё-таки это что-то более близкое к язычеству, чем к христианству, и наверное, высшим силам может не понравиться, если мы зачитаем заговор. А вот если традиционный подход не поможет, тогда уже... В ход пойдёт всё.       Без пафоса Серёга достал из пакета книжку, и тихим, спокойным голосом, как пономарь, затянул. Наученный горьким опытом ночного кошмара, я стоял рядом, держа в руках лопату, и шёпотом повторял. За спиной раздался пронзительный звонок телефона. И, судя по рингтону, это была мама! В тот момент я понял, что столько раз задумывался, насколько руки длинные у Лешего, и ни разу — куда может дотянуться его покойный сынок!       Ноги снова затряслись. Ещё раз безжалостно раздался звонок. Не ответить я был не в праве. С ужасом я развернулся и шагнул в сторону двери. — С-серёг, ты тут это.. Пока без меня... Это мама! — оглянувшись на всё так же продолжавшего молиться, но при этом круглыми глазами смотревшего на меня Серёгу, дрожащим голосом сказал я.       В тот момент я не думал, что оставляю Серёгу одного, заставляя делать то, что боялся сам. Лопата выпала из моих рук прежде, чем я переступил порог.       И что же я услышал, подняв трубку? Что-то вроде длинного "Виталь, тебе всё равно делать нечего, а на свежий воздух надо, сходи за хлебом!". Хотя лучше это, чем что-то действительно серьёзное. В голове был хаос, и я ничего не смог придумать, чтобы этот разговор сократить. Он отнял несколько минут.       Положив трубку, я сразу же метнулся к задней двери. Рывком распахнул её.       Представшая передо мной картина повергла меня в шок. Первое, что бросилось в глаза — Серёга с той же холодной уверенностью, с которою измерял расстояние до цветов в тот день, когда впервые их увидел, опрокидывавший над могилой примотанную изолентой к граблям бутылку вина. "Стой!"— вырвалось у меня, но первые капли коснулись травы до того, как я успел что-либо произнести. Пульсирующая кроваво-красная лента протянулась от горлышка до земли. Серёга держал грабли на трясущихся вытянутых руках, опасаясь подходить ближе. "Стой, это языческий обычай!" — мне хотелось заорать это что было сил, но крик застрял у меня в глотке: чуть подняв взгляд я увидел, что в довершение ко всему соседям вздумалось крыть крышу. Семье потерявшего несколько лет назад ноги Хотэя — не знаю, как его зовут на самом деле, эту кличку Хотэй получил от мамы за внешнюю схожесть с японским божеством: жирный и почти всегда светящий из окна голым пупком. Офигеть! Теперь точно психушку вызовут! Во всяком случае, навряд ли уж они скажут: "Какие талантливые детки: и геодезисты, и экзорцисты!". Серёга среагировал слишком поздно: последние алые капли упали, когда в бутылке почти не осталось вина.       Мне явственно представилось, как восстаёт мертвец. Если что, убегу и родителей в дом не пущу! А если не поверят мне, в ход пойдёт мамина любимая фраза "Хотите на себе проверить?". Хотя, наверное, если маме стукнет в голову пойти сюда, её уже ничто не остановит...       Вдалеке, со стороны калитки, послышался щелчок открывающегося замка. Я в панике окинул задний двор взглядом. "Поди ещё не утихомиришься, бухло слишком дешёвое тебе покажется!" — пронеслось в голове.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.