ID работы: 12231789

Розовые приключения в чёрную полоску

Видеоблогеры, Lida Mudota (кроссовер)
Слэш
R
Завершён
165
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
76 страниц, 7 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
165 Нравится 136 Отзывы 35 В сборник Скачать

Часть 4: Твой папа начальник туалета

Настройки текста
Примечания:
      — Коля, просыпайся! Уже август скоро кончится, а ты всё дрыхнешь!       Ромадов от неожиданности вздрогнул и в замешательстве уставился на мать. Он лениво потёр глаза руками и потянулся за телефоном.       «19 июля, 11:34»       — Да ну ма-ам, блин. Не надо меня так будить.       На это мать лишь фыркнула и вышла из комнаты.       От осознания, что впереди ещё целая половина каникул, становилось как-то легче.       Коля спросонья внимательно осматривал свою комнату, словно находился в ней впервые, и параллельно думал, чем же сегодня заняться.       Одиноко стоящая гитара в углу комнаты. На полу рюкзак, увешанный значками, которые сейчас трудно было разглядеть из-за ярких солнечных бликов. На столе валялись какие-то рисунки, канцелярия, косметичка, шнурок от шорт Руслана и куча прочего мусора.       Над столом красовались плакат группы «Красная плесень» и по приколу повешенная фотография одного пацана из параллели — Алишера, который однажды нагло спиздил у Коли идею для проекта по музыке. На фотке огромными буквами маркером было написано «Женя», что поднимало Ромадову настроение каждый раз, когда он обращал на это внимание. В общем, ничего нового.       В глаза бросился стоящий на полке учебник по литературе. Коля, невольно вспоминая об из года в год не становящемся менее ненавистным списке книг на лето, вздохнул с отвращением и перевел взгляд на вид за окном. Погодка, вроде, хорошая. Можно и погулять.       На днях Ромадову удалось раздобыть у Давида номер Тушенцова, а сейчас как раз был повод написать.       За всё время со дня их знакомства Коля уже понял, что Руслан — любитель посидеть дома. А дом его находится буквально на другом конце деревни, и Тушенцов, к сожалению, уже не раз обламывал веселье им обоим со своими «бля, братан, сегодня не хочу чё-то, извини» или «лучше дома посижу, в комп поиграю».       Наверное, уже давно надо было выпросить у Деймура его номер, но руки дошли только сейчас.       На автомате вводя на маленьком экране телефона пароль «6130», Коля зашёл в аську и нашёл Руслана в списке контактов.       Вновь усмехнувшись с его дурацкого ника «Руслан Королевский», Ромадов отправляет сообщение:

~*_ЧуДо_В_кЕдАх_*~

в 11.46

«Приффки, пойдеш гулять??????»

      На секунду в голове проскочил вопрос: «А какого хуя я вообще вот так, не задумываясь, пишу именно Руслану?» Ответ, на первый взгляд, очевиден: Коля просто наконец-то нашёл нового друга, с которым по-настоящему интересно общаться, и сейчас хочется контактировать чуть ли не только с ним одним, пока они вдвоем ещё не пошутили все шутки и не обсосали все темы для разговоров на свете. А может быть, причина кроется в чём-то ином.       Чепуха. О таком лучше даже не думать. Всего лишь одна из тех самых бредовых мыслей, совершенно случайно пришедших в голову и так же случайно мгновенно забытых. Размышления нарушила короткая вибрация телефона. Руслан Королевский в 11:48 «ты кто»       «Ну, спасибо».

~*_ЧуДо_В_кЕдАх_*~

в 11.48

«Угодай с трех раз»

«Дружок =))»

Руслан Королевский в 11:49 «а, ну, ебать, понял» «и тебе привет, чудо в кедах»       «Охуеть, кто бы говорил». Руслан Королевский в 11:50 «не, не пойду, я заболел после вчерашнего»       «После… а, ну да. Точно».       — Бля, Коль, в новостях говорили, что сегодня ливень будет.       — Да похуй, мы ж недолго.       — Ну… ладно. Пойдём.       Закупившись в ближайшем ларьке флэшем и кириешками, Руслан и Коля направились в сторону любимых качелей Тушенцова, которые по его словам были настолько пиздатыми, насколько это вообще возможно.       — Тебя покачать?       Ромадов, ещё не закончив осматривать незнакомые окрестности, молча кивнул на вопрос Руслана и поудобнее уселся на качель.       — Можешь даже не держаться, не ёбнешься, отвечаю.       — Да ну, конечно, — с недоверием произнёс Коля, в это же время убирая руки с цепочек, которыми сиденье крепилось к верхней перекладине.       — Да я сколько качаюсь — ни разу не уебался. Хотя я заметил, что у тебя не только руки из жопы, но и всё на свете. Так что, не удивлюсь, если ты грохнешься в первую минуту, — Руслан ухмыльнулся и потянул качель на себя, сразу же отталкивая.       — Да блять, ну Руся…       — Ха-ха. Кстати, слышишь?       — Что слышу?       — Не скрипит! Я те говорю, охуенная качель!       Ромадов не разделял этого искреннего восхищения Тушенцова, решил даже ничего не придумывать:       — Да мне похуй как-то. Я бы и не заметил, если б ты не сказал.       — Ой, — Руслан театрально закатил глаза, в очередной раз толкая качель от себя, — ты просто ничего не понимаешь.       Внезапно несколько крупных капель дождя ударили прямо по линзам очков Руслана. На земле стремительно появлялось всё больше и больше мокрых пятен, причём довольно приличного размера.       — Блять, это что нахуй? — Тушенцов раздражённо начал останавливать качель. — Что за пиздец?       — Я думал, маленький дождь будет… — Ромадов, несмотря на эти странные ощущения в ногах каждый раз после того как покачался на качели, похожие на то, что просто разучился ходить, встал на землю так быстро, насколько мог, и принялся бежать вслед за Русланом.       «Бля-я-я, то есть это чё получатся? Не погуляем?» — Ромадов заметно погрустнел от этого осознания. Даже ответить забыл. Руслан Королевский 11:53 «можешь ко мне придти, если хочешь»

~*_ЧуДо_В_кЕдАх_*~

11:53

«ооо конешно давай»

«жди щя приду»

«чмафф тя! =))»

      Положив телефон на место, Коля уже было пошёл собираться, но случайно остановил взгляд на зеркале возле шкафа. Ромадов понял, что после этих сообщений от Тушенцова, он сейчас сидит и улыбается, как идиот. Прикольные ощущения, однако.       Присмотревшись к отражению, Коля заметил у себя пластыри на носу и лбу и, естественно, сразу же понял, что это — тоже последствия вчерашних приключений.       — Ёб твою мать, Коля, тебя, сука, вообще ноги не держат? — Руслан подал руку упавшему другу. — Вставай быстрее.       — Блять, погоди, — Коля с помощью Тушенцова поднялся на ноги.       — Еб… Ты как так-то нахуй, — Руслан, нахмурив брови, принялся сосредоточено вытирать кровь с лица Ромадова рукавом олимпийки, при этом бормотал себе под нос что-то в стиле «сука, опять ты всё портишь, еблан, блять».       — Блять, чё ты творишь?       — Да вообще поебать, отстирается. Голова не кружится?       — Вроде нет, — Коле было немного неловко от этой неуместной заботы со стороны Руслана. — Может побежим уже, блять?       Тушенцов ничего не ответил, а только продолжал внимательно рассматривать лицо Ромадова.       — Сука, что ты пялишься? Пошли!       — У тебя тушь прикольно потекла.       Коля смутился ещё больше, нервно усмехнулся, после чего немедля схватил Руслана за руку и побежал домой, утаскивая его за собой.       — Бля, ха-ха-ха, ладно, всё, — Тушенцов всё же согласился бежать по домам. Но руку не отпустил.       Ромадов тем временем наносил последние штрихи в макияже, окинул взглядом разбросанную по столу косметику, поправил чёлку перед зеркалом и, взяв рюкзак, направился к выходу из дома.

***

      — Ну, привет.       Коля чуть не засмеялся при виде открывшего дверь Руслана: на нём была надета милая тёмно-серая пижама с летучими мышками. Бэтмен доморощенный. Ну, прямо-таки типичный «Руслан Королевский».       — Что ты угараешь? — Тушенцов грустно улыбнулся и шмыгнул носом. — Проходи давай.       Пока Руслан закрывал за ним дверь на шпингалет, Коля, еле сдерживая смех, снял кеды.       После Тушенцов чмокнул Ромадова в щёку и, заметив как забавно тот переменился в лице, громко засмеялся. Не дожидаясь ответа, Руслан направился на кухню.       Коля перевёл взгляд на зеркало в прихожей. В глазах множество вопросов, бровь смешно приподнята, а на щеках еле заметен розовый румянец.       — Это что сейчас было?       — Тебя заражаю.       — Спидом?       — Может быть и спидом, — Тушенцов снова усмехнулся. — Чай будешь?       Ромадов глубоко вздохнул и, напоследок вновь посмотрев в зеркало, пошёл вслед за Русланом.       — Давай.       Кухня была небольшой, из-за чего выглядела довольно уютненько. Ненавязчиво тикали часы; лучи неяркого солнца светили через жалюзи; в углу — холодильник, на котором магнитов, казалось, больше, чем людей в Китае; на стене почему-то висел календарик за 2004 год.       — А е…       — Нет, егеря нет.       — Жаль, — Коля улыбнулся и сел на неудобную табуретку возле стола.       Тишина нарушалась только тиканьем часов, звоном кухонных принадлежностей и кашлем Руслана.       — Лох.       — Чё? — Тушенцов обернулся.       — Болеешь.       — Ну и похуй, — Руслан продолжил наливать чай для них обоих.       — Конечно, похуй, — Тушенцов по интонации слышал, что Ромадов улыбается. — Главное, что у меня тушь классно потекла.       Руслан на несколько секунд замер и словно напрочь разучился дышать.       — А-а… Кхм, — он сделал вид, что вновь закашлялся, — тебе сколько сахара?       Коля ответил не сразу: с наслаждением прокручивал в голове голос Руслана с нервными нотками и наблюдал за лёгкой дрожью в его руках.       — Стесняшка какой. Две ложки.       Руслан молча принялся размешивать сахар; ложка нарочито громко ударялась о каждый край гранёного стакана, будто подчёркивая неловкость тишины, которую он хранил.       Отведя взгляд от друга, Ромадов продолжил оглядывать кухню. В глаза бросилась целая куча разного печенья возле микроволновки.       — Русь.       — А? — Тушенцов, погрузившийся в свои мысли, не ожидая столь скорого возобновления разговора, вздрогнул. — Чё такое?       — К чаю будет чё-нибудь?       — А-а-а… Кхм, ща гляну, — Руслан сделал пару шагов в сторону холодильника и открыл дверцу.       Коля слегка нахмурился и продолжил сверлить взглядом это чёртово печенье.       — Так, ну, смотри. Есть майонез…       — Охуеть, спасибо, Руслан, — Коля саркастично усмехнулся.       — Да бля, хах, а хули ты хотел? Так… есть макароны, есть сыр, есть…       — О, ебать, давай!!!       Тушенцов, удивлённый внезапным восторгом друга, косо посмотрел на него и засмеялся. Тем не менее всё же достал из холодильника полиэтиленовый пакетик с несколькими ломтиками сыра маасдам и протянул Коле.       Ромадов, увидев это, на пару секунд выпал в осадок с мыслями в духе «Это что за хуйня? Вы что, мажоры?», но ему сразу же стало абсолютно похуй, потому что, если дают сыр, не важно какой, — надо брать.       Руслан поставил чашки с чаем на стол и сел напротив Коли, который вот уже секунд десять мучился с туго завязанным пакетом.       Тушенцов, подперев голову рукой, с улыбкой внимательно наблюдал за чужими ухоженными руками с чёрным маникюром. Ромадов так забавно злится от этих тщетных попыток развязать узел, что выглядит даже мило.       — Да ну что ты ржёшь? Лучше бы развязать помог, — Коля легонько кинул пакетик в сторону Руслана и скрестил руки на груди. Тот ещё шире улыбнулся и резким движением порвал пакет.       — Блять, Руся, — Коля прикрыл лицо руками и нервно засмеялся.       Руслан шмыгнул носом и вернул Коле сыр.       Ромадов выдохнул и потянул руку к кружке, но вдруг остановился. На чашке была надпись, написанная кучей разных всратых шрифтов: «Лучший из лучших. Сергей. Душа компании, успешный, красивый и просто незаменимый».       — Бля, это что?       — Это кружка моего бати, — Тушенцов нарочно дал Коле лучшую чашку в доме, потому что она всегда казалось ему невероятно смешной.       — Понятно, — Коля прильнул губами к краю, чтобы снять первую пробу.       — Он, кстати, умер.       Ромадов поставил чай на стол, в недоумении посмотрел на Тушенцова и потянулся за очередным ломтиком сыра.       — Ну, соболезную, чё.       — Спасибо, — Руслан вовсе не хотел вгонять диалог в неловкую паузу, но, как ему показалось, Коля без преувеличения охуел от внезапного вброса такой информации, поэтому решил разрядить обстановку одним маленьким незамысловатым вопросом. — А у тебя отец сидел?       — Нет…       — А у меня сидел, — Руслан произнёс эти слова то ли с некой гордостью, то ли с усмешкой.       Ромадов с приподнятыми от удивления бровями, поджав губы, смотрел куда-то в стену. Хотелось сказать что-нибудь в стиле «Да что ты, блять, несёшь?», но лучшим решением будет просто сменить тему напрочь, поэтому он выдал первое, что пришло в голову:       — У вас есть гравитация в туалете?       Даже трудно сказать, кто из этих двоих выиграл бы премию «Худший мастер разряжения обстановки».       — Блять, — после этих слов в украинском поезде начался сущий кошмар, Тушенцов подавился чаем, — что?       — Ну, короче, когда толчок на нижний этаж проваливается из-за гравитации…       — На какой, нахуй, нижний этаж? В ад, блять? — Руслан не особо понимал, что вообще происходит, но в данный момент их разговор звучал как-то чересчур серьёзно. Как собеседование.       — Блять, ну… Смотри, вот он, короче, проваливается… и поэтому… толчок… для самосохранения… — Коля в этот момент сделал паузу, додумывая, что сказать дальше.       — Сука, толчок для самосохранения! — Тушенцов упал лицом в ладони и засмеялся на весь дом.       Зависший Ромадов вздрогнул и уставился на Руслана, уже начинавшего биться в первых признаках истерического смеха. Кажется, до него дошло осознание, о чём они с такими серьёзными ебальниками говорили последние пару минут.       — Блять, — Коля, смотря на Руса, не мог сдерживать смех, но мысль всё же нужно было закончить, — и вот, толчок для… для самос… дл… Да блять, Руся! Для самосохранения отключает гравитацию и возвращается в исходное положение.       Тушенцов закашлялся.       — Блять, у меня слёзы пошли! Вот, сука, сам берёт и отключает?       Ромадов, положив в рот очередной кусок сыра, вопросительно посмотрел на собеседника.       — А что, блять, там начальство какое-то должно этим заниматься?       Последовало недоумённое обоюдное молчание, но Коля нарушил тишину внезапной просьбой:       — Скажи «ракета».       — Какой «ракета» опять?       — Ну просто скажи «ракета».       Руслан скептически посмотрел на друга, потому что это уже совсем детский сад пошёл. Но, несмотря ни на что, он осуждающе ухмыльнулся и на выдохе произнёс:       — Ракета.       — Твой папа начальник туалета.       Тушенцов с нежностью глядел на Ромадова, который сейчас выглядел как милый счастливый ребёнок. Тупее шутку вряд ли возможно придумать, но посмеяться всё же можно. Просто чтобы не обиделся. Такой он, сука, милый.       Когда Коля, разорвав зрительный контакт, вновь потянулся за сыром, Руслан в хорошем смысле прихуел, потому что есть сыр в чистом виде — это как-то странно.       — Бля, тебе, может, бурур броды сделать?       Ромадов чуть не пролил на себя чай.       — Как ты, блять, сказал?       Тушенцов совсем забыл, что их с мамой семейные приколы люди обычно не выкупают.       — Ну, блять, бурур броды.       Коля усмехнулся и, смотря куда-то в сторону, понимающе кивнул головой.       Руслан достал из кармана пижамных штанов телефон и принялся в нём что-то искать и, возвращаясь к теме о туалетном начальстве, сказал:       — Вот у меня батя, пока не сдох, был начальником туалета, именно поэтому я сейчас такой охуенный, крутой и богатый.       Коля поднапрягся, ибо эти слова звучали так, будто Руслан его пародирует.       Тушенцов включил песню, которую от скуки записал вчера вечером после прогулки: «Я мажу черную икру Вместо масла, Амахасла, ама-амахасла, Феррари, сучки, кэш, Я живу опасно, Амахасла, ама-амахасла».       Ромадов сразу после прослушивания припева, казалось, преисполнился в своём познании и уставился в потолок. Столь шикарный наполненный глубоким смыслом текст, в совокупности с неумелой игрой на гитаре и простуженным голосом, звучал как шедевр мирового уровня.       — Ну чё, как тебе?       — Ну, — Коля пытался не заржать, — нормально, наверное. Гениально, блять. Надо будет как-нибудь совместку захуярить.       — О-о-о, в натуре. Давай кавер на «Морскую черепашку»?       — Почему ты мне это так сходу предлагаешь? Ты об этом всю жизнь мечтал? — Коля делал вид, что не заинтересован в идее, хотя предложение звучало довольно заманчиво.       — Так а чё? Почему бы нет?       — Русь, это всё, конечно, хорошо, но какого хуя ты предлагаешь мне бутерброды с сыром, если у тебя есть чёрная икра? — Ромадов никак не мог отойти от тяжёлой смысловой нагрузки в песне друга.       — Блять, иди нахуй, — Тушенцов улыбнулся и вновь шмыгнул носом.       Коля снова хотел было потянуться за сыром, но заметил, что уже не осталось ни кусочка.       Кружки чая у обоих тоже были пусты.       — Пошли в гостиную, посмотрим чё-нибудь?       — Давай. А сыра больше нету?       — Блять, Коля, — Руслан усмехнулся, — нет, нету. Пошли.       — Жаль.       Гостиная была просторной. На полу и стенах — ковры. Угловой диван с очень мягким на вид светло-коричневым покрывалом. По классике несколько стеллажей с бабушкиным сервизом, который ни в коем случае нельзя трогать. Напротив дивана на комоде стоял небольшой пузатый телевизор, рядом с которым сидел милый маленький игрушечный медвежонок, обнимающий плюшевого шмелика. Возле дверного проёма находилась тумбочка, с кучей хлама вроде журналов на ней. В целом комната выглядела вполне приятно.       Коля не раздумывая уселся на диван, который, как и предполагалось, оказался очень комфортным.       — Теперь ещё было бы неплохо найти пульт, — Руслан оглядывал гостиную в надежде, что пульт будет где-нибудь на видном месте.       — Так можно же просто на телеке кнопку нажать?       — Можно. Но он та-ак далеко, — Тушенцов продолжил рыскать по комнате.       Ромадов не понял позицию Руса в этом вопросе, но возражать не стал.       — Коля.       — М?       — Хочешь анекдот? — Руслан, не поднимая глаз на собеседника, искал пульт где-то на комоде.       «Блять, он долбоёб, что ли? В чём проблема на кнопку нажать? Пиздец».       — Ну, давай.       — Собирает как-то раз лев собрание зверей. Спрашивает: «Кто украл трусы слона?» Никто не признается. Спрашивает ещё раз: «Кто украл трусы слона?» В центр выходит муравей и говорит: «А что, даже померить нельзя?», — Тушенцов наконец посмотрел на друга, дабы увидеть реакцию.       — Охуеть, Русь. Пиздатый анекдот, не думал в КВН пойти?       — Думал. Ведущим.       — Ещё лучше. Ну, удачи, — Коля улыбнулся Руслану, несмотря на то, что это самый нелепый анекдот, который он когда-либо слышал.       Вновь оглядевшись, Руслан направился к тумбочке разгребать всё это барахло.       Ромадов, облокотившись на спинку дивана, молча наблюдал за действиями Тушенцова.       Среди множества журналов с «Винкс» и «Чародейками» Руслан откопал учебник по литературе.       — Ох, ебать, так вот где он. А я уж надеялся, что больше никогда его не увижу.       — Фу, — Коля вспомнил о своих утренних размышлениях об этой хуете под названием «школьная литература». Даже вне дома она, сука, напоминает о своём существовании.       Тушенцов открыл книгу на случайной странице и начал зачитывать отрывок из первого попавшегося произведения:       — «Лишь это имя мне желает зла. Ты б был собой не будучи Монтекки. Что есть Монтекки? Разве…» бла-бла-бла хуйня какая-то. «Что значит имя? Роза пахнет розой, хоть розой назови её, хоть нет». Ебать, я то же самое могу про говно сказать.       Ромадов проигнорировал шутку. Он смотрел в пол в одну точку. Заслушался. Хотел было попросить его продолжить читать, но это выглядело бы странно. С такой прекрасной озвучкой произведений, Коля бы хоть по всему списку литературы на лето прошёлся.       — Ало, Коль, — Руслан положил учебник на место, взял с тумбочки какой-то журнал и сел на диван рядом с другом, положив руку ему на плечо, — спишь?       Ромадов посмотрел Тушенцову в глаза. Тёмно-карие бусинки искрили радостью, от чего поднималось и без того хорошее настроение. Хотелось просто помолчать в компании этого человека и послушать его чтение.       Руслан в недоумении отвёл взгляд на журнал у себя в руках и тоже открыл на случайной странице.       — О, смотри, гороскопы. Ты у нас чё… Телец получается, да? — не дожидаясь ответа, Тушенцов принялся водить пальцем по глянцевому листу в поисках совместимости.       Коля, понимая, что он вот-вот расклеится, снова принялся наблюдать за его действиями, чтобы особо не впадать в свои мысли.       — Бля, у нас с тобой совместимость стопроцентная, ха-ха. Тут чё-то… «оба самодостаточные, оба живут в полное удовольствие…», ага-ага… «у них всегда своё понимание комфорта, и оно чаще всего сходится…»       Ромадов старался концентрироваться на его голосе, но в голове эхом так и доносилось это «у нас с тобой совместимость стопроцентная», от чего на душе становилось тепло. Почему? Это какая-то ироничная шутка от подсознания?       — «Огромная сила воли…», ой, да в пизду, и так всё ясно, — он посмотрел на Колю, который в этот момент снова рассматривал ковер на полу и улыбался сам себе, что невольно заставило Руслана так же расплыться в улыбке.       Умиротворённо вздохнув, Тушенцов снова не глядя пролистал несколько страниц.       — Ебать, тут анекдоты есть! «Пупа и лупа пошли получать зарпла…»       — Блять, Русь, пожалуйста, нет, — Коля грустно усмехнулся от понимания, что сейчас это дело легко может растянуться на три часа.       — Хорошо. «В дверь постучали полраза. Штирлиц охуел».       — Пиздец, Русь.       — Да бля. Так… о! «Собирает как-то раз лев собра…»       На этот раз Коля не стал высказывать недовольство, а просто заржал, чем и перебил Руслана.       — Всё, точно в КВН пойду.       — Тебе самому-то смешно с этого анекдота?       — Конечно.       — И хули ты не смеёшься?       — Ну-у…       Тушенцов не успел ничего ответить — подвергся щекотке от Ромадова.       — А-а-а, бля-ять, ты долбоёб, ты что делаешь?! — вопли Руслана сопровождались его милым, забавным смехом, который и хотел услышать Коля.       Рус пытался отбиваться, но всё безуспешно. Единственным решением было разве что…       Собравшись с силами, Руслан схватил Колю за запястья и прижал к дивану, сопровождая свои действия криком:       — Сука, если ещё хоть раз так сделаешь, я тебя выебу.       Приходя в себя, Тушенцов пытался справиться с одышкой, поскольку чуть не сдох от смеха. И только сейчас он понял, в какой позе они находятся.       Руслан сейчас, склонившись, великодушно сидит на Коле и, держа его за запястья, прижимает к несчастному дивану.       Тушенцов мгновенно переменился в лице. Раздражение уступило место смущению. У Ромадова, вроде как, то же самое.       Руслан, естественно, обратил внимание на Колин румянец на щеках, благодаря которому милый пластырь на его носу становился ещё заметнее. Тушенцов и сам прекрасно понимал, что скорее всего он точно так же покраснел.       Ромадов бессознательно закусил губу, и при всей трепетности момента вышло это до одури сексуально. Руслан, как бы это странно ни звучало, не думал, о чём думает. Почему ему так хочется его поцеловать?       Складывалось впечатление, что всё это нереально. Они оба сейчас абсолютно трезвые. И Коля не сопротивляется. И даже Руслан не противится.       — Русь…       Руслан в какой-то степени был рад, что звенящая тишина была нарушена замечательным голосом этого прекрасного парня.       — М?       — Собирает как-то раз лев собрание…       Тушенцов, медленно соображая, что происходит, расплывается в улыбке и ослабляет хватку.       Напоследок Руслан чмокнул Колю в лоб и с нежной усмешкой произнёс:       — Педик, блять.       Тушенцов встал с Ромадова и с дивана заодно.       — Я пойду попью.       Коля тихонько кивнул, опустошённым взглядом осматривая потолок.       — Ой, да ты сам виноват, — Руслан вышел из комнаты. С кухни было слышно, как он гремит посудой.       Буквально на минутку появилась возможность побыть наедине со своими мыслями в духе «что это только что было?», учащённым сердцебиением и ощутимой дрожью в руках.       Но Тушенцов, к сожалению или к счастью, вернулся быстро, налив воду в ту же самую кружку из-под чая.       — Коль, — Руслан сделал пару глотков, — там пульт под покрывалом лежит, достань пж.       Ромадов за последние пару минут настолько выпал из реальности, что напрочь забыл о том, что они собирались что-то смотреть. Он быстро опомнился и выполнил просьбу.       Легче представить, что всего этого сейчас не было. Это всего лишь галлюцинации.       Коля уже машинально нажал на красную кнопку включения.       На экране высветились кадры сериала «Школа» по первому каналу.       — О-о, ебать, я помню мы эту залупу вместе с Юликом смотрели, — Руслан, увидев знакомые лица, выдал первую же ассоциацию и залип на экран.       — М… понятно, — Коля уже и не хотел ничего смотреть, тем более «Школу», — Я эту хуйню уже миллиард раз смотрел. Все серии.       — А-а, ну понятно. Аня Носова — твой кумир?       — Очень смешно. Я, может, пойду?       — А чё такое? — Тушенцов повернулся в сторону собеседника. Так забавно наблюдать за тем, как он старается делать вид, что ничего примечательного не произошло.       — Э-э… ну, ничего, наверное, просто…       — Ну, как хочешь.       Коля молча встал с дивана, забрал оставленный на кухне рюкзак и подошёл к выходу из дома. Обменявшись короткими безэмоциональными «пока», они обнялись на прощание.       Руслан, нехотя закрывая за Колей дверь, тут же погрузился в свои мысли.       Коля медленно плёлся по улице до своего дома. Заставлять себя думать, что ничего не было — чертовски трудно. Было ещё как. Было, и было охуенно.       Чувство неловкости за самих себя съедало обоих с головой, даже несмотря на то, что они уже разошлись.       Тушенцов поставил пустую кружку на тумбочку, лёг на диван и убавил звук на телевизоре.       Ромадов, пиная камушки на дороге, вслушивался в пение птиц и шелест листвы.       И мучают лишь два вопроса: «Что это, блять, было?» и «Почему мне это понравилось?»
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.