Не исчезай во мне ты вовек, не исчезай на какие-то полчаса...

Гет
NC-17
В процессе
18
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 35 страниц, 10 частей
Описание:
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
18 Нравится 16 Отзывы 7 В сборник Скачать

Часть 5

Настройки текста
Чувствовать себя лишним. Понимать, что ты — случайный человек в жизни женщины, которую любишь и считаешь главной своей удачей, редким призом в лоторее, в которой тебе повезло выиграть. Одному на миллион. Женщина, предназначенная для другого, случайно досталась тебе. Он и есть настоящий счастливчик, а ты просто украл его лотерейный билет. А теперь он явился за своим законным выигрышем. Нет, Дарси был далек от подобных ассоциаций. Он никогда не играл в лотерею. Но о случайной удаче, предназначенной другому, невольно задумался. Элизабет ведь не любила и не понимала его тогда. Через полгода со дня их знакомства, когда он пылал от страсти — по сути, с его стороны это была любовь с первого взгляда, а Лиз в то время даже не догадывалась о его чувствах, она отказала ему самым безжалостным образом. А дальше? Что было бы дальше? Если бы не их случайная встреча в Пемберли, когда бы снова он решился возобновить свои ухаживания? Сколько лет бы прошло? Тот случай с Уикхемом и Лидией — он ведь тогда совершенно случайно узнал об этой истории и смог предотвратить позор семейства Беннет. А если бы не узнал? Через пару месяцев появившись в Незерфилде, он уже не встретил бы в меритонском обществе никого из Беннетов. Наверняка они уехали бы из тех мест, куда-нибудь в Лондон, в район Чипсайда, поближе к дядюшке- лавочнику. Он не нашел бы её никогда. Шанса встретить её в обществе ему бы больше не представилось. Всё, что он сделал тогда — поймал драгоценный плод, случайно свалившийся ему прямо в руки. Её ответная любовь была простой благодарностью ему за помощь. Благодарностью ему и случаю, соединившему их судьбы. Шли ли её чувства к нему из глубины души или была порождением лишь рассудка? А её любовь к мистеру Трейси — вот это без всяких сомнений — любовь с первого взгляда, мгновенный пожар. Она вспыхнула сразу и потом долго хранила искры от того костра в своем сердце. Хранит их и по сей день. Силу её чувств к мистеру Трейси Дарси представлял себе очень хорошо. Примерно, как своих к ней. Неужели, целуя его, она думала о другом? Вспоминала быть может в этот миг о своей настоящей мечте? Кто такой этот мистер Трейси? Судя по рассказу Грея, он был нищим, как церковная крыса, за пять лет контракта заработал небольшое состояние на Барбадосе, а совсем недавно получил действительно приличное наследство в сто двадцать тысяч фунтов от дядюшки — верховного судьи Англии. Тот скончался в августе. Как только Том вступил в наследство, то сразу поехал в Лонгборн, к ней. Задолго до их случайной встречи в Лондоне. Все ясно, как белый день. Трейси не мог позволить себе жениться на девушке, которую любил. Но как только разбогател, бросился навстречу своей мечте. Если бы ещё она ждала его там, где он оставил её когда-то. А ведь она бы обязательно осталась ждать, и дождалась бы Томаса Трейси там, где он её оставил, если бы не случилось ничего из ряда вон выходящего — мелькнула в его голове горькая мысль. Её сердце было надежно защищено от назойливых ухажеров, а её душа оказалась неподкупной. Она отказала двум состоятельным женихам за полгода, включая его самого, хотя вполне осознавала свое незавидное положение. Несчастный случай с Лидией — маловероятная случайность, их встреча в Пемберли — еще более редкий случай. Ничто другое не помешало бы ей дождаться Трейси в Лонгборне. Если бы всё происходило самым естественным, предопределённым судьбой образом, сейчас они наверняка праздновали бы свадьбу. Если бы не он — укравший чужую удачу, случайно получивший любовь, предназначенную другому. Дарси с горечью смотрел на заснеженный сад за окном. Смотрел и не видел ничего вокруг. Его чувства сейчас были похожи на те, что он испытал тогда, апрельским дождливым вечером, после её отказа. Они договорились с Элизабет никогда больше не вспоминать об этом дне — слишком тяжелы были воспоминания для них обоих. Обида? Да. На неё? — нет, никогда! — он слишком боготворил эту женщину, не видя в ней никаких недостатков. На судьбу, обстоятельства? Да, наверное. Нет такого обласканного светом и усыпанного всевозможными подарками судьбы богача, который бы временами не жаловался на горькую судьбу и не плакал бы навзрыд в подушку, когда никто не видит его слёз. Прелестнейшая женщина в мире, любовь которой он завоевал чудом — редким везением, стала его женой, хотя не должна была. У них растёт чудесный малыш. Она здесь — рядом с ним, и готова проводить все ночи напролёт, выполняя любые его желания. А он мрачен и зол на свою несчастную судьбу. Богач, попробуй представь себя на месте бедняка, полюбившего женщину, предназначенную ему самим провидением, ответившую ему любовью, но не доставшуюся ему из-за того, что он беден. Бедняк прошел полмира, перенес множество трудностей, болезней и бед, лишь ради того, чтобы через много лет вернуться к любимой и бросить к её ногам добытые им сокровища, лишь ради счастья прижать к груди свою возлюбленную. И что же он видит — преодолев множество лишений, он вернулся, а его женщина принадлежит другому, тому, кто с детства стал баловнем судьбы, — мажору, которому даром, без всяких усилий, досталось всё — и богатство, и чужая любовь. Его чувства представь себе, богач. И ощути себя настоящим счастливцем. Дарси снова и снова возвращался в мыслях в тот день, когда услышал её гневную отповедь. Он вспоминал свои терзания по поводу их неравенства, слова, сказанные им в её адрес и адрес её родни. Даже сегодня, через столько лет, он заливался краской стыда, когда думал об этом — ведь он и правда ощущал себя эдаким благотворителем, когда шёл к ней с предложением. Несчастный самовлюблённый глупец, она не ждала твоих милостей, не нужны они были ей. Твоё состояние, власть — всё это — ничтожный прах, мелочь по сравнению с тем, что было в её жизни до тебя. И наверняка случилось бы после. Для настоящей любви не существует границ, классовых барьеров. Ничего не значат твои деньги, положение, связи, когда речь идёт о любви. Лорд склоняется перед беспиданницей. Нищий бывает счастливей и богаче короля, потому что владеет самым главным богатством мира - любовью . Нет, сейчас он ещё больше стал ценить своё счастье — быть с ней, наслаждаться её нежным телом, впиваться губами в её губы, доводить её до исступления безудержными ласками. Как-будто подостывшие за три года чувства вспыхнули с новой силой. Он пировал на её прелестных грудях, покрывал поцелуями её стройную шейку. Он наслаждался её сладкими мучениями в минуты страсти. Как же она была прекрасна! Обнаженная, словно светящаяся в полумраке мягким светом, лежала она, раскрывшись ему навстречу, с распущенными роскошными косами, её огромные глаза сияли. Горькие мысли о том, что, быть может, она думает в эти минуты о другом, иногда прорывались. Порой он ловил грусть в её взгляде, когда она забывала о том, что кто-то видит её лицо. Нет, он не хотел больше задумываться об этом. Пока он безраздельно владеет её телом, надеясь завоевать хоть часть её души. Иногда он начинал ощущать себя вором, овладевшим чужой драгоценностью. Но от этого обладание ею становилось только слаще. Моя… Она моя. Никому не отдам её. А утром — утром приходила горечь утраты. Когда с ужасающей ясностью ты понимаешь то, чего не желал видеть вечером. Утро бывает жестоким к одурманенным, неважно — вином или любовью. Дурман уходит, остается похмелье — жестокая реальность.  — Быть может, она всё это время любила другого. И продолжает любить его сейчас. — стучало молоточком в его мозгу. Но не было сил отказаться от наркотика, которым стала для него страсть к ней. Он гнал эти мысли, и вновь предавался любовному безумству, как горький пьяница, дорвавшийся до алкоголя. Счастье с привкусом горечи. Классический любовный треугольник, в котором глубоко несчастны все. И никто не находит покоя. Элизабет также пыталась забыться в объятиях своего супруга. Забыть обо всем. Порой замечала она горькие складки, залегшие в уголках его рта, на лбу, боль в его взгляде. Ей хотелось загладить свою вину, которой вроде и не было. Но она ощущала себя виноватой перед мужем. За мысли и чувства, над которыми была не властна, и которые не смогла скрыть от него. Она готова была на всё ради него, но что она могла ему сказать, как оправдаться, чем порадовать? Любые ее слова стали бы ложью. Они оба молчали, и оба мучились от невозможности откровенно поговорить друг с другом. Она растворялась в его объятиях, дарила ему всю свою нежность, но где-то глубоко в душе её терзала боль потери первой любви. После разговора с Томом с новой силой обрушились воспоминания о нём. Три месяца. Ничтожный срок. Только в те три месяца лета уместилась, казалось, целая жизнь. Три месяца невероятного счастья. Первый поцелуй. Они долго стояли в дальнем уголке сада, в потемках, где никто не мог их увидеть. Он целовал её руки, плечи. Надо было прощаться, но невозможно расстаться, разомкнуть объятия. Они сходили с ума. Каждый день был сладкой мукой, когда оба томились от неутоленного желания, тонули в глазах друг друга. Тот его взгляд она хранила в сердце все эти годы. Никто не знал об их чувствах, их свидания были тайной для всех. Как только удалось им тогда остаться незамеченными? Наверное потому, что все домашние судачили о новом поклоннике Джейн, посвятившем ей стихи, а миссис Беннет слишком была озабочена нарядами для бала, выяснением родословной этого джентльмена и прочими сплетнями. Лиззи никогда не вызывала у миссис Беннет особого интереса. Том говорил ей о дяде, у которого хотел просить разрешения на брак. Он собирался отправиться в Лондон за этим, обещал, что обязательно вернется. Но исчез без следа. Он даже не написал ей. И вот теперь, появился и говорит о своей любви. Если все правда, и он уехал в Америку ради неё? Упорно шёл к своей цели, заработать состояние чтобы возвратиться к ней богачом. И вернулся, как обещал. Жаль, что слишком поздно. Каково сейчас ему, если всё так, как он говорит? Она боялась представить себе его чувства. Он должно быть несчастен. Его мечты растаяли, а надежды рухнули, как карточный домик. Любимая не дождалась его. Как-то весной на обеде у мистера Томпсона — предводителя местного дворянства, супруги услышали весть, их не обрадавшую: небольшую усадьбу в шести милях от Пемберли на днях купил молодой джентльмен — некий мистер Трейси. Раньше о нём ничего не слышали в этих краях. Обществу стало известно, что он недавно унаследовал приличное состояние и намерен поселиться в Дербишире. Оживление и восторг местных кумушек вызвало известие о том, что состоятельный молодой человек не женат.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.