Любовь, война и другие приключения 1260

Rierina автор
Аглар бета
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
The Witcher

Пэйринг и персонажи:
Иорвет/ОЖП, Геральт из Ривии, Трисс Меригольд из Марибора, Лютик, Золтан Хивай, Вернон Роше
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 357 страниц, 23 части
Статус:
заморожен
Метки: Вымышленные существа Драма Мэри Сью (Марти Стью) Насилие Нецензурная лексика ОЖП ОМП Попаданчество Романтика Фэнтези Юмор

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Описание:
Марианна попала, да с размаху, да совсем не туда, куда хотела. То есть, вообще-то она никуда не хотела, ее все устраивало в успешной и спокойной офисной жизни. Но увы - человек предполагает, а судьба располагает, поэтому придется теперь "госпоже некромантке" как-то справляться. Делу выполнения и перевыполнения не помогают: эльф с плохим характером и замашками бывалого террориста, мутант-ведьмак, рыжеволосая ведьма по имени Трисс Меригольд и несколько королей, живых и не очень.

Посвящение:
Спасибо Utalhen за обложку к фанфику - http://s017.radikal.ru/i418/1311/46/f71c1dcf191d.jpg

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Йорвет, еще раз Йорвет, много шуток (надеюсь, что смешных), здоровая доля цинизма, любовь до гроба (в прямом и переносном смысле этого слова), а также котята.
Близко к канону, но с подвыподвертами:)
Появление героев из первой части игры, книг и рассказов АС (?)
А! Есть еще незапланированные эльфийские дети, они появились практически сами и никак не захотели удаляться из сюжета. Я сражалась отважно, но они решительно не желали оставлять меня в покое, и под конец я плюнула и махнула на них рукой. Кашу маслом не испортишь (и существует неиллюзорная вероятность, что эту конкретную кашу просто ничто уже не спасет).

https://vk.com/club132800256 - внезапно образовавшаяся группа, где можно обсудить автора (этого и не только), фанфик (этот и любой другой), поделиться артом или лениво ничегопонеделать вместе с сообщниками. Всем привет и добро пожаловать.

Те же герои, вид сбоку:
"Сопляки" - коллекция историй про эльфят Финтаннана и Канну - https://ficbook.net/readfic/2820648
"Приворотное зелье" - вбоквел к 12 главе про Лютика и Ко - https://ficbook.net/readfic/1681982
"Как инкуб обедал" - стебная зарисовка в эротических тонах - https://ficbook.net/readfic/1391265

Часть 8, в которой Марианна наблюдает Йорвета в действии

18 октября 2013, 22:26

I need a hero I'm holding out for at hero 'till the end of the night He's gotta be strong And he's gotta be fast And he's gotta be fresh from the fight * Bonnie Tyler, I Need A Hero

Когда Марианне удалось разогнать непрошеных гостей, солнце стояло уже высоко в небе. Рианнон ушла первой, весело подмигнув напоследок, - мол, так держать, подруга. Лютика Марианна обхитрила – напомнила про список игроков в покер, который бард обещал составить по приезде в Верген. Воодушевленный возможностью получить скорую прибыль, неугомонный поэт выскочил из дома, нахально насвистывая что-то веселое и явно нецензурное. Вскоре на кухне остались только Йорвет с довольным Киараном, ведьмак и дети. И котята. Про котят забывать было нельзя – да они и не давали о себе забыть. Корзинка не стала для них препятствием, и цепкие, юркие и настырные рысята расползлись по кухне – к радости мальчишек и ужасу Марианны. Как справляться со свалившимся на нее зверинцем, женщина представляла слабо. Правда, первый удар временно принял на себя виновник случившегося - Киаран аэп Эасниллен. Сияя, эльф уселся на пол, сгреб рысят и детей в охапку и что-то вполне себе по-кошачьи заурчал на Старшем Наречии. Что удивительно, эта тактика подействовала – дети смирно гладили котят, котята смирно мурлыкали и вылизывались. Марианна грешным делом заподозрила, что Киаран сам мечтал о домашнем питомце, да как-то все не складывалось: партизанская жизнь – штука тяжелая. А тут подвернулся на редкость удобный случай, не придерешься – вручить котят в благодарность за исцеление, а потом самому вдоволь с ними наиграться. Так что вежливый и сладкоголосый эльф попал под подозрение в изощренном коварстве. «И даже Йорвет, - размышляла женщина, осторожно обходя котят по дуге, - тут ничего не заподозрил. Или?..» – Марианна взглянула на скоя’таэля. Тот смотрел на своего помощника, котят и детей с какой-то мрачной решимостью и – женщина была уверена, что ей не показалось – затаенной печалью. Она отвела глаза, неожиданно почувствовав, что подсматривает за чем-то очень личным. Стараясь не наступить на пятки и хвосты, заполнившие кухню, Марианна пробралась к столу, налила в чашку парного молока и поставила ее на пол. Рысята дружно заурчали и, переваливаясь, как медвежата, поскакали к угощению. Йорвет с Геральтом молча наблюдали за этим душераздирающим зрелищем. Ведьмак с аппетитом жевал булку. - Я сейчас пойду за бессмертником, - дожевав, сказал он. - Прямая мне дорога в шахту. Для мощных зелий всегда нужны ингредиенты, которые чтобы достать, столько всякой погани перебить надо! - Веселой тебе охоты, vatt’gern, - хмыкнул Йорвет. – А мы, - и скоя’таэль покосился на Марианну, - сначала поговорим с крестьянином, у которого был доступ в комнаты Саскии. Принц Стеннис очень уж яро настаивает на его немедленной казни и это значит, что dhoine наверняка что-то знает. А потом пройдемся по травникам и алхимикам, которые сейчас находятся здесь, в Вергене. Невозможно убрать в воду все концы, на чем-нибудь отравитель попадется. - Лады. Встретимся сегодня к ночи в таверне, хорошая выпивка после пробежки по краснолюдским шахтам мне не помешает, - кивнул Геральт, поднялся и по своей вечной привычке направился к выходу, не прощаясь. Правда, у самой двери ведьмак притормозил и повернулся к эльфу: - Не обращай внимания на сплетни, - как-то даже сочувствующе сказал он. – Про меня чего только не говорят – тоже Лютик постарался. И, не дожидаясь ответа, ушел. Йорвет повернулся к Марианне. - Тоже? – с подозрением осведомился эльф. - О чем это он, dhoine? Женщина сглотнула. Говорить или нет? С одной стороны, такого кота в мешке точно не утаишь. С другой… месть – это блюдо, которое подают холодным. Йорвет творит, что пожелает, так пусть и последствия расхлебывает сам. Он же, как вчера выяснилось, - настоящий мужчина! - Скоро узнаешь, - коротко отозвалась Марианна и ядовито добавила, нарочито скромно склонив голову к плечу: - Sidh. Йорвету такой ответ явно не пришелся по душе – эльф нахмурился, и женщина осознанным волевым усилием заставила себя не любоваться его разозленным лицом. - И сны, - поспешно, чтобы не растерять боевой настрой, добавила она. – Я взяла у Геральта рецепт снотворного, сегодня вечером сварю. Могу сделать и тебе. Если, конечно, ваше эльфийское величество не одолеет паранойя. Вдруг ты решишь, что я жажду твоего бесподобного тела с такой силой, что готова вместо лекарства вручить тебе приворотное зелье. При этих словах Йорвет заметно рассвирепел – Марианна уже научилась различать бесконечные оттенки его злости. Киаран, который вроде бы не слушал их разговор, неожиданно поднял голову. - Какие сны? – спросил он, щекоча пальцем животик рысенка. – О чем ты, maeth Марианна? Йорвет, ты себя плохо чувствуешь? Тебя голова беспокоит? - Наверняка беспокоит. С головой у него давно проблемы, - высказалась Марианна, - и это вряд ли лечится. Йорвет что-то прошипел на Старшем Наречии, подхватил ее под локоть и поволок в соседнюю комнату. Киаран проводил их пристальным, внимательным взглядом. - Что на тебя нашло, ведьма? – захлопнув дверь, зарычал эльф. – С какой цепи ты сорвалась? - Я тебе мщу, - не юля, прямо в лоб ответила Марианна, и эльф уставился на нее, так и позабыв убрать ладонь с ее предплечья. - Мстишь? - Конечно, - пожала плечами женщина. – С какой стати ты решил, что я буду терпеть и молчать? Значит, говоришь, я – ведьма, чертова баба, грязная dhoine, а дети мои – выродки и щенки? Считаешь, что я колдую и хожу по твоим снам, чтобы завлечь и обмануть? Думаешь, что можешь себе на потеху целовать меня без… без разрешения?! Я ничем не заслужила такого свинства, и, признаться, мне надоело. Если хочешь войны, ты получишь войну! Йорвет несколько мгновений смотрел на нее. - И это все – из-за одного поцелуя? Против которого, dhoine, ты совсем не возражала? – насмешливо изогнул губы эльф. - И за это я тоже тебе мщу, - ничуть не смутившись, призналась Марианна и вскинула подбородок. – Что я совсем не возражала. Ресницы эльфа, длинные и густые, дрогнули, и Йорвет шагнул вперед. Что он хотел сказать – или сделать – Марианна так и не узнала: в дверь настойчиво постучали, а потом сразу же, без перерыва, она распахнулась. На пороге спальни показался Седрик. - Cedric, voerle! – раздался из кухни возмущенный голос Киарана, но было уже поздно. Йорвет не двинулся с места, только сложил на груди руки. А вот Марианна, удивляясь, подавила в себе неожиданное желание отпрыгнуть от эльфа – в последний раз она испытывала похожее чувство, когда мама застала ее целующейся с высоким, худым и наглым одноклассником Петей Артамоновым. Внезапное воспоминание заставило Марианну критически переосмыслить создавшуюся ситуацию. По характеру Йорвет здорово напоминал Петю – тот тоже был редкостным хамом и прямо-таки изумительно нарывался на неприятности и ввязывался в потасовки. «Это что же? – совсем не ко времени ахнула про себя женщина. – На роду мне написано в таких отморозков влюбляться? Судьба, мать ее?» Додумать эту важную мысль она не успела – Седрик стремительно вошел в комнату, лицо его было темнее грозовой тучи. - Йорвет, - заявил он с порога, даже не глядя на Марианну, - я понимаю, терять тебе нечего, но ведешь ты себя, как полный ублюдок! У Марианны отвисла челюсть – она никогда не слышала, чтобы Седрик - спокойный, уравновешенный Седрик! - выражался так… энергично. Йорвет, казалось, тоже слегка опешил. Впрочем, от удивления он оправился довольно быстро. - И я даже никого сегодня не убил, - лениво протянул скоя’таэль, не выказывая никаких признаков раскаяния или недоумения. – Все так любимые тобой dhoine прискорбно живы и здоровы. Что же случилось, minteoir? Седрик только покачал головой. - Сколько же ненависти надо носить в себе, чтобы рушить все хорошее вокруг? – только и спросил он. - Не припомню такого, - уже явно издеваясь, улыбнулся Йорвет. – Ты уверен, что знаешь, о чем говоришь? А то эти твои голоса! Сначала они надоумили тебя оставить своих братьев и сестер в горький час и уползти просить милости у dhoine. Что теперь? - Я говорю о Марианне, - отозвался Седрик, не теряя самообладания. - Если ты не можешь получить женщину, которую хочешь, то это только твоя беда, - развел руками Йорвет. – Я-то здесь при чем? Марианна ахнула. Кажется, Киаран тоже ахнул, и женщина неожиданно почувствовала к нему симпатию – каково это, служить под началом такого вот безумца? - Они будут драться? – азартно спросил звонкий детский голос из кухни, и Марианна вздрогнула от неожиданности. Финтаннан залез на стул, чтобы видеть все, происходящее в комнате. Расстаться с рысенком мальчик не смог, и теперь из-за плеча Киарана, нерешительно застывшего в дверях, высовывались две любопытные мордочки – детская и кошачья. - Бум! – подтвердил маленький Канна, хлопнув ладошкой по полу. Залезть на стул он не мог, но это не мешало ему активно поддерживать брата с земли. – Бах! - Никаких бум и бах! – вознегодовала Марианна. – Йорвет! Мы заканчиваем наш разговор. Я приду через полчаса, мне все равно надо посмотреть твоих белок – кое-кому нужно сменить повязки. И Мориль ведь у вас? Я отнесу ей молока и фруктов. Потом мы можем искать отравителя, играть в прятки или танцевать канкан – честно говоря, мне уже все равно. - Да-да! – с облегчением закивал Киаран, хватаясь за возможность разрешить ситуацию миром. – Maeth Марианна права, нам пора идти. Спасибо за теплый прием, и пусть наш подарок принесет в твой дом радость, хозяйка! Va faill, Cedric. Йорвет смерил женщину презрительным взглядом, глумливо поклонился и направился к выходу. Перед тем, как за эльфами закрылась дверь, до Марианны донесся осторожный, но по-прежнему очень красивый голос Киарана аэп Эасниллена. - Что такое канкан? – едва ли не шепотом спросил эльф у своего командира. Ответа, слава всем богам, женщина уже не услышала.

***

После ухода Йорвета и Киарана в маленьком доме ненадолго установилась тишина. Быстро заскучавшие дети, торопливо спросив разрешения, поволокли котят на улицу, и на некоторое время женщина отвлеклась – нужно было догнать их и вручить малышам яблоки и бутерброды. Наконец Марианна, которая чувствовала себя так, будто только что пробежала кросс по пересеченной местности, повернулась к Седрику. С эльфом она не разговаривала с того самого вечера, как потеряла сознание, пытаясь помочь Киарану аэп Эасниллену. И сейчас, глядя на охотника, Марианна не смогла удержаться от улыбки. - Я рада, что ты пришел, Седрик, - сказала она. – Хочешь, я сделаю тебе завтрак? Садись, отдохни. Охотник сначала отрицательно покачал головой, потом, тоже усмехнувшись, кивнул. - Прости меня за грубость, - тихо произнес он, устраиваясь за столом. – Не стоило так врываться к тебе. - Глупости, - отозвалась Марианна, нарезая хлеб и запеченное мясо. – Но что случилось, почему ты вдруг так разозлился? И где ты был все это время? Я скучала. - Сколько вопросов, - хмыкнул эльф. – Не найдется ли у тебя чего-нибудь выпить? - Конечно, - расцвела женщина. – Вот, парное молоко, свежий надой. Пей на здоровье. Седрик фыркнул один раз, другой, потом расхохотался во весь голос, не сдерживаясь, и отхлебнул молока из простой глиняной чашки. - Я был в лесу, - наконец сказал он. – Здесь, вокруг Вергена, хороший лес. Не такой старый, как во Флотзаме, и поэтому куда как добрее. Ты все не приходила в себя, и я подумал, что поищу vitaevellen… травы, которые могли бы помочь твоей душе вернуться в тело. - Ты знаешь такие? – удивленно повернулась к нему Марианна. - Я разбираюсь в растениях, да, - кивнул Седрик. – Больше в тех, что встречаются дома, во Флотзаме, но и здешние, пожалуй, сумею распознать. «Йорвет – идиот, - подумала Марианна печально. – Отказываться от помощи Седрика, который знает куда больше меня, из-за глупых разногласий! Мужчины!» Она положила на большую тарелку сыр, овощи, масло и протянула угощение охотнику. - Научишь меня? – женщина присела рядом, отщипнула хлебную крошку и с удовольствием ее съела. - Научу, - легко согласился Седрик. – Тут хорошо, luned. Ночью с утеса Понтар кажется огромной змеей, он весь сверкает в лунных лучах. Я хочу показать его тебе. Марианна, покачиваясь на низком табурете, обхватила колени руками и улыбнулась. - А я хочу посмотреть, - вздохнула она. – Ты красиво рассказываешь. - Я не просто любовался лесом и рекой, - посерьезнел эльф. – Я нашел травы, поспешил назад… и по пути в твой дом я встретил Лютика. Женщина внутренне застонала. Нетрудно было догадаться, что последует дальше. - Бард сказал мне, - безрадостно продолжил Седрик, - что ты очнулась. И добавил, что Йорвет… «оседлал нашу рыжую норовистую кобылку»? «Завалил строптивую прелестницу»? О, я не буду повторять всего. Признаюсь, я разозлился и не дослушал до конца. - Лютик соврал, - подперев рукой голову, пояснила Марианна. – Впрочем, он, наверное, назвал бы это «поэтическим преувеличением»? Неважно. Не беспокойся за меня, это лишь сплетни. То есть, - напрямик сказала женщина, - с Йорветом я не спала. «И надо признаться, шансы на то, что это случится в обозримом будущем, пока невелики», - добавила про себя она. Седрик несколько смешался от такой откровенности. - Я… я был не вправе требовать от тебя ответа, - запнувшись, отозвался эльф, - хотя я рад, что ты мне его дала. Я волнуюсь за тебя, luned. Йорвет – зверь, с которым лучше не встречаться лишний раз на узкой тропе. Я надеюсь, что ты будешь осторожна. Марианна подалась вперед. - Я хотела, чтобы ты знал, - тряхнув головой, она откинула с лица волосы. – Скоро весь Верген распухнет от слухов. Я могу представить, как это все будет! Кто-то просто подумает, что мы с Йорветом - любовники, другие скажут, что он изнасиловал меня при полной луне на жертвенном эльфском камне, третьи заявят, что я соблазнила его, воспользовавшись своими чарами. Я хочу, чтобы мои друзья знали правду и верили мне, а не каким-то сплетникам, которым только и дай почесать языки. Седрик неожиданно закашлялся. - Изнасиловал на жертвенном эльфском камне? – стараясь удержаться от улыбки и неудержимо краснея, уточнил он. – При полной луне? - Не смейся, - возмутилась Марианна. – Я сама слышала, как во Флотзаме одна кумушка на полном серьезе убеждала другую, что Йорвет пьет кровь человеческих младенцев, и поэтому-то королевские ищейки никак не могут его поймать. - О Дева, - затрясся Седрик от смеха, а потом, еще с нотками веселья в голосе, но уже серьезным тоном добавил: - Я верю тебе, luned mo. И ты знаешь, что я помогу тебе, если в том будет нужда. Марианна кивнула и поднялась. С Седриком было легко, спокойно и надежно. Только поговорив с ним, женщина смогла немного прийти в себя после утренней свистопляски. - Прости меня, мой друг, - с сожалением произнесла она наконец, - но мне надо идти. Скажи, где ты сейчас живешь? Может быть, нам по пути? - Ведьмак звал остаться с ним в таверне, - эльф почесал затылок, - но жизнь в такой суете не для меня. Так что я обосновался за городскими воротами, неподалеку от домика, в котором устроилась Рианнон. Хоть это и близко от Вергена, а одинокой женщине там может грозить опасность, так что я помогу ей, если что. Ну, да и мне там уютней. - Рианнон мне говорила, что ты ей нравишься, - поддела эльфа Марианна. – Думаю, она совсем не будет против, если ты почаще станешь к ней наведываться. Ночи нынче прохладные. - Не шути так, luned, - строго попросил Седрик, и женщина устыдилась: собственное поведение вдруг напомнило ей Лютиково шутовство. - Рианнон – славная девушка, - уже совсем другим тоном сказала она, но на это эльф ничего решил не отвечать. Вместе они вышли из дома, и Марианна впервые смогла как следует рассмотреть Верген. Низкие домики с цветными дверями, запутанные улочки и переходы, зелень, пробивающаяся сквозь затейливую кладку, торопливый говорок краснолюдов, который эхом разносился по улицам, – город казался величественным и… уютным. Веселые малыши возились в пыли, степенные хозяйки развешивали белье, издалека доносились размеренные удары кирки о камень. - Мне нравится здесь, - вырвалось у Марианны. - Здесь хорошее место для детей, - сказал Седрик. – Спокойное. Опираясь на предусмотрительно подставленную ей эльфом руку, Марианна внезапно подумала, что влюбилась в совершенно не того мужчину.

***

На подходе к затопленной деревне, где разместились скоя'таэли, ее встретил Йорвет собственной персоной. Марианна заранее приготовилась к тому, что придется выдержать очередной бой за право поменять повязки белкам и навестить Мориль, но эльф только раздраженно махнул рукой. Скоя'таэли по старой доброй традиции вовсе не обрадовались тому, что их будут лечить, а вот новоиспеченная мамаша с радостью приняла фрукты и свежую краюху хлеба с молоком. - Если бы только еще мой Сегерим был здесь, - доверительно прошептала Мориль, пока Марианна держала на руках увесистого толстощекого младенца. – Я думаю, он не отвернулся бы от малыша. Женщина понятия не имела, кто такой Сегерим, но на всякий случай уверенно кивнула. - Как он смог бы! – для пущей убедительности добавила она. – У тебя такой красивый мальчик. - Верно, - расплылась в улыбке эльфка, а потом неожиданно засияла и засмущалась, став еще милее. – Я хотела поблагодарить тебя за помощь, ner'sa. У меня почти ничего нет, кроме вот этого. И Мориль протянула ей простой круглый медальон с гравировкой в виде виноградной лозы. - Нет-нет, - замотала головой женщина. – Я не сильно-то и помогла, ты сама справилась. Эльфка взяла ее руку в свою и положила украшение Марианне на ладонь. - Не отказывайся, - попросила она. – Я буду рада, зная, что он охраняет тебя. И запомни. Там, на корабле, ты спасла две жизни, и это – самое малое, чем я и мой сын можем отблагодарить тебя. После этого спорить было уже неловко. Марианна осторожно надела медальон на шею и отправилась на поиски Йорвета. Эльф стоял на выходе из деревни и, судя по его виду, одновременно злился и маялся от необходимости ждать какую-то там dhoine. - Сначала поговорим с крестьянином, - начал он командовать, едва Марианна подошла ближе. – Он имел доступ в покои Саскии и вполне мог подмешать яд в вино. Допрашивать его буду я. - А мне-то что делать? – едва поспевая за ним, пропыхтела Марианна. - Как? – делано изумился Йорвет. – Неужели не ясно? Ты будешь стоять рядом и внушать ему страх одним своим видом. Я бы на его месте, пожалуй, рассказал все сразу, чтобы избежать такой изощренной пытки. «Значит, война», - поняла Марианна и неожиданно даже воодушевилась – отмалчиваться в ответ на оскорбления ей уже порядком надоело. - Договорились, - медовым голосом проворковала она. – Отличный план, сразу видно, ты прекрасный стратег. Я готова в огонь и воду прямо за тобой пойти – нынче редко встретишь такого талантливого мужчину! Млею от восторга. Йорвет хрюкнул в ответ что-то невразумительное и понесся вперед так, будто на хвосте у него висел Вернон Роше и все его Синие Полоски разом, поэтому до крестьянина по имени Вилли Облат они добрались в рекордные сроки. При виде скоя'таэля на лице несчастного отобразилась непередаваемая гамма эмоций – от ложной храбрости до глубокого ужаса. Марианна бедняге от всей души посочувствовала: столкнуться с разъяренным Йорветом нос к носу она никому б не пожелала, даже если этот кто-то был и вправду виноват. Особенно если он был виноват. - Я тебе вреда не хочу, - взял быка за рога эльф. Марианна удивленно приподняла брови – начало разговора было как-то совсем не в стиле Йорвета. - Честное слово, не хочу, - доброжелательно продолжил скоя'таэль и, не меняя тона, добавил: - Но если ты меня вынудишь, я отрублю тебе руку. Марианна знала, что смеяться нельзя, но позорно не сдержалась и захихикала. Вот теперь все встало на свои места. Это был Йорвет, которого она знала и любила! - И ногу! – добавила женщина бессердечно. – Ну, для симметрии, - пояснила Марианна, когда эльф повернул в ее сторону лицо. – Чтобы красивее было. Горемычный Вилли Облат затрясся. - И ногу, - согласился Йорвет охотно. Марианна могла поспорить, что на мгновение губы его дернулись в улыбке – видимо, чувство юмора у скоя'таэля все-таки было, хотя и несколько извращенное. - Ну? – повернулся к крестьянину эльф и неспешно сложил руки на груди. И Вилли Облат заговорил. Торопливо, заикаясь и глотая слова, он вспомнил подозрительный разговор жреца по имени Ольшан и принца Стенниса. - И преподобный грит ихнему величеству - ты сделай так, шоб на кухне никого не было, - выпалил под конец парень. – И больше ничо я не знаю и ничо не слышал, но, может, у жреца на хате чо осталось такого? Следы какие… Знал и слышал Вилли всего ничего, но и этого Марианне хватило, чтобы понять: она снова по самые уши влезла в какие-то неприятности. Дело об отравлении, в которое замешан принц крови? Вот именно такого счастья ей и не хватало! Йорвет, впрочем, рвался в бой. - Рано делать выводы, - сказал он, кривя губы. – Но если Стеннис и правда предал Саскию, я… - Отрубишь ему руку? – осведомилась женщина. - И ногу, - светло улыбнулся Йорвет. – И голову. И сниму с него перед этим кожу – ленту за лентой. И вытащу из его брюха кишки, а потом заставлю выродка их съесть. Марианна позеленела и замолчала. Этот раунд остался за эльфом.

***

Верген был городом, в котором, как не без отвращения заметил Йорвет, слова «закон» и «порядок» что-то значили. - Вломиться в дом Ольшана мы не сможем, - пояснил скоя'таэль. – Нужно разрешение старосты. Марианна неверяще глянула на него. - И мы, - осведомилась она, - его получим? - Ты ожидала чего-то другого? – склонил голову набок Йорвет. - Я думала, что впереди у меня - первый в жизни грабеж со взломом, - призналась женщина. Йорвет недовольно повел плечами и молча пошел вперед. Марианна поплелась следом – беготня по запутанным городским улочкам изрядно ей надоела. Трижды они с эльфом сворачивали не туда, а один раз какой-то неведомый путь вывел их на городскую стену. Никому из них это не прибавило хорошего настроения, хотя вид оттуда открывался отменный. И было одно обстоятельство, которое Марианну очень беспокоило – на них со скоя'таэлем откровенно глазели. Йорвет пока ничего не замечал, но ей, увы, не так повезло. В присутствии эльфа мало кто осмеливался шутить, но краем уха женщина постоянно ловила приглушенное шушуканье за своей спиной. - …матушка Бурдон сказала… - неслось из одного угла. - Прямо на улицах взял и, энто, попользовался, паскудник он этакий, - ползло из другого. - А чего, человеки и эльфы, значитца, совместимые? – интересовался неподалеку густой женский голос. – А краснолюды с эльфами? - Баба ничего, фигуристая, - ухмылялся кто-то. – Была б пониже, нормального, говорю, роста, и я б такую оприходовал. Марианне хотелось заткнуть уши, но это явно ситуацию бы не спасло. Верген сплетничал упоенно, с огоньком. Йорвет остановился так внезапно, что женщина едва не врезалась лбом в его спину. - Дом старосты, - пояснил эльф сухо. – И слушай меня, beanna. Я умею играть по правилам, когда это нужно. Здесь моим людям жить, когда мы победим. Думаешь, я своими руками загублю то, ради чего вся эта война затевалась? Я не буду вламываться в дом жреца. Марианна хотела было съязвить – и не смогла. Неожиданно собственные мысли о коварной мести показались ей ненужными и смешными. - Послушай, Йорвет, - начала было говорить она, но тут бородатая голова в кокетливом синем берете высунулась из дверей. - О, - прогудел краснолюд, - а я-то думаю, кто это пожаловал! Болтают под дверью, беседуют, а внутрь и не заходят. Вы меня видеть желаете? Сесиль Бурдон к вашим, знамо дело, услугам и обстоятельствам, милсдарь Йорвет, милсдарыня Марианна, если не ошибаюсь? - Не ошибаетесь, - женщина сглотнула ком в горле, предчувствуя беду. Предчувствия ее не обманули. - Коли вы венчаться, - жизнерадостно захмыкал в бороду староста, - так это не ко мне. Преподобного Ольшана вот убили чутка, но если вам большая срочность, я нужных господ-то знаю. Надобно? - Да ты не в себе, краснолюд, - блеснул знанием дипломатии и этикета эльф. - Спасибо, но нет, - в унисон с ним пискнула Марианна и сжалась, увидев, как удивление на лице Йорвета сменяется подозрением. - Не сговорились пока? – понимающе кивнул староста и распахнул пошире дверь, приглашая их внутрь. – Шо ж, дело небыстрое. Хозяйка моя, правда, кудахтала, что тама у вас и до простыней ситуация дошла, ну так я и решил, мол, эмоция подвинулась до свадебки-то. - Эмоция, - повторил Йорвет хладнокровно, - сдвинулась до свадебки? - Ну тык, - закивал краснолюд. – Все как у людей, все как положено. Пиво будете? Мы-то с хозяйкой уж поразмыслили - домишко-то мы вам сдадим, если возжелаете. Хороший дом, крепкий, детишкам место есть и для ваших, значит, милсдари, надобностей личных мебель найдется. Кровать-то ух! Мой дед моего отца на ней делал! - Боже, - вырвалось у Марианны. Йорвет был на диво невозмутим. Выслушав воспоминания старосты о кроватях и плодовитости рода Бурдон, он, не меняясь в лице, поинтересовался местонахождением жреческого жилища, согласился с тем, что краснолюды, не в пример низушкам, строят на века и, схватив женщину за руку, выскочил на улицу. Одного его взгляда хватило, чтобы Марианна ощетинилась и разозлилась. - А не надо на меня так смотреть! – заявила она. – Не я целовала себя на глазах у всего Вергена! Понимание медленно, но верно озарило гордое эльфийское лицо. - Ghoul y badraigh mal an cuach! – прошипел Йорвет, и Марианна порадовалась, что плохо знает Старшую Речь. – Значит, вот как? - Угу, - отозвалась женщина. - И… кто в городе? Все? - Многие, - сейчас Марианна уверенно могла сказать, что понимает эльфа с полуслова. В данный конкретный момент она ждала, пока на него снизойдет озарение – Йорвет дураком не был, и выстроить цепочку умозаключений был вполне в состоянии. Долго ждать не пришлось. - Лютик, - выплюнул вдруг скоя'таэль, и рука его непроизвольно потянулась к палашу на поясе. - Поздно! – воскликнула Марианна и схватила Йорвета за плечо. – И потом – ты сам виноват! Когда Йорвет, ничего не говоря, развернулся и целеустремленно рванул куда-то вниз по улице, женщина запаниковала. Барда было немного жалко. А еще она подозревала, что Геральт расстроится из-за гибели поэта, а ведьмак Марианне очень нравился. Поэтому, в который раз благодаря мироздание за свои удобные кожаные штаны, женщина понеслась вслед за эльфом. Догнать Йорвета оказалось совсем даже не легко – был он на удивление быстрым и стремительным в движениях. - Постой, - взвыла она, вцепившись наконец в его куртку и повиснув на ней. – Нам до вечера нужно осмотреть дом Ольшана и расспросить торговцев. Ты не можешь сейчас отвлекаться на посторонние преступления! - Я и не отвлекаюсь, - сквозь зубы бросил ей эльф. – Сначала – жрец. Потом – Лютик. Марианна поежилась.

***

Остаток дня прошел на удивление продуктивно. В таверну Йорвет с Марианной возвращались с зарисовкой личного кубка Саскии, найденного в доме убитого жреца, и списком всех, кто покупал ингредиенты для яда, которым отравили Аэдирнскую Деву. Входили в этот список, между прочим, весьма интересные персоны. Филиппа Эйльхарт, некая Цинтия, парочка зажиточных краснолюдов и, неожиданно, ведьмак. Впрочем, Геральта решено было вычеркнуть сразу. Идти в таверну Марианне отчаянно не хотелось, но выхода не было – на подходах к «Котлу» Йорвет плотно – не вырваться! - взял ее за локоток. - Убери руки! – скрипела женщина. – С какой стати я должна из-за тебя страдать! Иди и выставляй себя на посмешище, я-то тут при чем! - Мы расскажем ведьмаку о том, что нашли, а потом катись, - любезно шипел в ответ эльф. – И не дергайся! А вечер, который опустился на Верген, был хорош. Воздух, теплый и ароматный, словно обнимал все тело. Пахло свежевыпеченным хлебом и воском, небо было высоким и поразительно звездным. Из распахнутой двери таверны доносился хохот, звуки лютни и очень знакомый голос… - Bloede taedh, - высказался Йорвет, и что-то добавить к этому Марианна затруднилась бы. В дверях «Котла» женщина снова заартачилась. - Там тьма народа, - трепыхалась она. – Я не хочу! Я не пойду! - Там только dhoine и краснолюды, - «утешил» ее эльф. - Ну все, теперь я спокойна, – шепотом завизжала Марианна – и неожиданно захлебнулась собственными словами. Потому что услышала, как Лютик запел. Там, в таверне, он выступал громко и со вкусом, и слова его баллады прекрасно можно было различить даже снаружи. Возьмите-ка пирожок, Возьмите, друзья, калачик, Сейчас я вам расскажу О террористе эльфячьем! - звонко верещал бард. - Святые всемилостивые властители, - выпалила женщина и попятилась, бросив взгляд на Йорвета. Эльф так раскалился от ярости, что Марианна не понимала, почему он еще не светится в темноте. - Пошли, - сжав зубы, приказал скоя'таэль и впихнул женщину внутрь. Таверна оказалась местом очень симпатичным, и при других обстоятельствах Марианна с удовольствием насладилась бы и вкусными запахами, доносящимися из кухни, и веселым, разгульным настроением посетителей. На глаза ей попался Геральт: ведьмак сидел в углу и хмурился. А потом Марианна увидела Лютика – и потеряла дар речи. Бард стоял на столе, выставив вперед колено и закрыв в творческом экстазе глаза, нежно обнимал свою лютню и самозабвенно притоптывал ногой в такт мелодии. Вокруг него, ритмично стуча по столам кружками, собрались краснолюды, крестьяне и даже парочка разгоряченных медовухой рыцарей. Он зуб точил на людей, Но верите – для сугреву Ночами эльф целовал Одну человечью деву! Была она горяча – Куда там ушастым гордячкам! Вполне тот задор оценил Наш террорист эльфячий! - вопил Лютик. - С-сукин сын, - выдавила из себя Марианна. – Йорвет, останови его! Останови! Эльф молчал. Подвыпившие краснолюды азартно рычали. Геральт аккуратно отставил в сторону тарелку с недоеденным гуляшом и приподнялся со скамьи. Лютик же всё не унимался: Он ее приласкал, И опустил на ложе – Меч эльфийский вошел В неэльфийские ножны. Сладкий раздался вздох - Стрелы нашли свою цель. Очень проворен был Бравый скоя’таэль! Мораль моя такова – В этих делах так и нужно, Рук довольно и губ Для межрасовой дружбы! - Ыыых! – грохнули по столешницам краснолюдские кружки. - Ээээх! – завопили крестьяне. - Да-а-а! - поддержали их рыцари, вмиг забыв о классовых разногласиях. Таверна ходила ходуном. - Ладно, я сама его убью, - пробормотала Марианна и внезапно поняла, что Йорвет больше ее не держит. Женщина оглянулась и похолодела: эльф неторопливо снимал с плеча свой лук. Выпейте-ка вина, Глотните крепкого эля – Слаще нету тех битв, Что ведутся в постели! – проорал Лютик и наконец-то открыл глаза. В этот самый момент Геральт рванулся в их сторону с такой скоростью, что у Марианны перехватило дыхание. Ведьмак опоздал. Тонкая, украшенная серыми перьями стрела ввинтилась в воздух и тюкнулась в столешницу между ног барда с такой силой, что сам стол покачнулся и сдвинулся с места. Посетители таверны ахнули. Геральт резко затормозил, почесал затылок, подумал и неторопливо пошел назад в свой угол, доедать гуляш. Лютик уставился на стрелу, затем медленно, очень медленно поднял голову - и увидел Йорвета, который вновь натягивал тетиву, нехорошо, недружелюбно улыбаясь. Надо отдать барду должное – соображал он быстро. В мгновение ока слетев со стола, поэт бросился к окну и взвизгнул, когда еще одна стрела вонзилась в стену рядом с его головой. Завсегдатаи таверны, сообразив, что происходит, радостно заревели и без всякого зазрения совести переметнулись на сторону эльфа. - Р-р-раз! – вздрогнул воздух от их вопля, когда очередная стрела задрожала на том месте, где только что стоял Лютик. - Два-а-а! – дружный рев сопроводил весьма изящное сальто назад, которое умудрился практически безупречно выполнить бард в попытке спасти свое мужское достоинство. - Йорвет! – скача по таверне, взмолился Лютик. – Пощади! Я попрошу прощения! - Трр-р-и! – задорно взвыли краснолюды. - Я попрошу прощения искренне! – улучшил свое предыдущее деловое предложение бард. Марианна бочком, по стеночке, пробралась к Геральту, уселась рядом с ним и сложила руки на коленях. - Ты довольна, - заметил ведьмак, облизывая ложку. - Очень, - не стала отнекиваться женщина. - Это неблагородно. - Даже больше – это низко, - согласилась Марианна радостно. – Что я могу сказать? Я далека от идеала. - Пя-а-ать! – азартно заорала таверна. - Ше-е-есть! Лютик, призывая ведьмака на помощь, нырнул за перевернутый стол. Йорвет все с тем же сосредоточенным выражением лица легко вскочил на скамью и выпустил еще одну стрелу. Звякнула, раскалываясь, кружка, и на голову барда выплеснулся темный ароматный эль. - Пора бы заканчивать, - обеспокоенно заметил Геральт. – Мне вот-вот должны свиную ножку принести. - Уже все, - заверила его Марианна и в ответ на вопросительный взгляд пояснила: - Куплетов в песне было семь. - Се-е-емь! – в этот же момент грохнули посетители, и последняя стрела, срезав клочок темных Лютиковых волос, воткнулась в пол. - Ах, - в неожиданно наступившей тишине сказал Йорвет и с удовольствием потянулся, - как хорошо-то. Дайте выпить. - Позер, - буркнул Геральт в свою миску. «Нет, - завороженно подумала Марианна, - я влюбилась правильно». Примечание vatt’gern - ведьмак dhoine - люди, человек Seidh - эльф Maeth - госпожа Minteoir - предатель Cedric, voerle! - Седрик, стой! Va faill, Cedric - До свидания, Седрик. Vitaevellen - "трава жизни", лечебные травы Luned - девушка ner'sa - лекарка Beanna - женщина Ghoul y badraigh mal an cuach! - грязное эльфийское ругательство (очень грязное!) Bloede taedh - проклятый бард Примечание 2 * Я жду героя! Всю ночь напролет я думаю лишь о герое - Он будет сильным И быстрым, И он придет ко мне сразу же после битвы Bonnie Tyler, I Need A Hero Примечание 3 Нету слов... Не бейте тапками за стишок, ладно? Извините, что текст задержался, в следующий раз буду обещать аккуратнее. Но задержался не зря - с правками стало совсем славно:) Надеюсь, вам понравится читать так же, как мне нравилось писать. :)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.