Любовь, война и другие приключения 1263

Rierina автор
Аглар бета
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
The Witcher

Пэйринг и персонажи:
Иорвет/ОЖП, Геральт из Ривии, Трисс Меригольд из Марибора, Лютик, Золтан Хивай, Вернон Роше
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 357 страниц, 23 части
Статус:
заморожен
Метки: Вымышленные существа Драма Мэри Сью (Марти Стью) Насилие Нецензурная лексика ОЖП ОМП Попаданчество Романтика Фэнтези Юмор

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Описание:
Марианна попала, да с размаху, да совсем не туда, куда хотела. То есть, вообще-то она никуда не хотела, ее все устраивало в успешной и спокойной офисной жизни. Но увы - человек предполагает, а судьба располагает, поэтому придется теперь "госпоже некромантке" как-то справляться. Делу выполнения и перевыполнения не помогают: эльф с плохим характером и замашками бывалого террориста, мутант-ведьмак, рыжеволосая ведьма по имени Трисс Меригольд и несколько королей, живых и не очень.

Посвящение:
Спасибо Utalhen за обложку к фанфику - http://s017.radikal.ru/i418/1311/46/f71c1dcf191d.jpg

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Йорвет, еще раз Йорвет, много шуток (надеюсь, что смешных), здоровая доля цинизма, любовь до гроба (в прямом и переносном смысле этого слова), а также котята.
Близко к канону, но с подвыподвертами:)
Появление героев из первой части игры, книг и рассказов АС (?)
А! Есть еще незапланированные эльфийские дети, они появились практически сами и никак не захотели удаляться из сюжета. Я сражалась отважно, но они решительно не желали оставлять меня в покое, и под конец я плюнула и махнула на них рукой. Кашу маслом не испортишь (и существует неиллюзорная вероятность, что эту конкретную кашу просто ничто уже не спасет).

https://vk.com/club132800256 - внезапно образовавшаяся группа, где можно обсудить автора (этого и не только), фанфик (этот и любой другой), поделиться артом или лениво ничегопонеделать вместе с сообщниками. Всем привет и добро пожаловать.

Те же герои, вид сбоку:
"Сопляки" - коллекция историй про эльфят Финтаннана и Канну - https://ficbook.net/readfic/2820648
"Приворотное зелье" - вбоквел к 12 главе про Лютика и Ко - https://ficbook.net/readfic/1681982
"Как инкуб обедал" - стебная зарисовка в эротических тонах - https://ficbook.net/readfic/1391265

Часть 15, в которой героиня оказывается между молотом и наковальней

5 апреля 2014, 02:51

You got yourself a load of trouble now You got yourself a bad deal* Deep Purple - Bad Attitude

***

Несколько секунд Марианна оторопело пялилась на угрюмого, небритого и увешанного оружием темерца, который невесть откуда вдруг объявился в темном вергенском переулке. Женщиной она была практичной, поэтому мысль о том, что Вернон Роше – игра фантазии, призрак или, например, галлюцинация, даже не пришла ей в голову. – Какая встреча, – выдавила Марианна и сделала маленький шажок назад. Давно, еще во Флотзаме, ведьмак объяснил ей, что за должность занимал Роше при ныне преставившемся короле Фольтесте. Тогда она лишь рассеянно покивала головой: ну, специальное подразделение, полоски синие, полоски белые, какая разница-то? Но в то время у нее за спиной не было краснолюдского трупа, порочащей связи с крупным криминальным авторитетом и соучастия в убийстве особы королевской крови. Сейчас же… Марианна сглотнула. – Я знаю, ты скучала по мне, госпожа ведьма, – хмыкнул темерец и, ловко ухватив женщину за локоток, потянул ее с освещенной дороги в тень. – Все глаза с тоски выплакала, – пропыхтела Марианна, артачась для приличия. Бояться она не боялась – если б мужчина хотел причинить ей вред, он бы наверняка это уже сделал – но вся ситуация в целом вызывала у нее некоторые опасения. Во-первых, из Флотзама Роше прямым ходом отправился в лагерь каэдвенского короля Хенсельта – того самого, что нынче бодро осаждал славный город Верген. Во-вторых, по роду деятельности темерец был агентом разведки или, говоря напрямик, шпиком. И в-третьих, сейчас он – сюрприз! – отчего-то находился по эту сторону проклятого тумана и мило беседовал со случайно – ха-ха! – встретившейся ему на улице знакомой дамой. Сведенные воедино, эти простые и очевидные факты невольно наталкивали на вполне определенные выводы. – Ну-ну, – между тем приглушенно усмехнулся мужчина, – вот и свиделись. Утри свои слезы, милсдарыня. Храбрясь, Марианна фыркнула и огляделась. Узкая аллея, в которую затащил ее Роше, заросла бурьяном и крапивой. Верген, город-лабиринт, был полон таких вот незаметных переулков – казалось, что не люди, а огромные муравьи прогрызли в горе запутанные лазы и переходы. Даже днем в них было сумрачно и сыро, пахло мочой и плесенью, ночью же вдобавок ко всем этим прелестям от земли поднимался холодный плешивый туман. Липкой дымкой он повисал в воздухе и мелкими каплями оседал на коже и волосах. Женщина поежилась и обняла себя руками за плечи. Выяснять, какими судьбами занесло Вернона Роше в вергенские подворотни, ей совсем не хотелось. Прошедший день был слишком бурным, и она еще не успела толком порадоваться тому факту, что, кажется, выбралась из заварушки с поиском отравителя Саскии целой, невредимой и даже частично обласканной предметом своей пылкой страсти. С ходу ввязываться в новую авантюру Марианна решительно не собиралась. С такими мыслями женщина открыла было рот, чтобы вежливо и твердо отправить темерского шпиона в то самое место, где никогда не светит солнце. У судьбы, впрочем, были другие планы – внезапно и совершенно не ко времени над головами собеседников хлопнуло, отворяясь, окно. Вернон Роше мгновенно – видимо, сказывался опыт – сгреб Марианну в охапку и толкнул ее к стене. Сделал он это очень вовремя: сверху раздался приглушенный стук, какое-то жидкое чавканье – и на место, где только что стояла женщина, щедрой струей выплеснулись помои. Завоняло отхожим местом. Марианна сморщилась от отвращения и зажала пальцами нос. – Отбусти беня! – гундосо попросила она Роше, который все еще по-рыцарски сжимал ее в крепком шпионском захвате. – Бне неудобно. Увы, вместо того, чтобы галантно отойти в сторону, темерец весьма грубо зажал своей даме рот. Марианна возмущенно трепыхнулась: БДСМ-игры в темной аллее совершенно не входили в ее нынешние жизненные планы и устремления. – Тихо, – свистящим шепотом приказал между тем Роше, но было поздно – их услышали. – А? Кто энто тут шляется на ночь глядя?! – вдруг возопил во тьме хриплый краснолюдский голос, и в соседних окнах начали бодро и заполошно зажигаться огоньки ночных ламп. – Кто это тута шепчется? Воры? Я вас застукал, лазутчики! Прелюбодеи! Хулиганы! Охрана! Охрана! Грабят!!! Темерский шпион приглушенно выматерился. Вдалеке раздались тяжелые шаги, звон оружия, зазвучали отрывистые команды: стража исправно патрулировала улицы Вергена, особенно сейчас, когда город находился на военном положении. – Надо уходить, – зашипел Роше и без промедления рванул в сторону какой-то полуобрушенной щербатой арки, потащив за собой Марианну. – Не сюда! – взвыла женщина, за последние недели приноровившаяся к особенностям краснолюдской архитектуры. – За мной! До моего дома всего ничего, если задворками пойдем, через пять минут на месте будем. Мужчина кивнул и без лишних разговоров поспешил вслед за Марианной. Пригнувшись, она нырнула в едва заметный переулок, трусливо прикидывая, была ли у мнительного краснолюда, так не вовремя решившего опорожнить свой ночной горшок, возможность разглядеть лица «лазутчиков и прелюбодеев». Если да, то завтра утром ее ждали большие, серьезные, жирные проблемы. «Отлично я избегаю неприятностей, – злобно размышляла Марианна, петляя по запутанным вергенским улочкам. – Просто мастерски!» Вслед ей и ее спутнику неслась хлесткая брань, проклятия и обещания скорого и страшного возмездия «за этакие ночные разгильдяйства и развратности».

***

На подходах к своему дому Марианна, воровато оглядываясь, поманила Вернона Роше в тень. На улице было пустынно, но женщина не обольщалась: когда Йорвет «одарил» ее поцелуем, положив начало местным эротическим частушкам об удалых скоя’таэлях и раскованных человеческих красотках, толпы вокруг тоже не наблюдалось, а результат – безвозвратно потерянная репутация! – все равно не заставил себя ждать. Что могут подумать и сказать краснолюды, узрев, как она крадется по безлюдному ночному переулку чуть ли не в обнимку с подозрительным и явно неблагонадежным типом, Марианна представить просто боялась. «Разврат в городе! – услужливо подсказало ей не в меру живое воображение. – Обманутые любовники веселой многодетной вдовы! Эльфы в постели – мифы и реальность! Скандалы и расследования – личная жизнь местных магичек!» Вообразив такое, Марианна в ужасе прикусила губу. До домика ее оставалось всего несколько шагов, но к концу этого короткого пути женщина в полной мере осознала, как тяжело живется параноикам. Каждый скрип и шорох заставлял ее вздрагивать – не таится ли вон за тем подозрительным кустиком излишне любопытный краснолюд? Не подглядывает ли из-за приспущенных занавесок очередная кумушка-сплетница? Когда они с Роше наконец добрались до ее жилища, Марианна взмокла от напряжения. Впихнув темерца в дом, она торопливо захлопнула дверь и с облегчением прислонилась к ней спиной. Внутри было тихо и темно – видно, дети не дождались ее прихода и сами легли спать. Женщину кольнуло чувство вины: в последнее время она уделяла малышам совсем мало внимания. – Нервничаешь, госпожа некромантка? – осведомился между тем Роше. – Есть, что скрывать? – Каждому из нас есть, что скрывать, – огрызнулась Марианна, сложила руки на груди и без лишних реверансов пошла в наступление: – Например, тебе, милсдарь Вернон Роше! Что, скажи на милость, ты тут делаешь? Как тебе вообще удалось пройти сквозь проклятый туман, а? И, самое главное, какого дьявола ты сейчас меня впутал в свои делишки? Темерец отвечать на ее вопросы не спешил. Он прошелся по кухне, деловито заглянул в ящички и корзины, приподнял тряпицу, которой домовитый Финтаннан прикрыл оставшуюся после ужина еду, принюхался и одобрительно пощелкал языком. – Славно ты обустроилась, леди ведьма, – наконец соизволил высказаться Роше. – Уютно. Со всеми удобствами. Марианна нахмурилась – подобное вступление сильно ей не понравилось. Подобравшись, женщина подошла к печи, запалила лучину и неторопливо зажгла лампу. На душе у нее было неспокойно. Она не верила в случайные встречи и совпадения, особенно когда в игру вступали профессионалы – а Роше, по рассказам ведьмака, был мастером своего дела. Оставалось предположить, что темерец пробрался в Верген с определенной целью, для достижения которой ему зачем-то понадобилась она, Марианна. Может быть, пришло женщине в голову, Роше прознал про ее связь с Йорветом? Ведьмак упоминал, что королевский шпион и лидер скоя’таэлей враждуют – давно, кроваво и отчаянно. «Непримиримые политические разногласия», – так деликатно охарактеризовал ситуацию Геральт. Неужели Вернон решил, что с ее помощью он сумеет раз и навсегда покончить со своим заклятым врагом? Всколыхнув занавески, в комнату пробрался теплый летний ветерок. Застрекотал за печью сверчок. Марианна, взглянув на спокойное лицо стоящего перед ней мужчины, прищурилась. «Глупости, – подумала она холодно, – сюжет низкобюджетного голливудского фильма. Ради меня – ради человека – Йорвет никогда своей жизнью не рискнет. Если Роше удосужился потратить хотя бы час своего драгоценного времени на поиски информации о противнике, он это знает. Но что тогда?» Темерец, будто прочитав ее мысли, пошевелился. – Гляжу я на все это, – нарочито приветливо сказал он и обвел рукой просторную кухоньку, – и думаю: хорошо, когда удача идет по пятам! Все при тебе: и карманы набиты, и дом – полная чаша. Женщина сжала губы. Роше явно вел какую-то игру, осматривался, прикидывал, забавлялся даже, а она никак помешать ему не могла, более того – просто не понимала, что же именно ему надо. Это… раздражало. – Предположим, я с тобой согласна, – с некоторой угрозой в голосе произнесла наконец Марианна. – Что дальше? Мужчина усмехнулся, сел за стол, подперев щеку рукой, и в упор уставился на свою собеседницу. Внимательный взгляд темных глаз скользнул по ее лицу, зацепился за поблескивающий на шее серебристый медальон и, наконец, остановился на сложенных на груди руках. Марианна напряглась – в прошлом так на нее смотрели представители конкурирующих фирм, у которых в рукаве была припрятана пара-тройка сильных козырей. Ничего хорошего такой расклад ей, понятное дело, не сулил. – Карты на стол, – посерьезнел вдруг Роше, решив, видимо, что забавы забавами, а дело не ждет. – У тебя есть один весьма полезный талант, милсдарыня, и так уж случилось, что я хочу им воспользоваться. Нет, вру. Я им воспользуюсь. Женщина криво улыбнулась и посмотрела на темерца сверху вниз, не торопясь присаживаться рядом с ним. Ей, конечно, далеко было до агента специального боевого подразделения, но и из образа краснеющей неловкой девицы она выросла уже давно. В конце концов, игра – любая игра – хороша тем, что в ней могут участвовать двое, а победа не всегда достается тем, кто идет напролом. Придя к такому выводу, Марианна нарочито медленно расправила плечи – нужно было выгадать несколько секунд, чтобы обдумать услышанное. Роше сделал свой ход, теперь пришла ее очередь. «Карты на стол, удача идет по пятам», – повторила женщина про себя слова шпиона – и вздрогнула от внезапной догадки. Все это время ответ лежал на поверхности, а темерец, как сфинкс из древнего мифа, просто развлекался, испытывая ее терпение! – У меня много талантов, – произнесла она медленно, – но ты знаешь только об одном из них, не так ли? Тебе понадобилось мое умение играть в покер, не проигрывая? То самое, которое Трисс назвала родильным благословением? Шпион усмехнулся. – Точно, – произнес он, мигом перестав изображать из себя добродушного и приветливого гостя. - Мне нравятся догадливые женщины. Скромные тоже, но это нынче редкость. – О времена, о нравы, – отозвалась Марианна решительно. – Но учти – если тебе нужна моя помощь, я хочу услышать подробные объяснения. Желательно с извинениями за причиненные неудобства. И не без заверений в том, что подобное больше не повторится. Вернон Роше беззлобно хмыкнул. – Про таких, как ты, в Темерии говорят – дай девке палец, она и всю руку отхватит, – сказал он. – Ну, тем лучше, сговор есть сговор, завяз коготок – всей птичке пропадать. Слушай внимательно, некромантка…

***

Рассказывал Роше отлично – коротко и ясно, без лишних отступлений и деталей. Через несколько минут Марианна узнала, как темерский отряд прибыл в лагерь короля Хенсельта, и от души посмеялась над точными и далеко не лестными характеристиками, которые шпион дал каэдвенскому владыке, его придворному магу Детмольду и чародейке Шеале де Тансервилль – сия дама, оказывается, тоже временно находилась на службе у грозного северного монарха. Посвятил Роше ее и в мутную историю с личной проблемой Хенсельта – давним и очень тяжелым проклятием, которое обрушила на короля обвиненная в предательстве магичка Сабрина Глевиссиг. – Из-за этого я в Верген и пробрался, – пояснил наконец темерец. – Старый червь Детмольд на пару с его величеством соизволили намедни дать мне аудиенцию. Мол, Роше, гончая Фольтеста, помоги нам, а мы поможем тебе. Заклятие, что лежит на Хенсельте, можно снять, если собрать пару-тройку особых вещиц. Принесешь нам их – и королевская милость не будет знать границ. – И ты, значит, – с подозрением осведомилась Марианна, – возжелал приобщиться к этакой благодати и поработать на Каэдвен? На тебя не похоже. – Я, – презрительно скривил губы Роше, – возжелал получить что-то, позарез необходимое Хенсельту. Когда ты вмешиваешься в дела королей, нужно заранее позаботиться о… назовем это гарантией собственной безопасности. – Правильно ли я тебя поняла, безумец, – не веря собственным ушам, переспросила женщина, – ты сказал сейчас, что собираешься шантажировать короля? Темерец задумчиво потер подбородок и усмехнулся. – Идея эта приходила мне в голову, – признался он. – Варианты у меня такие: либо я играю на стороне Хенсельта и надеюсь на его добрую волю, либо делаю вид, что играю на его стороне, и посредством особой дипломатии убеждаю дикого каэдвенского хряка эту самую добрую волю проявить в принудительном порядке. Так или иначе, но исход в обоих случаях обещает быть умеренно благоприятным. Марианна приложила дрожащую ладонь ко лбу. Снова короли, интриги и подводные течения! Снова заговоры! Не успел остыть труп Стенниса, как судьба поставила на ее пути очередную ловушку… да какую! Женщина представила, что сделает Йорвет, если узнает о сегодняшнем разговоре, и оледенела. Эльф говорил, что ему нравятся ее волосы. Возможно, прирезав ее за предательство, он захочет снять с головы своей случайной любовницы рыжий скальп – на память, так сказать. – Особая дипломатия, ха, – умудрилась выговорить Марианна, едва ворочая языком. – Засунь эти паршивые эвфемизмы себе в задницу, господин Роше, и не держи меня за дуру. Почему ты уверен, что Хенсельт просто не отберет собранные артефакты, а потом не вздернет тебя на ближайшем суку? – Он вполне может, – лоб темерца прорезали глубокие морщины, – по многим причинам, не все из которых связаны с моим нынешним решением вмешаться в эту историю. Но даже короли не всегда властны делать все, что пожелают. У Хенсельта нет наследника, на его крови – порча, он стареет, против него плетут заговоры. Каэдвенец действует силой лишь в том случае, если уверен в своей победе. Темерия сейчас обезглавлена, но не поставлена на колени, и мое имя еще имеет вес. Король предпочтет сделку. Я получу убийцу Фольтеста, а он – избавление от проклятия. Марианна отвела глаза в сторону. Вернон Роше темнил и недоговаривал… впрочем, этого и следовало ожидать от человека, сумевшего заработать себе репутацию хладнокровного и безжалостного разведчика. Перед ней у темерца не было ровным счетом никаких обязательств, и рассчитывать на доверие или даже простую лояльность с его стороны Марианна, конечно же, не могла. Роше просто-напросто хотел использовать ее в своей игре – а ферзи никогда не имели обыкновения открывать пешкам всю правду о сражении, что ведется на шахматной доске. – Все это крайне занимательно, – наконец сказала женщина, стараясь за внешне дружеской беседой не потерять бдительности, – но совершенно не объясняет того, зачем я тебе понадобилась. Вернон Роше кивнул, повертел головой и неожиданно вздохнул: – Коней не гони, – высказался он и без перехода добавил: – А лучше дай мне пожрать. И выпить. Я по этой чертовой краснолюдской деревне полвечера мотался, тебя разыскивая. Сама видишь – дело у меня серьезное. Упрямиться Марианна не стала, благо в доме было достаточно всякой снеди – эльфята ели как не в себя, а матушка Бурдон, присматривающая за домом и малышней одновременно, только рада была «подкормить голубчиков». Нашла женщина и початую бутылку молодого красного вина: ее оставила Рианнон, которая время от времени забегала посидеть и посплетничать о мужчинах, своих и чужих мимолетных романах и – неизбежно – о Седрике. Поставив перед Роше тарелку с мясом и круглыми печеными картофелинами, Марианна глянула на темерца. Тому дополнительного приглашения не потребовалось – мужчина откусил здоровенный кусок от краюхи с хлебом, хлебнул вина и демонстративно утер тыльной стороной ладони рот. – Ты мне нужна для того, – прожевав еду, высказался он наконец, – чтобы справиться с сукиным сыном Йорветом. Вы с ведьмаком, дурачье безмозглое, из Флотзама ведь сбежали вместе с его отрядом, так? Марианна поперхнулась, закашлялась и следующие несколько минут провела в бесплодных попытках восстановить дыхание и самоконтроль. Роше наблюдал за ней со спокойным насмешливым интересом. – Верно, – наконец прохрипела женщина, схватившись за горло, – на его барке. Темерец разом помрачнел. – Это была не его барка, – с нажимом произнес шпион, глаза его яростно сверкнули. – Эльфский ублюдок захватил собственность темерской короны, совершил террористический акт, направленный на подрыв авторитета власти в регионе, и освободил из заключения злостных преступников и рецидивистов. За такое здесь вешают, некромантка! И Роше в сердцах грохнул кулаком по столу. Тарелки подскочили, звякнула, упав на пол, ложка. Марианна, отдышавшись, с возмущением уставилась на своего собеседника. – Спокойнее! У меня дети спят в соседней комнате! – просвистела она, стараясь утихомирить сердце, которое, словно обезумевший дятел, колотилось о грудную клетку. Что знает Роше и что ему пока неизвестно? Неужели ее первоначальная догадка – невозможная, глупая и безумная – оказалась правильной, и темерец по своей или чужой воле решил вывести Йорвета и скоя’таэлей из игры? Или за его сегодняшним появлением в Вергене стоит куда более сложная схема-многоходовка, айсберг из планов и интриг, которого она, Марианна, просто не видит в силу своего плохого понимания местной политической ситуации? А может, ей просто пора остыть и не придумывать лишнего? Женщина прикусила губу. Мысль о том, что из-за ее поспешных или необдуманных действий может пострадать Йорвет, была невыносимой. Сглотнув, Марианна посмотрела на Роше. – Никак не пойму, – осторожно подбирая слова, чтобы не сказать лишнего, выдавила она, – при чем тут я и мое везение в азартных играх? Йорвет на кон свою шкуру уж точно ставить не будет. Шпион мрачно улыбнулся и подался вперед, положив ладони на стол. Вид у него был такой, что женщине сразу стало ясно – шутить темерец не намерен. – Шкура его мне без надобности пока, – скрипнув зубами, отозвался мужчина с явным сожалением в голосе. – Всему свое время. Но у Йорвета есть одна из тех вещиц, что нужны для ритуала, способного избавить Хенсельта от проклятия. Наконечник копья – не простого копья, а особенного, того самого, которым проткнули в свое время ведьму Глевиссиг. Украсть его не получится – своих людей среди скоя’таэлей у меня нет. Прирезать Йорвета я бы прирезал, но… Марианна сузила глаза. Роше ей нравился – мужиком он был вполне себе ладным, надежным, говорил мало, зато толково. Если б она встретила такого дома, в Москве, то, пожалуй, мимо пройти бы не смогла, внимание обратила. В теории женщина могла понять, к чему он стремится и за что сражается – это все были относительно справедливые и благородные цели. Но… Мир, куда она попала, не признавал компромиссов. Раньше Марианна начала бы строить грандиозные планы по примирению врагов, убеждать противников в том, что разговор может разрешить их вражду куда лучше меча. Теперь же в голову ей пришла лишь одна мысль: если Роше попробует причинить вред Йорвету, она сделает все, чтобы темерца остановить. Любой ценой. – …Но я решил, что в этот раз Йорвет отделается малой кровью, – между тем продолжил, не подозревая о кровожадных мыслях собеседницы, шпион. – Эльф играет в покер, причем много, – это я знаю по старым донесениям и отчетам своих разведчиков. Так что ты, госпожа некромантка, должна заманить его за игровой стол. Партия-другая – и, я уверен, что ты достанешь для меня этот гребаный наконечник. – Почему? – тихо спросила Марианна, понимая, что вот, наконец, они и добрались до основного вопроса этой ночи. – Почему должна? Темерец откинулся назад, скрестил на груди руки и улыбнулся. – Потому что в ином случае ты не узнаешь, кто вытянул тебя из твоего собственного мира сюда, в нашу заварушку, – коротко ответил он.

***

Марианна замерла, не в силах придумать достойный ответ. Она ожидала всего: угроз, посулов, применения того, что Роше с присущим ему хитрым сарказмом назвал особой дипломатией… но действительность оказалась куда более жестокой. В волнении женщина поднялась из-за стола, шагнула вперед, остановилась, открыла рот, чтобы расспросить темерца, – и не смогла произнести ни слова. О, она много думала о том, почему и как попала в чужой для себя мир – принять невероятное перемещение между измерениями как данность способен был только исключительно безрассудный или бесчувственный человек. Но в сомнениях и терзаниях не было смысла, ни к чему, кроме головной боли и испорченного настроения, они привести не могли. Поэтому на протяжении последних недель Марианна сознательно давила в себе воспоминания о доме, родителях, друзьях и карьере, сейчас уже наверняка загубленной. Еще во Флотзаме Трисс говорила ей, что скачок из одного мира в другой был не ошибкой, не случайным искривлением пространства и времени. Кто-то могущественный намеренно и целенаправленно сначала вплавил в ауру Марианны свою метку – сильное родильное благословение, завязанное на удачу, – а потом осуществил крайне сложную и редкую магическую операцию по принудительной телепортации женщины в это измерение. «Этот чародей, – предупреждала Марианну Трисс, – найдет тебя сам. Энергия, которую необходимо затратить на телепорт такого рода… это что-то немыслимое. Такими силами не разбрасываются. Я не знаю, кто в нашем мире способен на подобное – тут можно лишь предполагать – но уверяю тебя, что этот незнакомец или незнакомка не оставят тебя в покое. Готовься». Тогда она решила, что будет решать проблемы по мере их появления. Почти сразу на руках у Марианны оказались дети, и нежданно настигла ее любовь к Йорвету. Каждый день был полон забот, проблем и своих маленьких радостей – и мысли о загадочном чародее, который зачем-то решил так безжалостно вмешаться в ее жизнь, посещали женщину все реже. И зря. Расслабляться было нельзя. Марианна сделала глубокий вдох, пытаясь вернуть себе хотя бы видимость спокойствия. – Ты, – собравшись с силами, наконец прошептала она, глядя на Роше, – и правда сможешь назвать мне имя? Темерец кивнул, потом, помедлив, подвинул к краю стола вино. – Выпей, – предложил он хрипло. – Должно помочь. Марианна, не глядя, опорожнила стакан, выдохнула и без сил опустилась на лавку. Руки у нее дрожали. – Мне нужны гарантии, – проскрипела она, – доказательства, что ты не врешь. Роше, которого ничуть не взволновала разыгравшаяся перед его глазами сцена, отщипнул кусочек сыра, закинул его себе в рот и пожал плечами. Тени, танцующие вокруг горящей на столе лампы, ползли по его грубоватому лицу, выхватывали из темноты то прямой нос, то упрямый подбородок. – У тебя есть мое слово, – отозвался Роше. – Больше ничего предложить не могу. Марианна разозлилась. О, темерский шпион играл наверняка, не так ли? Он мог бы просто попросить ее об услуге, но нет! Сейчас, что бы ни случилось, отказать ему женщина никак не могла. В его руках находилась важная информация, и Роше был намерен использовать эти сведения с максимальной для себя выгодой. «Ну что же, – подумала Марианна, – пусть будет так. Эта партия за ним, а я в проигрыше, несмотря на всю свою удачу, но когда-нибудь мы сквитаемся. Обязательно». – Мерзавец, – с удовольствием произнесла она вслух и отошла к окну, чтобы переждать приступ самой настоящей, неподдельной, яростной и бессильной женской злобы. Хотелось что-нибудь сломать или разбить, душа жаждала отмщения, кровь кипела от гнева и досады. Взгляд Марианны скользнул по чистеньким цветастым занавескам и заставленному баночками подоконнику. Постепенно успокаиваясь, женщина выглянула на улицу – вид безлюдной, озаренной лунным светом дороги всегда действовал на нее умиротворяюще. В этот раз, впрочем, эффект от созерцания городских крыш был прямо противоположный. Окинув взглядом мирный пейзаж, женщина ахнула и застыла от ужаса – по городской дороге, бодро приближаясь к ее дому, шагал не кто иной, как Йорвет. И вероятность того, что эльф посреди ночи решил заглянуть, например, в гости к матушке Бурдон, была смехотворно мала. Сегодня боги этого мира, подумала Марианна, решили испытать ее на прочность всеми доступными им средствами. Первое лично совершенное убийство, первая ночь любви с нелюдем, первая королевская казнь… и теперь вот это. Цепенея, женщина в панике оглядела кухню, чувствуя себя героиней дурного анекдота. Два стакана вина, накрытый стол и Вернон Роше! Да Йорвет даже вопросов задавать не будет – сразу выхватит меч. Кровопролитие и смертоубийство в собственном доме Марианне были совершенно не нужны. – Остынь, – между тем вещал за ее спиной довольный, сытый и уже почти мёртвый темерец. – Сама понимаешь, информация – товар дорогой, за красивые глаза его не дарят. Но я тебя не обману. Внакладе не оста… – Я согласна! – взвыла женщина, отскочив от окна и вмиг подлетев к шпиону. – На все! Вставай! Поднимайся! На ноги, солдат! Шпион подавился вином. – Чего? – растеряв значительную часть своей серьезности, крякнул он. – Какой бес в тебя… – Позже! – шепотом завизжала Марианна и, пыхтя, потащила темерца в направлении своей спальни. Такого Роше явно не ожидал. Слабо отбрыкиваясь, он внезапно залился густым бордовым румянцем, который был хорошо виден даже в полумраке. Марианна, узрев этакую красоту, даже на мгновение притормозила от удивления – уж от грозного спецназовца она подобных скромностей не ожидала. – Охолони, некромантка! – воспользовался внезапной передышкой Роше. – Я же сказал: сделаю, как обещал, и не надо этих вот бабских штучек! Как только наконечник копья будет у меня… Женщина сжала зубы, вдернула шпиона, который, впрочем, и не особенно сопротивлялся, в спальню и судорожно огляделась. Под кроватью для Вернона Роше просто не было места, а в сундук, где хранились письменные принадлежности и обувь, темерец мог влезть только в разобранном состоянии. Прятать его у детей? В кладовке? Марианна схватилась за голову. – Я-то не против, – шелестел за ее спиной Роше, - если вдруг тебе приперло, но ты учти, что нужную информацию ты таким способом не получишь. Нет, кладовка не подходила: дверь в клетушку с припасами не запиралась, и Йорвет вполне мог заглянуть туда от скуки или, например, в поисках какой-нибудь еды – когда у него был выбор, лидер белок становился прямо-таки гурманом. Мысль о том, чтобы схоронить Роше у эльфят, Марианна отмела сразу же: ребята наверняка испугаются, если к ним посреди ночи вломится незнакомый мужик с оружием. Времени оставалось все меньше, женщина почти физически ощущала приближение скоя’таэля: вот он проходит мимо соседнего дома, поднимается по широким ступеням, ведущим ко входу в ее жилище… В неподдельном отчаянии она заметалась по комнате, внезапно проникаясь сочувствием к тем безвестным женам, которых во всех мирах, эпохах и временах заставали врасплох так некстати вернувшиеся мужья. – Роше! – изнемогая от собственной несостоятельности, взмолилась Марианна. – Вопрос жизни и смерти! Куда приличные женщины обычно прячут своих любовников? У тебя три секунды на ответ – и время пошло! Темерец посмотрел на нее с видом человека, постепенно теряющего связь с реальностью. – У приличных женщин, – буркнул он, – вроде любовников быть не должно. – Вот не время для лекций о морали, милсдарь «Я-то-не-против»! – вспылила Марианна. – Куда? Вернон Роше мигнул один раз, другой, осмотрелся, почесал шею и, прямо-таки излучая недоумение, спросил: – Шкаф? Женщина на секунду оторопела. Отчего-то этот простой и очевидный вариант ей в голову не пришел: может быть, потому, что гардероб Марианны в последнее время ограничивался одними-единственными штанами и парой рубашек. – Гениально, – выдохнула она в искреннем восторге, рванула к деревянному платяному шкафу и, не откладывая дела в долгий ящик, распахнула его дверцы. Внутри было пусто, пыльно и – о счастье! – сравнительно просторно. То есть, место для некрупного мужчины средней упитанности вполне себе имелось. На специальном крючке, покачиваясь, висел большой ключ от замка. Марианна едва не прослезилась – видимо, госпожа удача решила наконец-то если и не подать руку своей блудной дочери, то хотя бы благосклонно ей подмигнуть. – Ура, – тихо возликовала женщина, повернулась к Роше и сделала приглашающий жест ручкой: – Залезай! Скорее! – А? – переспросил ее шпион – и в этот момент зловеще хлопнула входная дверь. Йорвет по своему обыкновению вошел, не стучась. Марианна подскочила, как ошпаренная, и толкнула Вернона Роше прямо в распахнутую пасть шкафа. Выглядел шпион в этот момент хрестоматийно: отвисшая челюсть, побагровевшее лицо и вытаращенные глаза. «То-то еще будет», – покрываясь холодным потом, подумала женщина, представив себе, как отреагирует темерец, когда поймет, от кого именно она его спрятала. – Ради всего святого, – прошипела Марианна напоследок, – я тебя умоляю, от всего сердца прошу – сиди тихо. Будет тебе твой наконечник, я даже древко обеспечу, если надо, честное слово. Только молчи! Заклинаю! И с этими словами она, несколько раз повернув ключ в замке, закрыла командира боевого спецподразделения Синие Полоски в своем гардеробе – и сделала это очень вовремя, потому что в следующий момент дверь в спальню распахнулась, и на пороге возник Йорвет. Был эльф сердит, насуплен и взъерошен – видно, крестьяне в зале собраний все-таки не пожелали разойтись по домам по-хорошему. Марианна прислонилась спиной к шкафу и положила руку на грудь, чтобы хоть немного унять обезумевшее сердце. – Почему, – вопросил скоя’таэль разозленно, не удосужившись поздороваться, – ты ушла из Замка Трех Отцов без спросу и не дождалась меня?

***

Марианна вдохнула, выдохнула и покрепче прижалась к так неожиданно пришедшему ей на помощь шкафу. Вернон Роше пока признаков жизни не подавал – видимо, темерец прислушивался к тому, что происходит в комнате, и делал какие-то свои выводы. Женщине очень хотелось верить, что на почве «непримиримых политических разногласий» у шпиона внезапно не снесет с головного мозга флюгер: последнее, что ей сейчас требовалось – это разъяренный мужик, ломающий ее гардероб с криком «Убью суку!» в попытке добраться до своего противника. – Молчишь? – угрожающе осведомился Йорвет и навис над Марианной, одной рукой облокотившись на злополучный шкаф. В глазах у женщины потемнело, и ей очень захотелось упасть в обморок. К сожалению, даже эта маленькая дамская слабость была Марианне в данном случае недоступна, ибо в сложившейся ситуации вместе с сознанием она заодно могла потерять свободу и жизнь. – А что, – с трудом выговаривая слова, спросила женщина эльфа, – я должна была тебя подождать? Зачем? Йорвет нахмурился. – Чтобы засвидетельствовать перед человеческой знатью мои показания по делу отравителя, – пояснил он раздраженно. – Bloede dhoine shed iad bysmer lanlicen! – А, – дрожащим голосом пролепетала Марианна, – понятно. Прости, не догадалась. Скоя'таэль замер и по-птичьи склонил голову набок. Женщина почувствовала, как ее колени позорно задрожали, ладони взмокли, а по спине поползли мурашки. Неужели Йорвет что-то услышал? Или унюхал? Кто их, эльфов, знает, чего они умеют. Внезапно Марианне захотелось помолиться о спасении своей бессмертной души. – Ты ведешь себя странно, beanna, – сказал скоя'таэль, прищурился и положил руку ей на шею – прямо туда, где наливались синевой следы его недавних поцелуев. Марианна подскочила и вжалась в шкаф, чувствуя себя маленьким серым бандерлогом, случайно повстречавшимся в джунглях с питоном Каа. – Я? Нет-нет! – нервно захихикала она. – С чего ты взял? – Ты только что со мной согласилась сразу и без возражений, – рассматривая ее, как какое-то диковинное насекомое, сообщил Йорвет, – и, мало того, извинилась. Заболела? – Я прекрасно себя чувствую, – деревенея, прохрипела Марианна. – Просто прекрасно. Я вообще редко болею, здоровье у меня – как у слона. Да на мне воду можно возить! Моя мама мне всегда так и говорит: рыбка моя, ты у меня просто кровь с молоком! Брови эльфа поползли вверх. Женщина с ужасом осознала, что сама роет себе могилу – уютную, темную и очень, очень глубокую. Будто для того, чтобы окончательно ее доконать, в шкафу что-то вкрадчиво зашуршало. Йорвет насторожился. – Мыши! – предупредила его вопрос Марианна, чувствуя, как невероятно близка она к тому, чтобы в сравнительно юном возрасте скоропостижно скончаться от обширного инфаркта. – Мелкие паршивые грызуны! Они повсюду, паразиты! Шкаф возмущенно промолчал, зато скоя'таэль посмотрел на женщину так, будто она только предложила ему сломать о колено боевой лук и сдаться на милость короля Хенсельта. Нечасто Марианне удавалось ввести Йорвета в столь явное замешательство, и при других обстоятельствах она сполна насладилась бы произведенным эффектом. К сожалению, ситуация к веселью совершенно не располагала. – Мыши, – медленно повторил эльф, явно начиная что-то подозревать, – повсюду. В доме, где живут две рыси? – Ну да, – закивала Марианна и сбивчиво пояснила: – Рысята их едят, а они все не кончаются. Краснолюдское упорство даже в грызунах, что ты будешь делать. Йорвет скептически поджал губы, но сказать ничего не успел. Подарочные котята, казалось, только и ждали этого момента, чтобы осчастливить присутствующих своим появлением. Скрипнули половицы. Громко урча, два наглых пятнистых хвоста проскользнули в спальню и немедленно направились к эльфу – скоя'таэль отчего-то неизменно вызывал у малышей интерес и неприкрытую симпатию. На полпути к цели Клык – а, может, и Коготь, в полумраке различить было сложно – вдруг остановился, принюхался, деловито подбежал к шкафу и заскребся в деревянную дверь. Марианна чуть не заплакала – только этого ей и не хватало! «Предатели, – тоскливо подумала она, – усатые иуды! Я их кормлю, я их чешу за ушами, а они!» – Мяу? – жизнерадостно подало голос вероломное животное и встало на задние лапы, пытаясь дотянуться до ручки гардероба. – Чует мышей, наверное, – сказал Йорвет с одобрением. – Ты открой шкаф, пусть поиграет. Большим кошкам нужно развивать свои охотничьи инстинкты, это в их природе. – Мяу! – одобрительно взвыл рысенок и с удвоенным рвением принялся царапать дверцу, за которой скрывался темерский шпион. «Священная белая корова, – простонала про себя Марианна, – да за что мне это!» Шкаф по-прежнему укоризненно молчал. У Йорвета же, как и обычно, слова с делами не расходились – решив, что котятам срочно требуется игровая терапия мышами, эльф мягко, но решительно попытался отодвинуть женщину в сторону и потянулся за ключом от гардероба. Впервые Марианна осознала, как это бывает, когда жизнь в прямом и переносном смысле висит на волоске. Надо было что-то делать – и срочно. – Йорвет, – сдавленным голосом сказала она и, подчиняясь скорее инстинкту, чем голосу разума, положила ладони на плечи эльфа, – черт возьми, почему мы говорим о мышах? Неужели нам больше нечем заняться? И, приподнявшись на цыпочки, женщина отчаянно впилась в губы скоя'таэля, вложив в поцелуй всю свою душу – в конце концов, на кону стояло ее здоровье, как физическое, так и психическое.

***

Эльф на мгновение отстранился, не совсем понимая, чем вызвана такая неожиданная инициативность, а потом плотоядно ухмыльнулся. Несмотря на страх и напряжение, женщина почувствовала, как охотно отзывается ее тело на это приглашение. – Я так и знал, – сказал Йорвет, наклоняясь к Марианне, – что ты будешь не прочь еще раз. Вы, dhoine, в этом смысле… Женщина, которую бросало то в жар, то в холод, возмущенно сжала зубы. Вот уж и правда – горшок над котлом смеется, а оба черны! Она, значит, развратная девица, а Йорвет так, мимо пробегал да и попался, несчастный, в сети безжалостной соблазнительницы! Двойные эльфские стандарты, чтоб их. Внезапно Марианна разгневалась и, как это обычно с ней бывало, от злости начала лучше соображать. Конечно, она не собиралась отдаваться Йорвету у шкафа, в котором прятался его заклятый враг, это попахивало каким-то запредельным цинизмом. Но сбить с эльфа спесь женщине очень захотелось, и это желание неожиданно перевесило все ее опасения, одолело нервозность и придало сил. Значит, прикинула Марианна, ей надо каким-то образом увести скоя’таэля подальше от Роше, заполучить этот чертов наконечник и в процессе укротить – хотя бы немножко! – строптивого лидера белок. Еще минуту назад миссия показалась бы ей невыполнимой, но сейчас, в приливе праведного негодования, такие трудности женщину только воодушевили. Она глубоко вздохнула, словно гимнастка, готовящаяся прыгнуть с трамплина в звенящую пустоту, заправила за ухо прядь волос и приступила к военным действиям: изобразила на лице самую соблазнительную улыбку, на какую была способна, и страстно прижалась к Йорвету. – Да, мы, dhoine, такие, – мурлыкнула Марианна и провела ладонями по спине скоя'таэля. – Что поделать – природа! Жаль, что эльфам не так повезло. Хуже некуда, если в личной жизни воображения не хватает. Йорвет наклонился к ней, вздернув губу, и руки его с силой сжали талию женщины. Почти против своей воли Марианна затаила дыхание – трудно укрощать мужчину, от одного взгляда которого кровь вскипает в венах, как лава в кратере вулкана. – Я не заметил, – с неприкрытой угрозой в голосе произнес он, - чтобы в прошлый раз ты скучала, beanna. В шкафу что-то вопросительно зашелестело, и Марианна с силой хлопнула ладошкой по дереву, заглушая нежелательные звуки. Отступать ей было некуда, позади был Роше, и в боевом раже, который на нее нашел, женщина почти готова была по-некрасовски войти в горящую избу и на скаку остановить коней, не говоря уже об одном излишне самоуверенном эльфе. – Ну, – сказала она Йорвету, критически поджав губы, – было неплохо, да. – Неплохо? – переспросил скоя’таэль таким оскорбленным тоном, что Марианна не смогла удержаться от улыбки: люди, эльфы или краснолюды, а мужчины везде были одинаковы. – На троечку, – бодро соврала она, не отводя взгляда от Йорвета. Такой ответ ему явно и очень сильно не понравился. Единственный глаз лидера белок полыхнул поистине демоническим огнем, а ноздри раздулись, как у быка, увидевшего красную тряпку. Злился Йорвет очень выразительно, негодование его красило, и женщина даже слегка позавидовала такому полезному таланту: она в минуты ярости багровела, ощетинивалась и вообще начинала походить на раздувшуюся рыбу-ежа, а не на благородную красавицу из приключенческих романов. – Как насчет того, – продолжила Марианна, предусмотрительно решив больше не дразнить своего героя, – чтобы внести в нашу интимную жизнь некоторое разнообразие? Поддать, скажем так, жару? Интимной той жизни, конечно, было всего-ничего, но женщина твердо решила не зацикливаться на деталях. Ее поезд сошел с рельсов и с ревом несся вниз с обрыва – игра шла ва-банк. Йорвет, услышав такое предложение, едва не заискрил, как провод под напряжением. – И что ты предлагаешь? – низким и полным неприкрытой агрессии голосом осведомился он. Момент был опасный – доведенный до определенный точки кипения, эльф становился совершенно непредсказуемым. – Сыграем на желание? – дрожа от невероятного сочетания собственной наглости, опасности и азарта, предложила Марианна и медленно провела пальцем по шраму Йорвета. – Тот, кто проиграет, сделает все… абсолютно все, что пожелает победитель. Эльф замер и несколько долгих секунд разглядывал женщину, будто прикидывая, убивать ее сейчас или повременить и отложить такое удовольствие на потом, а затем бесцеремонно приподнял ее лицо за подбородок. – Ты, – пообещал Йорвет свирепо, – еще об этом пожалеешь, beanna. Девой клянусь, когда я выиграю, ты заплатишь сполна! Марианна сглотнула, представив себе, какое желание может прийти в голову такому психу, как Йорвет. – По рукам, – внутренне ужасаясь собственной отваге, кивнула она. – Покер? – Покер, – прорычал эльф, схватил женщину за руку и весьма бесцеремонно потащил ее к двери. Котята с возмущенным мявом отскочили в сторону. Марианне тоже захотелось вдруг куда-нибудь отскочить, но было поздно. Она ленточкой поволоклась за скоя'таэлем, в панике оглядываясь на шкаф, который немым укором темнел у стены. "Вот это называется, – думала она в шоке, – за что боролась, на то и напоролась!" Утешало лишь одно – этот раунд она если и не выиграла, то завершила вничью. К сожалению, настоящая битва была впереди. Примечание beanna - женщина dhoine - подлыемерзкиеобезьяны человек/люди Bloede dhoine shed iad bysmer lanlicen! - Проклятые люди и их ненавистные законы! Примечание 2 Прежде всего - спасибо моей прекрасной бете Аглар, которую в этот раз я нещадно дергала и эксплуатировала, присылая текст по кусочкам, за терпение! Мне с тобой очень-очень повезло! От всей души благодарю всех, кто ждал главы, пинал меня, шаманил и подбадривал, обещая печеньки, соль, хрен и радугу! Вы все совершенно замечательные. Спасибо вам много-много раз, без вас бы не написала. А теперь, если вдруг вы дочитали до этого момента, вручаю вам меч <;;;;;;;;;;;|===0. Рубите мою буйну голову за то, что почти месяц ваяла нетленку) Примечание 3 *Ты влипла в неприятности, Ты заключила невыгодную сделку
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.