ID работы: 12350657

ты и я

Слэш
R
Завершён
27
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
35 страниц, 11 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
27 Нравится 18 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 10. Много о ненужном, но чуть-чуть о важном.

Настройки текста
      - Я мечтаю о собственной рок-группе, - задумчиво пробормотал Глеб, перелистывая страницы, но не сильно вчитываясь в их содержимое.       Вадим как-то с недовольством осмотрел колонку, из которой доносились тяжелые риффы с примесью высокого и чистого вокала. Зря он, видимо, купил все эти чертовы хэви-метал диски, ведь они давно аукнулись ему в жалобе соседей, в вечном нытье Глеба.       - А я мечтаю сняться в фильме, где Кай и Герда в космосе на летающих верблюдах спасают мир от Мориарти.       - Рок-группа что, настолько невозможно?       - Почему же? Чисто теоретически, если бы я был героиновым наркоманом, а в притоне познакомился бы с другим таким же чудиком, только режиссером, такой фильм мог бы выйти. Понимаешь меня?       - Ты имеешь в виду, если бы я был чуть-чуть другим, все могло бы сложиться?       - Ну не чуть-чуть, - Вадим покачал головой. – Но вроде понял.       - Я зря на гитаре учился играть? – разочаровано бросил Глеб. – Жаль.       - Если тебе это нравится, то почему ты считаешь, что все «зря»?       Глеб не понимает сейчас, точно ли ему это нравится. Он не брал гитару в руки неделю, а может и две (зачем следить за временем, если тебе никуда не надо?), да и Ватсон был максимально против этих звуков, отдаленно напоминающих музыку.       - Молчишь? – Вадим порадовался, что заставил брата думать и рассуждать, а не сидеть и ныть. – Вот и молчи.        Старший встал с дивана и, выключив громкую музыку, ушел на кухню.       Глеб это удачно проигнорировал. ***       - Я тут подумал, - Глеб неловко накручивал свои кудри на пухлые пальцы, пока лицо становилось все краснее и краснее.       - М? – Вадим поднял свой взгляд на брата, стоя перед раковиной, только что очищенной от посуды.       - Раз уж я скоро сдохну, мне нужно прожить все, что я еще не пережил, - младший говорил заторможено, словно находился под какими-то веществами. – Я хочу с кем-нибудь поцеловаться.       Старший закатил глаза. Сейчас, после долгого рабочего дня и мытья посуды, Вадиму хотелось только лечь на кровать и заснуть. Но нет же – опять выслушивать непоседливого братца. Хотя… Переубеждать его лень, общаться еще около часа о его неполноценной жизни тоже лень.       Вадим мокрой ладонью схватился за майку Глеба и притянул его на себя. Последний был настолько удивлен, что даже брыкаться не смог, как вдруг его губы нежно и аккуратно накрыли чужие. Старший, подметив, что сожитель не против, углубил поцелуй, впуская свой язык дальше, соприкасаясь с чужим. Глеб, хоть и не умел целоваться вовсе, пытался как-то отвечать, чтобы не стоять столбом.       Вадим расцепил их губы через пару секунд и сделал шаг назад. Младший, как оказалось в итоге, даже забыл дышать. Не такой уж и романтичный вышел первый его поцелуй, но и он был бесподобен. Боже, как же Вадим искусно целуется! Глеб сказал бы это, не будь ситуация такой неловкой.       Старший махнул рукой и ушел оттуда, бросая брата в одиночестве. ***        - На.       Глеб поднял свой взгляд от книги, и вместе с этим перестал поглаживать спящего под боком Ватсона.       - Что это? – младший глупо похлопал глазами.       - Мороженое, - Вадим не понял, к чему этот глупый вопрос. – Ванильное.       - Мне ж нельзя, - Глеб испугался, думая, с чего именно брат решил предложить это.       - Сегодня я разрешаю, - старший усмехнулся. – Бери уже. Я знаю, что ты никогда его не ел.       Глеб недоверчиво взял в руки деревянную палочку, на которой красовалось мороженое, окутанное шоколадом. Он недоверчиво лизнул верхушку, из-за чего Вадим громко рассмеялся.       - Да господи ты, ешь нормально.       - Ты никогда не задумывался, что мороженое слишком пошлая еда? – Глеб еще раз осмотрел предложенную ему сладость.       - Иди ты нахер, можешь отдать.       - Да не, меня все устраивает, - с этими словами Самойлов-младший откусил треть мороженного, отчего его зубы тут же пронзила ледяная боль.       Вадим откровенно заржал в голос, из-за чего получил ногой в живот.       - Спасибо, - все-таки поблагодарил Глеб, хоть это и звучало слишком неловко. ***       - Вадь.       На часах четыре часа ночи. На черном небе все еще возвышалась полная луна, на улице до сих пор тишь. Только вот одному человеку в такое время не спится – младшему из Самойловых, который сейчас стоит над спящим братом, пытаясь его разбудить. Не выходит. Вадим хоть и спит довольно чутко, сегодня он устал чересчур, потому Глебу будить его – себе дороже.       - Вадик, просыпайся! – младший сказал это чуть громче, одновременно с этим потряс брата за плечо.       От этого действия Вадим все же открыл глаза, тут же встречаясь с тьмой ночи. Чуть повернув голову, он увидел силуэт своего брата. Самойлов-старший потупил взгляд и опять закрыл глаза, переворачиваясь на другой бок. Проблемы Глеба в четыре часа утра Вадима ни коем образом не интересовали, если он не умирает на глазах, конечно.       - Вадим! Я не могу найти Ватсона! – Самойлов-младший громко топнул ногой.       - Мне на работу через три часа, дай поспать. После работы хоть трех Ватсонов тебе отыщу, только отвали.       - Вадь, я без шуток…       Но Вадим уже не слышал, а тихо посапывал в кровати. Глеб решил, что брату это не сойдет с рук.       И так, Самойлов-старший проснулся ровно через пять минут от непрекращающегося шума по всей квартире. Его глаза тут же ослепил свет лампочки, поэтому первые секунды Вадим даже представить не мог, что происходит вокруг него. Хотя, конечно же, догадывался. Да и редкие цоканья с разной степенью громкости раздавались от всех углов квартиры.       - Не спишь уже, знаю я, - воскликнул Глеб, из-за чего старший тут же открыл глаза.       Вадим подскочил и воскликнул «О боже!». Все вокруг… Было перевернуто вверх дном! Ящики открыты и перерыты, из шкафа вынуты все вещи, и слава богу, что сам шкаф не лежал ножками наверх. Старший постоял несколько секунд, желая отделаться от головокружения, прежде чем начать ругать брата, но…       - Ты смотрел в других комнатах? – Вадим понял, что не отделается так просто, а если Глеб прекратит поиски и уйдет, то старшего загрызет совесть этой ночью.       - В своей все перерыл, а в другие только оглядел…       - Понял, - мозг продолжал грузиться, а Вадим продолжал тупить. – Я кухня, ты ванная.       Старший пошагал на кухню и отпер дверь. Ему хватило пары секунд, чтобы догадаться, где может быть кот. Вадим бесшумно хлопнул себя по лбу и рванул к дверце ящика, где хранил различные важные препараты для поддержания подобной жизни Глеба. Прокрутив ключ в замке два раза, мужчина столкнулся с самой худшей картиной в его жизни.       Одна из коробок с таблетками была разорвана острыми коготками, а в блистерной упаковке отсутствовало несколько пилюль. На дверце ящика были маленькие царапины, но их было почти не видно, что странно. В самом углу лежало пушистое тельце, не издавая никакие признаки жизни. Вадим понял сразу. Ватсон умер.       Вариант, как избавиться от бесполезного тела в голову пришел только один. Вадим взял на руки кота, беззвучно открыл окно и тут же его выкинул. Наутро он, когда пойдет на работу, скажет, что нашел его, а Глеб уже сам свяжет все воедино и поставит свою гипотезу, в которую будет глупо верить. Самойлов-старший не может сказать точно, что сейчас чувствует, помимо страха за то, что младший все узнает.       Глеб вошел на кухню, когда Вадим закрывал окно. Ящик в тот момент был все еще нараспашку.       - Жарковато было, - пробормотал старший.       - В ванной ничего… У тебя тоже? – Глеб метнул взгляд на содержимое ящика, и будто бы все понял, но… Да бред же?       Бред.       - Глеб, я молю тебя, пойдем спать. Ночью ты его не найдешь, ты и сам невнимателен. Продолжим днем.       И младший согласился.       Тем же утром Глеб сидел и смотрел в окно. Вадим ушел на работу, а квартира была уже полностью осмотрена по второму кругу. Ватсона не было нигде. В эту же секунду взгляд Самойлова зацепился за комок шерсти под окнами, прямо на самой траве…       Глеб рванул на улицу. В том же, в чем и спал, босой, да еще и в яркое солнце, освещающее всю местность. Младший преодолел несколько пролетов вниз, но уже тогда чувствовал своими ступнями все – и какие-то маленькие осколки, и странную вязкую жидкость, и прилипшую жвачку. Мерзко, конечно, но его продолжала толкать мысль о том, что сейчас его маленькое, скромное счастье лежит на промерзшей траве. А вдруг Ватсону холодно? Кто его согреет?       Самойлов выбежал на улицу и тут же свернул направо. Там, за кустами, росли некоторые цветы, посаженные какой-то тетушкой из подъезда. Глеб еле-еле протиснулся, но смог попасть в самый центр. Он бросился на колени перед котом.       - Ватсон! Боже, как я рад, что ты тут, что ты жив, - шептал Самойлов-младший, когда взял питомца на руки. Он правда был ледяным, словно только что выбрался из холодильника. – Как я счастлив! О боже…       Глеб чуть-ли не плакал от счастья. Он медленно поглаживал кота, как вдруг резко понял, что Ватсон никак не отвечает. Мужчина потряс его, но абсолютно никакой реакции. Он впал в истерику.       В пасти кота Глеб нашел несколько таблеток, которые кот не смог проглотить.       Чуть потрогав бездыханное тело, Самойлов нащупал сломанные ребра.       Все прояснилось.        Вадик…       Глеб тогда и понял, что никакой аллергической реакции на солнце у него не последовало. Он все еще не понимал до конца, что происходит.       Дома Самойлов сломал дверь в этот долбанный ящик, пришлось задействовать некоторые инструменты из кладовки. Вот тут и следы от когтей, вот тут и порванная пачка таблеток. Ужасно. Страшно. Больно.       Больше нет смысла.       Можно порвать к хуям предсмертную записку, где единственной просьбой было «позаботься о Ватсоне ради меня».       Можно порвать к хуям все доверие к Вадиму.       Можно порвать себя изнутри, выжечь глупый, мерзкий и наивный мозг, может хоть тогда Глеб найдет еще один смысл.       Вадим, убейся.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.