ID работы: 12377479

Всё сложилось иначе

Гет
PG-13
В процессе
46
автор
Размер:
планируется Макси, написано 54 страницы, 26 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
46 Нравится 82 Отзывы 6 В сборник Скачать

Часть 20

Настройки текста
В просторном зале, на тахте, находившейся возле шкафа с книгами, сидела Дайе-Хатун, занимающаяся вышиванием; а рядом с ней — Нигяр, которая читала письмо, переданное ей пару минут назад одним Агой от Ибрагима. Заправив зеленую нитку в иголку, женщина принялась небольшими стежками вышивать листья,  обвивающие алые бутоны цветка олеандра. Настроение у Дайе было хорошее: она узнала о выздоровлении Валиде Султан и была очень рада, что с каждым днём здоровье госпожи улучшается. Но в глубине души женщина чувствовала вину перед Айше Хафсой, ведь если бы Дайе вразумила Нигяр, то у Валиде не случился бы инсульт, надолго приковавший её к постели. Узнав о плохом состоянии Султанши, Дайе каждый день молилась о её здоровье и, к счастью, Аллах услышал молитвы женщины. Дайе радовалась не только за Айше Хафсу Султан, но и за Нигяр, которая сильно изменилась после приезда Паши в Чаталджа: стала больше улыбаться, радоваться, красиво одеваться, гулять на свежем воздухе. Несмотря на любовные отношения Ибрагима и Нигяр, Хазнедар была рада, что женщина обрела счастье, встречаясь с Ибрагимом. С одной стороны, Дайе не должна вмешиваться в её отношения , ведь Нигяр уже взрослая женщина; с другой, Дайе хотела уберечь подругу от беды, которая, словно чёрная туча, надвигалась на неё, каждый день становясь все ближе и ближе... Женщина знала, что грозит Нигяр за любовную связь с Ибрагимом-Пашой, и боялась за подругу. Хатидже-Султан, узнав об измене мужа, может развестись с Ибрагимом, оставив его живым, но потерявшим всю власть, а вот Нигяр... Прикажет казнить, не пожалев ни её, ни малыша... Дайе любила Нигяр, как родную дочь, и хотела, чтобы у неё все было хорошо. Но Хатун ступила на тропинку, пройти которую удавалось не всем: она была полна опасностей, испытаний и бед. Но что поделать, сердцу ведь нельзя приказать... Женщина понимала, что упреками она не сможет направить Нигяр на путь истины и только навредит ей, но может давать полезные и нужные советы, простые, зато очень важные для Хатун. Вот только седует Нигяр им редко,  в сложных ситуациях, когда помощь Дайе ей очень необходима и нужна... Женщина не обижалась на Калфу, только радовалась, что могла принимать решения, оказывающиеся верными, сама, без чьей-то помощи, но иногда теряла надежду, впадая в отчаяние и не зная, что делать. Призадумавшись, Дайе не заметила, как вышила пару листьев, обрамляющих цветы, и хотела было снова начать шить, но, взглянув на Нигяр, в глазах которой стояли слёзы, забеспокоилась. — Нигяр, что случилось? Хатун повернулась к Дайе, подняла блестящие от слёз глаза и дрожащим голосом произнесла: — Дайе... Ибрагим... Он... Женщина отложила вышивку на стол, подсела к Нигяр поближе и взяла её руки в свои. — Он... Уезжает через четыре дня... — прошептала Нигяр, давая волю слезам, которые ручейками побежали по её щекам, падая на письмо Ибрагима и размывая чернила. — Милая моя... — женщина приобняла Нигяр за плечи и хотела было договорить, но поняла, что лучше помолчать и дать Хатун выплакать все горести и обиды. Дайе чувствовала пронзительно-сильную боль в сердце за Нигяр... Несмотря на то, что Калфа давно выросла, для Хазнедар она оставалась маленькой девочкой, наивной, ранимой, беззащитной и нуждающейся в поддержке. Женщина ласково поглаживала подругу по плечу, стараясь успокоить её. Спустя некоторое время Нигяр взяла себя в руки и успокоилась: ей не хотелось причинить вреда малышу. Вытирая слёзы, Хатун тихо спросила: — Дайе, ну почему все так? — Что? — Ибрагим должен был уехать через две недели, а не через четыре дня... — глубоко вздохнула Нигяр, взяв стакан с водой со стола, преподнесла его к губам, сделала глоток. — Девочка моя, может, Султан посчитал нужным вернуться Паше во Дворец Топкапы раньше или сам Паша так решил. У него ведь там семья — Хатидже Султан, дети... После этих слов Нигяр побледнела, и в её глазах вновь заблестели слёзы, чистые и прозрачные. "Дайе права... У Ибрагима есть семья... Тогда кто мы ему с малышом? Зачем мы нужны Ибрагиму? Или вовсе не нужны?" — подумала Нигяр, положив руку на живот, после чего не спеша встала с тахты и сказала: — Дайе, я очень устала, спать пойду. Спокойной ночи.   — Конечно, ступай, — кивнула Дайе, тепло улыбнувшись, — и тебе хороших снов! Проводив подругу взглядом, Дайе тяжело вздохнула и принялась вновь вышивать листья, запутанные и вьющиеся, как судьба Нигяр.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.