Кофе стынет

Слэш
NC-17
В процессе
44
Размер:
планируется Мини, написано 20 страниц, 5 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
44 Нравится 13 Отзывы 10 В сборник Скачать

Очень освежает и даже успокаивает...

Настройки текста
      Хван остановился только когда уже отбежал на приличное расстояние от торгового центра. Через пару минут его догнал и запыхавшийся Сынмин.       Пытаясь отдышаться, Ким параллельно стянул с себя мягкий голубой свитер, и повязал его за рукава поперёк груди.       — В кого ж ты такой длинноногий уродился, етить тебя за пятки! — тяжело выдыхал младший, всё ещё стараясь восстановить сбитое дыхание и пересилить боль в левом боку — Сынмина нельзя было назвать спортивным от слова «совсем».       — Не бежал бы тогда за мной, раз так не нравлюсь! — огрызнулся Хван.       — Ага, чтобы ты один добежал до ближайшего моста и скинулся?...       — Хорошая мысль...       — Хёнджин!       — Что «Хёнджин»?! Не кричи на меня!       — Я вообще-то и не кричал, — нахмурился Ким.       — Ты слишком громко думал. Я аж глохну от мата, которым ты меня уже минуту кроешь в своих непостижимых мыслях...       — Чё ты несёшь? — Сынмин только покрутил пальцем у виска, затем взял Хёнджина за рукав чёрной толстовки, которая, кажется, принадлежала Чану, и потянул за собой. — Пошли.       — Куда? — опешил старший, ненадолго отвлекаясь от своих догадок, что уже роем заполнили всю его голову.       — Подальше от травмоопасных мест...       — Только не в библиотеку, Сынмин-иии!       — Именно туда, Хёнджин, — серьёзным тоном перебил нытьё друга Ким. — Это самое безопасное место в мире. Безопаснее только мягкая белая комната в дурке, но туда для тебя надо абонемент покупать, а у меня на сегодня деньги кончились.       — Ну спасибо! — обиженно надулся старший.       — Не стоит благодарности!       Ещё несколько минут они шли молча, Сынмин пару раз глянул в телефоне карты и вскоре привел их обоих в библиотеку, в которой и сам ни разу не был.       Как бы Хёнджин не упирался, Сынмин всё равно затащил его в просторный и светлый читальный зал, окружённый со всех сторон книжными полками цвета крепко заваренного чая.       За столами занимались несколько студентов, а в уголке в удобном кресле, низко склонившись над своей книгой, что-то читала седая бабушка в очках с толстыми стёклами.       Весь зал насквозь пропитался смешанными запахами старых и новых книг, пожелтевших страниц и свежей краски. Слух приятно щекотали звуки скольжения ручек по бумаге и изредка перелистываемых страниц.       Сынмин умиротворённо улыбнулся — он оказался в почти идеальной тишине, которую так любил, он считал, что такое тихое место, как библиотека, может успокоить кого угодно. Даже Хёнджина.       Ким бросил взгляд за спину — Хёнджин неохотно плёлся следом за ним, но не поднимал головы, поэтому несколько раз налетел на углы столов и чуть не врезался в не задвинутый стул, но Сынмин вовремя успел поймать его за руку. Вообще-то он был уверен в том, что безопаснее, чем библиотека, места на земле просто не существует.       Видимо, не для Хван Хёнджина – тот, кажется, успел даже набить себе синяк обо что-то. Это заставило Сынмина задуматься, а может быть аниме «Власть книжного червя»* рисовалось с реальных событий?       Парни, разумеется, по указке младшего, разместились в дальнем уголке читального зала, Сынмин даже взял для себя какую-то книгу и не понятно, то ли для прикрытия, чтобы сделать вид, что они пришли почитать и позаниматься, то ли он, и правда, собирался читать… Усадив притихшего друга за столик, Ким сел на соседний стул и развернулся к нему полубоком:       — А вот теперь вещай, что у вас случилось? — наконец заговорил он — нужно было разобраться в ситуации прежде, чем паниковать и пытаться что-то исправить.       Хёнджин поднял на младшего заплаканные глаза. Он что, серьёзно плакал всё это время?!       — Я сам не понимаю! — взвыл Хван, уронив голову на сложенные на столе руки.       — Тише ты! Мы же в библиотеке! — в этом и заключался план Сынмина — в библиотеке нельзя шуметь, а значит, Хёнджин здесь не сможет устроить трёхчасовой сольный концерт о том, какой он бедный и несчастный, и это давало хоть какую-то гарантию, того что голова Кима сегодня не начнёт пухнуть от боли.       — Да иди ты! — раздражённо бросил в ответ Хёнджин и спрятал лицо в рукавах толстовки Чана, не собираясь больше разговаривать.       Но Сынмин точно знал, что другу сейчас жизненно необходимо выплеснуть всё, что он себе надумал, иначе это сожрёт его изнутри до бессонницы и голодовки.       — Джини, — Ким мягко сжал плечо друга, — это прозвучит банально, но, может быть, ты не так понял Чан-хёна? Он ведь не плохой человек и очень тебя любит, разве нет? — тихо и спокойно говорил он, поглаживая вздрагивающую спину Хвана.       — Я тоже его люблю, — не поднимая головы, пробубнил Хёнджин.       — Ну вот, видишь…       — А он… Он утром сказал, что у него работа… фотосессия и всё такое — старший резко оторвал голову от стола и с вызовом посмотрел в глаза друга так, будто это Сынмин во всём виноват.       — И что было дальше? — всё так же спокойно спросил Ким, игнорируя безосновательную агрессию в свою сторону.       — Он сказал, что у него фотосессия, — смаргивая новые слёзы, продолжил Хёнджин, — Нет, у него, конечно, часто бывают фотосессии вот я и не удивился, хотя обидно, что он не смог перенести её на другой день…       Хван на секунду задумался, прервав рассказ, а затем на его лице отразилась вся боль и всё разочарование этого мира, а из глаз снова брызнули слёзы. Он резко отвернулся от Сынмина и сбросил его руку со своего плеча.       — Что такое, Джини? — осторожно спросил Ким, снова разворачивая друга к себе за плечи.       Он прекрасно знал: ещё немного и Хёнджина прорвёт, а пока приходилось по слову вытягивать из него предложения. Но Сынмин достаточно терпелив для этого.       — А вдруг ты с ним за одно?! — выдал Хван, его глаза расширились почти до размеров крышки от маминой кастрюли, а ладонь накрыла приоткрывшийся рот. — Точно. Я так и знал! Он же мог подкупить тебя, иначе, зачем бы тебе так резко приезжать сюда? Ты же целых три месяца не мог поменять школу, где практикуешься, а тут вдруг получилось? С чего бы?! Чан заплатил тебе, чтобы ты приехал и отвлёк меня, да?       — Кончай нести бред, — отрезал Сынмин.       — Кончать я буду в другой ситуации, Мини!       — Заткнись, Хван! — тут уже даже Ким перешёл на громкий шёпот. — Макаронное пастафарианство!** И откуда всё это в твоей голове?!       — Пас... Чего-анство?! — Хёнджин вмиг замолчал, пытаясь найти в забитой мыслями голове определение услышанного слова, если оно вообще существует.       — Пастафарианство, — с облегченным вздохом повторил Сынмин. — Если интересно — забей потом в интернете, а теперь быстро сделай глубокий вдох, — он проследил за тем, чтобы Хёнджин действительно выполнил его требование. — Молодец. Теперь выдыхай. Медленно, — старший медленно выдохнул, как ему и приказали, затем прикрыл глаза на секунду, собираясь с мыслями.       Ким не торопил. Просто молча сидел рядом и читал свою книгу, иногда поглядывая на затихшего друга, ещё через пару минут, когда Хёнджин совсем успокоился, Сынмин шепотом попросил:       — А теперь, пожалуйста, расскажи всё по порядку.       — Ладно... — Хван ещё раз глубоко и прерывисто вздохнул и принялся рассказывать. — Утром всё было хорошо — он даже приготовил для меня кофе, — парень ласково заулыбался, стоило ему только подумать о Бан Чане. — Потом он сказал, что должен идти на фотосессию и, что не может её перенести из-за... м-м… клиента, — на этом слове Хёнджин запнулся, потому что очень уж ему хотелось обозвать эту особу как-то иначе, но под строгим и задумчивым взглядом Кима он быстро передумал, — а потом...       Вот его и прорвало.       Хёнджин всё говорил и говорил: пересказывал утренние события, потом вдруг перескакивал на их недавнюю ночную прогулку, потом снова говорил про сегодня. За свой непрерывный пятнадцатиминутный монолог Хван успел освежить в памяти даже день своего знакомства с Чаном и не важно, что туалет универа на втором этаже филологического корпуса не имеет к сегодняшнему событию никакого отношения... Он рассказывал о том, какой Чан замечательный и, как хорошо они жили с ним... И вспомнил про их скорую годовщину, с чем Сынмин его заранее поздравил ведь годовщина отношений - это праздник только для их пары, а значит, Ким не сможет поздравить их в сам праздник - это будет явно лишним.       Парень был уверен в том, что почти все проблемы и недопонимания можно решить обычным разговором, поэтому, хоть и сомневался немного, но всё же думал, что и эту проблему Хвана можно и нужно решать тем же методом.       Выслушав всю историю друга от начала до самого сейчас, Сынмин только кивнул и коротко подытожил:       — Значит, у вас всё хорошо, но ты с чего-то решил, что у него есть девушка на стороне, так?       — Да! А если они, в самом деле, встречаются? У Чана до меня... У него была девушка... — Хёнджин мгновенно погрустнел ещё сильнее. — А что, если я ему не подхожу? Что, если ему всё-таки больше нравятся девушки? — вслух рассуждал он. — Он же не встречался с парнями до меня... Может быть, я ему чем-то не понравился? Может, ему с девушками привычнее, вот он и... — тут парень снова заплакал так, что те несколько студентов, которые занимались в читальном зале, начали недовольно оглядываться на слишком громкие звуки.       — Джини, тише, хорошо? — Ким придвинулся чуть ближе и осторожно обнял плачущего старшего за плечи, позволяя ему вытирать слёзы рукавами своего голубого свитера.       Это у него прикол такой — плакать в рукава не своих толстовок и свитеров?       — Сынмин-аааа, - заныл Хёнджин, — а если я не тот, кто ему нужен?       — Я не могу судить о том, что в голове у Чан-хёна, — зашептал младший, успокаивающе гладя Хвана по спине, — но он точно хороший человек и я уверен, он никогда не поступил бы с тобой плохо. И вообще прекрати винить себя! — с лёгким раздражением в голосе добавил он. — Лучше доставай телефон и звони ему.       — Но он же на свидании...       — Звони.       — Но...       — Тебе нужен твой Чан, или нет?       — Да.       Хёнджин снова вытер слёзы об рукав кофты Сынмина, достал телефон и набрал номер своего парня.       — А что говорить? — в панике зашептал он с первыми долгими гудками, когда понял, что совершенно не представляет, что должен сказать Чану.       Что обычно говорят парню, которого случайно спалили за изменой? Вот и Хёнджин не знал.       — Просто будь собой обычным и сделай голос повеселее.       — Повеселее?! — старший, кажется, разозлился от этого предложения, у него тут трагедия, отношения гибнут, а он должен быть «повеселее»?!       — Ты гуляешь со мной, — как маленькому, принялся объяснять другу Ким. — Мы давно не виделись и гуляем уже несколько часов по нашим любимым магазинчикам, я думаю, этих причин достаточно, чтобы звучать повеселее...       — Он не отвечает, — перебил Хёнджин тоном человека, осознавшего приближающийся апокалипсис.       Теперь уже и Сынмин немного напрягся. Самую капельку, но ему всё же стало не по себе, хотя внешне он оставался спокойным, чтобы не давать Хёнджину ещё больше поводов для самонакручиваний, но что-то тут не так...       — Звони снова, — полуприказным тоном попросил Ким.       С выражением абсолютной обречённости Хван снова набрал номер Чана и опять на той стороне были только гудки, он многозначительно посмотрел на младшего, как бы говоря: «видишь, я был прав», и снова заплакал. Непроизвольно. Оно само.       Тогда Сынмин забрал телефон из рук друга и уже сам позвонил Чану, поставив вызов на громкую связь и убавив звук на телефоне до минимума, чтобы не отвлекать других посетителей.       Всё же они в библиотеке.       — Да, Джини? Ты что-то хотел?       Хёнджин продолжал молчать, поэтому Ким не сильно толкнул его в плечо, чтобы он, наконец, ответил хоть слово:       — А, да, хён, я просто... соскучился, хотел узнать, как ты...       — Я в порядке, милый.       В голосе Чана слышалась явная улыбка, и Хван почти успокоился, решив, что парень улыбается ему. Но весь мир младшего тут же снова обрушился, когда из динамика телефона раздался говорящий будто где-то неподалёку от Криса мягкий женский голос. «Чан-а, ты идёшь?» — услышали оба друга, а затем снова последовал голос Бана:       — Да, уже иду, Данби. Извини, Джини, — обратился он к своему парню, — я сейчас немного занят. Наверно, дома буду не скоро, так что повеселитесь там с Сынмином. Люблю тебя.       И Чан отключился. А Хёнджин едва не зашвырнул телефон в стену, благо, Сынмин успел вовремя схватить ни в чем неповинный аппарат со стола.       — Ты знаешь кого-то с таким именем? — на всякий случай спросил Ким, больше чтобы отвлечь Хёнджина.       — Никого... — старший помолчал с минуту, затем выдал едва различимым и совсем убитым шёпотом. — Бывшую девушку Чана звали Ю Данби...       — Приехали! — тяжело вздохнул Сынмин и покрепче обнял во всю рыдающего на его плече друга.       Ким просто хотел отвлечь его, а получилось, что только дал старшему ещё тысячу поводов для новых слёз…
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.