автор
M-me Valacirca соавтор
Размер:
223 страницы, 18 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
57 Нравится 372 Отзывы 7 В сборник Скачать

Предательство Горлима

Настройки текста
             

***

             Дальше мы имеем историю Горлима Несчастного и Саурона Коварнейшего. Но эту историю лучше разбирать более мелкими фрагментами.              «Теперь среди спутников Барахира был Горлим, сын Ангрима. Его жена прозывалась Эйлинель, и их любовь была велика, прежде чем случилось зло. Но Горлим, вернувшись с войны на границах, нашел свой дом разграбленным и покинутым, а свою жену пропавшей; убитой ли или взятой [в плен], он не знал. Тогда он бежал к Барахиру, и из его спутников он был самым свирепым и отчаянным».              Так. Постойте. Все выглядит так, что изначально Горлим никакого отношения к Барахиру не имел. Барахир занимался своими делами, а Горлим своими — вот, воевал где-то на границах. А потом война кончилась — не поражением для той стороны, за которую Горлим воевал (потому что он не прибежал, отступая, а просто вот вернулся), а просто перестали воевать надоело, и он пошел домой.       Или, если допустить, что Горлим в отряде/дружине Барахира состоял, то Барахир и его шайка после войны где-то на границах пошли по своим делах, а Горлим по своим.       Вот пришел, значит, он домой и нашел дом разграбленным. Ааа... а это как? Кто разграбил его, какие враги? Как они тут оказались? Ну смотрите: Горлим воюет где-то на границе. Открываем карту и смотрим расстояние между озером Тарн Аэлуин и северными границами Дортониона (потому что другие границы, ясен пень, не подходят) — видим минимум 120 км по прямой. То есть Горлим видит перед собой врагов с севера, а в это время какие-то другие враги разоряют его дом где-то далеко в тылу на юге. Это как так?! Как так получилось?!       Почему Горлим даже не делает попыток узнать, что случилось с его женой? А что он их не делает, явствует из текста — он не знал, что с ней случилось. Но не могло же такого быть, чтобы вообще никто ничего не знал.       Его дом что, стоял один-одинешенек посреди чиста поля/густого леса? Не в деревне, не в селе, а вот так один сам по себе? Так что даже ниоткуда не было видно, разграбили ли соседние дома, и никого-никого не осталось, чтобы спросить, что тут было? Так что никто даже и не знал, что же тут произошло? Стоял себе один дом в глуши, жила в нем одна-одинешенька Эйлинель, да? Да как этот дом вообще нашли, чтобы разграбить его?! Но даже если как-то все же нашли, ведь не явились же сюда супостаты только для того, чтобы разграбить этот одиноко стоящий в глухой глуши дом! Они должны были разграбить и еще какие-то другие дома, хутора и прочие селения, которые попадались им по дороге. Так неужели же и по всей округе всех-всех-всех поубивали или поугоняли? Никто не спрятался в погребе за бочками с капустой, никто не успел убежать в лес? Никто в этот день по случайности не находился на дальней заимке/пастбище, не собирал в лесу грибы-ягоды, так что вечеринка прошла без него?       И подождите. Даже не «поубивали». Какое «поубивали»? Какое нафиг Горлим, мол, не знал, убита ли его жена или как? Если бы всех поубивали (а кого не, тех поугоняли), должны были остаться трупы, а потом скелеты. Ведь их некому было хоронить. Или Горлим воевал столько времени, что уже и от скелетов ничего не осталось?!       И пусть даже это был совершенно отдельно стоящий в глуши дом, но обитатели его не с неба же упали и не в капусте нашлись. У них были ну как минимум родственники в соседних деревнях/хуторах/селах — ну кто-то должен же был хоть через неделю-другую зайти в гости или по делу. Так увидели бы, что тут случилось, и кто живой, а кто мертвый, и кто есть, а кого нет.       А то в тексте такое впечатление, что вот одинокий затерянный среди пейзажа дом, в нем живет 1 (одна) Эйлинель, у которой нет ни отца, ни матери, ни других родственников, и если она исчезла, то будто на небо взлетела, и никто и понятия не имеет, что с ней приключилось.       Ну и да: ну, пришли и разграбили. А делись-то потом куда? Как-то так упали с неба, чтобы разграбить, а потом вознеслись обратно с добычей? Ведь эти налетчики с рабами, коробами и коровами должны были где-то проходить. Кто-то же должен был их видеть. И если Горлим такой прям мститель, то должен был хоть по окрестностям поспрошать, кто тут был, когда и куда ушел. Но нет, этот черный мститель испанских морей гордо отправляется разбойничать, даже не потрудившись собрать хоть какую-то информацию.       К Барахиру Горлим идет — очевидно, собираясь мстить кому попало за свою неизвестно куда девшуюся жену. Но как он узнал, что Барахир занимается партизанством? И как узнал, где того Барахира искать, чтобы к нему присоединиться? И если у кого-то все же узнал, то почему у этих же людей не мог справиться о судьбе своего дома, жены и прочего имущества?       При этом между уходом Эмельдир с женщинами и детьми и ликвидацией шайки Барахира прошло четыре года. Это что же, Горлим несколько лет с войны возвращался? Или четыре года все к дому таскался? И если Эмельдир увела женщин и детей в 456 г., то и Эйлинель должна была уйти вместе с ними. Следовательно, она пропала еще раньше. И Горлим уже больше четырех лет шатается к пустому дому.              Сразу далее в тексте:              «но сомнение грызло его сердце, думая, что, может быть, Эйлинель не умерла. Иногда он уходил один и тайно и посещал свой дом, который все еще стоял среди полей и лесов, которыми он когда-то владел; и это стало известно слугам Моргота».              Ну то есть жена минимум четыре года как исчезла неизвестно куда, а Горлим продолжает надеяться, что она не просто жива и где-то в плену и рабстве, а что прямо вот всерьез существует не равная нулю вероятность, что она вернется домой?! Да он что, идиот?!       И я не понимаю, если там така любовь была, така любовь, что он аж четыре года к дому ходит, забыть не может, то почему он вообще состоит в шайке Барахира?! Почему этот невероятно влюбленный не кинулся искать свою жену, как только обнаружил ее исчезновение?! Ведь не улетели же грабители отсюда на крыльях! Если они угнали Эйлинель в рабство, то иди по их следам! Дортонион не пустыня, кто-то неминуемо должен был видеть этих набигаторов. Иди за ними. Если твоя жена в рабстве, то попробуй выкупить ее (в конце концов, любой товар можно купить, предложив достаточно денег) или организуй побег.       Но нет, наш героический влюбленный вместо этого предпочитает уныло таскаться к разоренному семейному гнезду, надеясь на чудо господне. Если все это правда, то Горлим любит не свою жену, а упоение своими страданиями.       Далее: что значит «когда-то владел»? А сейчас кто владеет этими полями и лесами? И что, среди всех этих владений только одна вот жена и жила?! И больше не было ни слуг, ни батраков, ни родственников жены, ни родственников самого Горлима? А если они были, то куда они все делись?! Неужели все исчезли поголовно?!       Внимательно повтыкав в каноничнейшую карту Сильма, мы найдем там очень мелкими буковками надпись «Горлим» и слева от нее маленькую точечку, очевидно, обозначающую его дом. Но оттуда до озера Тарн Аэлуин минимум 150 км по прямой (если мерить от этой точки до начала надписи «Аэлуин»). И Горлим таскается через такие расстояния?!       Еще далее: это что же получается? Шайка внезаконников, на нее охотятся, вон аж целого Саурона прислали, шайка вынуждена кантоваться где-то в необитаемых местах — и при этом один из членов шайки регулярно шатается куда-то?! И никто, даже предводитель, не беспокоится по этому поводу?! Никого не волнует, что этого ходока-страдальца могут заметить, могут выследить? Всем пофигу?!       Или Горлим ходит тайком, никого не извещая? И его отсутствия никто не замечает?! Это в шайке, вынужденной скрываться от всего мира?!       Да они идиоты, что ли?!       Впрочем, нет. Они все больше напоминают не княжеску дружину, а действительно шайку разбойников. У них традиционно отсутствовало какое-либо понятие о дисциплине.       И наконец: и это, мол, стало известно слугам Моргота. А как это стало им известно? Кто-то им сказал? А кто? Там же кругом никого нет (потому что если бы были, Горлиму было бы у кого узнать судьбу своей жены). Кто же доложил этим самым слугам?       А если слуги сами увидели-заметили Горлима, то откуда им было знать, кто это такой? Ну, ходит какой-то мужик, ну и что? Откуда следует, что это непременно член шайки Барахира? У слуг Моргота что, был поименный список участников? Причем с портретами/фотографиями, потому что даже на Горлиме не написано, что он Горлим.       Так и как стало известно слугам Моргота?              Итак, наш Горлим... Кстати, вот на самом деле: дом разграблен и пуст. Там ничего и никого нет, в нем нельзя жить — потому что для жизни нужны не только стены и потолок, но еще и еда, дрова, ну и спать желательно не на голом полу. То есть посуда, чтобы готовить, инструменты хоть дров нарубить, какая-никакая мебель, чтобы сесть/лечь, и хоть дерюга, чтобы укрыться. И Горлим продолжает считать, что Эйлинель явится в этот пустой дом, чтобы там жить?! Капсом, болдом и 26-м шрифтом: А КАК?! Она не только явится, но и принесет с собой котелок, топор, одеяло и мешок муки?       Опять же, допустим, что она таки пришла. Увидела, что дом разорен, и... И, блин, ушла. Потому что жить тут ей невозможно. Она побродит вокруг дома, посмотрит и уйдет обратно к людям, откуда явилась. Какова вероятность, что она и Горлим придут к дому одновременно?       Все это настолько глупо, что и словами сказать невозможно. Во всяком случае, небольшим их количеством.              Ну ладно.              «Однажды осенью он пришел в сумерках вечера и, приблизившись, он увидел, как он думал, свет в окне; и подойдя осторожно, он заглянул внутрь. Там он увидел Эйлинель, и лицо ее было измучено горем и голодом, и показалось ему, что он слышит ее голос, оплакивающий, что он бросил ее».              Эээ... то есть в этом разграбленном доме, одиноко стоящем где-то в далекой дортонионской глуши, имеются застекленные окна и эти окна до сих пор целы?! Потому что иначе Горлим не видел бы ничего — на дворе вечер и осень, и если бы окно было просто дырой в стене, то оно было бы закрыто. Потому что тут не тропики, тут холодно в это время. А если окно было бы из бычьего пузыря, то сквозь него попросту не было бы ничего видно.       Мало того, женщина одна-одинешенька в пустом доме, затерянном где-то в глуши, ночью — и настолько беспечна, что зажигает в доме свет и даже не беспокоится закрыть окно ставнями? Чтобы кто угодно мог видеть, что в доме кто-то есть?! Она в стране розовых пони, что ли, всю жизнь жила и события последних лет ее ничему не научили?       Но у этой женщины, неизвестно откуда пришедшей в пустой дом в глуши, почему-то есть ну хотя бы свеча — свет в окне должно же что-то давать.       А наш бывалый герой, видя это, даже мельком не подумал, что здесь что-то не то? Или он, типа, так ослеплен любовью, что мозгов в голове у него не помещается вообще?              «Но как только он воскликнул громко, свет был задут ветром; волки выли, и на своих плечах он почувствовал вдруг тяжелые руки охотников Саурона. Так Горлим был пойман в ловушку; и, взяв его в свой лагерь, они мучили его, ища узнать тайные убежища Барахира и все его пути. Но ничего не желал Горлим говорить».              Простой вопрос номер один: ведь подразумевается, что это Саурон устроил тут этот призрак. Так откуда он мог знать, как выглядела жена Горлима?! Ведь ему негде было видеть ее лично. В этом доме были фотографии или точные портреты? А заодно и записи голоса, да? Или сердце вещее подсказало Саурону и облик, и звук голоса Эйлинель?       Простой вопрос номер два, священный анакойхер: анакойхер было городить эти драматические сложности?! Если вы знаете, что Горлим ходит сюда, то подкараульте его (вам так и так придется это делать) и идите за ним. Он сам приведет вас куда надо. К чему эти призраки и прочие спецэффекты? Ребята, вы же не на сцене, чтобы сделать зрителю интересно за его деньги. Ваша задача решить, извиняюсь за тавтологию, задачу как можно быстрее и проще.       И… подождите! Вот, значит, Горлим таскается к своему дому, вот там слуги Саурона (или сам Саурон) устроили призрак жены... но они же не знают, когда Горлим придет в следующий раз!! И что, все это время, все эти месяцы, пока они караулят тут Горлима, этот призрак рыдающей жены так в доме и торчит с причитаниями своими?! «Бедствующая дама стонала и молила о помощи еще часов пять. Слишком долго даже для многосерийной мелодрамы» (с).       Или слуги сидят в кустах, караулят, а как Горлим показался на горизонте, так они хоп! призрака и воздвигли? «Толстомясую сюда!» (с).       И откуда им знать, что Горлим вообще придет сюда еще? А может, вот как раз сейчас он понял всю бесполезность своих визитов и отставил это занятие? Или с ним что-то случилось, ногу там сломал или от гриппа помер? А слуги Саурона так и будут сидеть тут с этим рыдающим призраком?              Далее самая ужасная и драматическая часть истории, на которую так любят ссылаться правоверные как на доказательство ужасного коварства Саурона.              «Тогда они обещали ему, что он будет освобожден и возвращен к Эйлинель, если он уступит; и, будучи наконец измучен страданием и тоской по своей жене, он дрогнул. Тогда тотчас они привели его в ужасное присутствие Саурона; и Саурон сказал: «Я слышу теперь, что ты желаешь меняться со мной. Какова твоя цена?»       И Горлим ответил, что он должен найти Эйлинель снова и с ней быть освобожден; ибо он думал, что Эйлинель тоже была сделана пленной.       Тогда Саурон улыбнулся, говоря: «Это малая цена за столь великое предательство. Так и будет непременно. Говори!»       Теперь Горлим хотел отступиться, но испуганный глазами Саурона, он рассказал наконец все, что он знал. Тогда Саурон засмеялся; и он насмехался над Горлимом и открыл ему, что он видел только призрак, созданный волшебством, чтобы поймать его; ибо Эйлинель была мертва. «Тем не менее, я исполню твою просьбу», — сказал Саурон, — «и ты пойдешь к Эйлинель и будешь освобожден от моей службы». Затем он предал его жестокой смерти».              [разговаривают сии старомодным образом, на «ты»/«thee», а не на «вы»/«you», как в современном английском]              О, злобный мерзавец Саурон! О, гнусное коварство Врага и присных его! Сколь безгранично оно и сколь мерзко! Какую ужасную историю мы сейчас прочли!              Ужасную в своем идиотизме. Вот как сейчас помню, как я читала это впервые, когда-то тридцать лет и четыре года назад. Читала и думала: «неужели они могут быть ТАКИМИ идиотами?!» Это единственное, что меня занимало, потому что касаемо всего остального — даже для отроковицы эта сцена была хрестоматийной и насквозь предсказуемой. Прочитав начало, уже на 146% было понятно, что будет дальше (я в курсе согласования деепричастных).       Мне было едва пятнадцать, и я не то что не мастер, а даже и не подмастерье интриги даже сейчас, не то что тогда. Но и тогда идиотичность этой, типа, ужасно коварной ловушки была очевидна. Да боже мой, она была бы очевидна, будь я вдвое сопливее. Разве что ребенок, в прямом смысле слова ходящий пешком под стол, мог бы пойматься на такую идиотскую наживку. Которую здесь автор на полном серьезе выдает как невообразимо хитроумную и коварную.       Воистину автор не может создать персонажа умнее себя. Но если вот ЭТО, по мнению автора, необыкновенно умно, то у меня для этого автора самые печальные новости.       Однако попробуем по порядку.       А нельзя было прям сразу пообещать ему вот это все? Обязательно сначала было мучить? Ну ладно, они все такие злодеи, их хлебом не корми, дай помучить кого-нибудь, но ведь помучить можно и потом. Куда он денется, этот Горлим?       А Горлим, бедняга, прям тут же и поверил этим обещаниям! Да это ведь последние мозги растерять надо, чтобы в это поверить. О, да, конечно, он был такой прям весь замученный и рад был купиться на что угодно — но если он уже готов купиться на что угодно, то он и так бы все сказал, без всяких посулов, и вся эта и дальнейшая дешевая комедия была бы абсолютно ни к чему.       После этого его ведут к Саурону. А, так и сам Саурон тоже тут?! То есть слугам Саурона стало известно, что Горлим ходит к своему дому (и что это именно Горлим, и что он состоит в шайке Барахира). Когда именно он придет в следующий раз, неизвестно, и слуги должны караулить его тут неопределенное время. И Саурон, сам Саурон, лично, собственной персоной, тоже должен торчать тут вместе с ними это же неопределенное время! Измеряемое минимум месяцами. Офигеть. Ну да, ему же больше совершенно нечем заняться.       «И Горлим ответил, что он должен найти Эйлинель снова и с ней быть освобожден» — эээ... что это за нелепая фраза?! Нет, я понимаю, что автору позарез нужно изобразить, типа, двусмысленность, которую злодей должен вывернуть наизнанку, потому что иначе никакого эпизода не будет. Но ничего умнее автор придумать не в состоянии, поэтому лепит вот это. Но персонажи-то не знают, что должны поступать так, как надо автору. Так и как Горлим мог выдать такой нелепый набор слов?! Как ему вообще такая конструкция в голову пришла?! Слуги Саурона, кстати, хромают ровно на эту же ногу: «возвращен к Эйлинель» — это что?! Как он может быть возвращен к ней?! В этом смысла ни на грош! Это она должна быть возвращена ему. И Горлим должен был требовать что-нибудь вроде: «верните мне жену и отпустите нас обоих на свободу». Но никак не «я должен найти ее снова».       Но автору же ж надо. Поэтому бедные персонажи играют идиотов, иначе сюжет не будет двигаться дальше.       Далее этот же Горлим даже не пытается хоть как-то удостовериться, что Эйлинель не то что находится где-то неподалеку, но вообще жива. Ах, он ее же ж видел, да? И после всех спецэффектов, после того, как она внезапно пропала из виду, он так и не догнал, что это было видение, а не настоящая Эйлинель?! Блин, да если тут все такие злодеи и если Эйлинель действительно у них в руках, стали бы они что-то в связи с ней обещать? Нет, блин! Они бы притащили ее пред очи и начали бы мучить бедняжку прямо на глазах у Горлима. Ну элементарно же!       Но Горлиму это не приходит в голову. Даже не приходит в голову сказать: «покажите мне ее и дайте с ней поговорить». Ну куда ему деваться? Если он включит голову, эпизод развалится, и кажущийся Профессору офигенно коварным и хитроумным финт не состоится.       Потом Горлим хочет пойти взад пятками, но взгляд Саурона пугает его. Слушайте, ну если Саурон все равно тут, и если у него такой пугательный взгляд, то к чему были все предыдущие пляски? Почему Саурон сразу не посмотрел на него своими пугательными глазами?! Он торчит в этой глуши черт знает сколько времени, ему это должно уже до смерти надоесть, ему должно хотеться побыстрее выполнить приказ шефа и вернуться к нормальной, привычной ему жизни. А вместо этого он тут ломает комедию и совершенно не боится, что такими трудами добытый единственный источник информации может прийти в негодность раньше, чем эту информацию скажет.       Горлим наконец раскалывается, и Саурон, как и положено хрестоматийно-картонному злодею, насмехается и раскрывает свои коварные карты. И так занят этой хрестоматийной ролью из школьного спектакля, что даже не чешется проверить достоверность полученной информации! Да черт возьми, а если Горлим наврал?       И вообще. Вот, допустим, я такой злодейский Саурон, могу аж призраков создавать, которые осмысленные звуки даже производят. Вот попал мне в мои черные лапы Горлим. На кой же черт я буду его пытать? Я покажу ему призрак его жены снова, такой весь несчастный и рыдающий. И скажу: «если хочешь получить свою драгоценную женушку обратно живой, здоровой, целой и невредимой, то вот тебе йад, иди и подсыпь его твоим подельникам в котел (или, как вариант, сонное зелье, если по каким-то причинам мне они нужны живьем). И когда я убедюсь, что все сделано как надо, я освобожу тебя вместе с женой».       И всего делов. И, между прочим, тоже драма и эффектный злодейский вотэтоповорот в финале (подразумевается же, что я от оков жизни их обоих освобожу).       Ха-ха-ха, обманули дурака, Эйлинель давно мертва. А, простите, откуда все это известно Саурону? Ну он что, лично присутствовал при разорении дома и убиении бедняжки? Или отслеживал судьбу каждого жителя или хотя бы только жительницы Дортониона? Откуда он может знать, что конкретно стало вот с этой конкретной женщиной?       Ха-ха-ха, я отправлю тебя к ней и освобожу вас обоих.       Какая пошлая, картонная постановка, достойная вершин индийского кино!              Да, еще насчет этого Горлима и того, что он рассказал: а что он вообще мог рассказать? Ведь дело не в городе происходит, где достаточно адрес назвать и сколько раз стучать. И даже не в деревне, где тоже можно определенно указать нужный дом и добавить, что во дворе сарай, а в сарае подпол. Шайка Барахира находится где-то в необитаемых местах. Как ты будешь объяснять туда дорогу тем, кто даже не знает местности?! И Саурон, который спрашивал — как он собирался по этим объяснениям искать дорогу?!              Немедленно вспоминается Паустовский, «Мещерская сторона»:              СТАРИННАЯ КАРТА              С большим трудом я достал карту Мещёрского края. На ней была пометка: «Карта составлена по старинным съемкам, произведенным до 1870 года». Карту эту мне пришлось исправлять самому. Изменились русла рек. Там, где на карте были болота, кое-где уже шумел молодой сосновый лес; на месте иных озер оказались трясины.       Но все же пользоваться этой картой было надежнее, чем заниматься расспросами местных жителей. С давних пор так уж повелось у нас на Руси, что никто столько не напутает, когда объясняет дорогу, как местный житель, особенно если он человек разговорчивый.       — Ты, милый человек,— кричит местный житель,— других не слухай! Они тебе такого наговорят, что ты жизни будешь не рад. Ты меня одного слухай, я эти места наскрозь знаю. Иди до околицы, увидишь по левой руке избу-пятистенку, возьми от той избы на правую руку по стежке через пески, дойдешь до Прорвы и вали, милый, край Прорвы, вали, не сумлевайся, до самой до горелой ивы. От нее возьмешь чуть-чуть к лесу, мимо Музги, а за Музгой подавайся круто к холмищу, а за холмищем дорога известная — через мшары до самого озера.       — А сколько километров?       — А кто его знает? Может, десять, а может, и все двадцать. Тут километры, милый, немереные.       Я пытался следовать этим советам, но всегда или горелых ив оказывалось несколько, или не было никакого приметного холмища, и я, махнув рукой на рассказы туземцев, полагался только на собственное чувство направления. Оно почти никогда меня не обманывало.              Вот и тут то же самое. Что конкретно мог сказать этот Горлим? Иди на юго-восток на два лаптя правее солнышка, а там поверни у старой березы? Если Саурон действительно хотел узнать, где находится логово (звиняйте, слово из канона) Барахира, он должен был требовать, чтобы Горлим ПОКАЗАЛ дорогу. А не рассказывал все равно что.       И я понять не могу, какова вообще была необходимость эту шайку прям ловить? Всё, их осталось тринадцать морд вместе с главарем, их загнали куда-то в дикие необитаемые неудобья. Ну и пусть там сидят. На кой черт париться их ловить? Они сами там передохнут от голода, болезней, природных условий или всего этого вместе взятого.       Вообще все эти внезаконники и их житье-бытье если и не прямо списаны с саг, то под влиянием определенно. Это в сагах объявленные вне закона где-то там скрываются, периодически тайно наведываясь к доверенной родне и женам или даже сколько-то времени живя у них (как в той же «Саге о Гисли» — кстати, цитата: «С наступлением весны Гисли возвращается на Фьорд Гейртьова: он больше не мог быть в разлуке со своей женой Ауд — так они любили друг друга»). Скрываются же эти объявленные вне закона, естественно, оттого, что их настойчиво ищут. Но ищут их с целью мести, родственники убитых ими людей ищут. У них есть конкретная причина, которая не позволяет им оставить внезаконников в покое (напоминаю опять и снова: месть — это форма правосудия, а не что-то плохое, как это сейчас принято понимать. В сеттинге, не знающем ни тюрем, ни палачей, обязанность наказывать убийцу лежала на родственниках жертв). И если бы внезаконники умерли бы своей смертью, то наказания не получили бы. Вот потому их и искали настойчиво.       А здесь кому сдалось прям так преследовать Барахира? Здесь перед Сауроном и слугами его стоит совершенно другая задача: не наказывать, а ликвидировать. Чтобы пакостить перестал. Так им нет никакой необходимости ловить его без сна и отдыха. Они вполне могут подождать, пока бандиты сдохнут сами. Причем случится это довольно быстро.       Ну и анакойхер?       Ну допустим. Допустим на пять секунд, что Моргот там даже кушать не может, такую сильную неприязнь к Барахиру испытывает. Но этот же самый канон пару глав спустя утверждает, настойчиво утверждает, что Турин на протяжении своей короткой жизни натворил — это потому что Моргот его проклял. То есть абсолютно канонически проклятие Моргота обладает вот такой убойной силой, и это проклятие не снять и экзорцизмом не выгнать, и в микве не отмыть. Так что мешало Морготу проклясть этого самого Барахира?! А потом и Берена проклясть, который, типа, подвигами своими мешал жить не меньше, и опять тот же Саурон его ловил. Взял бы да проклял как следует — и они сами бы ликвидировались, на меч бросились або там же в лесу повесились. Нет, вот там он проклинать может, а тут никак нет. Или Моргот еще не знал, что так умеет?       И еще вдобавок: вот Саурон ищет-ищет сначала Барахира с бандой, потом Берена будет искать-искать. А почему он не пользуется помощью всех тех бесчисленных шпионов, которыми напичкана местность в ВК? Почему в ВК ему служат звери, птицы и даже обитатели глубин, и в любой точке пространства эти шпионы просто-таки кишат, а в Сильме ну ни одного нету? Это как так?! Почему Саурон тут не может нанять ну хотя бы ястребов?              

***

             Итак, Горлим, редиска, раскололся при первом же шухере, и теперь мы смотрим новую серию этого индийского кино.              «Таким путем укрытие Барахира было разоблачено, и Моргот раскинул свою сеть вокруг него; и орки, пришедшие в тихие часы перед рассветом, застали врасплох людей Дортониона и убили их всех, кроме одного».              Эээ... то есть эти героические партизаны, героически партизанящие уже четыре года, жестоко теснимые со всех сторон и загнанные уже в необитаемые вересковые пустоши, [далее капсом, болдом и 26-м шрифтом] настолько беспечны, что по ночам даже не выставляют караул?! Они беззаботно дрыхнут, будто горожане, выехавшие на уикенд на бухач с рыбалкой?! Серьезно?! Причем и Горлим куда-то делся, а они даже ушами не ведут. Я не спрашиваю, как это так. Я спрошу только, почему их до сих пор не поймали?! Как им удалось просуществовать целых четыре года?!              «Ибо Берен, сын Барахира, был послан своим отцом с опасным поручением шпионить за путями Врага, и он был далеко, когда логово было взято».              Ах, опять эти общие слова. То Арагорн ходит-бродит опасными путями, совершая некие деяния, то вот Берен имеет опасное поручение шпионить за чем-то там... Снаружи канона я опять понимаю, что это означает: автор не придумал. Ну, надо придать Арагорну какую-то значительность, надо куда-то спровадить Берена — а не знает автор, как конкретно и конкретно куда. Или ему просто лень выдумывать, этому человеку с поразительной фантазией. Но внутри канона: да за какими такими путями Врага вдруг понадобилось шпионить где-то далеко? Да хоть бы и близко — за какими?! Какой урон могут причинить этому Врагу загнанные в пустоши тринадцать морд? А если это они следят, не предпринимает ли Враг что-то против них, то они, извините, лохи. Потому что пока Берен где-то там шпионит, Горлим уже продал всех с потрохами. Ну и толку от ваших шпионств?              «Но когда он спал, застигнутый темнотой, в лесу, ему снилось, что птицы-падальщики сидели густо, как листья, на голых деревьях у озера, и кровь капала с их клювов. Тогда Берен был осведомлен в своем сне об образе, который пришел к нему по воде, и это был призрак Горлима; и он говорил ему, открывая свои предательство и смерть, и велел* ему поспешить предупредить своего отца».              * — тут в оригинале «bid», который и «просить», и «велеть», и этот глагол я обычно перевожу нейтральным «предложить», чтобы нидайбох отсебятины не добавить. Но вообще-то чаще всего Профессор употребляет это слово в значении «велеть, приказывать».              Боже, я хочу сказать все и сразу!       Да, конечно, тут сейчас толкователи и искатели отыщут стопиццот метатекстов, параллелей и антиосей, а я без всяких тонкостей акушерства вопрошу: а откуда вообще этот призрак взялся? Ну, раз он рассказал святую правду, которую сам Берен придумать не мог никак, то это не козни Беренова воображения, а всамделишная душа Горлима ему через сон повествует. Но черт возьми, КАК?! Канонически, самим Профессором для его мира определено и назначено, что души людей после смерти отправляются куда-то там за пределы мира. Почему душа Горлима класть хотела на повеления всемогущего господа?! Да-да-да, видела я все эти «аргументы» типа: «а не сказано, что отправляться надо сразу же», «Арда не только монотеистическая» и проч. Естественно, все это фигня голимая. Потому что мир не может быть «не только монотеистическим», так же, как нельзя быть «немножко беременной». Либо он монотеистический, либо нет. А главное, отправка смертных душ вон из Арды уже потому не допускает никакой задержки, что никак не учитывает пожеланий покойного и осуществляется автоматически. Потому что туда отправляются души ВСЕХ людей. Даже тех, кто вследствие возраста или места и времени жительства не имеет ни малейшего понятия об Эру или его воле. И если бы в отправке душ из Арды было бы хоть что-нибудь произвольное, то души этих не знающих об Эру покойников вообще до Путей не добирались бы. Потому что и не знали бы, что им туда надо.       Следовательно, любые произвольные моменты должны отсутствовать по определению. Умер — и понеслась душа твоя, ничего не можа выбирать.       А что автор вот тут на собственные правила наплевал и вот там наплевал — это не значит ничего, кроме очередного шулерства автора.       Так что никакого призрака Горлима тут быть не может по условиям, заданным самим же автором. Это было во-первых.       Во-вторых: откуда этот призрак здесь?! Как и откуда он узнал, где именно находится Берен? И как он вообще узнал, что Берен где-то в лесу, а не у озера вместе со всеми?!       А главное, вот прям самое главное, прям наиглавнейшее, капсом, болдом и 26-м шрифтом: ДА КАКОГО ЖЕ ЧЕРТА этот призрак явился где-то в лесу Берену, находящемуся черт знает на каком расстоянии от места событий, которого Берена еще сначала надо найти, вместо того, чтобы явиться хоть тому же Барахиру или любому другому члену шайки, которые находятся Горлим прекрасно знает где?! Почему этот призрак Барахира не предупреждает?! А вместо этого действует через третьих лиц — почему?!       Почему этот призрак такой идиот?!       И наконец: если каким-то образом в нарушение самых базовых правил ардынского мира призраки людей все-таки существуют, то почему жена Горлима, эта самая Эйлинель, не явилась призраком к своему супругу, с которым у нее была столь великая любовь, и не сказала: «Не жди меня, любимый, и не ищи. Я умерла, и останки мои лежат там-то. Похорони их по обряду християнскому и закажи службу по грешной душе моей»?              «Затем Берен проснулся и поспешил сквозь ночь и пришел назад к логову внезаконников на второе утро. Но по мере того, как он приближался, птицы-падальщики поднимались с земли и сидели на ольховых деревьях рядом с Тарн Аэлуин и каркали насмешливо».              То есть Берен уходил настолько далеко от логова шайки, что дорога обратно заняла у него больше суток! Да это он еще торопился. Да как, как призрак сумел его разыскать?! И опять и снова: да какого же черта предупреждать того, кто находится более чем в дне пути от места событий?!              «Там Берен похоронил кости своего отца и воздвиг каирн из валунов над ним и поклялся на нем клятвой мести. Сперва поэтому он преследовал орков, которые убили его отца и его родичей, и он нашел их лагерь ночью у Источника Ривила над Топями Сереха и благодаря своему лесному умению он подошел близко к их огню невидимым».              Так. А теперь открываем карту. И видим, что между озером Тарн Аэлуин и истоками Ривила около 250 км напрямик по карте (конечно, все понимают, что реальный путь по реальной местности длиннее). Запомним это расстояние. И истоки Ривила, между прочим, не «над» Топями Сереха, а отстоят от них этак на 150 км по прямой.              «Там их предводитель хвастался своими деяниями, и он поднял руку Барахира, которую он отрубил, как знак для Саурона, что их миссия была выполнена; и кольцо Фелагунда было на той руке. Тогда Берен выскочил из-за скалы и убил предводителя, и, взяв руку и кольцо, убежал, защищаемый судьбой; ибо орки были в смятении, и их стрелы [летели] как попало».              Эээ... да вот же только что на предыдущей странице нам было сказано, что самого Саурона послали в Дортонион Барахира ловить. Вот только что на предыдущей странице мы видели самого Саурона, которому доставили пойманного Горлима. А теперь оказывается, что орки уже прошли 250 км по прямой от места событий (а по реальной местности гораздо больше), но Саурона еще не достигли!! Это как так?! Где находится Саурон?! Куда же таскали Горлима?! Тоже за стопиццот километров?! В таком случае он должен был отсутствовать минимум три недели (пока он дошел до своего дома, пока его оттуда утащили к Саурону, пока орки от Саурона дошли до логова Барахира). И все это время ни Барахир, ни остальные члены коллектива не задумались по поводу этого отсутствия?!       Далее: предводитель, значит, хвастался. Орки находятся в пути уже минимум неделю. И каждый вечер останавливаются на привал и могут разговаривать. И за все это время предводитель еще не нахвастался тем, что остальные и так видели собственными глазами?! Или он неделю молчал и вот только сейчас начал похваляться, когда наш герой по удобному совпадению находится рядом и все слышит? Да еще и руку показывает, чтобы Берен уж точно не ошибся. Как хорошо быть положительным героем в каноне! Рояли сами выезжают из кустов навстречу, радостно хлопая крышками.       А руку, стало быть, несли Саурону в знак... эээ... в знак чего? Знаком чего может быть рука?! И с каких пор отрезанная рука а) гарантирует непременную смерть хозяина этой руки? и б) служит надежным идентификатором личности? Саурон что, отпечатки пальцев сличать будет?! Или он точно знает, как выглядит рука Барахира, которого он никогда не видел? Ах, да, на ней же было кольцо — но что, Саурон знал, что это за кольцо?! Откуда?! (и орк даже не подумал присвоить колечко себе?! Оно ведь не стальное было и ценность представляло само по себе. Поразительная орочья честность! Ну в самом деле, не рассчитывал же он получить от Саурона награду бо́льшую, чем стоимость кольца).       Если орки хотели представить вещественные доказательства, они должны были принести голову. Голову, а не руку! Голова уж точно свидетельствует о смерти ее носителя. Потому что декапитацию еще никому пережить не удалось. Кроме того, голова идентифицирует своего хозяина на счет раз. В отличие от руки. И если кто-то в доказательство своих слов приносит голову, значит, 95% за то, что голова действительно принадлежит искомой персоне. Остальные 5% оставим на возможность добросовестных заблуждений или крайней хитропопости принесшего (если он вот прям точно на 146% уверен, что и начальник, и все-все-все из его окружения не знают искомого в лицо и не менее точно не знают в лицо того, чью голову он принес взамен).       Но нет, орки проявляют фантастический идиотизм и тащат с собой руку. Причем только одной персоны. А что, доказательства ликвидации всей остальной шайки Саурона не интересуют? Или без Барахира эти героические партизаны немедленно обернутся смирными овцами и больше не будут представлять никакой угрозы?       И вот Берен выскочил, убил предводителя, взял останки и убег. Убил одного (одного!!) орка и убежал?! И это и была та самая месть, насчет которой он клялся?! И это героический герой?!       Нет, я не к тому, что он сейчас должен был тут кровавую сечу затеять (хотя тот же канон в другом месте ничтоже сумняшеся приписывает Берену убиение тридцати орков за раз, так что мог бы и тут показать себя). «Герой» не равно «идиот». Но перестрелять сколько-то их, пользуясь темнотой и внезапностью, и тем, что они у огня, а он в темноте, то есть он их видит как на ладони, а они его нет, он же мог. Но он даже не попытался.       Кстати, заодно я не понимаю, почему орки тащат какую-то там руку, а не участников шайки (некоторых или даже всех) живьем? Во-первых, это в стопиццот раз более доказательно. А во-вторых, ну если орки такие прям садисты-мучители и Саурон тоже такой же садист-мучитель, то надо брать врагов живьем, чтобы потом как следует их помучить. Это, в конце концов, Зло или где? Но орки даже не попытались.       И вообще, если Саурон даже канонически такой призракоделец и ими повелеватель, то почему на ликвидацию шайки Барахира направлены самые что ни на есть обыкновенные орки?! Почему Саурон на шайку призраков не наслал, чтобы те напугали и заморочили? Где эти призраки, когда они нужны?       И у Саурона канонически в подчинении стопиццот волков, предположительно тоже ужасных оборотней. Почему Саурон как минимум месяцами не может поймать Барахира и Ко и вынужден караулить какого-то Горлима вместо того, чтобы пустить на местность волков? Которые быстро все вынюхают и обнаружат местопребывание шайки на раз-два, ну максимум три. Где эти волки, когда они реально нужны?       Кстати. А вот канонически Саурон, значит, создает призрак жены Горлима... Я уже спрашивала, откуда он знает, как она выглядела. А теперь спрошу еще: а откуда он знает, что Горлим прям не знай как любит эту свою жену? Да мало ли зачем он шляется к пустому дому? Как из этого следует, что он именно жену тут пытается найти? Или Саурон открыл Сильм и прочел там?       И еще: написано, что орки пришли, мол, в тихие часы перед восходом — а это откуда стало известно? Все члены шайки Барахира мертвы, призрак Горлима сказать этого не мог, поскольку явился раньше. Стервятники, что ли, прокаркали эти подробности? Или орочий предводитель, похваляясь, сказал и это? (а то ж его подчиненные то ли память имели как у золотой рыбки, то ли настолько тупы, что время суток не разбирают).       
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.