Звездочет +2635

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Шерлок (BBC)

Основные персонажи:
Грегори Лестрейд, Джон Хэмиш Ватсон, Майкрофт Холмс, Мэри Элизабет Морстен (Ватсон), Салли Донован, Шерлок Холмс
Пэйринг:
Шерлок Холмс/Джон Уотсон, Грегори Лестрейд, Майкрофт Холмс, прочие канонные
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, Детектив, Психология, Hurt/comfort
Предупреждения:
OOC, ОМП, ОЖП, UST, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
Макси, 164 страницы, 13 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Спасибо за чудо! =^.^=» от Nao Asano
«За потрясающую работу!» от Энни Нейтер
«За лучший фанфик, который я ко» от Энни Нейтер
«Bellissimo! Brillant! Sugoi!» от Ekanaka
«Один из лучших в фандоме.Браво» от Desna_Krisa
«Идеальный джонлок» от karnape
«Можно перечитывать сотни раз!» от art deco out on the floor
«Невозможно забыть эту работу.» от Openness of Bitterness
«За Ваш талант! Спасибо!» от Lydia Bennet
«За дрожь в сердце» от exor-agonia
... и еще 14 наград
Описание:
Всё началось с трупа.
Собственно, большинство историй, связанных с Шерлоком Холмсом, начинались с какого-то трупа, но этот конкретный покойник был особенным. Он изменил всё.

Посвящение:
Посвящаю эту работу Бенедикту и Мартину, Стивену и Марку, чей творческий союз вдохновил меня на слишком многое.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
"Звездочет" написан и выложен до выхода третьего сезона, поэтому полное АУ по отношению к нему.

У "Звездочета" появился свой арт! Прекрасная Puhnatsson сделала несколько иллюстраций к главам:
http://puhnatsson.tumblr.com/post/65423017162
http://puhnatsson.tumblr.com/post/65447153914/7
http://puhnatsson.tumblr.com/post/65516627303/9
http://puhnatsson.tumblr.com/post/66083477650/12
http://puhnatsson.tumblr.com/post/66262494808/12

Дорогой друг Безумный Арчи совершенно неожиданно подарил мне арт!

http://romashka-b.tumblr.com/image/82591742084

Совершенно бесполезная информация: фамилии второстепенных персонажей взяты по большей части из англоязычных песен, при этом характер и судьба конкретного персонажа с сюжетом песни не коррелируют никак. Остальные фамилии (на которых песен не хватило) я "одолжила" у мэтра детективной прозы - Рекса Стаута, из его романа "Бокал шампанского", с которого когда-то началось наше знакомство.

Глава седьмая

21 октября 2013, 08:59
Толстая, потрепанного вида папка лежала у Лестрейда на столе. Инспектор гневно посмотрел на вошедших:
- Куда вы исчезли? Журналисты так возбудились от вашего побега, что чуть не разобрали Ярд на кирпичи.

- Мы были в туалете, - с достоинством ответил Холмс. - Люди ходят в туалет. Расскажи мне про дело. Почему ты уверен, что оно первое?
- Потому что оно совершенно такое же - и не такое! Но главное - убийца по этому делу был найден и арестован. Господи, как хочется курить, - простонал Грег.

Шерлок коршуном кинулся вперед и схватил папку. Джон готов был поклясться, что слышал тихий возглас наслаждения.
- Он был освобожден досрочно? Или его выпустили за недостатком улик? - спросил Уотсон, пока Холмс раскладывал на столе Лестрейда бумагу за бумагой.

- Ни то, ни другое, Джон, - с горечью произнес Грег. - Убийца умер в психиатрической клинике, куда его определили на лечение. Согласно документам, Трентон Джекс, признанный невменяемым, скончался в ноябре 2004 года от острой сердечной недостаточности в клинике Святого Григория, это на севере, рядом с Сандерлендом. За год до убийства в Манчестере, заметь. А арестовали его за убийство сокурсника, Поля Ярмиса. Это случилось в мае 2002 года, в общежитии медицинского колледжа университета Бристоля.

- Эй, погоди, я учился в этом колледже, - подскочил Джон и бросился к разложенным на столе документам. Найдя фотографию убийцы, он долго разглядывал долговязого, тощего блондина с несчастным лицом. - Нет, мне он не кажется знакомым. В каком году он поступил?

Шерлок, заинтересовавшись, поискал в бумагах:
- В 1997. Ему было уже двадцать два, поздновато он выбрал колледж. Это был твой последний курс?
Джон кивнул:
- Мы, конечно, вряд ли пересекались. Первый и последний курсы - это небо и земля, тем более, у меня были тогда важные дела.
- Это какие? - уточнил Грег.
- Бурная личная жизнь и поступление в интернатуру в Бартсе.

Шерлок в ответ на эту реплику слегка приподнял бровь и вновь вернулся к изучению документов:
- Так… Согласно полицейскому отчету, Джекс совершил преступление в состоянии аффекта - в припадке ярости задушил жертву поясом от халата, разбил ему голову об острый угол стола, а потом выстрелил ему в грудь из пистолета, принадлежащего жертве. Не “Энфилд”, кстати, и вообще не револьвер. На суде Джекс утверждал, что сделал это все, потому что Ярмис “никак не хотел успокаиваться” и продолжал казаться убийце возмутительно живым. Отчет патологоанатома эту версию не подтверждает - Ярмис умер именно от асфиксии. Так... На вопрос о мотиве Джекс заявил, что Ярмис изнасиловал его. Однако следов насилия экспертиза не обнаружила, так что психиатры пришли к выводу, что Джекс добровольно вступил в сексуальную связь с жертвой, но острая форма гомосексуального обсессивно-компульсивного расстройства привела к убийству. Учитывая это и несколько попыток суицида во время следствия, Джекса отправили не в тюрьму, а на принудительное лечение.

Холмс слегка отодвинул бумаги и сложил руки перед собой:
- Трентон Джекс идеально подходит под нашу теорию. Он превосходно вписывается во все наши гипотезы и предположения, за одним крошечным исключением. Какого черта Джекс мертв?!

Джон и Грегори молчали.

Затем Джон спросил:
- Имитатор?

Шерлок сосредоточенно посмотрел на него и медленно заговорил вновь:
- А что, вполне может быть. Психиатрическая клиника - это место, где встречается много впечатлительных людей. Вдруг Трентон Джекс успел сблизиться с кем-то? С кем-то, кто имел похожие проблемы? Будучи внушаемым, с расстроенной психикой, этот человек выходит на свободу через некоторое время и начинает убивать по своим собственным причинам, но выбирая из сентиментальных побуждений тот же нелепый способ лишить человека жизни, каким когда-то воспользовался Джекс? Убийства продолжаются, пока каким-то образом я не начинаю влиять на жизнь нашего преступника.

- Если эта теория верна, то мы можем попытаться выяснить, с кем Джекс общался в клинике, и тогда у нас появится зацепка! - возбужденно воскликнул Джон.

Холмс кивнул:
- Думаю, нам придется поехать туда и поговорить с теми, кто работал там девять лет назад. Лестрейд, ты с нами?

- Нет, мне нужно здесь держать руку на пульсе, ведь пока - это просто старое дело, официально с нашим не связанное. Если мое присутствие потребуется, позвоните. Местную полицию я предупрежу, они помогут, если что.

Шерлок бережно собрал все бумаги в папку и прижал к себе. Джон замешкался:
- Кстати, Грег, не было времени сказать - я слышал об изменениях в твоей личной жизни и хочу тебя поздравить. Отличный выбор!

Лестрейд рассмеялся:
- Да уж, это точно! Шерлок тебе уже рассказал, как он дедуцировал у меня в кабинете?
- Неееет, - протянул Уотсон, - а что, я бы хотел это услышать?
- Скорее, увидеть. Я рыдал от смеха, серьезно, Джон.

Шерлок сердито смотрел на Лестрейда.
- Когда вы успели познакомиться и… ну, сблизиться? - спросил Джон.
- Да примерно тогда же, когда ты познакомился с умником. А, в тот самый вечер, когда ты пристрелил таксиста.

Шерлок ошеломленно замер, а Джон еще секунду улыбался на автопилоте. Затем улыбка покинула его лицо, и он ошарашенно прошептал:
- Ты знал?!

- Конечно, я знал, Джон, я полицейский, не забыл? Я понял не так быстро, как Шерлок, но все-таки довольно скоро.
- Что ты планируешь делать с этой информацией? - осторожно уточнил Уотсон.
- То же, что и все эти годы: молчать, - серьезно проговорил инспектор.
- Спасибо, - сказал Шерлок искренне.

Грег внимательно посмотрел на обоих:
- Слушайте, это не значит, что я буду покрывать любое ваше преступление, но есть вещи, которые… в общем, кое-что я могу сделать.
- Я твой должник, Грег.
- Хорошо, Джон. И не думай, что я не взыщу с тебя должок, если что, - ухмыльнулся Лестрейд. - Давайте, езжайте в Сандерленд. Держите меня в курсе.

***

В такси, по дороге из Ярда на Бейкер-стрит, Шерлок умудрился с телефона забронировать им номер в гостинице, выбрав маленький домашний отель в сельском пригороде.
- Мы не будем останавливаться в самом Сандерленде, клиника в двенадцати милях к востоку. Гостиница в небольшом городке как раз по пути. Я заказал нам один номер с раздельными кроватями, если ты не против, - буднично оповестил Холмс.

Уотсон зажмурился.

Провести ночь в милом и наверняка романтичном загородном отеле - это было очень плохой идеей само по себе, но провести ночь в одной спальне?!

- Да, конечно.

Поездом они решили не пользоваться - оба предпочитали автомобиль.

- Сегодня успеем только добраться, - прикинул Джон. - Значит, завтра с утра - в клинику?
- Я решил прибегнуть к преимуществам родственных связей, о которых так много поведал нам Грег, - неохотно признался Шерлок. - Влияние Майкрофта обеспечит нам в больнице теплый прием. По крайней мере, сведения о пациенте нам выдадут без ордера.

Джон постарался спрятать улыбку. Возможно ли, что отношения двух братьев станут менее натянутыми ввиду последних изменений в жизни обоих? Как знать, может, и ужин на четверых не такое уж фантастическое событие.

Во взятом напрокат ровере Уотсон чувствовал себя не слишком комфортно - машина была великовата для него, но Шерлок, хоть и любил водить, собирался внимательнее ознакомиться с делом.
- Сменю тебя через пару часов, - пообещал он.

Из города выехали на удивление быстро. Джон на всякий случай молчал, не мешая Шерлоку разрабатывать новые теории. Минут сорок царила уютная тишина. Затем Холмс вдруг спросил:
- Почему ты выбрал Бристоль, Джон? Это не лучший медицинский колледж в стране.

Уотсон усмехнулся:
- Но и не худший. На лучший у моей семьи не хватило бы денег. Но на самом деле я поехал в Бристоль из-за романтической истории - за девушкой. Да-да, не делай такое брезгливое лицо. В последний школьный год у меня была девушка, которая планировала изучать английскую литературу. Но она хотела попасть только к одному-единственному профессору, который написал восхитившую ее работу по Томасу Элиоту. Он преподавал в Бристоле, как ты уже мог догадаться. Так что для нее выбора не существовало, а я полагал, что это моя настоящая большая любовь и мы не должны расставаться. Так я оказался в Бристоле. Мы разошлись к Хэллоуину, - засмеялся Джон.

- Ты всегда такой ветреный со своими настоящими большими любовями? - скептически поднял бровь Шерлок.

- Нет, только с теми, что были до тебя. Но справедливости ради замечу, что это она бросила меня.

- Джон?

- Мм?

- Возможно, не лучший момент задавать этот вопрос, когда ты разогнал эту железную тварь до семидесяти шести миль в час, что, как тебе известно, является нарушением скоростного режима для данной магистрали, но все же я спрошу: Джон, ты понимаешь, что я никогда не брошу тебя? Ты понимаешь, что наши отношения насовсем и я никогда не выпущу тебя из своей жизни?

Джон сбросил скорость. Конечно, он сделал это, чтобы не попасться за превышение, а вовсе не потому, что от слов Шерлока мучительно заныло в паху, хотя тот не сказал ровным счетом ничего сексуального.

Молчание Уотсона Холмс истолковал в корне неверно:
- Джон, я догадываюсь, что тебя это может шокировать. Вероятно, для человека, в жизни которого было много разнообразных отношений и бесчисленное количество партнеров обоего пола, это прозвучало угрожающе. Но я хочу, чтобы ты знал с самого начала: я собственник, я не умею и не собираюсь делиться, и я совершенно точно, абсолютно однозначно, категорически стопроцентно не смогу быть ни с кем другим, кроме тебя. Шанс, что когда-либо я встречу такого великолепного партнера, как ты, стремился к нулю, и я… Джон, почему мы съехали на обочину? Я почти уверен, что здесь запрещена остановка.

- О, заткнись!

Джон обрушился на губы Холмса с яростью, сминая, кусая их, издавая утробное рычание. Шерлок опешил на секунду, затем лишь слегка приоткрыл рот, впуская неистовый язык Уотсона и низко застонав. От этой покорности остатки самоконтроля Джона испарились, и он сквозь ткань брюк сжал уже твердый член Шерлока. Тот застонал громче и раздвинул ноги как можно шире. Штаны Холмса были такими узкими, а материя такой тонкой, что Джону казалось, что он ощущает под пальцами каждую выпуклость горячего, ровного и длинного члена. Шерлок подавался бедрами вперед, стараясь не просто потереться о ласкающую руку, но слиться с ней в одно целое. Джон языком пытался трахать восхитительный рот в темпе движений руки. Внезапно Шерлок накрыл своей ладонью пальцы Джона, с силой сжимая их руки на собственном члене, выгнулся и прорычал:
- Блядь, Джон!

Тело Шерлока прошила длинная судорога, он вскрикнул и медленно осел в кресле. Джон, переживая этот первый в их отношениях оргазм - пусть и не свой, - замер, придерживая Шерлока за затылок и слегка покусывая его нижнюю губу.

Дыши, Джон, дыши.

Через несколько секунд Холмс открыл глаза и томно, но отчетливо произнес:
- Хочу отсосать тебе сейчас же, Джон Уотсон.

- А ты любитель грязных слов, как я посмотрю, да, Шерлок?.. Ооооо, черт, у нас гости.

Машина, не слишком ровно стоящая на обочине, привлекла внимание дорожного полицейского.

- Джентльмены, у вас все в порядке? - спросил их подошедший служитель закона. Он был высоким, плечистым и с квадратной челюстью, так что Джон поймал себя на мысли, что патрульному не хватает звезды шерифа и ковбойской шляпы.
- Да, сержант, простите за эту остановку. Мы уже готовы двигаться дальше.
- Вы хорошо себя чувствуете, сэр? - участливо обратился к Холмсу полицейский. - Вы выглядите немного… взъерошенным.
- Боюсь, имел место эпилептический мини-припадок, сержант. Я врач. Могу заверить вас, что теперь все под контролем, - отчеканил Уотсон как капитан британской пехоты.

Запах секса в машине был настолько отчетлив, что офицер лишь улыбнулся.
- Хорошо, сэр, удачной вам обоим дороги и постарайтесь больше не допускать... приступов эпилепсии в таких неподходящих местах.
- Да, сержант, больше не повторится.

Как только полицейский отошел и окно машины было закрыто, Джон и Шерлок расхохотались.

- Значит, по-твоему, я похож на эпилептика, да?
- К сожалению, нет, - ответил доктор, выруливая обратно на магистраль. - Ты во время оргазма выглядишь еще более развратно, чем я мог себе когда-то вообразить.

- Ты понимаешь, что нам предстоит провести ночь в одном гостиничном номере? Интересно, маршрут экскурсии Мэри случайно не проходит в данный миг где-то в районе Сандерленда? Могли бы не ложиться спать, а поискать ее автобус.

- О, боже, дай мне сил!

- Джон.

- Да, Шерлок.

- Мне срочно нужен туалет и влажные салфетки.

***

Гостиница оказалась еще ужаснее, чем опасался Джон. Низкое белое здание, увитое плющом, огромные окна, деревянные панели на стенах, камин в общем зале и совершенно невыносимая крошечная спальня. На подушках лежали невыносимые крошечные шоколадные конфетки.

Уотсона слегка отрезвила хозяйка этого великолепия. Она настолько подозрительно осматривала постояльцев, что Джон внутренне содрогнулся: заняться чем-то гомосексуальным здесь, в этом гнезде гетеросексуальной романтики, было бы чрезвычайным кощунством.

Когда они поднялись в номер, Джон воскликнул в сердцах:
- Жаль, что ты не видел фотографий этого откровенно романтичного отеля, когда бронировал номер!

Шерлок удивился:
- Я видел.
И исчез в ванной.

Ах ты, ублюдок, восхищенно подумал Джон и упал на кровать. Приехали они поздно, покрыв расстояние почти в двести девяносто миль. Вымотавшись, Уотсон очень надеялся быстро и крепко заснуть и еще больше надеялся не увидеть кошмаров.

Шерлок переоделся в пижаму и халат и решил еще раз изучить интересные места в отчетах по убийству Ярмиса:
- Ты можешь спать, Джон. Я постараюсь не посягать на твое тело среди ночи.

- Не то чтобы я сильно возражал, - пробормотал Джон, укладываясь.

Хрустящие белые простыни и тяжелое, уютное одеяло сделали свое дело - он вытянулся, разминая затекшие от долгого вождения мышцы, устроился поудобнее и практически мгновенно уснул. Холмс еще долго задумчиво разглядывал его в свете прикроватной лампы, мечтая разгладить все морщинки на лице своего любовника. Неожиданный и почти подростковый оргазм в машине только подстегнул фантазии Шерлока, который с трудом удерживался от самостоятельного звонка Мэри Морстен. Останавливал только неминуемый гнев, который последует со стороны Джона.

Около трех утра задремавший было Шерлок проснулся от тихого стона. Джон покрылся испариной, скинул одеяло, а его футболка задралась почти до груди. Глазные яблоки под веками быстро двигались, губы вздрагивали, но Уотсон не просыпался, хотя сон ему очевидно не нравился. Шерлок несколько секунд раздумывал, а потом скользнул в соседнюю кровать, обвивая Джона руками и ногами и укрывая обоих одеялом. Спящий всхлипнул.

- Шшш, все хорошо, Джон, все хорошо. Я здесь, с тобой, - зашептал Шерлок. В груди разливалось неведомое доселе чувство: беспомощное, болезненное, упоительное желание забрать чужой страх, нейтрализовать его и освободить Джона. Не вполне осознанно воспринимающий концепцию самопожертвования, Шерлок своим прыжком с крыши сдвинул с места какие-то шестеренки мироздания: полет изменил его необратимо. Невесомо целуя макушку и лоб Джона, Шерлок понял, что счастлив.
Тем временем Уотсон расслабился и перестал вздрагивать. Дыхание выровнялось, кошмар ушел - и Джон даже не проснулся. Испытывая непонятную гордость и опасаясь выпустить Уотсона из надежных оберегающих объятий, Шерлок уснул.

Утро встретило обоих ярким солнцем, безоблачным небом и крепкой эрекцией - по крайней мере, эти три данности осознал Джон, как только проснулся. Поспешно вылетев из кровати и забравшись в душ, Джон понял, что кошмар не разбудил его. Это было приятным дополнением к чудесной августовской погоде. С эрекцией Джон разобрался быстро - достаточно было вспомнить вчерашний оргазм Шерлока и это хриплое “отсосать тебе сейчас же”, как Джон, закусив губу и подавляя вскрик, кончил под струями воды. Ох, капитан Уотсон, надо что-то делать с выдержкой, тебе же не пятнадцать.

Свежевыбритый и чисто вымытый Джон вышел в спальню и наткнулся на бодрствующего Шерлока, который абсолютно безмятежно поцеловал Уотсона в губы легчайшим прикосновением и занял ванную.

Джон покраснел и, убедившись, что Холмс его не услышит, хихикнул.

***

Клиника Святого Григория располагалась на территории довольно внушительного парка. Большое каменное здание и несколько более новых и маленьких корпусов соединялись ухоженными дорожками в гармоничный ансамбль. С атмосферой беззаботности диссонировали лишь крепкие решетки на окнах.
Оставив машину на парковке, Шерлок и Джон прошли пешком к административному корпусу, где, как им было известно, их ожидает главврач.

- Перси Лэдлоу, к вашим услугам, джентльмены, - главврач встретил их в кабинете, куда посетителей проводила сухонькая пожилая секретарша с цепким взглядом. - Кое-кто из большого начальства заверил меня, что у меня будут неприятности, если я вам не помогу! - Лэдлоу рассмеялся, но его глаза оставались настороженными.

У главврача были внушительные залысины и очень мясистые мочки ушей. Глядя на них, Джон прикинул, как бы эти уши смотрелись в их с Шерлоком холодильнике. Чрезвычайно неуместная мысль, одернул Джон сам себя.

Улыбнувшись, Шерлок изобразил раскаяние:
- О, доктор Лэдлоу, мы далеки от мысли причинить вам какие-либо неприятности, мы лишь уповаем на вашу всестороннюю поддержку. Информация об одном из ваших пациентов - это то, что может привести к поимке опаснейшего преступника в Лондоне.

Лэдлоу немного расслабился:
- Боюсь, я не успел уточнить, о каком пациенте речь, но мне сказали, что он давно умер?

- Да, девять лет назад. Имя - Трентон Джекс. Он попал сюда в 2002 году после совершенного убийства, скончался от острой сердечной недостаточности в 2004. Нам нужно все, что было по этому пациенту, но особенно нам нужно узнать, с кем он общался в стенах клиники. Вряд ли это есть в истории болезни, нам придется побеседовать с теми, кто работал здесь тогда. Вы не помните Джекса?

Лэдлоу расслабился еще больше:
- Я возглавил клинику лишь пять лет назад, сменив на этом посту доктора Адама Маккензи. Маккензи тут провел всю жизнь, но в конце концов Попечительский совет решил, что нужно внести в деятельность больницы что-то новое, революционное. Всколыхнуть болото, так сказать… Так что, мистер Холмс, мистер Уотсон, я могу вам предложить посетить наш архив. Там вам дадут историю болезни пациента Джекса. Меня предупредили, что вы можете ее забрать, но только под расписку, господа, поймите меня правильно.

- Конечно, - кивнул Джон. - С кем из старых сотрудников вы порекомендуете нам поговорить?

- Можете начать с Шейлы, моего секретаря. Она тридцать пять лет работала с Маккензи и, боюсь, будет еще столько же работать с тем, кто придет после меня. Попечители не разрешают ее заменить, - понизив голос, пожаловался Лэдлоу.

В приемной Лэдлоу представил Шерлоку и Джону мисс Шейлу Бетц, попросив ее оказать гостям любезность, проводить в архив и проследить, чтобы они получили нужную папку. То есть, чтобы не узнали ничего лишнего, говорил его взгляд. Мисс Бетц с прохладной усмешкой обещала помочь заезжим сыщикам. После этого Лэдлоу сослался на дела и, извинившись, скрылся в своем кабинете.

Мисс Бетц оглядела визитеров и решительно отправилась в путь. Шерлоку и Джону ничего другого не оставалось, как отправиться следом. Однако пришли они вовсе не в архив, а в небольшую комнату, больше похожую на гостиную.
- Располагайтесь, джентльмены. Мне кажется, нам надо поговорить.

***

Мисс Бетц приготовила чай, предложила гостям печенье и с интересом оглядела их еще раз.

- Вы очень преданный сотрудник, не так ли? - вкрадчиво спросил Шерлок, взяв чашку.
Шейла улыбнулась уголком рта и спокойно ответила:
- Да, очень. Я отдала клинике всю свою жизнь, и пусть мне не нравится, что здесь происходит сейчас, я бы предпочла быть уверена, что никакие неприятности больнице не грозят.
- Вам не нравится Лэдлоу? Он слишком прогрессивен для этого пасторального местечка?

- Лэдлоу просто идиот, - от улыбки мисс Бетц не осталось и следа. - При докторе Маккензи здесь старались заботиться о заблудших и несчастных, а также пытались оградить общество от тех, кого спасти уже нельзя. Лэдлоу же старается выкачать побольше денег на реабилитационные программы, которые никто не претворяет в жизнь.

- Наверно, поэтому доктор Лэдлоу так обрадовался, когда понял, что наш интерес не касается периода его работы здесь, - произнес Шерлок после глотка чая. - Скажите, мисс Бетц, вы давно влюблены в вашего бывшего шефа?

Лицо женщины на мгновение застыло, теряя краски, но она быстро взяла себя в руки и слегка опустила ресницы в знак поражения:
- Я читала про вас в газетах, вы умный человек, мистер Холмс. Я люблю доктора Маккензи с первого дня нашей совместной работы, но это не относится к делу. Что вы намерены выяснять в связи с Трентоном Джексом?

- Вы помните его? - настороженно спросил Уотсон.

- Как и всех прочих. Многие тут задерживаются на долгие годы. Трентон - мы называли его Трейси - провел здесь меньше двух лет, но я помню его. Я в курсе, что он совершил, но он был… знаете, он был хорошим человеком. Очень добрым, очень несчастным. Он раскаивался в том, что убил человека. Он и себя пытался убить, наказывал за прошлое.

- Мисс Бетц, очень важно, чтобы вы вспомнили всех, с кем Трентон-Трейси общался здесь. У него были друзья? Или кто-то, кто мог сильно впечатлиться его судьбой? От этой информации зависит поимка опасного преступника, - добавил Шерлок, видя, что мисс Бетц колеблется.

Шейла сжала челюсти и некоторое время молчала:
- Мистер Холмс, доктор Маккензи почти сразу после ухода с поста главного врача попал в дом престарелых - родственники не могли о нем заботиться, у него быстро прогрессировала болезнь Альцгеймера. Для доктора Маккензи эта история вряд ли теперь имеет значение, но его все еще помнят в этих краях, поэтому вы должны пообещать мне, что все, что я расскажу, не будет использовано для подрыва его репутации.
- Обещаю это вам от своего имени и имени доктора Уотсона. Что здесь произошло девять лет назад?

Мисс Бетц слова явно давались с трудом:
- Доктор Маккензи был мудрым врачом и наставником. Однако не все его методы могли бы быть одобрены официальной системой здравоохранения. Трейси Джекс, как убийца, должен был содержаться в отдельной палате. Его нахождение тут регламентировалось довольно жесткими рамками, исключающими общение с другими пациентами в первые несколько лет заключения. Но доктор Маккензи считал, что таким образом будет невозможно превратить Трентона в полноценного члена общества, поэтому Трейси разрешалось покидать палату. В первое время он мог прогуливаться по парку в сопровождении санитара. Потом Адам… доктор Маккензи заметил интерес пациента к садоводству. Тот мог часами копаться в земле и пропалывать клумбы. Тогда мы познакомили Трентона с младшим садовником, Кори Блэкуэллом. Кори никогда не был нашим пациентом, но он был немного слабоват умом, несчастный мальчик. Он тоже обожал все эти цветы и кусты, так что вдвоем они составили прекрасную команду. Наш сад никогда с тех пор не был таким ухоженным.

Мисс Бетц, казалось, полностью погрузилась в воспоминания. Но вот по ее лицу пробежала тень и голос стал совсем глухим:
- Я точно не знаю, что произошло. Однажды в домике садовников, где хранился инструментарий, произошел пожар. Он был очень сильный, домик выгорел до основания… Собственно, он сгорел так быстро, что мы не успели вызвать пожарных. Когда разобрали рухнувшие стены, мы нашли… нашли труп Трентона.

- В деле написано, что Джекс умер от сердечной недостаточности! - воскликнул Джон.

Шейла сжала кулаки и гневно прошептала:
- Нам пришлось пойти на подлог! Если бы Попечители узнали, что Трейси разрешалось свободно передвигаться по территории клиники, доктор Маккензи мог потерять место! Его карьера была бы разрушена! Вы должны нас понять… Мы написали соответствующие бумаги и кремировали Трентона уже на следующий день. Это не было сложно, нас тут нечасто проверяют, - мисс Бетц горько усмехнулась. - Помните, вы дали мне слово!

Вообще-то Джону очень хотелось забрать слово назад. Он не мог одобрить решений доктора Маккензи. Но был ли смысл в наказании сейчас?..

- Мисс Бетц, - Шерлок подался вперед в напряжении, - где сейчас Кори Блэкуэлл?

Женщина подняла на детектива покрасневшие глаза и прошептала:
- Я не знаю, мистер Холмс. С той самой ночи его больше никто не видел.

***

В гостиницу Шерлок и Джон вернулись с большой коробкой, в которой покоилось все, что касалось Трентона “Трейси” Джекса. Там была и история болезни, и все личные записи, которые убийца вел на протяжении своего недолгого заключения. Записи, которые Джекс делал сам, были разрозненные, иногда нацарапанные на обрывках бумаги, салфетках и даже на клочках вырванных из книг страниц. Систематизировать эту кучу макулатуры было невозможно, но Джон и Шерлок решили изучить каждое слово в надежде на любую зацепку, которая дала бы возможность продвинуться в расследовании дальше.

Еще находясь на территории Святого Григория, Шерлок и Джон в сопровождении мрачной мисс Бетц прогулялись до места, где девять лет назад пожар уничтожил следы трагедии. Теперь там была лысоватая полянка, ничем не примечательная, не выдающая постороннему взгляду никакой лишней информации. Лишь одна секция в больничной ограде была заменена на новую и выделялась среди своих соседок.
Шейла вяло объяснила:
- Ограда металлическая, выгореть не могла, но этой секции тут изначально вообще не было - домик садовника служил частью ограждения, потому что он был довольно старый и появился еще до открытия клиники. После пожара решено было домик восстановить в другой части парка, а тут просто добавить кусок забора. Сюда никто не ходит теперь… плохая аура у места или что-то в этом роде. Призраки...

Про Кори Блэкуэлла в клинике не было ничего. Кори Блэкуэлл оказался невидимкой: он работал в Святом Григории неофициально, не платил налогов и не получал социальных выплат согласно своему состоянию. Как это было возможно, мисс Бетц не знала, но уверяла сыщиков, что Кори вполне устраивало такое положение дел.

- Сдается мне, этот Маккензи просто прохвост. Возможно, что он даже не платил этому туповатому простаку, - ожесточенно сказал Джон.
- Я смотрю, кому-то не нравится доктор Адам? - поднял брови Шерлок.
- Можно подумать, тебе нравится.
- Мне все равно, Джон. Меня интересует, что он сделал, а не каким человеком или главврачом был. Тебе придется есть в номере, потому что вряд ли у нас с этими бумажками останется время на большие перерывы.
- Хорошо, я пойду договорюсь с этим цербером, который прикидывается хозяйкой гостиницы.

Пока Джон пытался организовать обед, Шерлок позвонил Лестрейду:
- Самое время привлечь к делу твоих северных коллег! Нам нужно все, что они смогут достать на Кори Блэкуэлла. Нет ничего - адреса нет, год рождения неизвестен, предположительно ровесник или немного младше Джекса, исчез в 2004 году. Имел проблемы с головой, но, возможно, не настолько серьезные, чтобы не суметь это скрыть. Мы с Джоном останемся тут до завтра, так что твои полицейские друзья могут позвонить нам сюда.

- Ок, я записал. Есть какие-то подвижки?

- Не такие серьезные, чтобы тратить время по телефону, но этого Кори Блэкуэлла поищи и по своим каналам, хотя я на все сто уверен, что он сменил имя. Что у вас?

- Миссис Элинор Ригби веселится вовсю - она уведомила нас, что подаёт в суд на Управление, так как мы предположили, что ее брат гей, а это клевета. Так что теперь два моих сотрудника брошены на то, чтоб найти хоть кого-то, с кем у Эймоса были отношения. Как в таких условиях ловить серийника?!

- Ищите на работе, Эймос - сотрудник крупной компании, где полно потенциальных партнеров, у которых нет времени на долгие ухаживания. Это кто-то сдержанный, неженатый и занимающий достаточно высокий пост, чтобы Эймос не опасался, что такие отношения будут поводом получить от него какие-то привилегии.
- Спасибо. До связи. Привет Джону.

***

...только ты не понимаешь, как это преодолеть, ты не видишь выхода, мечешься в плену своих иллюзий, ранишь нежную кожу о прутья этой клетки, чувствуешь, что я рядом, но не знаешь, как прикоснуться. Я освобожу тебя, я принесу тебе это долгожданное небо, потому что без меня твоя жизнь - потухшая звезда…

Словно город-призрак вокруг меня. Я вижу тени людей, но тени не видят меня. Ты, только ты иногда оказываешься настолько близко, чтобы суметь выпустить меня из моего ужасного плена, но в последнюю секунду и ты проходишь словно сквозь меня, и я очень громко кричу, но ты улыбаешься и ничего не слышишь.

Нет смысла молить звезды о чем-то - они уже все сделали. Ты есть в моей жизни, и стоит ли пытаться схватить радугу за хвост, если мне уже довелось целовать тебя? Виновен ли кто из нас, что ты пока не осознаешь предначертанность нашей встречи? Я прощаю тебя навсегда и сразу за все.



После почти четырех часов изучения бессистемных и довольно скучных записок, Джон решил сделать перерыв на чай. Попросив принести в номер сэндвичи, он растянулся на кровати и потер уставшие глаза.

- Шерлок.
- Ммм?
- Этот чокнутый исписал тонну страниц - и все они о его больной любви к кому-то. Он убил человека после секса, какого черта он пишет о любви? Если он так боялся гомосексуальных отношений, что пошел на убийство, то кого он мог любить?
- О, Джон, ты не заметил?
Джон с интересом приподнялся на локте:
- Не заметил чего?

- В этих записках нет ни одного указания на пол писавшего или его адресата. Это вообще могла написать женщина; но если принять на веру тот факт, что автор - Джекс, то он мог и адресовать письма к женщине. Впрочем, с тем же успехом он мог писать это доктору Маккензи, Шейле Бетц, дереву в саду или своим фантазиям. Конечно, вероятнее всего, что он писал это Ярмису или Блэкуэллу. Он мог быть влюблен в Ярмиса, мог решиться на секс с ним, после чего наступила запоздалая паническая реакция и вспышка ярости. Это одна версия. Другая: он мог обожать Ярмиса платонически и случившийся секс уничтожил в больной голове Джекса идеальный образ невинного возлюбленного - снова убийство как результат.

Шерлок вскочил на ноги в возбуждении, принимаясь вышагивать по крошечному номеру:
- Но как загадочный адресат нам больше подходит Кори Блэкуэлл. Если Джекс, не принимающий свою гомосексуальность, влюбился в Кори, у которого тоже наверняка есть нерешенные проблемы в эмоциональной сфере, их союз мог быть очень странным, трагическим и почти наверняка лишь духовным. Но если мы предположим, что Кори убил Трентона в ту ночь, потому что Джекс вступил с ним в сексуальную связь, а Кори не смог этого принять? Быть может, имело место изнасилование? Кори исчезает, опасаясь наказания за убийство Джекса, заметает следы как умеет, поджигая домик садовника, прячется в Манчестере. А через год, не в силах совладать со своей болезнью, убивает снова - и, вероятнее всего, переезжает в Ливерпуль, где произошло следующее убийство.

Шерлок взлохматил волосы и простонал:
- Как жаль, что эти идиоты кремировали тело Джекса! Если бы мы могли провести эксгумацию, мы бы точно выяснили, почему Трентон погиб в ту ночь!

Джон нахмурился:
- Но если Кори не смирился с тем, что сделал с ним Трентон, зачем ему убивать геев, используя тот же способ? Мы вроде говорили о сентиментальных побуждениях.

- Да, но мы предполагаем также, что Кори любил Джекса, поэтому сантименты могут быть основаны на чувстве вины. Он ненавидел его за содеянное и убил, но он при этом и любил Трентона и чувствовал вину. Убивая геев, он решает собственный внутренний конфликт, но делает это так, как мог бы сделать Джекс. Блэкуэлл отдавал ему долг таким образом.

- У меня в колледже, конечно, был курс психиатрии, но это все немного чересчур. Слишком много психов, Шерлок! Давай в следующий раз мы будем расследовать какое-нибудь тривиальное страховое мошенничество, а?

- Ну уж нет, Джон! Только лучшие и захватывающие дела для моего блогера, иначе что же он будет писать в своем блоге?

- О, ты такой заботливый. Передам моим читателям привет от тебя, - Джон не смог сдержать улыбки.

Устроившись с чаем и сэндвичами за маленьким столом у окна, Джон вновь углубился в изучение бумажек. Шерлок, по обыкновению, сидел на полу:

- Он очень унылый, этот Джекс. Любовь, смерть, кровь, счастье - все очень однотипно. Он зациклен. И ты, быть может, заметил - у него есть определенная фиксация на звездах. Звезда или звезды упоминаются почти в каждом отрывке.

- Да, прям звездочет. Стал бы астрономом - глядишь, и судьба иначе бы сложилась, - устало усмехнулся Уотсон, доставая очередной опус для изучения.

…тяжелое испытание. Когда так воспринимаешь нашу разлуку, становится легче существовать дальше, хотя моя жизнь вся от тебя до тебя, от вздоха до вздоха, от поцелуя до поцелуя. Потерянная гармония, я как отдельные куски себя, не воспринимаю пространства и времени, когда ты не рядом. Смерти не пожалею, только бы вновь покрывать поцелуями твое созвездие, твою Большую медведицу...

Джон окаменел.

...твою Большую медведицу…

Сердце пропустило несколько ударов.

...Большую медведицу...

Рука, судорожно сжимаясь, смяла хрустнувший лист бумаги. Шерлок поднял голову:
- Джон? Что-то не так?

Уотсон издал сиплый звук, словно спазмы в горле мешали проталкивать слова из груди наружу. Прокашлявшись, он попытался заговорить, но снова неудачно.

- Джон, что случилось? - Шерлок подошел ближе и развернул Уотсона к себе, ухватив за плечи.

Джон открыл рот и покраснел. Холмс готов был поклясться, что такое выражение лица - самый настоящий ужас.

Шерлок отвел со лба влажные пряди, вытер пальцами испарину на переносице и встал перед стулом на колени, обхватив ладони Джона и пряча их у себя на груди:

- Джон, скажи, в чем дело? Это все выглядит… немного пугающе.

Джон прошептал:
- Шерлок… Шерлок, а что если все эти письма Джекс писал… для меня?

***
Иногда мне кажется, что ты не любишь меня, ведь ты всегда смотришь в другую сторону. Я не виню тебя, никогда не виню, ты самое невинное существо в целой вселенной. В моей вселенной. Если бы не я, мы бы никогда не расстались, а если бы не ты - никогда бы не встретились. Все, что тебе надо знать сейчас, - я всегда с тобой, даже если ты перестаешь меня чувствовать. Может, связующая нить натянулась так сильно, что готова лопнуть, но я не дам этому произойти, не бойся. Не бойся, любовь моя, не бойся. Когда я вновь увижу твои сияющие звезды, не жалко будет и умереть.

________________
Арт к главе от Puhnatsson:
http://24.media.tumblr.com/be2de4e242ac403eab4d5ca36b103380/tumblr_mvg0doGqZe1s6sfdyo1_500.jpg

По желанию автора, этот фанфик могут комментировать только зарегистрированные пользователи