Звездочет +2890

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Шерлок (BBC)

Основные персонажи:
Грегори Лестрейд, Джон Хэмиш Ватсон, Майкрофт Холмс, Мэри Элизабет Морстен (Ватсон), Салли Донован, Шерлок Холмс
Пэйринг:
Шерлок Холмс/Джон Уотсон, Грегори Лестрейд, Майкрофт Холмс, прочие канонные
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, Детектив, Психология, Hurt/comfort
Предупреждения:
OOC, ОМП, ОЖП, UST, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
Макси, 164 страницы, 13 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Спасибо за чудо! =^.^=» от Nao Asano
«За потрясающую работу!» от Энни Нейтер
«За лучший фанфик, который я ко» от Энни Нейтер
«Bellissimo! Brillant! Sugoi!» от Ekanaka
«Один из лучших в фандоме.Браво» от Desna_Krisa
«Идеальный джонлок» от karnape
«Можно перечитывать сотни раз!» от art deco out on the floor
«Невозможно забыть эту работу.» от opennessoff
«За Ваш талант! Спасибо!» от Lydia Bennet
«За дрожь в сердце» от exor-agonia
... и еще 14 наград
Описание:
Всё началось с трупа.
Собственно, большинство историй, связанных с Шерлоком Холмсом, начинались с какого-то трупа, но этот конкретный покойник был особенным. Он изменил всё.

Посвящение:
Посвящаю эту работу Бенедикту и Мартину, Стивену и Марку, чей творческий союз вдохновил меня на слишком многое.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
"Звездочет" написан и выложен до выхода третьего сезона, поэтому полное АУ по отношению к нему.

У "Звездочета" появился свой арт! Прекрасная Puhnatsson сделала несколько иллюстраций к главам:
http://puhnatsson.tumblr.com/post/65423017162
http://puhnatsson.tumblr.com/post/65447153914/7
http://puhnatsson.tumblr.com/post/65516627303/9
http://puhnatsson.tumblr.com/post/66083477650/12
http://puhnatsson.tumblr.com/post/66262494808/12

Дорогой друг Безумный Арчи совершенно неожиданно подарил мне арт!

http://romashka-b.tumblr.com/image/82591742084

Совершенно бесполезная информация: фамилии второстепенных персонажей взяты по большей части из англоязычных песен, при этом характер и судьба конкретного персонажа с сюжетом песни не коррелируют никак. Остальные фамилии (на которых песен не хватило) я "одолжила" у мэтра детективной прозы - Рекса Стаута, из его романа "Бокал шампанского", с которого когда-то началось наше знакомство.

Глава десятая

28 октября 2013, 00:17
Шерлок.

But the lord said
Go to the devil
The lord said
Go to the devil
He said go to the devil
All on that day

So I ran to the devil
He was waiting
I ran to the devil he was waiting
I ran to the devil he was waiting
All on that day

Но Господь сказал
Иди к черту
Господь сказал
Иди к черту
Он сказал иди к черту
В тот день

Так что я побежал к дьяволу
Он ждал
Я побежал к дьяволу, он ждал
Я побежал к дьяволу, он ждал
В тот день
“Sinnerman” Nina Simone*





Мысль о том, что Джон пропал, отзывается в груди настолько остро и болезненно, что Шерлока тошнит. Вцепившись побелевшими пальцами в край обеденного стола, Холмс зажмуривается и трясет головой, пытаясь избавиться от мерзких черных точек, разлетающихся под веками.

Это не помогает.

Идиотидиотидиотидиот, повторяет Шерлок как заведенный, ненавидя себя за самонадеянность и непроходимую тупость.

Он же сам говорил Джону, что претензии убийцы - к ним обоим! Если “охота на Холмсов” была лишь способом отвлечь внимание от истинной цели преступника, то Джекс блестяще преуспел.

Холмс издает протяжный рычащий вопль, чтобы выпустить напряжение.

И это тоже не помогает.

Он стоит, опираясь расставленными руками в стол, а его голова безвольно покачивается между поникших плеч. Ему страшно как никогда в жизни.

Ему страшно до смерти.

Миссис Хадсон осторожно заходит в квартиру, оглядывается и спрашивает:
- Шерлок, дорогой, что-то случилось? Ты кричал.

Дорогой Шерлок поднимает на нее безумные глаза, отчего домовладелица чуть отшатывается.

- Миссис Хадсон, я потерял Джона. Я кретин, из-за меня Джон теперь может умереть.

Пожилая леди чувствует подступающие слезы и прижимает ладонь к горлу:

- Шерлок, я могу чем-то помочь?

- Пожалуйста, уйдите, - шепотом просит Шерлок и оседает на пол.

Прибывший через четверть часа Лестрейд застает на Бейкер-стрит несвойственную этому месту атмосферу безнадежности и страха. Марта, впустившая его, только молча мотает головой, глотая слезы.
Через пару минут, оценив ущерб, Грег наклоняется и от души - видит бог, он давно мечтал об этом! - отвешивает Шерлоку пару пощечин.

И вот это, как ни странно, помогает.

Холмс на глазах возвращается в реальность.

- Соберись, Шерлок! - восклицает Грег, встряхивая сидящего за плечи. - Ты думаешь, Джону поможет, если ты будешь тут загибаться? Ты можешь вычислить, где он, так и подключай свои мозги, в конце концов!

Холмсу не понравились пощечины, но он не может не признать их мгновенного психотерапевтического эффекта.

Молча поднявшись на ноги, он идет на кухню, где Лестрейд готовит ему кружку горячего, очень крепкого и отвратительно сладкого чая.

- Нам лучше поехать в Ярд, туда стекается вся оперативная информация по поиску, - увещевающе произносит инспектор.

Холмс вяло кивает, но апатия его - внешняя. Во взлохмаченной голове кипит работа, факты встраиваются в теории, разваливаются, снова ищут свое место, находят объяснения - или не находят, но пока не приближают Шерлока к цели.

Через несколько минут оба уезжают в Ярд.

Миссис Хадсон поднимается наверх и молча моет всю посуду.

***
На лице Донован написано жалобное сочувствие и что-то еще, чего Шерлок не может понять. Целую секунду Холмс думает об этом, а потом просто отворачивается: неважно.

На огромной доске в кабинете Лестрейда Шерлок методично развешивает фотографии Миллса и Эймоса, выкладывает основные - по его мнению - документы из дела каждого, рисует краткие схемы с датами и местом. Движения Холмса скупые и расчетливые, словно всю свою энергию он решил аккумулировать про запас, отложить до того момента, когда понадобятся решительные действия.

- Почему ты игнорируешь данные по Андерсону? - чуть обиженно спрашивает Грег.

Шерлок смотрит в ответ удивленно:
- Я не игнорирую, я концентрируюсь на важном. Мы условились считать, что убийца был как-то связан с Андерсоном по работе, но две первые жертвы не были выбраны на улице по случайному принципу, их связывает что-то специфическое. Если бы я не был таким беспечным идиотом, я бы постарался сконцентрироваться на этой связи с самого начала. Только на ней.

- Корпоративный юрист и бармен в закрытом клубе? Очевидную связь мы проверили - Эймос никогда не был в “Энотере”. Проверка звонков тоже ничего не дала, никто из них друг другу не звонил. Совпадающих номеров нет.

- На то, чтобы найти что-то подозрительное в связях Андерсона, уйдет слишком много времени. У нас его нет. Мы должны еще раз рассмотреть двух первых жертв, которые были отобраны Джексом тщательно, они наверняка имеют особенности. Ну, кроме того, что они оба геи.

- Кстати, вот тут могли возникнуть серьезные сомнения. Раз третья лондонская жертва не гей, почему бы и второй не быть натуралом? Но нам повезло - мы, наконец, нашли мужчину, готового подтвердить под присягой, что у него была сексуальная связь с Эймосом. Никогда не догадаешься, кто это!

Шерлок приподнимает бровь вопросительно, хотя ответ ему не очень интересен.

- Муж Элинор Ригби! Они развелись еще в 2003, но, по словам мистера Ригби, году этак в 2007 он и Артур Эймос случайно встретились в пабе, напились, и брат бывшей жены его соблазнил. Ригби утверждает, что это было всего один раз, что он сам не гей, а просто решил поэкспериментировать, и никогда бы не вытащил эту историю наружу по своей воле.

- Что же заставило его передумать?

- Он ненавидит бывшую жену - называет ее стервой, которая так запугала собственного брата, что тот не мог построить нормальных отношений, потому что боялся ее реакции. Ну и, вероятно, мистеру Ригби не нравится идея, что миссис Ригби могла срубить легких денег с Управления. Миссис Ригби в таком ужасе от перспективы огласки этой семейной грязной тайны, что ее адвокаты уже отозвали все претензии.

Шерлок впитывает бесполезную информацию и вдруг представляет, как бы они могли обсуждать эти данные с Джоном.

...- Джон, как ты думаешь, а твоя сестра не будет возражать против наших отношений?
- Напоминаю, гений, моя сестра лесбиянка. Она, знаешь ли, толерантна к разным видам отношений.
- Они ведь помирились с Кларой? Значит ли это, что нам надо пойти на ужин и к ним?
Джон бы посмотрел на Холмса с нежностью:
- Попридержи лошадей, Шерлок.
А потом Джон приподнял бы подбородок, подставляя губы под поцелуй, провел бы кончиками ногтей от запястий Холмса до плеч, сжимая суховатые, но крепкие мышцы Шерлока, а тот бы целовал, целовал, целовал горячий рот, дрожа от нехватки воздуха...


…- будто Грегсона волнует не поимка преступника, а безупречная репутация Управления - так он радовался заявлению мистера Ригби.

В уши Шерлока внезапно вбиваются окружающие звуки, и он понимает, что Лестрейд ничего не заметил. Холмс отвлекается на слабую пульсирующую боль в ладонях, подносит их к глазам и слегка недоумевающе разглядывает. Багровые полукружья ногтей отпечатались на линии судьбы - или жизни, Шерлок не разбирается.

- Шерлок, ты тут? Слушай, может, ты есть хочешь?

Холмс вздергивает верхнюю губу, как огрызающаяся собака, и мотает головой. Он возвращается к доске и, чувствуя себя слепоглухонемым, медленно, а потом все быстрее начинает прокручивать идеи, бросая их как зерна на жернова своего уникального ума.

Через несколько минут заходит Салли, приносит три стаканчика кофе, несколько папок под мышкой, а в зубах - отдельный лист бумаги. Грег услужливо подхватывает стаканы, немедленно присасываясь к одному из них, а Салли раскладывает на столе документы. Она верит в гений Шерлока, но ей непонятно, почему надо ограничиваться только Миллсом и Эймосом. Она действительно испытывает безмерное сочувствие к этому чокнутому, который, оказывается, тоже человек. Донован потеряла коллегу и бывшего любовника, которого, честно сказать, никогда не считала мужчиной своей мечты. Холмс же - невыносимый, раздражающий, выводящий из себя, блестящий всезнайка Холмс мог потерять все. А в том, что Джон был для Шерлока всем, Салли уже некоторое время не сомневается.

Эти мысли довольно бессвязно мечутся в кудрявой голове, пока она упрямо раскладывает данные по каждой жертве Джекса, включая Ярмиса и - дело без дела - Кори Блэкуэлла. Полицейское управление Сандерленда до сих пор официально не открыло следствие по Кори.

Грег быстро просматривает результаты экспертиз по Андерсону - они не нулевые, но в целом отрицательные. Ни ДНК, ни отпечатков; убийца, возможно, действительно связан с полицией, он точно знает, куда криминалисты смотрят в первую очередь. Уже вчера, после удручающего вывода Шерлока, Лестрейд почувствовал себя словно в ловушке, теперь это тяжкое подозрение наливалось гнусной уверенностью и давило куда-то на затылок. Ловить убийцу полицейского среди полицейских - этого не пожелаешь никому из коллег.

Шерлок в этот момент торопливо проверяет какую-то мысль, перерывая ворох документов, находит нужное, читает, разочарованно отбрасывает лист. Он сердится, уперев руки в бока, гневно оглядывает комнату, словно выискивая виновника всего этого безобразия, не находит и решает выместить зло на стаканчике кофе, сжимая его чересчур сильно.

Салли внимательно просматривает первые сведения о тех коллегах Андерсона, с которыми тот чаще всего работал. Это и ее коллеги тоже, и она знает, что где-то в другом кабинете другой человек просматривает данные по ней самой. От этой мысли ее рот кривится. Не обращаясь ни к кому конкретному, она тихо произносит:
- Вокруг этого ублюдка слишком много смерти. Слишком много смерти.

В первые несколько секунд после этого словно ничего не происходит - тот же шелест бумаги, те же склоненные над документами головы, тот же вытянувшийся в струну Шерлок со стаканом в руках.

Потом, привлеченный каким-то неуловимым изменением атмосферы, Грег поднимает голову. Он видит следующие удивительные вещи:
- Шерлок открывает рот - и не закрывает его.
- Шерлок роняет стакан кофе на пол.
- Шерлок делает стремительный шаг к креслу, в котором сидит Салли.
- Донован вскидывает взгляд и недоуменно смотрит на Холмса.

Дальше Грег готов картинно потереть глаза кулаками, потому что Шерлок наклоняется, берет в свои руки ладони сержанта Салли Донован и целует тыльную сторону каждой из них.

- Я беру назад все резкие слова, которые когда-либо говорил в ваш адрес, сержант Донован. Салли.

Внезапно момент рассыпается на мельчайшие осколки, и Лестрейд готов поклясться, что слышит звон стекла.

Шерлок стремительно разворачивается к инспектору и быстро, скороговоркой произносит:
- Это было у меня под носом с самого начала! Я почти ухватил тогда, в доме Эймоса! Слишком много смерти, о да, Салли, вы правы - очень много смерти. Миллс и Эймос недавно потеряли близких. Миллс и Эймос недавно были вынуждены посетить морг. Оба были очень подавлены потерей, им требовалось утешение, они были уязвимы. А Трентон Джекс, как мы помним, успел четыре с половиной года отучиться в хорошем медицинском колледже. Не совсем достаточно, чтобы лечить живых, но, быть может, этого хватало, чтобы возиться с мертвыми.

Грег испытывает смешанные чувства:
- Шерлок, ты же не хочешь сказать, что это…

- Именно это я и хочу сказать. Он идеально нам подходит: он работает в Бартсе всего несколько лет - около четырех, я думаю; он сотрудничает с полицией и знает хитрости криминалистов; его обожают скорбящие родственники, к которым он с легкостью втирается в доверие; и он очень, очень трепетно относится к Джону! И кстати, работа в морге позволяет ему без проблем разжиться старой невостребованной одеждой - некриминальных трупов в Бартсе больше, чем нужно. Многие родственники не забирают одежду покойного.

Салли, помотав головой, возражает:
- Шерлок, постой, - от этого мирного, приязненного обращения вздрагивают все трое, но Донован продолжает: - Доктор Далтон намного старше Джекса! Джексу сейчас должно быть всего тридцать семь, а Брюсу… ему, наверное, пятьдесят!

Шерлок смотрит на нее не так, как раньше - не как на досадную оплошность мироздания, а как на коллегу, и мягко возражает:
- Накинуть несколько лет возраста - не проблема. Не знаю, сколько по документам лет Далтону, но если он действительно Джекс и достал фальшивые документы, то указать он мог любой возраст. Подумайте: у него седые волосы, седая бородка, и он постоянно подчеркивает свой преклонный возраст, но по сути все это наносное. И главное, Далтон нынешний по сравнению с Джексом пятнадцатилетней давности прибавил в весе фунтов сто, если не все сто десять, а дородные люди воспринимаются со стороны как более возрастные. Кроме того, душевные болезни часто отражаются на лице - отсюда эти его глубокие морщины на лбу и вокруг рта. Мы видели лишь одну фотографию Джекса, на которой он тощий испуганный юноша. Мы не знаем его мимики, не слышали его голоса, - голос самого Холмса становится ломким. - Мы могли его не узнать.

Грег сверлит взглядом Шерлока почти минуту. С одной стороны, док Далтон ему нравится, но с другой, если он действительно Джекс, с полицейских Ярда снимается тяжкое подозрение.

Лестрейд набирает какой-то номер и быстро говорит:
- Скотти, возьми пару ребят и срочно привези сюда доктора Далтона из Бартса. Скажи, для неотложной консультации. Нет, без него приезжать не разрешаю!

Грег откладывает телефон на стол и сжимает виски ладонями:
- Невероятно. Это невероятно.

- Звони Майкрофту, пусть как можно быстрее пришлет сюда все, что нароет на Далтона в течение получаса.

- Шерлок, если мы ошибаемся… Мы можем потерять время!

Холмс стоит с закрытыми глазами.

- Нет, - наконец говорит он, - мы не ошибаемся. Когда мы с Джоном были в морге последний раз - после убийства Эймоса, Далтон уже начал разваливаться. Он выглядел просто ужасно, но я не придал этому значения! Все, что я сейчас могу вспомнить… как он смотрел на Джона, как говорил с ним, как прикасался, как… - видно, что Шерлоку стоит усилий выталкивать слова из себя, - ...расцветал, все это... Ненавязчиво; он мастер полутонов...

Салли ошарашенно качает головой, а Холмс, резко хлопая в ладоши, сам себя приводит в чувство.

- Так, самое простое, чем мы можем подтвердить версию, - выяснить, в какой морг попали бабушка Миллса и дочь Элинор Ригби после смерти. Бартс - огромный госпиталь, туда могут привезти и жертву автодорожки, и усопших из их собственных профильных стационаров.

Салли вскакивает:
- Я все проверю!

Лестрейд набирает номер Майкрофта, и тот мгновенно понимает, что от него требуется.

Сбросив вызов, Грег, нервно покручивая телефон в руках, спрашивает:
- Что теперь?

Шерлок садится на стул и закрывает глаза.

Ему тяжело, ему нужна поддержка.

В бога он никогда не верил, и было бы странно обращаться сейчас к этой несуществующей инстанции. Поэтому он обращается к тому знанию, которое никогда его не подводило, к единственному человеку на земле, на которого всегда можно положиться.

Мысленно он зовет Джона.

Пожалуйста, просит Шерлок, пожалуйста, Джон, осталось немного. Не оставь меня, Джон, продержись еще чуть-чуть. Позволь мне найти тебя, Джон, пока не станет слишком поздно. Умоляю, Джон, не покинь меня сейчас, когда я только обрел тебя.

Когда-то в одной книге юный Холмс прочел:
“У человека есть жизненно важная потребность, отвечающая не за биологическое выживание, но за сохранение непосредственно человеческого облика, - потребность доверять”.
Прочитал и отмахнулся. Но почему-то не удалил.

Фраза неожиданно всплывает в памяти, обжигая внезапным пониманием. Шерлок никогда никому не доверял полностью - ни Майкрофту в их лучшие годы, ни родителям. Джону же он, сам не заметив, доверился до последней клетки тела, последней струны души, последнего импульса мозга.

Доверился - и стал человеком.

Но если не станет Джона - Шерлок снова будет неполноценным.

Распахнув глаза, Шерлок судорожно втягивает воздух, а после укоризненно говорит Грегу:
- Я не могу его потерять.

Лестрейд не может предположить, что происходило в последние несколько секунд в голове гения, поэтому осторожно кивает и снова спрашивает:
- Так что дальше?

- Как только мы получаем первое подтверждение - из любого источника - ты запрашиваешь ордер на обыск жилища Далтона, его рабочего места, его автомобиля, если у него есть. Нам надо найти Джона, поэтому допрашиваем Далтона и ищем любые намеки на то, где он может быть. Затем...

- А ты уверен… - деликатно перебивает Грег, но Шерлок решительно отмахивается.
- Уверен, и мы не будем это обсуждать. Джон жив. Затем, когда мы выясняем, где Джон, и спасаем его, ты в свое удовольствие ищешь доказательства того, что Далтон убил всех этих людей, что он и есть Джекс.

В этот момент без стука отворяется дверь в кабинет и вплывает Майкрофт. За ним следует безмолвная Антея, уткнувшаяся в смартфон. Третьей влетает Салли и выпаливает:
- Это был Бартс, сэр!

Майкрофт приподнимает бровь, Антея еще яростнее терзает экран, Шерлок смотрит на Грега.
Лестрейд кратко взрыкивает и встает:
- Так, я за ордером.

Майкрофт достает из пиджака визитку и протягивает любовнику:
- Вот, позвони этому судье, скажи, что от меня, - ордер будет у тебя на руках в течение двадцати минут.

Инспектор коротко кивает и выходит. Салли выходит за ним.

Майкрофт ставит на стол элегантный портфель, который стоит как все офисное оборудование в кабинете детектива Скотланд-Ярда, и достает оттуда пачку крупноформатных фото:
- Это все, что удалось получить с дорожных камер в том районе, где живет мисс Морстен. Мисс Морстен, кстати, далеко не уехала - мы на всякий случай вернули ее в город и вежливо попросили задержаться.

Шерлок уверен, что Мэри ни при чем, но сейчас ее удобство волнует его в последнюю очередь.
Он выхватывает фотографии и пристально рассматривает их, подвинув поближе к настольной лампе. На трех из нескольких десятков фото снята машина с умело испачканными номерами, за рулем которой смутно виднеется крупный человек в темных очках и черной кепке. Но теперь, когда он в курсе, что искать, Шерлок безошибочно опознает в водителе Далтона.

- Это Брюс Далтон, он увез Джона, я уверен. Ты можешь отследить, куда поехала эта машина?
Майкрофт кивает и вопросительно смотрит на Антею. Та, не глядя, показывает ему растопыренные пальцы левой руки.
Майкрофт переводит:
- Через пять минут информация будет. Как ты?

Шерлок запускает руки в волосы, энергично их взлохмачивает и кивает:
- Я отлично, Майкрофт, просто отлично.

В собственный кабинет Лестрейд врывается так, будто берет торговое судно на абордаж:
- Далтона нет ни дома, ни на работе. Думаю, больше он возвращаться не намерен.

Шерлок ловит себя на мысли, что до последней секунды иррационально надеялся, что Далтон еще поиграет для публики, еще побудет на виду, чтобы убедить всех в собственной непричастности. А теперь, возможно, у них немного меньше времени.

- Ордер? - спрашивает он.

- Я послал за ним офицера в приемную судьи, будет доставлен прямо к дому Далтона.

Шерлок кивает и делает шаг.
Его прерывает низкий бархатистый голос. Некоторые из присутствующих не сразу понимают, что заговорила Антея:
- Сэр, по марке, модели, году выпуска и некоторым сопутствующим обстоятельствам удалось установить владельца машины - это один из бухгалтеров Бартса, который сегодня в полдень заявил об угоне своего авто. Машина провела на парковке госпиталя последние четыре дня, а владелец был в отъезде, так что взять ее могли в любой момент. В данную минуту машина обнаружена брошенной в пустынном месте на трассе двадцать три. Видимо, преступник пересел в другой автомобиль.

Шерлок проглатывает информацию за секунду, гасит подступающий гнев и продолжает прерванное движение к двери. К дому Далтона он едет в одной машине с Грегом и Салли.

По пути Шерлок делится кое-какими идеями, которые еще вчера, при чтении досье Джекса, пришли ему в голову:
- У Трентона Джекса была очень агрессивная мать, но сын, по-видимому, был для нее всем. Во время следствия у них было три свидания в тюрьме, но в клинику она приехать не успела - скончалась, рак в терминальной стадии. И что любопытно - миссис Джекс была довольно состоятельна: имела неплохой дом, некоторое количество ценных бумаг и драгоценностей. Но вот она умирает, а ее поверенный обнаруживает, что дом и акции проданы, а драгоценности исчезли. Трентон был ее единственным наследником, но он находился в клинике. Если бы он оттуда когда-нибудь вышел, то мог бы вступить в права наследования, но это при условии официального освобождения. Но если ты сбегаешь из заключения, ты не можешь вступать в наследство и заявлять о своих правах.

Шерлок делает многозначительную паузу, слушатели внимают. Шерлок раздраженно трясет головой - Джона не хватает в любых мелочах!

- Ну же, шевелите мозгами! Мамаша обращает в наличку или драгоценные камни все, что у нее есть, и прячет где-то в условленном месте для сыночка! Самой ей уже ничего не нужно, она знает, что умирает. Сыночек же запланировал вероятность побега еще будучи под следствием. Скорее всего, попытки суицида были именно для того, чтобы убедить суд отправить его на лечение, а не в тюрьму. Из клиники сбежать намного проще. После побега Джексу нужно только добраться до тайника, где его ждет вполне приличная сумма. Уверен, ее хватает и на новое удостоверение личности, и на медицинский диплом, позволяющий начать “карьеру”. Наверняка в Бартс Джекс-Далтон попал с рекомендациями, уже успев поработать где-то в других больницах. Боже, да он мог даже потратиться на пластику лица, если у него были серьезные планы на будущее!

- Потрясающе, - говорит Салли, и Шерлок смотрит на нее возмущенно:
- Нет, Салли, нет, слишком много для одного дня, пощади.

Краем рта Донован улыбается и отворачивается к окну.

***

У квартиры Далтона ждет молодой констебль с документами от судьи. Дверь, недолго думая, выбивают.

Разумеется, Далтона в квартире нет.
Зато есть Джон.

Много, много фотографий Джона на всех стенах и горизонтальных поверхностях. Тут и газетные вырезки, и какие-то фотографии из социальных сетей, но больше всего таких фотографий, на которых Джон о съемке и не подозревает.

Далтон следил за Джоном.
Выискивая на снимках подсказки - одежда, прическа Джона, его редко попадающие в кадр спутники - Шерлок понимает, что слежке не менее трех лет. Вряд ли она была тотальной и регулярной, но очень секретной - однозначно. Подавляющая часть этих фото относится к периоду, когда Шерлок в жизни Уотсона не присутствовал.

- Шерлок, подойди! - кричит Грег откуда-то, что, скорее всего, является спальней.

В спальне ужасный бардак: грязное смятое белье на кровати, упаковки еды из ресторанов, горы одежды на полу и стульях. Пахнет гнильем. Гостиная выглядит как операционная в сравнении с этой свалкой.

На условно чистом столе расстелен огромный постер с изображением Большой Медведицы. Две звезды ковша закрыты фотографиями Миллса и Эймоса, закрепленными канцелярскими булавками. Последняя звезда ручки - Бенетнаш, вспоминает Шерлок, она называется Бенетнаш - закрыта фотографией самого Холмса. Андерсона на карте созвездия нет.

- Андерсона уже не успел закрепить, очень торопился. Видимо, он не спал всю ночь, готовил последний акт. Он на взводе, да еще и не спал - Далтон нестабилен, у нас не слишком много времени на поиски, - Шерлок поднимает встревоженный взгляд и оглядывается более нервно. - Надо торопиться!

- Это поможет? - спрашивает Майкрофт, протягивая какую-то бумагу. По тону на вопрос не похоже, поэтому Шерлок заранее уверен - да, это поможет, чем бы это ни было.

Это оказывается договором на годовую аренду загородного дома, оформлен две недели назад. Шерлоку знакома упомянутая местность - расстояния между домами огромные.

- Где ты это взял? - раздраженно огрызается Холмс-младший, в самой глубине души задетый, что Майкрофт так легко добывает любые документы.

- Был прикреплен магнитом к холодильнику, - успокаивающе отвечает старший брат.

Шерлок недоуменно морщит брови:
- Просто к холодильнику? Но это же… Аааа. Ублюдок ждет нас. Он предугадал, что мы его вычислим, и он не прячется. Возможно, он хочет… выдвинуть условия, - тяжело заканчивает Шерлок, но люди в комнате поняли и то, что он не произнес.

Или убить Джона у меня на глазах.

Или убить наконец нас обоих.


***

Когда процессия из полицейских машин и грузовика с отрядом особого назначения добирается до места, уже начинает смеркаться.
Невысоко в небе кружит вертолет службы спасения, готовый к экстренным ситуациям, ищущий место для приземления.

Неизбежный шум сопровождает их появление, но все стараются выглядеть спокойными. Грег заставляет Шерлока надеть жилет, а Майкрофту категорически запрещает покидать бронированный автомобиль. Холмс-старший почему-то слушается, едва заметно сжав ладонь Лестрейда.

По периметру бесшумно рассредотачиваются снайперы, однако мишеней не видно - все окна одноэтажного домика закрыты металлическими ставнями.

Грег быстро переговаривается с руководителем группы бойцов, потом объясняет Шерлоку:
- Решили штурмом. Риск велик, но непохоже, чтобы нас тут для переговоров ждали.

Холмс кивает и уточняет:
- Мы заходим тоже?

- Да, но только после них - они нас прикроют.

Они подходят ближе к простой двери, которая, в отличие от окон, выглядит беззащитной.
Шерлок и Грег стоят за черными фигурами, похожими на каменных черепах.

Шерлок чувствует, как возбуждение опаляет его нутро, но это не то возбуждение, которое он испытывает рядом с Джоном. Это иссушающее, деструктивное начало, грозящее сжечь его дотла, если не найдет выхода.

Джон, только будь сильным еще минуту, я уже рядом.

В этот момент в глубине дома раздается одиночный выстрел.

Шерлок распахивает глаза и беспомощно смотрит на Лестрейда, делая слабое движение в сторону двери. Инспектор крепко ухватывает Холмса за плечи.
- Нет, Шерлок, нет, дай им, они первые, они профессионалы, - голос Грега звучит мягко, но паника, написанная на лице, противоречит тону.

Дверь отлетает от первого удара.

Бойцы в тяжелом обмундировании стремительно и почти бесшумно занимают дом, куда через несколько мгновений вбегают Холмс и Лестрейд. Короткий темный холл ведет к единственной освещенной в доме комнате.

Шерлок стремительно оказывается у двери и застывает, не в силах поверить сюрреалистичности открывшейся картины.

В центре комнаты, на светлом грязном ковре, в позе ложек лежат Джекс-Далтон и Джон. Его любимый, необходимый, единственный в мире Джон - с безнадежно закрытыми глазами и синим шарфом на шее. Далтон лежит сзади, зарывшись лицом в волосы своей безумной любви, перекинув руку через грудь Джона, притягивая того к себе собственническим жестом в последнем, смертельном объятьи.

Невыносимая в своей тошнотворной реальности, из-под двух светловолосых голов растекается кровавая лужа.

Шерлок падает на колени, впиваясь пальцами в короткий ворс ковра. Он так до самого конца и не осознает, что раздавшийся нечеловеческий крик вырывается из его человеческого горла.

____________________________
* Даже если вы не поклонник Нины Симон, то вы знаете эту песню - она звучит в начале последней серии второго сезона “Шерлока”, когда Джон и Шерлок собираются в суд.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.