Never changing

Гет
NC-17
В процессе
347
автор
Размер:
планируется Макси, написано 389 страниц, 27 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
347 Нравится 374 Отзывы 187 В сборник Скачать

Глава 13. Обрыв

Настройки текста
Жесткие снежинки, больше похожие на песчинки, всё так же били по лицу. Холодные безучастные горы по-прежнему возвышались над путниками. Плащи, как и раньше, хлопали на ветру, то и дело ударяя по телам ребят. Но меч в ножнах на поясе ламии вдруг стал намного тяжелее. Просто чувства, лишь переплетение эмоций и воспоминаний, связанных с тремя друзьями, были способны весить так много. Но иначе быть не могло, трое из первых в её жизни настоящих друзей только что были сброшены вниз с обрыва. Они наверняка уже разбились о прибрежные скалы или воду. Здравый смысл в одно мгновение стал ничем, пустотой. Крики окружающих ребят слились в заполняющую уши какофонию. Она, в одно мгновение выхватив меч, сделала рывок вперёд и вверх, став выше адской твари. Вырвавшийся из груди девушки звук был чем-то между шипением и рыком. Это была вся боль от резкой утраты. Тварь уставилась на разъярённую бестию своими чёрными глазами, но, не прождав и пары секунд, разинула огромную уродливую пасть, издав рык, прокатившийся по горам, словно раскат грома. От последовавшего за этим броска Рукию защитил повисший в воздухе золотой щит. - В стороны! - раздался справа крик Ичиго, и девушка бросилась как можно дальше от чудища, на ходу откидывая в сторону мешавший в бою заплечный мешок. Мечник, быстро избавившийся от всех лишних вещей, включая плащ, тут же бросился в атаку на монстра. Рубящим движением он ударил чудовище по боку, но, похоже, не нанёс никакого урона. Создание, отвлёкшееся было на Рукию, с хрипом попробовало схватить юношу, но лишь клацнуло зубами по очередному щиту. Куросаки рванул назад, и в этот миг в голову чудовищу прилетела стрела, с грохотом взорвавшаяся, будто пороховой заряд. Исида успел забраться на одну из скал, расположенных за спиной ламии, откуда и выстрелил в противника. Взревев, монстр попробовал броситься в его сторону. Не успев преодолеть и трети расстояния, он получил на удивление ощутимый удар от Чада. Настолько ощутимый, что отшатнулся на пару метров. В это время ламия успела заметить нечто необычное. С самого момента их знакомства руки Ясуторы всегда были забинтованы с запястья по локоть. Сейчас же на них не было бандажа, что позволяло увидеть причудливые татуировки, узор которых напоминал совсем не хортские мотивы. Рисунок, украшающий правую руку юноши, сейчас светился красным пламенем. Не позволяя себе отвлекаться, девушка атаковала разъярённое существо. Набрав в грудь побольше воздуха, она коротко пропела на эльфийском слова, обращенные к снегу. Ледяные шипы, выросшие из земли, должны были пронзить чудовище, но они растворились в воздухе, лишь коснувшись его плоти. - Он их поглощает! – послышался из-за спины голос Исиды. – Магия льда не поможет! Чертыхнувшись, Рукия бросилась вперёд, попробовав нанести колющий удар в область горла монстра, но её бастард, как назло, скользнул по мокрой от снега шкуре. В следующее мгновение ей пришлось уворачиваться от удара массивным рогом. Используя всю свою гибкость, она смогла проскользнуть под приближавшейся головой монстра. Лапы ударили сразу с двух сторон, и девушка оказалась в западне из щитов. Послышалась брань, туша создания сдвинулась вперед под чьим-то ударом. Оказавшаяся из-за этого под брюхом существа, бестия вонзила в него клинок, при этом готовясь поскорее выбраться из-под монстра. Из раны на лицо полилась кровь, застилая глаза, но инстинкты не подвели, дав Рукии сбежать в сторону от заметавшегося чудовища. - Рукия! - увидев окровавленное лицо девушки, Ичиго хотел метнуться в её сторону. - Не моя! - крикнула она, быстро утираясь рукавом платья. - Бейте в живот! - Понял! Чад, подними этого ублюдка! - крикнул Исида, истративший уже треть колчана на бесплодные попытки ранить монстра. Сражающийся с чудищем Ясутора только кивнул и принялся наносить более стремительные удары. Он всеми силами пытался заставить создание встать на задние лапы, но, даже атакуя двумя лапами сразу, оно старалось не показывать своё слабое место. Поняв, что эльф пока бессилен и не может нанести нужный урон с дальнего расстояния, Ичиго и Рукия обменялись короткими взглядами, тут же бросившись в атаку. Юноша с разбегу проскользнул под чудищем, полоснув его мечом, а ламия заблокировала последовавший удар исполинской лапы. Его сила вдавила её хвост глубже в снег, но всё же и она, и клинок выдержали атаку. Как только Садо вновь отвлёк внимание монстра на себя, уже сама бестия рубила брюхо врага, а прикрывал её Ичиго. Алый от крови снег был свидетельством того, что они смогут убить чудовище, если будут продолжать атаку. То и дело им на помощь приходила Орихиме, разом державшая три щита. Удар, блок, удар, блок. Ещё больше крови. Ещё больше потраченных стрел. Но существо, окрасившее плато в алый, совершенно не собиралось умирать. Ребятам не оставалось ничего иного, как продолжить отчаянную атаку. - Нет! - голос запыхавшейся послушницы резанул по ушам. - Садо-кун!!! Ичиго не успел понять, что именно произошло, но после очередной серии ударов монстр извернулся так, что трёх щитов не хватило для полного блока. Массивный рог ударил по Чаду с такой силой, что откинул его на пару десятков метров в сторону. Крупный юноша в разодранной рубахе полетел, словно лёгкая тряпичная кукла, и всем телом ударился о скалу. Обмякнув, он без сознания съехал на землю. Ситуация вновь вышла из-под контроля. - Сволочь! Принявшись осыпать существо бесполезными ругательствами, мечник кинулся на него, с невероятной ловкостью уворачиваясь от атак. Подстроившаяся под новый ритм битвы ламия мелькала рядом, нанося удар за ударом. Неожиданно под брюхом монстра промелькнула фигура в белом. Исида, вооруженный сразу двумя мечами, перешел в ближний бой. - Стрел нет! - коротко крикнул он, объясняя своё появление. Дело становилось всё хуже. Чудище, понимающее, чем грозят ему раны на животе, старалось увернуться от удара или поймать нападавшего. Оно свирепо рычало на золотые щиты, пытаясь разбить их. Бороться с монстром становилось всё тяжелее, тело мечника начало ныть от перенапряжения, но он думал только о битве, не позволяя себе отвлекаться. Лишь его взгляд время от времени метался к ламии, голубой хвост которой мелькал под чудищем. Во время очередного блока магический щит, установленный Орихиме перед Исидой, вдруг дал трещину, не выдержав особо сильного удара лапой. Эльф успел увернуться, но монстр, понимая, откуда появляется раздражающая его преграда, сменил цель атаки. Он преодолел расстояние до послушницы одним огромным прыжком, одновременно ударив двумя лапами и попытавшись укусить Орихиме. - Иноуэ! Бежать на помощь к девушке, крича её имя, было бесполезно. Под силой обрушившейся атаки один из четырёх щитов треснул, рассыпавшись на миллион осколков. Совершенно измождённая монахиня получила сильнейший удар в бок и отлетела на один из лежащих на плато камней. Её спина с отвратительным хрустом ударилась о валун, после чего она потеряла сознание, замерев в неестественной позе. Глядя на то, как Урюу молча бросился в атаку, Ичиго понял, что они остались без защиты. Нет, это не страшно, ничего, они справятся втроём. Бегом, скольжение, полоснуть мечом и сразу блок. Атаки короче, быстрее, больше обороны. Прямо как раньше, ещё в родном Икиле, когда его били вдесятером. Он же как-то выжил. Увернуться, блок. А тут он не один. Рукия и Исида тоже атакуют монстра. Атака, блок, прикрыть товарища. Снег бьёт в глаза, лапа где-то рядом, увернуться от зубов, атаковать, пока противник открыт. Он просто наступил на лёд. Всё шло как надо, но, когда он был лицом к лицу с монстром, под правым сапогом оказался лёд. Мечник почувствовал, как потерял равновесие, увидел, как его меч проходит над лапой, а дальше всё смешалось. Ощутив, что что-то не так, Рукия подняла голову лишь для того, чтобы увидеть, как огромные когти раздирают рубаху и жилет Ичиго вместе с его плотью. Она кричала его имя, когда уже ничего нельзя было поделать. Чудовище отбросило противника на скалу, ударившись о неё всем телом, юноша испустил слабый хрип. Меч, который он каким-то образом до сих пор держал, выскользнул из пальцев и упал, вонзившись в снег. Рядом с ним рухнуло тело Ичиго. В это мгновение Рукия испытала ни на что не похожее чувство. Что-то внутри неё оборвалось. Она знала, что юноша был мёртв. Странное незнакомое ощущение. Оно говорило именно об этом. Вчера Ичиго улыбался, играл на лютне, смотрел с ней на звёзды. Только вчера. Но теперь его нет. Всё кончено, его не вернуть. Никого не вернуть. Это конец пути. Конец. Но даже если это так, если она не выживет и последует за самыми близкими ей людьми, она не уйдёт одна. Она сделает все, что сможет, чтобы забрать это создание с собой. Кровь стучала в висках, когда она бросилась в отчаянную атаку. Что угодно, лишь бы убить эту тварь. Она извивалась и скользила между лап монстра, нанося бездумные удары. Отбиваясь, словно загнанный зверь, она рубила лапы, брюхо, горло, всё, до чего доставал меч. Исполинская лапа настигла и девушку. Монстр смог извернуться, достав её под собой. Огромные когти разорвали синий плащ и впились в хвост, нанося длинные глубокие раны. Под силой удара Рукия кубарем откатилась в сторону, выпустив меч из рук. Она сразу попыталась встать, но невыносимая боль в хвосте приковала её к земле, покрытой алеющим снегом. Совсем рядом раздавался клокочущий звериный хрип монстра. Тяжело дыша, ламия подняла глаза на нависшее перед ней создание, из безобразной пасти которого капала слюна. - Подавишься! - выплюнула она, вглядываясь в морду ненавистного убийцы. Но прежде чем он смог её укусить, прямо у его глаза что-то вспыхнуло, и раздался взрыв, опаливший шерсть заметавшегося чудища. Бестия оглянулась на стоявшего в стороне эльфа. Перед пальцами вытянутой правой руки Исиды горел небольшой огонёк, разгоравшийся во всё более мощное пламя, вместе с тем как юноша что-то нашептывал. Огненный шар был одним из наиболее распространённых и весьма действенных заклятий, но его редко использовали в бою, так как создание одного заряда требовало много сил и концентрации. Видимо, поэтому юноша не стал применять его сразу. Но всё же огонь, похоже, мог сильно ранить создание, так как после удара вторым огненным шаром монстр даже припал на две лапы. "Может быть, он сможет убить его", - у ламии вновь появилась капля надежды, когда юноша принялся активнее читать заклинание в попытке создать больший заряд. Но прежде чем он был готов запустить огненный хаос во врага, монстр, распахнув пасть, рванул в его сторону. Урюу выпустил огненный шар, но чудище увернулось. Сноп искр рассыпался по земле, растапливая снег и опаляя землю. Эльф постарался отбежать назад, но челюсти всё же настигли его, с отвратительным хрустом сомкнувшись на только что державшей огненный шар руке. В следующую секунду создание уже пережёвывало свою первую добычу, а ниже правого предплечья Исиды были лишь лоскуты плоти. Рукия зажмурилась как можно сильнее, но она всё равно слышала крик товарища. Теперь это определённо был конец. Все они будут съедены этим монстром. Оставалось лишь поблагодарить судьбу за то, что она позволила им всем провести вместе хотя бы немного времени. «Жаль, что так вышло. Прости, Ичиго…» В ушах стоял шум, голова гудела, а во рту был неприятный металлический привкус крови. Думать об ощущениях в теле было просто страшно, в раны словно вонзили раскалённое железо, а рёбра, похоже, были сломаны... Ичиго не знал, каким образом он вообще осознавал факт своего существования. - Так и будешь лежать, тряпка? - этот голос… казалось, будто он уже слышал его раньше. - У меня нет сил, - с трудом ответил юноша, сам не зная, вслух или нет. - Думаешь, сдохнешь и отдохнёшь наконец? – собеседник гадко рассмеялся. - Ты такой слабак. Ты был им и останешься им. Сдохнешь слабаком! - Мне плевать, - мечник мечтал лишь о том, чтобы собеседник замолчал. - Да, и эта сволочь сожрёт твоих дружков и эту девку, - он получал удовольствие от каждого слова. - Раз тебе плевать на то, что по праву принадлежит нам, то, может, хоть посмотришь на то, как он их жрёт? Поднять веки было невыносимо тяжело, но Ичиго как-то смог это сделать. Его глаза были словно залиты кровью, всё вокруг было в алой дымке. Голос не врал - чудовище жевало откушенную у Исиды руку. В стороне в луже крови лежала Рукия. Это его вина, он не смог защитить никого. Крик товарища пробился сквозь застилавшую слух мечника вязкую пелену неестественной тишины, резанув по ушам. - Смотри, тебе ведь плевать на всё, наслаждайся, - насмехался над разыгрывающейся трагедией голос. - Заткнись, я не могу ничего сделать, - тело не слушалось, юноша не мог даже закричать от отчаяния. - Ты - нет, ты ведь слабак, - протянул собеседник. - Но я другое дело. А тем более мы. Мы станем «я» и заберем у него то, что принадлежит нам, или мне, по праву! - Мы... Боли не было, зато была злость, ярость. Юноша подтянул колени к себе и наконец смог почувствовать землю под ногами. Он поднялся одним резким движением, едва успев схватить, меч и сразу сорвался с места. Всего лишь пары мгновений ему хватило, чтобы добраться до монстра и запрыгнуть ему на загривок, вонзив меч в шею чудовища. Оно взвыло и заметалось, забыв о добыче, - Ужина не будет, ублюдок! - собственный голос звучал словно издалека. Застилавшая глаза красная пелена словно стала ярче, и юноша принялся с остервенением наносить удары по находящемуся под ним врагу, одной рукой схватившись за его рог. Все рубящие удары лишь отрубали клочья шерсти, поэтому Ичиго перехватил меч лезвием вниз пытаясь пронзить создание. Металл тут же стал с большей лёгкостью резать плоть. - Сдохни, давай же, тварь! - не отдавая себе отчёта в своих действиях, мечник рассмеялся. Ведь осталось совсем немного, а это хорошо. Это весело! Чудовище отчаянно металось, постоянно стараясь попасть лапами по загривку, но юноша уворачивался, оказываясь вне досягаемости когтей, при этом продолжая вонзать меч во врага. Неожиданно лезвие упёрлось во что-то плотное, и Ичиго понял, что это оно. Он постарался пронзить это место, но меч погружался только на треть. Осознав, что чудище замерло, готовясь вновь попробовать попасть лапой по взобравшемуся на него врагу, Ичиго отпустил клинок и, переплетя пальцы рук, с криком ударил по рукояти. Раз. Второй. Третий. На четвёртый или пятый меч, поддавшись, вошел глубже. Зверь взвыл от боли. Юноша, схватившись за оружие, вонзал его до тех пор, пока гарда не упёрлась в тушу монстра. Создание начало обессилено оседать вниз, а юноша, напротив, рванул меч вверх, но лишь затем, чтобы вновь вонзить его в тело монстра. И ещё раз. И ещё. Снова и снова. Он слышал какие-то голоса, но ему было всё равно, он должен был поквитаться с этой тварью, посмевшей тронуть то, что принадлежало ему! Но эти голоса, они были такие назойливые... - Ичиго! Приди в себя! - Куросаки, чёрт тебя возьми! Когда же они замолчат?! - Он уже мёртв! После этой фразы Ичиго вдруг замер с поднятым для очередного удара мечом. Шкура монстра, похожая в этом месте на алое месиво, была разодрана в клочья. Она пропиталась кровью от многочисленных ран, а само создание не шевелилось. Юноша вздрогнул, кровавая пелена начала спадать с его глаз, а боль вернулась. Потеряв равновесие, он упал с туши чудовища, выронив меч. - Ичиго! - голос Рукии, который только что казался назойливым, отвлекающим от убийства чудища, на самом звучал крайне испуганно. - Я… в порядке, - слабо ответил Ичиго, тут же начав кашлять кровью. - Ну или… почти. - А похоже... что тронулся умом... Ааа! Дьявол! - речь Исиды перемежалась с ругательствами и стонами через стиснутые зубы. - Чёрт... Исида, - мечник, с трудом повернувший голову на голос, почувствовал, как при виде друга его начала бить крупная дрожь. - Твоя рука... - Заткнись, просто заткнись! - прохрипел эльф, принявшись быстро наговаривать какое-то заклинание. – Чёрт… кровь остановил, но боль всё равно… почти не глушит... Почувствовав невыносимый приступ вины, Куросаки хотел что-то сказать, но его отвлёк голос, донёсшийся из-за края плато. - Вы живы? - это был Кейго. - Какого... - мечник сглотнул и повернул голову в сторону обрыва. - Это тебя надо об этом спрашивать! - К счастью, там внизу широкий уступ, и мы... - показавшийся из-за края плато юноша замер, увидев последствия сражения. - Вот чёрт... Поле боя представляло малоприятное зрелище. Распростёртая по камню Иноуэ выгнула спину назад в неестественной позе. Её позвоночник просто не мог быть в порядке. Белая роба порвалась, велон частично покрывал лицо, а крест упал прямо на шею. Ясутора лежал в стороне без сознания. Волосы мулата, сильно ударившегося о скалу, пропитала кровь, медленно капающая с них и с приоткрытых губ. Исида, сидевший на земле, сжимал зубы что есть сил и, не отводя глаз, смотрел в пасмурное небо. Здоровой рукой он прижимал к телу предплечье того, что осталось от правой руки. Тяжело дышащая ламия, чей хвост частично побагровел, была не в силах оторвать себя от земли. Там, где она кубарем катилась по земле, остался красный след с вкраплением оторванных голубых чешуек. Побледневший Ичиго лежал на спине рядом с тушей поверженного монстра в смеси из снега и крови, которая застилала большую часть плато. Его одежда была разодрана, бок принял странную форму, а при дыхании из груди слышался ужасный клокочущий хрип. Бушевавшая с самого утра вьюга немного затихла, снег теперь падал куда спокойнее, тихо накрывая собой участников разыгравшейся недавно битвы. - Асано, ты почти залез, сделай уже что я велел! - откуда-то из пустоты за обрывом раздался голос Мидзуиро. - Сначала фиолетовый пузырёк, потом красный! - Да тут просто, - юноша, ненадолго впавший в оцепенение, наконец взобрался на выступ. Его правая рука была забинтована обрывкам плаща, а поверх обычного пояса был надет алхимический пояс Коджимы со множеством кожаных кармашков. Видимо, падение не прошло для ребят бесследно, раз на выручку к остальным был отправлен раненый Кейго. Он пару раз пробежался взглядом по товарищам и бегом направился к Орихиме, на ходу доставая маленький фиолетовый флакон. Присев возле девушки, он зубами откупорил ёмкость, после чего поднёс её к лицу послушницы. - А... Экхе-кхе... - поморщившись от резкого запаха, монахиня распахнула глаза, и её милое лицо начала искажать гримаса боли. - Боже... ноги... спина… - Сейчас, сейчас, это должно снять боль, - Асано в спешке открывал красную колбу. - Хах? Что? – по лицу страдающей от боли девушки катились слёзы. – Я… не могу ничем пошевелить. - Сейчас я дам тебе обезболивающее зелье, выпей его! – рука юноши, наконец расправившегося с пробкой, немного тряслась. - Х…Хорошо, - девушка приоткрыла рот и выпила несколько капель дико горького отвара. Одно из самых дорогостоящих снадобий, которое однажды случайно удалось добыть Мидзуиро, хранилось у ребят для крайнего случая. И, как оказалось, не зря, всего через минуту дыхание девушки выровнялось, и боль отпустила. - Спасибо, Асано-кун, - с трудом выдохнула послушница, тут же сосредоточенно поджавшая губы. Видимо, она не могла пошевелишь своим телом, и ей оставалось лишь сосредоточенно читать молитву. - О Господь милосердный, спаси рабу свою грешную, о милосердный... Золотой щит окутал её тело, и спустя десяток секунд взмокшая от напряжения девушка смогла пошевелить рукой. Кейго осторожно помог ей распрямиться, чтобы принять более естественную позу. Она коротко кивнула в благодарность, и юноша, не дожидаясь, пока послушница залечит раны до конца, бросился на помощь к всё так же лежавшему без сознания Садо. Концентрирующаяся на том, каким холодным был снег под ней, Рукия старалась не думать о своих ранах. После битвы у неё не было сил, чтобы сразу начать лечить себя самой, оставалось лишь ждать помощи от Орихиме, либо тихо приходить в себя и тогда уже использовать магию. В попытке отвлечься от боли бестия взглянула на лежавшего в паре метров от неё Ичиго. Если бы не он, то они бы погибли, вот только девушка точно знала, что юноша был мёртв пять минут назад. Она словно чувствовала, как остановилось сердце мечника. Но вот он лежит, и его грудь вздымается в такт с тяжёлым дыханием, а это чувство странной оторванности от всего исчезло из души ламии. Она совершенно не понимала, что произошло, сейчас ей хотелось спросить его о столь многом. Ведь он не просто оказался живым, его не привели в чувство медики. Умерший юноша вдруг ринулся в бой, причём с куда большей яростью, чем раньше. В битве он двигался абсолютно неестественно, его телом словно завладел кто-то иной, управляющий им, как марионеткой. Масло в огонь подливали его жуткий смех, от которого по спине бежали мурашки, и глаза с почерневшими белками и ярко-жёлтыми зрачками. Ламия видела эти глаза прежде, когда они сражались с Юсом, но тогда она решила, что это была попавшая в них кровь. Сейчас же стало ясно - это нечто совершенно иное. - Слушай, дай сюда, - девушка отвлеклась от своих мыслей, услышав, как Исида начал о чём-то ругаться с Кейго. Эльф выхватил у юноши флакон с обезболивающим и сделал оттуда глоток. - Вот теперь мне немного легче. Иди, лечи нашего психа… а то я, честно говоря, не в курсе, почему он вообще жив. - С каких это пор я псих? - когда Асано приблизился к Куросаки, в сторону которого кивнул лучник, тот отмахнулся. - Сначала Рукия. - Тебя приложило всем телом о скалы, идиот, мог бы и о себе подумать, - возмутилась девушка, но всё же приняла пузырёк из рук товарища. Быстро вспомнив то, что Мидзуиро рассказывал про это обезболивающее ещё в Бернисе, она накапала около 5 капель себе на язык. Зелье растворилось быстрее, чем она смогла это понять, и боль в хвосте отступила, а на её место пришло странное ощущение онемения. - Дамы вперёд, - устало откликнулся Куросаки, которому передали флакон. - И где была эта галантность во время поездки на чудище? - невольно вырвалось у ламии. - Я... - мечник похоже сам не осознавал своих недавних действий. - Я не знаю... Что вообще было? - Это ты нас спрашиваешь? - Урюу, к которому уже подошла Орихиме, бросил на товарища полный удивления взгляд. - Но если тебе интересно, как это выглядело для нас... знай, что так, будто ты решил приготовить отбивную. Из только что убитого чудища. Прямо на месте схватки. Мы тебе кричали, но ты только смеялся как ненормальный… ты вообще ничего не замечал. - Но ты всё же убил это, хотя сам выглядел жутко, - добавила ламия, глядя на то, как Ичиго после слов товарища недовольно поджал губы. Радости по поводу произошедшего у юноши не было, как и триумфа от завершения побоища. - Если бы не ты, то все мы были бы съедены заживо. - Да... Голос Куросаки звучал так отрешённо, будто он в то же время вёл диалог с ещё одним собеседником. "Ему точно есть о чём подумать", - отметила девушка, пристально наблюдая за мечником. - Подождите, вы хотите сказать, что Ичиго в одиночку победил эту тварь? - со стороны обрыва послышался голос Кейго. Они вместе с пришедшим в себя, на удивление непробиваемым Чадом поднимали на плато нечто, закреплённое двумя верёвками. Юноши тут же приостановили свою работу, давшуюся Асано с особым трудом ввиду невозможности пользоваться одной рукой, и синхронно оглянулись на остальных. Ясутора привычно молчал, но на его лице отразилось куда больше удивления, чем у товарища, ведь он сам участвовал в битве. - То есть серьёзно, один Ичиго против что-это-вообще-такое размером с дом?! - Ну, мы, конечно, все его атаковали до этого, но толку было мало, - Рукии стало неуютно от этого разговора. Ребятам не стоило пока особо ничего знать о финале битвы, иначе их реакцию на временное помешательство Ичиго было бы сложно предугадать. Она хотела подобрать слова, чтобы объяснить всё, не пугая их, но... - Бесполезно! Что же это такое, почему?! - воскликнула послушница, прилагающая все усилия для того, чтобы вылечить Исиду. Её голос прервал все остальные обсуждения, заставив обернуться в сторону эльфа, ставшего калекой в этой битве. Несмотря на лечение с помощью магии, его рука не восстановилась. Стоявшая возле него Иноуэ одной рукой направляла всю свою энергию в щит, а другой вытирала катящиеся по щекам слёзы. Она раз за разом повторяла молитву, но это ничего не меняло. - Давай же, глупый щит! - Иноуэ-сан, - юноша тяжело вздохнул, с трудом понимая, что ему уже не суждено было вернуться к прежней жизни. - Ты не должна тратить столько сил на меня... - Нет! Я не могу оставить тебя так! Но он не помогает, - золотой щит растворился, когда девушка взялась за висевший на её шее крест и начала снимать с себя золотую цепочку. Она ни на мгновение не прекращала плакать, отчего её речь звучала сбивчиво. - Я не справляюсь... Очень стараюсь, но… Он не помогает, только вытягивает всё из меня... Как будто всё не так работает… Мешает только… Но я не могу оставить всё как есть, Исида-кун! - она выкрикнула последние слова, бросая крест на окровавленный снег.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.