ID работы: 13605887

What you see

Слэш
NC-17
В процессе
365
Горячая работа! 145
автор
Размер:
планируется Макси, написано 173 страницы, 11 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
365 Нравится 145 Отзывы 268 В сборник Скачать

Глава 2. Обрывки фраз

Настройки текста
Примечания:
Огни ночного Сеула мелькают за окном, дождь больше не идет, лишь легкая прохлада, напоминает о нем. Тэхён сидит на полу в своей небольшой квартире- лофте. Раньше это было промышленное здание, его переделали под жилье с невысокой арендной платой и теперь это место стало точкой притяжения студентов и просто творческих людей. В квартире темно, единственным источником света служит пара свечей с запахом дыма, на фоне еле слышно играет какой-то ноктюрн Шопена, а Тэхён сидит с чашкой травяного чая, прислонившись боком к панорамному окну и невидящим взглядом смотрит на город, недалеко от его ног на большой подушке посапывает Танни. Парень рад, что съездил в Тэгу, но каждый год все сложнее оттуда возвращаться психологически целым, как будто с годами воспоминания все больше и больше давят и ковыряют так и не зажившую рану. — Тэхён, вставай! — хлопая дверью кричит Чимин, вырывая из беспокойного сна Тэхёна. Пару лет назад у Тэхёна случилась сильная паническая атака и он успел только набрать номер своего друга перед тем, как упасть на пол от удушья. Чимин пока добирался до квартиры вызвал скорую, дверь пришлось выломать за неимением ключей. Поэтому с тех пор у Пака есть своя связка ключей и он часто пользуется своим положением и добротой друга - без предупреждения наведывается в обитель Тэхёна. — Ммм… уйди, — хриплым ото сна голосом ответил парень и зарылся носом в подушку, за ночь его волосы разметались по ней и теперь он выглядел очень мило выглядывая черной макушкой из одеяльного облака. — Я принес завтрак и хорошие новости, — с довольной улыбкой и доставая из пакетов еду ответил Чимин. Закончив разбор пакетов, парень вернул свой взгляд в сторону кровати — Ты нашел парня?, — выглядывая одним глазом и потягиваясь спросил Тэхён. — Смешно, — закатив глаза продолжил, — все намного приземлённей. Давай, вставай! Я голодный и проделал такой путь чтобы с тобой позавтракать и не дать тебе умереть с голоду , — стоя за барной стойкой вещал Чимин Тэхён глянул на парня, потянулся пару раз и принял решение все-таки встать, ведь небольшое пространство уже наполнилось запахом кофе и тостов с сыром и яйцом. Встав с кровати, босиком, в растянутой футболке и свободных бежевых штанах он вошел в ванную. Быстро приняв душ и умывшись, парень проследовал в зону кухни и сделал первый глоток прекрасного напитка. За что он обожал Чимина, так за его абсолютное понимание и молчаливую поддержку, он был как брат, к которому всегда можно прийти и обговорить проблемы и главное - ты знаешь тебя никто не осудит, чтобы ты ни рассказал или не сделал, а это дорого стоит. — Ты лучший, Чимин, — довольно протянул Тэхён, — Если бы не ты я бы вообще забыл, что такое завтрак — Я знаю, я такой, — на губах появилась усмешка и взяв в руки флаер протянул его своему собеседнику. Взяв бумажку, он быстро пробежался по тексту и вопросительно посмотрел на друга: — Открытие галереи? Серьезно? И зачем мне это? — Тебе понравится, это старая семейная галерея с довольно интересной экспозицией. Сам посмотри, там есть даже твои любимые картины про пустоту — Искусство пустоты, - в голосе так и сквозит притворное раздражение — Ой...не важно. Давай сходим! Открытие завтра, все лучше чем ты будешь опять весь день или варить кофе на работе или сидеть дома перемывая себе косточки. А потом вместе пообедаем, а может ты останешься под таким впечатлением, что я смогу уломать тебя сходить в клуб и напиться — У них должна быть прекрасная выставка, чтобы ты уломал меня на клуб… ______ Утро понедельника выдалось солнечным и слегка прохладным. Тэхён стоял перед зеркалом в своей квартире и поправлял волосы. Интерьер был максимально минималистичным: дубовый паркет уложенный елочкой, слегка сероватые стены, по всему лофту стояли торшеры, так как он не любил верхнее освещение. Несколько стеллажей с книгами, двуспальная кровать с каркасом из березы, встроенная лаконичная кухня и главное - виниловый проигрыватель. Он обожал музыку, и если была возможность, то предпочитал слушать винил. Окинув себя взглядом последний раз — темно-синие джинсы свободного кроя, черная футболка, заправленная в штаны и джинсовая куртка — отошел от зеркала, взял все необходимое и вышел из квартиры. С Чимином они договорились встретиться около входа в галерею и вот на часах 10.45 он подходит к дверям галереи и замечает друга рассматривающего путеводитель по экспозиции — Чимин-а — Готов? , — получив кивок в ответ они двинулись по залам. Тэхн был рад, что его друг все-таки вытащил его на эту выставку. Действительно здесь была прекрасная экспозиция, как будто кто-то специально подбирал картины под него. На пару часов он даже затерялся в них не спеша бродя по залам и впитывая искусство смешенного с теплыми лучами солнца. Мысленно он был благодарен посетителям, не было излишнего шума и разговоров. Через пару часов они достигли какого-то слишком темного зала и Пак, заинтересованный разительно другой обстановкой, потащил его за собой. Зайдя в помещение после белоснежных интерьеров, освещенных солнечным светом, глаза не сразу привыкли к этой темноте, поэтому Тэхёну потребовалось несколько мгновений, чтобы сосредоточить взгляд. — Тэхён, это же твоя картина, — услышав свое имя парень поднял глаза и на автомате спросил: — Где, Чимин? — сказав это он встретился с бездонными черными глазами и замер. Мужчина смотрел на него холодным непроницаемым взглядом, как будто видел насквозь. Он был высокий, с широкими плечами и подкаченной фигурой. Черные волосы были уложены на прямой пробор, передние пряди более длинные падали на лоб, пряча глаза в тени, отчего они казались еще более темными. Окинув с головы до ног взглядом своего собеседника, мужчина нахмурив брови спросил: — Это вы нарисовали? —Тэхён перевел взгляд за спину мужчины и замер. Это была определенно его картина, ее он не спутает ни с какой другой, ведь сколько в ней было его боли и переживаний. В голове, как лента кинофильма стали мелькать события того периода жизни и те чувства, которые переполняли его и от которых он убежал. Моргнув пару раз и вздохнув, он понял, что незнакомый мужчина до сих пор ждет его ответа. — Э, да…, — мужчина в костюме приподнял брови и хотел было сделать шаг в сторону собеседника, как Тэхён понял, что сказал и тут же вскинув руки сказал, — То есть нет…Это…неважно — Но…,- начал говорить Чонгук — Эм…мой друг перепутал, когда-то у меня была похожая картина вот и все — Тэхён…, — послышалось сбоку — Чимин, мы еще не все залы обошли, пойдем, — и развернувшись быстрым шагом вышел из зала. Его сердце стучало так, что казалось каждый присутствующий в зале мог его услышать. Ладони предательски вспотели, стало нечем дышать. Он думал, что больше никогда не увидит эту картину — его самую большую слабость перед самим собой, а тут еще Чимин со своим узнаванием и неизвестный мужчина с вопросами об авторстве. Тэхёну захотелось срочно уйти отсюда, что он и сделал, не обращая внимания на оклики его имени другом. Выбравшись из здания и вдохнув глубоко пару раз он почувствовал как тревога стала потихоньку отступать. — Тэхён,ты что? — Блять, Чимин, откуда она здесь. Да еще и ты… зачем ты сказал, что это моя картина? Ты же знаешь что, я не хочу иметь к ней никакого отношения, она слишком личная, это все слишком личное, — вскинув руки вверх и обводя пространство вокруг себя, сказал парень. — Прости. Я…я… это как-то само вырвалось. Сам не понимаю, откуда она на этой выставке, да еще и занимает целое помещение, будто ради нее это все — Давай просто уйдем отсюда Подняв глаза, Тэхён заметил, что за ними из-за стекла наблюдал тот незнакомый мужчина. Выдержав не более пары секунд, Тэхён сорвался на быстрый шаг, не разбирая дороги, лишь бы уйти отсюда как можно скорее. Пак еле поспевал за ним, пока они не скрылись за поворотом и Тэхён не сбавил скорость. Ни слова не говоря он двинулся в ближайший парк и сел на первую скамейку. В голове столько мыслей и вопросов крутилось сразу. Он знал, что ее купил какой-то бизнесмен и думал что она повисела пару лет в его доме или там, где она должны была висеть и устав от ее тяжести спокойно выкинули, и за оставшееся время она успела сгнить где-то на свалке. Но нет. Все получилось в реальности не так, как он представлял. Она цела и теперь висит в галерее. — Тэхён, ты же понимаешь, что ничего страшного не случилось, — осторожно поинтересовался друг — Да, Чимин, понимаю. Но почему она снова появилась, когда я только - только научился нормально жить. Эта картина стала моей точкой, моим концом в искусстве и в жизни как художника. В моей самоотдаче чувств. И это вообще последняя картина в моей жизни, не думаю, что я когда-то смогу снова рисовать. — Я знаю, — почти шепотом сказал Пак, — Может… не знаю, это какой-то знак, что пора что-то менять или что-то такое. Ты же сам веришь, что ничего просто так не происходит, все служит для чего-то в будущем. — Но в конкретном случае я понятия не имею, для чего она там висит. Блять…просто блять, — оперевшись локтями на ноги он опустил голову на ладони и глубоко вздохнул. Руки предательски начинали дрожать — Послушай, никто не знает, ни ее названия ни автора, значит все хорошо. Ну пусть она там повисит какое-то время, потом ее все равно уберут и ты больше ее не увидишь и никто не узнает, что ты имел к ней какое-то отношение. Вот и все. Успокойся, — Тэхён слегка повернув голову и встретившись взглядом с Чимином кивнул, как бы соглашаясь и снова опустил ее в руки, закрыв лицо ладонями. _____ Уже четвертый день Тэхён не находил себе места. Его все время в мыслях преследовала эта чертова картина. Даже пару раз она ему снилась и почему-то на ее смену во сне, приходили те холодные черные глаза мужчины из галереи. Он уже успел пожалеть, что согласился пойти на эту выставку. И вот он просто устал сам себе сопротивляться, отчего-то хотелось снова ее увидеть и посмотреть на прошлого себя спустя пять лет. Так он нашел себя сидящим уже часа два на диване напротив этой картины. За это время какие только чувства и эмоции не пронеслись в его голове и душе. Он все смотрел и смотрел на нее, вспоминал как первый раз взял в руки кисть, как поступил в академию, как рисовал ее и как ушел из академии. Возможно, не нарисовав ее, он бы продолжил учится и его жизнь сложилась бы по-другому. Возможно. он бы работал сейчас в какой-то галерее куратором, организовывал бы выставки или быть может, стал критиком и сидел бы ночами писал хвалебные и не очень отзывы об искусстве. Но получилось так, как получилось. Чонгук, после трудного дня, полного собеседований с претендентами на место куратора галереи, параллельного решения небольших, но не менее раздражающих вопросов по работе, проходил вечером мимо зала с “его” картиной и заметил фигуру сидящую на диване в центре зала. До закрытия оставалось пятнадцать минут, все посетители уже разошлись, но почему-то ему захотелось перед уходом взглянуть на эту картину, найти в ней поддержку, что не только ему сложно и одиноко, что кто-то так же его понимает и чувствует тоже самое. Фигура не двигалась и сосредоточенно смотрела прямо. Подойдя ближе, он узнал того парня, которого видел в день открытия выставки. Парень ушел в свои мысли и не замечал ничего вокруг, он даже не услышал как Чонгук опустился около него на диван. Посидев и помолчав пару мгновений, он тихо спросил: — Вам нравится? — фигура повернулась и как будто вынырнула из сна. Пробежавшись взглядом по лицу мужчины и явно обдумывая ответ, Тэхён склонил голову ближе к собеседнику и тихо, охрипшим от долгого молчания голосом ответил: — Нет — Тогда почему вернулись? — А вы?, — на эти слова Чонгук ухмыльнулся и откинувшись спиной на спинку дивана, закинул ногу на ногу и перевел взгляд на полотно. Не получив ответа, Тэхен, сам не зная почему прошептал, — Как может нравиться боль? — Вы видите только боль?, — переведя взгляд на собеседника и нахмурившись, продолжил беседу Чонгук — А что есть еще? — Отчаяние, потерянность. Возможно, крик о помощи — Одиночество. Одиночество и слабость. Больше ничего — Вы слишком предвзято судите. Это очень интимная картина. Для меня буквально чья-то душа. Это очень красиво — Вы считаете слабость красивой? — Во всем есть своя красота. Даже в слабости. Ведь мы не машины и имеем чувства, которые делают нас живыми. Поэтому да, даже слабость в моих глазах красива, — после этих слов повисла тишина. Каждый думал о своем, Тэхён отчего-то боялся встретится с собеседником взглядом, а мужчина все смотрел и смотрел и не мог понять, что его цепляет. Его никогда не привлекали мужчины, он даже никогда не смотрел в их сторону, но сейчас он готов был признать, что парень напротив него очень красив. Какая-то меланхолично - загадочная аура царила вокруг него и цепляла своей необычностью. — Что заставило вас вернуться? — вот так без имен и представлений друг другу, Чонгук продолжил беседу. Первую беседу за последние несколько дней, приносящую удовольствие — Не знаю. Что-то.., — не сводя взгляда с картины тихо сказал Тэхён. Это был, наверное, первый искренний и необдуманный предварительно, ответ за последнее время — Я бы хотел узнать кто автор, — а Тэхён подумал : ” Как бы я хотел этого не знать” — Может этого не хочет автор? — Кто в наше время не хочет стать известным? — Может он стыдится своей слабости и поэтому молчит?, — посмотрев в глаза мужчине ответил Тэхён — Почему у меня ощущение, что вы знаете больше, чем хотите показать, — задумчиво и также смотря в глаза ответил мужчина. Отчего-то парень замешкался и появилось беспокойство. Он резко встал и видимо из-за перепадов давления или еще чего-то, у него закружилась голова и схватившись за нее он пошатнулся. Чонгук тут же вскочил и приобнял за локоть, не давая упасть. — Что случилось?, — его голос пропитался беспокойством. Парень не ответил, тогда он положил свою теплую ладонь на щеку Тэхёна и приподнял голову, заглядывая в глаза. Парень, встретившись с его глазами и почувствовав теплое дыхание где-то в районе губ, замер. Все, что он мог - это молчать и почти не дышать. На лице Чонгука отчетливо было видно беспокойство и как бы успокаивая, он погладил щеку собеседника, от этой ласки Тэхёна бросило в жар и он вынырнул из своего оцепенения, отошел на пару шагов назад. — Мне пора, — бросил Тэхён, не смотря на мужчину и быстрым шагом направился к выходу. Оказавшись на улице, глубоко вздохнул, прикрыв глаза. Постояв не более минуты он двинулся по направлению к дому. Он решил добраться до дома пешком, небольшая прогулка не повредит. Идя по улице, его сопровождала мелодия, которая уже по третьему кругу играла в наушниках, из нее он уловил строчку : “Птица без крыльев — очень грустное и тяжкое зрелище” - вот так же и я себя чувствую сейчас, птицей без крыльев, думал Тэхён. Призрачное ощущение тепла от ладони до сих пор ощущалось на щеке, хотя на улице дул прохладный ветер. Мужчина из галереи не хотел уходить из его головы и пусть он даже не знал его имени, хотя данный факт не вызывал у него каких-то не тех чувств, ему было приятно общение с ним. Пусть ему было и приятно с ним разговаривать, Тэхён, для себя решил, что не хочет больше его видеть, потому что он порождал мысли и чувства, которые парень не хотел бы испытывать - легкое волнение, желание говорить не обдумывая ответ заранее и еще пару, неопределенных чувств, которые пока он не мог объяснить сам себе. Тэхён никогда не влюблялся, он не умеет любить, а желания и сил учиться тоже нет, а быть любимым тем более, нет ни желания, ни навыков. Ведь любят, как думает Тэхён, за что-то - за красоту, за характер или же за таланты, а может за какую-то выгоду. Талант у него был, но он его похоронил глубоко в себе и вынимать его снова не было желания. Вообще ему многое опостылело в его жизни, но он продолжал идти по той же дороге, боясь свернуть куда-то вбок. Тем более, из-за его панических атак, ему было свойственно приносить самому себе боль. Его предплечья были украшены параллельными и пересекающимися белыми полосами зажившей кожи. Он всегда их прятал, так как это была его слабость, слабость перед самим собой, с которой он ничего не мог поделать. А причинял себе боль, потому что по-другому не научился выходить из своих приступов. Получилась вот такая причинно-следственная связь и замкнутый круг. _____ Чонгук сидел в своем кабинете, откинувшись на стул с новым резюме на должность куратора галереи. И опять все не то. Не тот человек, которого он ищет. Вроде и образование прекрасное, владение языками, опыт, но его мотивационное письмо, не цепляло так как бы хотелось, для этого человека искусство было просто работой, а Чонгук, хотел бы видеть около себя человека для которого искусство было бы жизнью. На протяжении недели он все никак не мог выкинуть мысли о том парне и их разговоре. Периодически он ловил себя на мысли, что возвращается к каким-то определенным взглядам, фразам и вновь прокручивает у себя в голове. И даже сейчас, читая резюме, где-то на периферии сознания скользят какие-то моменты из разговора, но это все прерывается внезапным открытием двери. — Чонгук, смотри кто у нас! — входя в кабинет, как обычно без стука, пропел Намджун. Мужчина отложил резюме и поднявшись со стула, направился в сторону гостей — Профессор Ли, добрый день. Очень рад вас видеть в галерее — Добрый день, Чонгук, — пожимая, протянутую руку ответил профессор, — Я смотрю ты проделал большую работу, все, что я успел увидеть мне очень нравится — Спасибо. В этом есть и заслуга Намджуна,— с усмешкой произнес мужчина, — Что привело вас к нам,— указывая приглашающим жестом присесть на диван, спросил Чонгук — У профессора Ли есть личная просьба, — опередил профессора Намджун — Да, это так — Слушаю — У моего выпускного курса через месяц финальный просмотр. Среди учеников есть пара очень талантливых ребят. Я хотел бы попросить в каком-то из залов организовать финальный просмотр с комиссией. Хочу чтобы студенты поняли какая ответственность на них ложится, выходят за двери академии. К тому же, ты, Чонгук, мог бы быть в комиссии и сказать свое мнение по каждой работе. — Если я правильно вас понял, то вы хотите устроить финальный просмотр здесь и чтобы я был в комиссии? — Все так, — с лёгкой улыбкой ответил профессор — Ну, в таком случае я не могу отказать ни в одной просьбе. И для меня это большая честь сидеть в комиссии, хотя я сам не художник — Чонгук, мы все прекрасно знаем, что ты потрясающе чувствуешь картины, даже будучи искусствоведом — Спасибо, профессор. А вот ваш друг, господин Ким, не разделяет вашего мнения, — бросая взгляд на Намджуна, с полуулыбкой пошутил мужчина — Как? — притворно удивляясь, продолжил Ли, — Намджун, о чем речь? — В свою защиту хочу сказать, что мы не сошлись пока только в одном вопросе, точнее в одной картине. Чонгук уверен, что она очень глубокая, а я кроме разводов ничего не вижу,— после этих слов все мужчины засмеялись — Значит я должен ее увидеть, и наконец, разрешить проблему — Да, пожалуйста, — вставая с дивана ответил Чонгук Зайдя в зал, в котором висела картина, мужчины остановились напротив нее и никто не говорил ни слова. Профессор Ли молча смотрел на картину будто пытаясь что-то понять. — Я…Я где-то ее видел ранее, — задумчиво сказал Ли — Не в галерее в Нью-Йорке?, — предположил Намджун. Чонгук все это время молчал и только бегал глазами от картины к профессору — Нет, точно нет,— не отрывая глаз от полотна ответил Ли, — Эта техника письма, она очень похожа на технику одного моего бывшего студента. Да, точно. Еще бы вспомнить имя… Имя…что-то на букву “Т” вроде, — теребя рукав пиджака сказал профессор Имя на букву “Т”. Мурашки прошлись по спине Чонгука. Как? Как же звали того парня? Как же его тот блондин назвал? Черт! — Тэхён? — с опаской бросил Чонгук, сам не понимая, как так легко с его губ сорвалось это имя — Да,— воскликнул профессор, хлопая в ладоши,— точно, Тэхён. Ким Тэхён. Это его картина, — вернув взгляд на картину, продолжил Ли, — У него еще был друг с цветными волосами, вот именно этот друг и показал мне эту картину. Я тогда, как сейчас помню был поражен, что кто-то смог так передать свои чувства — А где Тэхён сейчас? Он художник?,— спросил Намджун, так как он видел то, что творилось с Чонгуком, будто он потерялся и не мог прийти в себя — Нет. Он так и не закончил академию. Ему оставался всего год. Я тогда так переживал и пытался сотни раз его отговорить не уходить из академии, у него такой талант. И это не что-то приобретенное упорным трудом, это появилось вместе с ним. — Тогда почему он бросил?,— не сводя хмурого взгляда с картины, снова спросил Намджун — Не знаю. Я спрашивал, но он только бросал что-то невнятное, говорил, что устал, что ему не нравится то, что он делает. Истинную причину я так и не узнал. Уже чуть позже я думал, что могло случится, что он в один день отказался от всего, у него было бы прекрасное будущее, галереи Сеула и не только, боролись бы друг с другом чтобы взять его себе как куратора. Где вы нашли эту картину? — В Нью-Йорке. Ее в галерею, где работает Намджун привезли, говорят купили у какого-то бизнесмена — Как интересно…я помню, что я продал ее одному моему другу, любителю абстрактного искусства и больше о ней не слышал.— все замолкли, никто из мужчин не говорил ни слова, все смотрели на это полотно, каждый думая о своем. Через пару минут профессор первым пришел в себя и сказал: — Я рад, что эта картина сейчас висит здесь, а не где-то на свалке или в доме у кого-то. Такое должны видеть люди, ведь человек в свои двадцать лет смог передать то, что другие боятся почувствовать : слабость перед самим собой и одиночество с самим собой же. _____ Приняв душ, и лишь повязав полотенце на бедра, Чонгук прошел на кухню и налил в стакан виски. Ему нужно было все осмыслить. Осмыслить то, что услышал ранее. В его голове не укладывалось, что автор картины тот парень, но зато теперь его, фраза брошенная скорее с напускной уверенностью, для отвода глаз, заиграла новыми красками: “Может он стыдится своей слабости и поэтому молчит?”. Теперь Чонгук был уверен, что это и была причина по который Тэхён не хотел признавать авторство, однако это не объясняет почему же он все таки вернулся еще раз на нее взглянуть, если такие чувства вызывает у него эта картина. Глотнув виски мужчина откинулся спиной на спинку дивана и положив голову на ее ребро закрыл глаза. Что-то не давало ему покоя, сначала эта картина, потом Тэхён, да еще он все никак не мог найти толкового куратора. По его “идеальному” плану он должен был пробыть в Сеуле три недели, две недели из которых ушли бы на подготовку к открытию и решению всяких юридических вопросов и поиска куратора и одна неделя для введения этого куратора в курс дела. Но сейчас ему хотелось задержаться подольше в Сеуле, да и еще узнать этого Тэхена и его историю, в которой финалом стал уход из академии по сути в никуда. Тишину квартиры прервал звонок телефона. Нехотя мужчина поднялся и пошел на мелодию, посмотрев на имя звонящего, он нахмурился, но все таки ответил. — Привет, милый!, — пропела девушка — Привет, Ми Соль, — закатив глаза бросил он — Мне сказали, что ты в Сеуле — Да неужели? И кто же такой болтливый? — садясь на диван с нотками раздражения в голосе — Юнги был очень мил. Ты дома? Я хочу приехать, — “Конец Мину” пронеслось у Чонгука в голове — Зачем? — Я скучала по тебе — Уверена что именно по мне? — Да. Очень и к тому же нам же было хорошо вместе,— и когда же она научится врать лучше, чем выглядеть — Возможно, только ты не учла, что я никого не пускаю в свою кровать — Ну думаю для меня ты сделаешь исключение, — и откуда только у этой девушки такая уверенность — А вот я нет. Я устал и не хочу никого видеть,— раздражение мужчины уже нельзя было ничего скрыть — Но Куки… — Сколько раз мне говорить чтобы ты не назвала меня так?,— уже не скрывая дикого раздражения перебил парень — А когда ты поймешь, что я хочу с тобой не только спать? — Я никогда не говорил, что будет что то большее — Но, я думала… — Ты все придумала сама в своей голове. Мне не интересны отношения. И насколько помню, я просил не усложнять наше общение — Чонгук! — Этот разговор не даст ни тебе ни мне ничего кроме раздражения и обиды, поэтому я его заканчиваю Он сбросил вызов, допил все, что было в стакане и прошел на кухню за дополнительной порцией виски. Ему очень нужно выпить еще. И почему некоторые девушки думают, что станут теми ради кого другой человек изменит свои принципы? Чонгук всегда говорил прямо, что кроме секса ему ничего не нужно, но такие как Ми Соль продолжали все равно пытаться урвать кусок побольше. Но это их проблема и ошибка, Чон Чонгук не будет ломать свою позицию ради кого бы то ни было. Опустошив пол бутылки виски, он так и уснул на диване с полотенцем на бедрах. Его возвращение в Сеул плохо на нем сказывалось, но почему-то это сейчас было неважно, особенно, когда в его сны проскользнула пара глаз, цвета расплавленной карамели
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.