ID работы: 13696005

Lux in tenebris

Слэш
NC-17
В процессе
232
Горячая работа! 132
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 68 страниц, 9 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
232 Нравится 132 Отзывы 109 В сборник Скачать

Часть 9

Настройки текста
Примечания:
      Гарри вихрем пронесся по гостиной и вылетел в пустой коридор. Несколько широких шагов, и из приоткрытой двери уже выглядывал взволнованный столь резким обращением Малфой. За прошедший час он успел привести в порядок свой внешний вид и собирался было покинуть Блэк-хаус, но только тот приготовился, звонкий оклик из гостиной и последующий шум в сторону гостевых покоев оборвал его планы.       Жилистая рука протянула исписанный мелким почерком лист бумаги: нетрудно было догадаться, от кого пришел ответ, судя по непривычно довольной физиономии победно откинувшегося к косяку Поттера.       «Быстро Уизли смекнула что к чему. Что ж…» — темная бровь выгнулась в издевке, а губы растянулись в предвкушающем оскале, стоило аристократу ознакомиться с содержимым письма.       — Стало быть, следующим шагом будет встреча со Скитер и установление времени твоего общения с Алом, — целитель передал письмо владельцу и внимательно оглядел лицо напротив, — Когда планируешь заняться?       — На самом деле, я предполагал, что вернее всего будет встретиться с ней через пару дней: будет время обдумать, какую часть информации слить сразу, а что оставить напоследок и подкрепить доказательствами, кроме того, — на мгновение Поттер потупил взгляд и склонил голову к плечу, пряча руки в карманах надетых после ухода Драко домашних штанов, — Мне казалось, что ты сам не допустишь этого в ближайшее время…       — Растешь, герой, — уголок рта дернулся в мимолетной одобряющей улыбке, — конечно, никуда я тебя не отпущу, пока не буду уверен, что твой организм стабилен. Сейчас я в Мунго, позже с тобой свяжусь, — на этом Малфой грациозно развернулся и с гордо выпрямленной спиной скрылся за поворотом в гостиную, откуда в следующие несколько секунд послышался звук пламени камина.       «Да, все будет так, как нужно»

***

      Остаток дня для Поттера прошел весьма непримечательно. Связавшись с Невиллом, ему удалось получить доступ к рабочим бумагам, и на протяжении четырех часов он усердно работал над делами аврората практически без перерыва. Накопительство — то, чего он не мог простить ни коллегам, ни себе.       Особенно, себе.       Военное время послужило жизненно важным уроком во многих сферах жизни, над которыми Гарри время от времени так или иначе задумывался, среди них были и вопросы, касающиеся в первую очередь его собственных личностных характеристик. Так, если бы не шагающая в ногу с ним его верная удача, составлявшая неоправданно верно сложившиеся между собой обстоятельства, не было бы ничего, что познал он после. Тем не менее, эта же самая удача не забывала и понурить парнишку из прошлого за каждый неосторожно выверенный шаг, планомерно выжигая фундаментальные истины острым английским почерком. Гремучая смесь из доверчивости и смелости есть ни что иное как банальная самонадеянность. Жертвенность — воплощение глубокого одиночества. Внушаемость — не владение информацией и неспособность удержать ответственность. Понятное дело, будучи ребенком, груз, возложенный на его плечи буквально всем народом Магической Британии по объективно необъективным причинам, был для него попросту неподъемен, однако то дело прошлое. Ныне Поттер владел достаточным багажом опыта, психических ресурсов, поистине широким спектром знаний, отнюдь не ограниченных несколькими десятками школьных заклинаний. Жизнь всегда требовала крайней степени отдачи, начиная от основ экономики, заканчивая владением представлениями политических ценностей соседствующих стран. Теперь же ему посчастливилось столкнуться и с последствиями неосведомленности в медицинском ключе на собственной шкуре.       «Помнится, я подумывал о предложении пересмотра периодической аккредитации сотрудников аврората… Надо бы с Кингсли перетереть»       Шумный выдох рассек тишину запылившегося кабинета. Скрипнула обивка старого кресла. Зеленые глаза заволокло теплой негой уходящих в небытие событий. Переносицу и уставшие веки растерли грубые пальцы.       Сколько времени прошло с момента встречи с Драко в ту роковую ночь? Почему именно сейчас она произошла? И как за столь непродолжительное время ему удалось заставить Гарри пересмотреть незыблемые для него ранее приоритеты? Но что было загадочнее всего и что ему, возможно, хотелось бы узнать от себя самого: почему его не беспокоило ничего из того, что он испытывал некогда к Джиневре? Всякий раз, стоило Малфою появиться в поля зрения, мысли, что волнами били по вискам, успокаивались, бушующее пламя злости, страха, ревности, уныния — все они смывались нежным ручьем магии, идущей, казалось, из самого сердца целителя. Никакой влюбленности, влечения, азарта — лишь спокойствие, уединение с самим собой, возвращение в точку абсолюта, посредником которого стал Драко.       Взгляд скользнул по собранным в аккуратную стопку пергаментам, перешел на чернильницу и остановился на полусожженной свече. Юркий язычок мягко лавировал в накаленном воздухе под равномерным дыханием. Спаленный фитиль давно загнулся под гнетом огня. Старая привычка вне зависимости от внешнего освещения зажигать свечу во время работы неизменно успокаивала. Запах плавленого воска, мелкий треск пламени, время от времени терявшийся в шорохе бумаг, мелькание теплого света — действовали на Гарри действительно медитативно, а вкупе с монотонной отрешенной от будничной жизни деятельностью, позволяли стремительней упорядочивать крутящиеся в голове фоном мысли.       «Предположим, с Уизли уже договорился, но как все же быть со Скитер? Эта акула не упустит и малейшей возможности обгадить и переиначить любое необдуманно сказанное слово. Если Джин ответила спустя уже час, то эта либо настолько занятая, либо специально травит, набивая цену. Так или иначе, я предпринял попытку. Незначительные изменения плана выйдут в плюс, который, Гарри, тебе придется судорожно искать несмотря ни на что. Все ради одного…»       Воздух потяжелел. Взмах палочки, и из открывшегося окна потянуло долгожданной свежестью. Закаменевшее тело требовало разминки: примявшийся хлопок штанов мерзко впивался заломами во вспревшие бедра, спину обтянула футболка. На периферии сознания скользнул неопределенный образ. Одно вяло тянулось за другим, и случайно обращенное внимание на стол уловило отсутствие чего-то значимого. Ноги повели Гарри в сторону спальни, где на прикроватном столике неизменно стояли отмеренные специалистом дозы зелий.       «Может, это из-за болезни меня так штормит? К тому же я пропустил в обед прием… Не думаю, что могло сильно сказаться, но все же раньше я не замечал за собой такой потливости»       Наколдовав невербально воды, он опрокинул в себя весь стакан, пропустив пару струек по подбородку к шее и вороту футболки. Капли болезненно обожгли кожу. Горло сжимал стремительно растущий ком, который, хоть и не перекрывал доступ к кислороду, упрямо раздражал и не отпускал фокуса сознания ни на секунду.       «Это уже вошло в привычку…»       Настенные часы в коридоре показывали половину пятого. Обещанные отчеты ждали до полуночи, и из всего перечня в пятнадцать штук ему оставалось закончить всего три. Времени было еще достаточно, так что рьяно требующее перерыва тело с особым наслаждением отдалось пленительным пуховым подушкам.       Однако отдохнуть, по-видимому, Гарри было не суждено, потому что в тот же момент из гостиной послышался треск каминного пламени: прибыл гость.       Поттер мгновенно подобрался и, поднявшись с кровати, направился к двери, где столкнулся с объятой в дорогой строгий костюм Джиневрой. Персиково-алый оттенок помады привлекал, оттененные чарами гламура скулы тянулись до зачесанных рыжих прядей, что, собираясь за ушами, уходили к шее. Словно знающая дело ведьма, она, казалось, продумывала образ до мелочей, заманивая внимание оппонента от одной чувственной детали к другой. Нисколько не пошлый вырез декольте оголял самую малую часть грудной клетки, подчеркивая лишь тонкость ключиц и нежную впадинку между грудями.       Дерзкий, выжидательный взгляд, направленный на Поттера, все же выдавал явное удовлетворение маленькой победе. Девушка склонила голову к плечу в слабо скрываемом пренебрежении.       — Я вижу, тебе лучше, — миниатюрная сумочка повисла на украшенном бархатной перчаткой предплечье, — Надеюсь, ты извлек урок из произошедшего, потому что этот шанс будет для тебя последним. Впредь, если ты снова выкинешь что-нибудь такое же или что-то другое, Альбуса ты не увидишь.       Уизли равнодушно окинула взглядом темные стены и, будто зная реакцию Гарри наперед, обошла его и пристроилась на излюбленном диване. Поджатые зубами сухие губы вот-вот могли дать трещину: на языке уже начал выступать мимолетный вкус металла. Кулаки непроизвольно сжались, живот скрутило в заученной долгими годами беспомощности.       »…Для того, чтобы поступать правильно, нужно научиться поступать правильно…»       Облик Драко на самом краю разума повторял фразу, подобно мантре. Появившаяся в пальцах непрошенная дрожь то откатывалась, то настигала с новой силой. Вязкая слюна, гадко склеивающая небо, никак не хотела сглатываться. Профиль вольготно расположившейся бывшей кричал, подчинял, склонял к полу, грозясь пригвоздить к нему навечно. Строгие аврорские плечи норовили вот-вот согнуться, и только четкий мышечный каркас едино с титаническими моральными усилиями удерживал осанку.       «Последний раз… В последний раз я отыгрываю роль и умываю руки!..»       Глубокий вдох.       — Я не смогу без Ала и понял свою ошибку. Все, что я чувствую, я изложил в письме и добавить мне нечего, — все так же не оборачивается, смотрит на кончики перчаток да убирает воображаемые пылинки с черных брюк, — Джинни…       «Ей в кайф тупо держать интригу, думает: подпустить или не подпустить? Возомнила из себя Мерлин пойми кого, уверенная в том, что я всегда буду у нее под каблуком, да пошла нахуй! Я еще посмотрю, как ты будешь вопить о несправедливости»       Аврор прошел вслед за бывшей женой и приземлился на диване напротив, уперев локти в колени. Взгляд зеленых глаз из-за опущенной головы был намертво прикован к облезлому подлокотнику.       — Хватит мямлить, Поттер, — ледяной тон точеным лезвием рассек сократившееся между ними пространство, — Я тебя поняла с первого раза, сейчас лишь предупредила и не ждала какого-либо ответа.       «Ну да, конечно, куда мне. Я же двух слов, по твоему мнению, связать не могу»       — Тем более, что мы оба знаем, что у тебя с этим проблемы, — добавила Уизли, перекидывая ногу на ногу и смиряя Гарри высокомерно-снисходительным выражением.       «Ха, да к Трелони не иди, все на роже написано!»       — Честно признаться, когда я получила от тебя письмо, не поверила ни единому слову, но спустя полчаса мне пришло еще одно, думаю, ты догадываешься, что оно от Риты.       — Она с тобой связалась по поводу интервью? — Поттер волнительно вскинулся и «преданно» заглянул в карие глаза напротив.       — Да, но сказала, что будет свободна примерно через полторы недели, может, раньше. Хотелось бы, конечно, обелить свое имя пораньше, видно, так придется. Мой законный супруг же не может заступиться за жену…       «Бывший законный супруг» — мужчина, еле не скрипнув зубами, задержал дыхание на несколько секунд, — «Сука, ты даже представить не можешь, сколько, нет, СКОЛЬКО раз я пожалел об этом»       — Джинни…       — Я сказала, что не буду этого слушать!.. — девушка яростно вздернула подбородок и сильнее откинулась на спинку, располагая локоть на подлокотнике.       «Один, два, три, четыре… — вопреки счету, с каждой отмеренной секундой, градус накапливаемой злобы лишь повышался, расползаясь по телу ручьями обжигающей магмы, — Ты определись: тебе лизать пизду, или молчать? Давай резче, в темпе упивайся своим эго, дохлебывай и уебывай»       — Я хотел спросить насчет Ала: когда я могу его увидеть?       — Ты, скажи, реально, отупел? Я к тебе только пришла, а ты сразу об этом! Ты абсолютно не задумываешься о степени своей наглости! Хотя, с другой стороны, я могу понять, как мудрая женщина и мать — ты всегда был, так скажем, уязвим, — уголок губ издевательски дернулся, — Но вот даже не знаю, — темно-рыжие брови на пару мгновений сошлись у переносицы в попытке навести лицу вид высшей степени задумчивости, а отросшие ногти, даже сквозь ткань, деловито постукивали по коже дорого ридикюля, — Дело в том, что он приболел слегка…       — Что с ним? — загривок обожгла морозь и прошлась, казалось, по каждому позвонку.       — Ты на что-то намекаешь? — от прилива крови россыпь веснушек практически слилась с побагровевшей кожей, — Поттер!       — Нет, спрашиваю, — ответил совершенно спокойно Гарри, невзирая на налившиеся в напряжении вены предплечья.       — Он упал.       «Нет…»       — Играл на лестнице в Норе, запнулся и расшибся.       «Нет…»       Равнодушие, с которым девушка рассматривала камин, беспечно повернув голову в сторону, освобождало тщательно запертую за сотнями замками плещущую через край ярость. Сердце вновь пропустило удар. Грудь сперло: слова хлестким ударом вышибли весь воздух. Ком, что на время отпустил Гарри, разросся во все горло. Оцепенение — острое и проникновенное — сдерживало тело на месте.       Подорваться, ухватиться за ворот, разорвать футболку к чертям, разбить окна и выбежать прямо через них на улицу, чтобы там, отдышавшись, тотчас переместиться в Нору и захватить в объятия Альбуса.       Единственного, живого, теплого.       Маленького продолжения его души.       Обогреть, приласкать волосы, взяться за тонкие ручки, обхватить хрупкие плечики.       Насладиться мягкостью кожи милых щечек, заглянуть в родные глаза.       Кадры безжалостно пронеслись один за другим, но перед ним все так же сидела та, кто дала жизнь.       И сидела так фривольно, будто глумливо.       А взгляд, что страшно, совершенно пустой.       «За что?»       Среди повисшей тишины раздался первый сдавленный хрип.       Джиневра обернулась и застыла в одном положении: сгорбившаяся фигура, остекленевшие в приступе паники потерянные глаза, безвольно раскрытый рот, вздувшиеся вены шеи и лба, взмокшие виски.       — Поттер! Что?.. — крик нарастал. Девушка бросилась к аврору и встряхнула того за плечи. Крупная дрожь передалась на вцепившиеся в рукава пальцы. Снова хрип. И еще. Отстраненный, из глубины, — Поттер! Что тебе дать? Что нужно?       «Ал!.. Ал!..» — пересохшие губы безвольно хватали воздух, по стопам побежали первые парестезии, молниеносно добираясь до колен и бедер, охватывая их фантомным параличом.       — Мерлин, Поттер! Ответь!       — А…       — Гарри!       — Ал!..       — Что?       — Ал… Альб…       — Поттер, твою мать! Я говорю: жив, все нормально! Мерли-и-н, кто бы знал, что ты такой слюнтяй…       — Как? — щемящая нежность вкупе с колотящимся в груди отчаянием душила еще больше. Жгучие слезы заполонили пространство.       «Я не верю… Не верю ни единому твоему слову, сукина дочь»       И только встретившись взглядом с потемневшими, дышащими ненавистью зелеными глазами, Уизли, словно, потеряла дар речи. На лице заиграли давно потерянные нотки ранимости, чуткости, полного сожаления — на миг.       На один миг.       Перед ним была его Джинни. Ту, которую он когда-то любил.       Рука непроизвольно потянулась к рыжей макушке.       Пальцы огладили неряшливо спадающие, пленительно пахнущие локоны, заправили выбившиеся молоденькие волоски за ухо, как делал всегда, когда она заработается. Нежная улыбка коснулась покрасневших губ.       — Гарри…       — Милая, моя маленькая, — девушка сглотнула, — Прости за это, я просто так переживаю, вы для меня все…       «Вы были для меня все…»       — Гарри… С ним правда… Все хорошо, — мягкая ладонь охватила широкую руку аврора и отвела в сторону, — Не надо, ты же понимаешь: все кончено.       — Да… Я понимаю.       — Он оправится, но не думаю, что прям скоро.       «Конечно, надеяться на столь легкий вариант глупо, если предположить, что он и правда не сам «упал», но не попробовать еще хуже»       — Может, нужна помощь целителя?       — Ерунду не говори: кто не падал в детстве, — Джиневра выпрямилась и отошла к камину, — Тем более, что там всего пара ушибов и ссадина на лбу.       — И все же хуже не станет, пусть его осмотрят, пожалуйста, — видно, скудная надежда, проникшая в магические потоки, странным образом окружила девушку. Последние сомнения развеял все еще стоящий в сознании образ сломленного Героя, каким он был в последний раз на руках Хагрида. Бессильного, убитого, нагого.       — Хорошо!.. — Уизли устало растерла лоб и из-под полуприкрытых век посмотрела на постепенно восстанавливающего душевное равновесие бывшего мужа, — Делай, что хочешь. В четверг устроит? Завтра у отца прием намечается. Оплачиваешь ты.       — Без проблем.       — До встречи.       Рассыпался порох, и фигура в костюме исчезла в языках зеленого пламени. И среди звенящей, снедающей изнутри пустоты, сама собой зародилась нехитрая, вполне ожидаемая мысль.       «Сынок, я заберу тебя, заберу… Только дождись!..»
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.