Правило двух. С исключениями.

Джен
NC-17
В процессе
7840
автор
Efah бета
Размер:
планируется Макси, написано 217 страниц, 21 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
7840 Нравится 2844 Отзывы 3374 В сборник Скачать

Глава 1

Настройки текста
Виктор внимательно наблюдал за своим сыном. Малыш лежал в колыбельке, похожий в своих пеленках на крупную гусеницу, готовящуюся к окукливанию, и тихо сопел, изредка причмокивая. Призрак улыбался, глядя на свой якорь в этом мире. Теперь его никто не сможет изгнать, он находится в этой реальности на совершенно законных основаниях, доказательством которых является его сын. Марволо Марка Сит-ари*-Мракс. Призрак качнулся к колыбельке, ласково проведя кончиками пальцев по темному пушку на головке. Марволо Марка... Когда встал вопрос, каким именем ему представиться, он думал недолго, вспомнив свой ситхский псевдоним, под которым фигурировал в интернете. Он был составлен из его настоящего имени — Виктор, вторым стояло одновременно слегка измененное имя его отца, которого звали Марк, и имя его кумира, Марки Рагноса. В качестве фамилии выступало обозначение владыки всех ситхов, а что поделать, пафос — наше все! За долгие годы он настолько с ним сроднился, что искренне считал своим истинным именем, а уж в ситуации, когда пришлось приносить магические клятвы, оно сработало на все сто, закрепившись официально. Так что теперь у него новое-старое имя и новая фамилия. И это хорошо... Призрак еще раз бесшумно обошел детскую и застыл в углу, обдумывая все произошедшее.

***

Меропа готовилась сражаться за будущее своего сына отчаянно. Она была готова ко всему, даже к тому, что придется расстаться с посмертием, чтобы защитить своего малыша, и совершенно не готова к варианту, предложенному непонятным темным существом. Когда Виктор понял, куда именно его занесло, он впал в кратковременный ступор. Что поделать, подсознательно он мечтал оказаться в так нежно любимой им далекой-далекой галактике, и уж чего он не ожидал, так это того, что его занесет в мир шрамоголового придурка с палочкой наперевес. Однако, ступор продолжался недолго. Аналитический ум заработал во всю свою мощь, подсчитывая бонусы от попадания в этот мир, а также все те плюшки, что свалились и свалятся на него благодаря Контракту с Меропой Мракс. Тщательно расспросив женщину, Виктор знаком приказал ей молчать, обдумывая предложение. Насколько он знает оригинальную книгу, у него есть прекраснейший шанс легализоваться, причем тут же и сразу, что повлечет за собой целую лавину изменений. Никакого Волдеморта и крестражей не будет. Это ситх решил твердо.

***

Меропа с замиранием сердца следила за размышляющим призраком. Он был... странным. Во-первых, призрак был цветным, а не молочно-белым, как, например, обычные привидения. Виднеющиеся кончики пальцев имели телесный цвет, мантия, в которую он был одет, переливалась всеми оттенками тьмы, глаза сияли двумя миниатюрными солнцами. Кроме того, он был каким-то... плотным. И вдобавок от него исходила странная мощь. Очень, очень странное существо. — Итак, — прервал свое молчание Виктор, — резюмируя, мы имеем следующее: твой сын будет очень могущественным магом, после его рождения ты умрешь, передать ему в наследство нечего, его отец на него претендовать не будет, заплатить тебе также нечем. — Призрак качнулся из стороны в сторону, словно ходя по пентаграмме. — Женщина!!! Почему ты не провела ритуал раньше, дура ты этакая?! Роды начнутся уже через пару часов, я просто не успею найти средства для твоего выживания! Идиотка! Меропа изумленно уставилась на Виктора, переваривая данное заявление. Но призрак решил не останавливаться на достигнутом. — Итак, проясни мне несколько моментов... — Виктор придавил женщину взглядом. — И... сядь, что ли! Разговор нам предстоит крайне долгий. Обалдевшая Меропа с трудом приволокла стул, на который с огромным облегчением села, а Виктор начал допрос. — Томас Риддл. Вы с ним женаты? Магически? — Нет. Мы даже в церкви, по их обрядам, не соединились, — горько ответила Меропа. — Превосходно... — потер руки мужчина. — Дальше... Тебя изгоняли из семьи? Обряды, ритуалы? — Нет. Отец выгнал из дому, но не отторгал. Я этого не почувствовала. — Превосходно! Значит, ты являешься наследницей Мракс? И имеешь все права на эту фамилию? — Да. — Прекрасно! Просто изумительно! Дальше... есть хоть кто-то вменяемый, кого ты можешь назначить опекуном сына? — К сожалению, нет. Никого нет. — Наследство? — Только это, — печально улыбнулась Меропа, качнув на руке тяжелый серебряный медальон с изображением змей на крышке. — Он принадлежал Салазару Слизерину. — Отлично. Ты можешь сделать так, чтобы никто не смог снять его с шеи твоего сына? Заклясть как-то? — Сейчас нет... это надо сделать, когда он родится, а я просто не доживу... — Плохо. Тогда — спрятать! Нельзя, чтобы такое досталось непонятно кому! Есть варианты? — Не знаю... — Что насчет Гринготса? У вас есть сейф? — Был. Как сейчас — не знаю. — И... последнее... в банке можно заключить брак? — Можно... — изумленно пролепетала Меропа. — Но только по самым древним обрядам. — Это хорошо! Итак, вот мое предложение...

***

Через полчаса одетая в свои лучшее платье и мантию Меропа стояла перед банком, пошатываясь и держась за живот. Виктор незримо присутствовал рядом, она ощущала его энергию, вливающуюся в нее и дающую ей силы. Гоблины встрепенулись, глядя на позднюю клиентку... и ее спутника. Холл был пуст, ночь все-таки, никто не видел, как гоблины, ощетинившись мечами, настороженно встретили еле бредущую изможденную женщину. Правда, глядели они вовсе не на нее. — Помни, вежливость... Меропа поклонилась и тихо произнесла: — Пусть золото течет рекой в ваши закрома, доблестные Хранители Золота. Мне нужна ваша помощь. — Чего ты хочешь, Находящаяся-под-покровительством? — Мы хотим заключить брачную связь, а также обеспечить нашего наследника... — проявился Виктор. Выглядело это достаточно жутко, словно кусок Тьмы налился силой, позволяя себя увидеть. Гоблины зашушукались, но оружие опустили. — Проходите. Вам нужен кто-то определенный? — Даже не знаю. Меня зовут Меропа Майра Мракс. У моего супруга нет в этом мире управляющего. Что вы посоветуете? — Вами займусь я... — неслышно подошедший богато одетый гоблин приглашающе махнул рукой. — Идите за мной. Через несколько минут Меропа с облегченным вздохом откинулась на спинку мягкого кресла, а Виктор застыл рядом. Гоблин настороженно сверлил взглядом темную фигуру, пытаясь понять, кого именно занесло в банк. — Меня зовут Златокошель, я являюсь директором банка Гринготс. Кто вы? — Позвольте представиться... Виктор Марка Сит-ари, Темный лорд ситхов. Я хочу заключить брак с Меропой Майрой Мракс, а также содействовать нашей общей прибыли и процветанию, уважаемый Златокошель. — Хм! Это мне нравится, особенно вторая часть! — оскалился гоблин. — Приступим? — Приступим! У нас мало времени.

***

Через два часа Меропа с изумлением и неверием рассматривала сияющие на ее руках брачные браслеты: сделанные из странного черного металла, украшенные непонятными письменами, от взгляда на которые шевелились волосы на затылке, они проявились при проведении ритуала бракосочетания. Символ ее брака. И... практически рабства. Слухи действительно не врали. Коротышки могли помочь заключить брак, но только по самым древним обрядам, а они все, как один, подразумевали почти рабство одного из супругов: никаким равенством и не пахло, предки таких слов и не знали, у них все было просто: есть глава Семьи, и есть его супруга, находящаяся в его полном и безоговорочном владении.** Впрочем, Меропе было это на руку. Теперь НИКТО, абсолютно никто не сможет предъявить на ее ребенка хоть какие-то претензии, даже ее отец или брат. Она полностью перешла в род мужа, правда, с оговоркой. Ее сын станет наследником и его рода, и рода Мракс, если ее отец или брат не произведут на свет физически нормального ребенка, в чем она очень сомневалась: Марволо был безумен, а Морфин — к тому же еще и бесплоден после перенесенной драконьей оспы и Азкабана. Так что... она нежно погладила живот, малыш имеет все шансы возродить захиревший род Мракс. И, судя по всему, ее супруг не упустит такую возможность... Виктор до предела напряг свою память, отчаянно торгуясь с ушлым зеленокожим коротышкой. Пришлось изворачиваться, чтобы обеспечить своего (да, теперь уже своего!) ребенка. К счастью, гоблины умели думать на перспективу, не довольствуясь только сиюминутной прибылью, что здорово облегчило процесс коммуникации, хотя драли эти крохоборы свои проценты нещадно! Хорошо еще, что Виктор сумел выудить из своей памяти данные о парочке крупных кладов, которые в свое время стали просто сенсационными находками. Деньги будут, а уж куда их вложить, Виктор прекрасно помнил из истории. Скоро начнется Вторая мировая, Великая депрессия еще ожидает Америку, Советский Союз продает национальные сокровища за бесценок, а Де Бирс*** хоть и захапали практически полностью все месторождения алмазов, но еще не прибрали их до конца, они не смогут противостоять и помешать магам немного облегчить месторождения. Он знает, что, где и когда надо прибрать к рукам, его ребенок не будет расти в нищете, голодая в приюте, и дрожать под бомбежками Лондона. Этого не будет. Единственное, Меропу уже не спасти. Слишком изношен ее организм, слишком истощено магическое ядро, ей уже ничто не поможет, правда, с его помощью она сможет увидеть своего ребенка и, возможно, даже побыть с ним хоть час. Уж это он ей обеспечит. Виктор прикоснулся к Меропе, передавая частичку своей энергии, сверкнув черно-золотым браслетом, и продолжил обсуждать с директором финансовые дела, пока она пыталась клевать прекрасный завтрак, принесенный прямо в кабинет и сервированный на небольшом столике, покрытом белоснежной скатертью с изумительной вышивкой.

***

Согревшаяся Меропа дремала в кресле, укрытая мягким пледом, когда все ее тело пронзила боль. — Милорд... началось... Роды проходили тяжело, причем в предоставленном гоблинами помещении и с помощью специально приглашенного колдомедика. Это должно было обойтись в копеечку, но Виктора расходы не волновали. Он дал слово, а его надо держать. Через несколько часов мучений раздался истошный вопль недовольного младенца. Малыша обтерли, закутали в пеленку и положили на грудь еле живой Меропы. Она плакала, глядя на свое дитя, прижимая его к себе, пытаясь дать ему за отпущенное ей время всю свою любовь. Виктор улыбался, чувствуя, как напряглась связь между ним, Меропой и младенцем. Вовремя заключенный брак ощущался как прочные незримые цепи, сковавшие его с женщиной и сейчас передающие ей энергию, необходимую для поддержания жизни. Кроме того, он чувствовал, как его соединяет с новорожденным. Эти связи были другими, отличаясь по ощущениям от брачных уз. Ребенок с каждым мгновением все больше ассоциировался с чем-то, что является частью Виктора. Странное ощущение... часть себя, находящаяся рядом. — Назовите его, милорд... — Нарекаю тебя Марволо Марка Сит-ари-Мракс. — Свидетельствуем! — хором произнесли колдомедики, Меропа и подошедший Златокошель, а ситх ощутил, как к нитям, соединяющим его с ребенком, добавилась еще одна. А теперь надо закончить начатое. — Признаю тебя силой от силы моей, плотью от плоти моей, кровью от крови моей. Я сказал! Мир вздрогнул, и новорожденный ситх огласил комнату истошным воплем. Виктор рассмеялся, ощущая движение Силы — вокруг себя и ребенка, в себе, в окружающем пространстве. Меропа слабо улыбнулась, в усталых глазах промелькнуло какое-то темное удовлетворение, как у самки, выбравшей для себя самого сильного самца. Гоблины переглянулись и засуетились. Теперь наступал их черед. Они сделают и зарегистрируют документы на малыша, одновременно легализуя его отца; предоставят дом и обслуживающий персонал, который присмотрит за ребенком, так как Виктор пока этого сделать не в состоянии, но это только пока. В течение года можно будет провести обряд, позволяющий обрести свое тело. Как ни странно, все упиралось в деньги. Процесс материализации требовал достаточно дорогостоящих ингредиентов и оплаты услуг нескольких мастеров ритуалов, зельеварения, артефакторики. Как говорится, деньги — это зло, жаль что его иногда не хватает. Пока в сейфе не заблестит золото, летать ему аки вольная птица туманным сгустком. Впрочем, это не страшно, здесь тоже есть своя выгода. Это время можно посвятить своему развитию, ведь призраки владык материальны, могут воздействовать на окружающий мир, так что, как говорил дедушка Ленин: «Учиться, учиться, и еще раз учиться!». Кто не развивается, тот деградирует. А уж для него стремление к знаниям — дело привычное.

***

Виктор полюбовался на спящего Марволо и застыл, обдумывая планы на ближайший год. Дел предстояло сделать много. Нужно собрать информацию о мире магов, способствовать наполнению своего сейфа, узнать, что потребуется для того, чтобы войти в стройные ряды аристократов, он не собирается довольствоваться вторыми ролями, хватит с него быть исполнителем! Он лорд. Этим все сказано. *В ситхском языке термин «сит’ари» дословно переводится, как «лорд» или «архилорд». Со временем это слово стало обозначением некоего совершенного существа, обладающего абсолютной властью и повелевающего орденом ситов. Не путать с «джен’ари» — «темный лорд ситхов». **С изменением матриархальной системы (когда дети приписывались к матери, так как рождались от разных отцов) на патриархат (дети входят в род отца) брачные обязательства изменились. За жену стали платить выкуп, она была собственностью мужа, его имуществом, правда, везде по-разному. От равноценного партнерства до полного рабства. Кому интересно, почитайте исторические данные. Таково положение по всему миру, за исключением пары мест, например Полинезии, где в ходу было многомужество. ***De Beers (по-русски произносится Де Бирс) — международная корпорация, которая занимается добычей, обработкой и продажей природных алмазов, а также производством синтетических алмазов для промышленных целей. Основана в 1888 году на территории нынешней ЮАР. Рекламный слоган: «A Diamond Is Forever».
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.