Правило двух. С исключениями.

Джен
NC-17
В процессе
7800
автор
Efah бета
Размер:
планируется Макси, написано 217 страниц, 21 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
7800 Нравится 2842 Отзывы 3358 В сборник Скачать

Глава 3

Настройки текста
Виктор напряженно смотрел на слиток металла, вытягивающийся под его взглядом в длинные тонкие прутья. Сизо-серебристая болванка сминалась, словно пластилин, послушно меняя форму. Одна за другой длинные тонкие спицы аккуратно отделялись от слитка, укладываясь на рабочем столе. Одна... вторая... десятая... Закончив со слитком, Виктор прикрыл глаза, физически ощущая навалившуюся на него усталость. Моральную. Как ни крути, но это был уже третий за сегодняшнее утро. А до этого надо было эти слитки выплавить, причем на голой Силе, а для этого надо было очистить самородки, отделяя крупицы примесей, перемять их, словно тесто, улучшая структуру, опять-таки напитать их своей Силой, осторожно, по капле отдавая ее металлическим каплям, до тех пор, пока они не заполнятся до краев, и только после этого уже можно было тянуть проволоку. Создание меча было делом кропотливым, требующим внимания, знаний металлургии и Силы. Огромного количества Силы. Виктор чувствовал, как сквозь него протекает океан энергии. За прошедшие семь месяцев он стал гораздо сильнее, за что мог благодарить собственное упорство и знания, доставшиеся ему в прошлой жизни. За это время он сумел сделать многое. Очень многое. Первое, на что он обратил свое внимание — Коррибан. Источник, обретший наконец, после долгих веков забвения, перемежающихся краткими вспышками пробуждения, хозяина, вел себя, словно собака. Умный, послушный, преданный, беспрекословно подчиняющийся своему владыке, постепенно приходящий в норму, он все сильнее менял изливающейся из него магией стоящие на нем руины и своего владельца. Теперь Виктор понял, почему древние семьи так гордились собой. Укротить дикий источник, привести его к послушанию, помочь развить псевдоразум... Это дорогого стоило. Но и результат в случае удачи был потрясающим: резкое прибавление личных и родовых сил, что вело за собой увеличение срока жизни, повышенную регенерацию, улучшение гено- и фенотипа данного семейства, закрепление определенных предрасположенностей и способностей... Перечислять можно долго. Конечно, были не только плюшки, но и подводные камни. Очень часто в роду закреплялись не только положительные тенденции... Многие чистокровные могли похвастать переходящим от отца к сыну либо от матери к дочери букетом каких-либо маний или дурных наклонностей, также предрасположенность к одним видам магии часто компенсировались полнейшим неприятием других. Все это вело к тому, что к вопросам брака подходили не просто ответственно, а крайне ответственно! Не дай Магия, какая-нибудь вполне безобидная привычка перерастет в манию, или предрасположенность к чему-то перейдет в отторжение, или изменится родовая внешность, или... десятки, сотни возможных «или». Виктору было, с одной стороны, проще, а с другой — тяжелее. Проще было в том, что он сам по себе в этом мире — чистая доска, на которой можно записать все, что необходимо. Тяжелее, потому что написать уже успели — брак с Меропой даром не прошел. А ведь предстоит еще и обретение тела, а значит, для того, чтобы все прошло удачно, понадобится кровь маленького Марволо, что сразу же наложит на него свой отпечаток. Все эти размышления привели к тому, что Виктор в очередной раз вспомнил пресловутый канон и то, что напрягло его аналитическую чуйку еще тогда. Лорд умер, и уже на следующий день в газете выходит репортаж, где четко, недвусмысленно, черным по белому написано, как именно зовут победителя. Что это? Прямое указание? Ведь фотография в газете не даст возможности ошибиться. Дамблдор долгие годы запихивал своего карманного героя к маглам, в дом, где не было никакой защиты, а иначе почему ему пришло уведомление из Министерства о несанкционированном колдовстве, когда мелкий надул тетку? Если бы дом был необнаружимым, то этого бы не случилось. Парня не трогали только потому, что он, как Неуловимый Джо*, был нафиг никому не нужен. Экстремисты сидели в Азкабане, а оставшимся на свободе пожирателям он и даром не сдался, так же как и противоположной стороне. Иначе пацана попытались бы убить или усыновить, но этого не было. И его просто подсовывали сумасшедшему, недвусмысленно указывая, из кого именно нужно взять кровь для ритуала. Попахивает даже не ловушкой... Вообще во всей этой истории было столько темных пятен, что только ребенок со всепоглощающим детским максимализмом мог счесть финал счастливым, Дамблдора — безобидным чудаком, а победу сил добра — безоговорочной. Виктор вздохнул, хотя в его состоянии в этом не было необходимости, но память... память... К тому же он не собирался отвыкать, скоро у него будет тело, еще немножко подождать! Гоблины собрали все уже давно, все необходимое для ритуала обошлось Виктору в кругленькую сумму, но цена не имела значения. Процесс шел неторопливо по крайне прозаической причине: Марволо. Основным ингредиентом станет его кровь, а взять ее безопасно для ребенка можно будет не раньше, чем ему исполнится год. Вторым по списку, но первым по важности шел его сын. Марволо рос как на дрожжах, радуя отца своим здоровьем, активностью и любопытством. Ему все было интересно, всюду он пытался пролезть, все пощупать, попробовать на зуб. Призрачное состояние отца приводило малыша в дикий восторг. При виде темной фигуры с золотыми огнями глаз Марволо радостно смеялся, пытаясь ухватить Виктора за мантию, тянул ручки, стремясь устроиться у него на плечах, угукал, восхищенно улыбался и фонтанировал таким безграничным счастьем, что ситх просто замирал, впитывая этот искрящийся поток чувств. Уже скоро, через месяц, его малышу исполнится год. На его день рождения отец преподнесет сыну подарок — возьмет его на руки во плоти.

***

Виктор неслышной тенью скользил по практически отстроенному замку. Коррибан изменился невероятно. Если раньше это были руины, пусть и показывающие, каким роскошным когда-то был замок, то теперь... Высокие шпили, толстые стены, ажурные витражи, тончайшие, прозрачные, как слеза, стекла; изысканное кружево металлических деталей, темный камень крепкой кладки. Гоблины сотворили чудо. Приглашенные ими специалисты восстановили здание полностью, причем как снаружи, так и внутри. Конечно, сейчас обстановка достаточно аскетична, но это поправимо. Самое главное, что основа готова, источник пробужден, и законный владелец вот-вот обретет плоть и окончательно вступит в свои права. А вот после этого и начнется настоящая магия.

***

Одетый в ритуальную рубашку из небеленого льняного полотна Марволо гордо восседал среди подушек на алтаре, показывая в улыбке все свои четыре зуба и вертя головой в чепчике. На огромном камне, на котором мог запросто улечься кентавр, уже были расставлены ритуальные чаши, сделанные лично Виктором при помощи Силы. Самородное серебро и золото, а также обсидиан послужили прекрасным материалом для полного ритуального набора: девять чаш различного диаметра, большой поднос, зеркало, двенадцать подсвечников и атам — нож, предназначенный для жертвоприношений. Все сразу, естественно, это не было необходимо, однако, никогда не знаешь, когда может понадобиться зеркало или чаша, в которой не высыхает кровь. Виктору в прошлом случалось сталкиваться с тем, что официальная наука объяснить не в состоянии, кроме того, он часто консультировался с одним хорошим знакомым, занимающимся именно такими делами, на память он никогда не жаловался, а уж в этом мире ему сама Сила велела обживаться, так что, с волками жить... Но сегодня на алтаре лежал только поднос, со стоящей на нем большой, на два литра, чашей, рядом находился нож, и стояли три небольшие чаши с тем, за что Виктор отдал три здоровенных алмаза, ограненных лично им, а также гордо восседал довольный Марволо. Виктор ласково провел кончиками пальцев по пухлой щечке сына и дал отмашку гоблину-ритуалисту. Зеленошкурые драли за свои услуги нещадно, но и качество гарантировали, кроме того, у Виктора, в общем, не было особого выбора. Ритуал проводить решили в ритуальном зале Коррибана, который нашли после расчистки завалов, это должно было принести несколько весьма заманчивых плюшек. Виктор, обретая плоть в месте, которое уже признало его хозяином, связывал себя и источник нерасторжимыми узами, создавая плотную, неразрывную связь с создающимся родом. Также процесс должен будет пройти гораздо легче, чем, например, в залах Гринготтса. Затем, когда он прольет свою кровь, начнется более тонкая настройка, начнут проявляться родовые дары, склонности, личные способности, в этот момент в своеобразном хранилище информации, которой является родовой камень, скрытый под алтарной плитой, начнет записываться все, что касается рода Сит-ари. Абсолютно все. Начерченный специальным зельем контур огромной многолучевой звезды мягко пульсировал золотистым светом, в центре стоял, не шевелясь, Виктор, внимательно следя за ходом совершаемого действа, а также посылая волны спокойствия и любви Марволо, рядом неторопливо двигался гоблин, аккуратно смешивая драгоценные ингредиенты в большой чаше. Заложив все в нужной последовательности и под пение заклинаний, гоблин повернулся к Виктору, и тот встал на колени, возложив руки на труп перед ним. Создать тело с нуля невозможно. Вернее, невозможно создать с нуля полноценное тело мага. Когда гоблины уведомили своего нового и крайне перспективного клиента о том, какой именно ингредиент требуется для ритуала воскрешения, тот только хмыкнул. Его таким не испугаешь, и брезгливостью он не страдает. Кроме того, опять-таки вспомнился канон. Гомункул, вскормленный змеиным ядом, подозрительное зелье криворукого подручного и ужасающий по своим последствиям закономерно полученный результат. То, что в итоге получил Волдеморт, иначе чем убожеством, назвать было нельзя. Его и убивать не надо было, еще пара лет, и гомункул сам бы развалился дурно пахнущей кучей. Ритуал воскрешения потому так и назывался, что в мертвое тело вселялась новая душа, после чего производилась тонкая настройка энергетики. Но и здесь были свои нюансы, очевидные и не очень. К примеру, для Виктора не годилось тело чистокровного мага, даже отреченного от рода. В крови, в магии, содержится столько информации, что в этом случае он рискует стать членом чужого рода, и это в лучшем случае, про худший даже думать не хотелось: сразу и полностью активизировавшиеся родовые проклятия и порчи, отторжение магии, ставшая ядовитой кровь, расщепление сознания и прочие неприемлемые для праведного ситха вещи. Поэтому требовался труп маглорожденного, в идеале — новой крови: он послужит отличным жестким диском, на который будет вписана вся необходимая информация, поэтому труп должен быть «чистым», то есть смерть должна наступить или в результате несчастного случая, или быть насильственной, но не в результате какого-нибудь проклятия, а, например, от холодного или огнестрельного оружия или побоев. Даже болезнь была нежелательной! Виктору несказанно повезло. За год, в течение которого искали подходящую тушку, было несколько трупов маглорожденных, однако все они были не того качества. Два трупа были женскими, еще трое умерли от темных проклятий, один был более-менее, но потом оказалось, что парень был шизофреником, покончившим жизнь самоубийством, а это неприемлемо в корне. Магия самоубийц не любит, в отличие от тех, кто приносит себя в жертву осознанно. Виктор уже даже подумывал, грешным делом, нанять пару не брезгливых ребят, как его обрадовали: есть свежачок высочайшего качества! Маглорожденный, новая кровь, пятнадцать лет, погиб вместе с семьей во время туристической поездки по Новому Орлеану**, убит ножом какого-то пьяного гопника, как и его родители, при попытке ограбления, но такое совершенство опять-таки стоит денег! На бесхозный трупик нацелился местный бокор***, и если уважаемый клиент хочет... Уважаемый клиент хотел, и даже очень. В очередной раз отсыпав золотых кругляшков, Виктор стал владельцем своего будущего вместилища. Паренек, привезенный в погруженном в стазис гробу, оказался владельцем ничем не примечательной внешности, светлых волос и достаточно высокого роста. Юный возраст Виктора не смутил, скорее это был плюс, огромный, жирный плюс. Магическое совершеннолетие не наступило, никакими контрактами парня связать не успели, половые контакты совершались им только мысленно, а значит, не будет неприятных неожиданностей. Тем временем ритуал шел полным ходом. Виктор, подхватив призрачной рукой атам, аккуратно уколол Марволо пальчик, предварительно заблокировав ему ощущения. Малыш даже не дернулся, когда в чашу начали падать рубиновые капли. Одна, другая... девятая... Гоблин осторожно макнул пальчик ребенка в заживляющее зелье, после чего долил в чашу жидкость из хрустального флакона, речитативом читая заклинание. Над чашей поднялся пар, в воздухе разлился тяжелый, душный запах крови. Гоблин сделал надрезы на трупе, облил их зельем из чаши, после чего аккуратно запрокинул ему голову и вылил в мертвое горло немного жидкости, следя, чтобы все попало внутрь, а не вылилось наружу, после чего Виктор лег рядом с трупом, крепко схватив его за руку. Ощущения были странные. Ему казалось, что его псевдоплоть развеивается, перетекая в новое место жительства. Марволо только зачарованно раскрыл рот, наблюдая, как его отец становится плотным черным туманом, перетекая в раскрытый рот мертвеца. Виктору казалось, что он влез в упругую, эластичную одежду меньшего, чем надо, размера, и теперь он пытался растянуть ее, изо всех сил пропихивая руки и ноги, ворочаясь в отчаянных попытках добиться своего, и наконец произошел прорыв. Тело стало ощущаться как родное, и Виктор сделал первый вдох. Гоблин проследил, как задергался труп, скребя пальцами каменный пол, магия кружилась, концентрируясь вокруг лежащего на полу тела, собираясь плотным, практически видимым коконом, в котором зрела куколка мага. Теперь главное — не упустить момент. Парень всхлипнул, грудь дернулась, делая первый вдох, гоблин тут же вылил ему в горло остатки жидкости и проскрипел фразу-ключ. Эффект был потрясающим. Вокруг тела засверкали молнии, обвивая плоть шипастыми плетями, заставляя его мучительно выгибаться и конвульсивно дергаться. Сейчас происходило самое главное: процесс замены крови маглорожденного на кровь, текущую в венах Марволо и несущую в себе отпечаток магии двух родов. Сит-ари и Мракс. Виктор воспримет только свою собственную Силу, однако, вполне возможно, что и от Мраксов достанутся бонусы. Тем временем внешность лежащего начала меняться. Волосы стали темнеть, завиваясь крупными локонами; кожа стала еще чуточку светлее; кости стали стремительно расти, добавляя роста; лицо начало приобретать черты, напоминающие прежнюю внешность Виктора, однако с некоторыми поправками: более прямой нос, более высокие скулы, более упрямый подбородок. Это была его улучшенная версия и гораздо более молодая. Сейчас корчащемуся парню на вид было восемнадцать. Молнии медленно впитались, некоторое время скользя под кожей, и погасли. Виктор с трудом разлепил глаза, тяжело, натужно дыша. Что ни говори, а он успел подзабыть, что значит быть во плоти. Гоблин пробурчал что-то, помахивая когтистыми руками, после чего удовлетворенно кивнул и впустил в зал парочку помощников. Гоблины аккуратно сняли клюющего носом Марволо, подхватили его отца и резво потащили обоих в спальню, после чего устроили на огромной кровати. Марволо тут же вольготно раскинулся на подушке, счастливо засопев, а Виктор только успел поправить слабой рукой одеяло, как отрубился. Теперь оставалось только ждать. *Анекдот. Ковбой приходит в салун, заказывает выпивку, пока бармен наливает, рассматривает объявления с наградами за поимку, висящие на стене. Смотрит в окно, и видит, что на земле валяется в дупель пьяный разыскиваемый. Спрашивает у бармена: — Кто это? — Это? Неуловимый Джо! — Но ведь за него награда назначена! Почему никто не ловит? — Да кому он, нафиг, нужен! **Новый Орлеан считался столицей Вуду. ***Бокор — колдун магии Вуду.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.