Чёрный Лебедь +166

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион», Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец», Властелин Колец (кроссовер)

Основные персонажи:
Галадриэль (Артанис, Нэрвен), Келеборн, Келебриан, Келебримбор (Тьелперинквар), Арагорн (Странник, Колоброд, Эстель, Дунадан, Элессар), Арвен Ундомиэль, Боромир, Гимли, Гэндальф (Олорин, Митрандир, Серый странник), Дэнетор, Имрахиль, Лотириэль, Мериадок Брендибак (Мерри), Перегрин Тук (Пиппин), Сэммуайз Гэмджи (Сэм, Сэммиум Скромби), Фарамир, Халдир, Элронд, Леголас, Назгулы, Фродо Бэггинс
Пэйринг:
Все герои трилогии и авторские персонажи, плюс несколько других небезызвестных героев Легендариума
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Мистика, Экшн (action), Психология, Философия, Повседневность, Hurt/comfort, AU, Songfic, Мифические существа, Эксперимент, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, Насилие, ОМП, ОЖП, Смена пола (gender switch), Элементы слэша
Размер:
планируется Макси, написана 191 страница, 43 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Шедеврально!» от Накуренный коте.
«За хорошее начало:)» от Helke
«Спасибо за любовь к ВК!» от mdarinka
«Отличная работа!» от Kira Kadena
Описание:
Прекрасная, бессмертная Ифренниэль никогда не знала, что станет рабом своих предрассудков, страхов, ночных кошмаров и желаний. На извилистом пути во имя Веры, Надежды и Мести, она отречется от престола, станет мужчиной и превратится в прекрасного лебедя. Чёрного.

Посвящение:
Всем тем, кто читает это, или будет читать.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Их всегда было девять. Девять всадников, девять вождей, девять предателей на пути в никуда. И так было всегда, пока однажды они не поменялись местами.

Визуализация главной героини сего романа. Спасибо Rami fon Verg art за такое случайное, но точное попадание в мой хэдканон! Автоский паблик:
https://vk.com/rami_fon_verg_art

Сама Идаманте:
https://pp.vk.me/c837732/v837732443/19c7b/Y9bsKTDcb9Q.jpg

Спасибо Сотофе за картинки! Коллаж автора.
http://s019.radikal.ru/i628/1312/55/d139b71f9295.jpg

Владыки и Келебриан
http://i023.radikal.ru/1312/d7/710aa4548323.jpg

Аффторский Гондор в картинках
http://i019.radikal.ru/1312/50/307b89690539.jpg

Музыкальная подборка от Сотофы!
http://vk.com/wall192777689_2045

И великолепный подарок от любимой читательницы!
http://johnnyjameslerman.tumblr.com/post/80185116108/katherinejunior

И авторское счастье! The famous Kat.
http://vk.com/wall-79197321_49


Духов зов (Часть вторая) (Глава 3)

27 октября 2012, 23:35

(Саундтрек: Sirenia - Twilight In Your Eyes)



*Да простит меня Профессор за то, что я так бессовестно переврала смерть Келебриан...

Она её любила. Любила безгранично. Она хотела, до боли хотела, чтобы она ходила за ней по пятам, чтобы была её и только её. Её маленькой половинкой, её серой звездой, такой холодной, но такой яркой.
В Лориене бушевали пожары. Лето выдалось горячим, а солнечные лучи жгли, как раскалённый металл. В ту ночь наследная принцесса Золотых Лесов отправилась вместе с маршалом в ночное путешествие: укрощать буйное пламя с помощью влаги реки Нимродели. А когда живописные леса покрылись серым снегом, на одном из самых верхних таланов Карас Галадона родилась вторая леди Лориена, принцесса Ифренниэль, маленькое существо с чёрными, как ночь, глазами и тёмными волосами.

Королева Галадриэль таинственным голосом сказала, что в эту ночь небеса послали в Лориен нолдорский огонь. И действительно, у Келеборна в роду не было носителей чёрных глаз. Зато у кузенов Галадриэль были. И даже если сама Нэрвен была светлой, то это не значило, что её дети не могли перенять черт её предков.

Ифренниэль унаследовала безупречную, чуть смуглую кожу её отца и цвет волос его прадедов. Тёмно-русый, лишенный всякого золотого оттенка... Она так же унаследовала овал его лица, нос и губы. От матери ей досталось крепкое тело и роскошные волны её длинных локонов, длинные ноги, узкие бёдра и цепкие, тонкие пальцы...

Она была похожа на нежную, светло-розовую розу на толстом, колючем стебельке. И была так непохожа на свою старшую сестру... Они были так непохожи на друг друга: изящная, высокая Келебриан со светлыми белокурыми волосами, и маленькая неуклюжая Ифренниэль с буйными волнами тёмных, пепельно-серых волос. Тёмно-серых волос... Таких тёмных и одновременно ярких... Она так завидовала её странной, дикой красоте. Огню и льду, смешавшимся в ней в гремучее зелье...

И тем не менее она была доброй, талантливой и наивной. И взрослела непосильно медленно, учась на собственных неуклюжих ошибках. Она была непосредственная и в то же время послушная, до дрожи в теле любившая своих родителей и старшую сестру. Её хотелось любить и защищать. Любить до замирания сердца, до тягучего кома в горле... Келебриан ревновала её. Ревновала к каждому кусту, к каждому живому существу, посмевшего прикоснуться к ней.

Её ярости не было предела, когда такое беззащитное существо заставили заниматься воинским делом. Когда Халдир впервые выпорол её за непослушание и детскую оплошность. Ей тогда было всего лишь сто лет! А ведь это так больно для маленького эльфа... И Келеборн. Жесткий, но любящий отец, который втянул её в это дело, как наказание Келебриан за то, что она выбрала молчаливого полуэльфа Элронда себе в мужья.

- Если ты покидаешь нас, то она останется дома вместо тебя, - сказал тогда он ей. - Ифренниэль будет расти медленно и хранить этот лес вместе с нами. А замуж она не пойдет, ибо нолдор никогда не отдают свое сердце другому! - с некой досадой молвил он тогда. Ифренниэль действительно любила свою семью и своих друзей, которых избирала для неё старшая сестра, но никак не больше. Эльфийские рыцари и юноши не будили в ней интереса, хотя и частенько пытались завоевать её пламенное сердце...

Чувство вины росло с каждым столетием, накапливалось в гордо поднятой груди... Ифренниэль не знала горя и бед, хотя и страдала под нажимом отца и жестокого маршала. Сознание перворождённой принцессы билось, подобно загнанной в клетку птице, когда из невинной девушки пытались слепить сурового мужчину. И красивые слова Ифренниэль стали острыми, словно иглы могучих елей, растущих на северных окраинах Ривендела. Теперь настала очередь ревновать Келебриан к Элронду. Ведь младшая принцесса не понимала, почему её вдруг начали учить воинскому мастерству и мужским забавам. Напрасно ей объясняли терпкий вкус самостоятельности и силу равноправия. Многие ровесницы юной принцессы обучались этому нелёгкому занятию, и многие из них носили узкие штаны под длинными платьями, стягивающими мягкий живот. Напрасно Галадриэль дарила ей нолдорское оружие наравне с женскими украшениями. Напрасно Халдир создавал ради неё отряд из молодых и бесстрашных эльфиек. Напрасно... Она никогда не простила Келебриан её любви с Элрондом. Никогда. И даже её дети не могли ей в этом помочь. Она ревновала и их.

Но, несмотря ни на что, она часто бывала в Ривенделе. Училась рисованию у Эрестора и пению у Глорфиндейла. Дружила с живущими там нолдор - с теми, кто предпочел Раздол Золотым Лесам и с теми, кто еще помнил правление Маэдроса Высокого.

Там Келебриан дарила ей свободу и невоспитанность, разрешала дерзить и смеяться. Разрешала бродить по берегам вольных ручьев и знакомиться с опасными существами. Там она упустила её знакомство с Чёрным Конём. Её пальцы еще помнили ручку столового ножа, который она в испуге сжимала, когда серовласая леди притащила в дом мокрого чёрного жеребёнка, покрытого илом и тиной...

Она предала её. Разорвала тонкие нити их феа, столкнула с обрыва в бездну преисподней... Разрешила полюбить того, кто был к её любви не приспособлен. Разрешила бросить её трепетную жизнь в кровавое пламя войны... Она умерла за неё, разрешив убить её после себя. Её феа уплыло по мглистым равнинам сознания в чертоги, чьи массивные колонны исчезали в сизых облаках... Чертоги, где не найти покоя пламенным душам...

Под высокими сводами покоев Мандоса томились сотни разных душ, ждущих окончания этого мира. Некоторые молили о праве возрождения, другие прискорбно молчали, третьи отдыхали. Лёгкое феа самой светлой из них было из тех, кто своим светом затмевал все другие мольбы. Это был кусок небесного света, что оторвался от своих создателей, пока жил в теле одной из самых красивых эльфиек Средиземья, и теперь с ужасом и отчаянием наблюдал за похождениями своей младшей сестры в темноте. Той, что поливала свою нежную плоть грязью неучтивых деяний...

- Всё так же томишься, Келебриан? - спросил Огонь, подходя к ней сзади, когда её вечный взор устремился сквозь тёмное окно на ночную долину Ривендела. - Хочешь спасти её, пока мы все здесь вертимся в бессмертном танце? - громко бросил он.

- Как много жестокости в твоем сердце, Феанаро! - глубокие глаза, где светились звёзды, яростно вспыхнули. - Неужели и эта жестокость проснулась в теле невинного создания, убивая совесть, втаптывая рассудок в кровавую грязь? - с ужасом воскликнула она.

- В ней живёт Вселенская Тень. Та, что рождается после Вселенского Света, - мудро ответил Пламенный Дух. - Ты погасла, оставив после себя тень. Погасла, так и не сгорев до конца. Она - твой пепел. Твоя тьма. Твоя сестра... - его голос растаял, исчезая в небесах. В Чертогах, где души на миг останавливаются в своем танце, чтобы снова продолжить свой круг.

И очертания её прозрачных ног снова пустились в пляс... И снова в бесплотном горле складывалась мольба великому Мандосу.

- Верни меня к ней, владыка душ и жизней! Верни меня к моей Ифренниэль... Я буду ждать ее на берегах Валинора...

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.