Чёрный Лебедь +166

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион», Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец», Властелин Колец (кроссовер)

Основные персонажи:
Галадриэль (Артанис, Нэрвен), Келеборн, Келебриан, Келебримбор (Тьелперинквар), Арагорн (Странник, Колоброд, Эстель, Дунадан, Элессар), Арвен Ундомиэль, Боромир, Гимли, Гэндальф (Олорин, Митрандир, Серый странник), Дэнетор, Имрахиль, Лотириэль, Мериадок Брендибак (Мерри), Перегрин Тук (Пиппин), Сэммуайз Гэмджи (Сэм, Сэммиум Скромби), Фарамир, Халдир, Элронд, Леголас, Назгулы, Фродо Бэггинс
Пэйринг:
Все герои трилогии и авторские персонажи, плюс несколько других небезызвестных героев Легендариума
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Мистика, Экшн (action), Психология, Философия, Повседневность, Hurt/comfort, AU, Songfic, Мифические существа, Эксперимент, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, Насилие, ОМП, ОЖП, Смена пола (gender switch), Элементы слэша
Размер:
планируется Макси, написана 191 страница, 43 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Шедеврально!» от Накуренный коте.
«За хорошее начало:)» от Helke
«Спасибо за любовь к ВК!» от mdarinka
«Отличная работа!» от Kira Kadena
Описание:
Прекрасная, бессмертная Ифренниэль никогда не знала, что станет рабом своих предрассудков, страхов, ночных кошмаров и желаний. На извилистом пути во имя Веры, Надежды и Мести, она отречется от престола, станет мужчиной и превратится в прекрасного лебедя. Чёрного.

Посвящение:
Всем тем, кто читает это, или будет читать.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Их всегда было девять. Девять всадников, девять вождей, девять предателей на пути в никуда. И так было всегда, пока однажды они не поменялись местами.

Визуализация главной героини сего романа. Спасибо Rami fon Verg art за такое случайное, но точное попадание в мой хэдканон! Автоский паблик:
https://vk.com/rami_fon_verg_art

Сама Идаманте:
https://pp.vk.me/c837732/v837732443/19c7b/Y9bsKTDcb9Q.jpg

Спасибо Сотофе за картинки! Коллаж автора.
http://s019.radikal.ru/i628/1312/55/d139b71f9295.jpg

Владыки и Келебриан
http://i023.radikal.ru/1312/d7/710aa4548323.jpg

Аффторский Гондор в картинках
http://i019.radikal.ru/1312/50/307b89690539.jpg

Музыкальная подборка от Сотофы!
http://vk.com/wall192777689_2045

И великолепный подарок от любимой читательницы!
http://johnnyjameslerman.tumblr.com/post/80185116108/katherinejunior

И авторское счастье! The famous Kat.
http://vk.com/wall-79197321_49


Танцы в тишине (Часть вторая) (Глава 5)

23 декабря 2012, 23:39
Герои прошлого смотрели на них с живописных изображений, нарисованных прямо на покрытых мраком каменных стенах. Белые светильники бросали призрачный свет на строгие лица с божественными чертами. Короли и королевы, князья, принцы, праотцы... Прекрасные эльфы, чьи истории были полны и радости, и печали. Галерея Ривендела бережно хранила прошлое. Здесь не было места для шума и суеты. Лишь для длинных бархатных платьев, что с шорохом проносились по мраморным полам...

- А вот и твой дедушка, - говорила Келебримбору Ифренниэль, когда они со свистом пронеслись мимо изображения высокого чёрноволосого эльфа на берегу моря. За его спиной виднелись острые носы лебединых кораблей. Тёмные силуэты эльфов в доспехах с горящими факелами в руках утопали во влажном песке. Вся композиция была выполнена в серых, почти бесцветных тонах, и вождь воинственных нолдор особенно ярко выделялся на невзрачном фоне. Эльфийка помнила то время, когда придворный художник и советник Элронда - Эрестор - рисовал эту картину. Тогда она восхищалась жестоким и пламенным правителем нолдор, что первым ступил на земли Средиземья. Увы, он так и не достиг своей цели, сгорев на половине пути.

- Феанор... - хмыкнул Келебримбор. - Иногда мне кажется, что я унаследовал его талант к ювелирному мастерству, - сказал он. - И его неудачу, - погружаясь в воспоминания, пробормотал он.

Девушка ничего не сказала и потянула эльфа за собой. Каждый раз, когда её взгляд встречался с нарисованным лицом Феанора, её сердце сжималось от страха. От его пронзительного взгляда веяло властью и безумием, а черты его мужского правильного лица становились всё страшнее и страшнее с каждым столетием. Картины, нарисованные умелым художником, жили собственной жизнью, яркими образами оседая на белых стенах.

Дальше следовали изображения других эльфийских праотцев. Дедушка самой Ифренниэль, мудрый и светлый Финарфин. Он не последовал за своими двумя братьями в Средиземье и остался жить в Благих Землях Валинора. Девушка остановилась у картины и долго любовалась его добрым и мудрым лицом, вспоминая рассказы о землях за морем. Как жаль, что она никогда не увидит его... Она родилась задолго после того, как произошло разделение эльфийского народа. Кто-то остался жить наравне с богами, а кто-то решился написать новую историю. Свою историю. И она, как и многие другие молодые эльфы, была последним поколением перворождённых, кто проживал на этой новой земле. Но тут к ней подлетел Келебримбор, и они снова закружились в своем воздушном танце.

- Как поживают мои родители? - наконец задала трепетный вопрос бывшая принцесса. Они остановились у стены напротив, где начиналась история домов Раздола и Золотых лесов. На одной из них был изображен молодой Элронд со своим братом, а рядом были нарисованы картины светлой девы Галадриэль и её избранного Келеборна. Келебримор бросил долгий взгляд на светлый лик матери Ифренниэль и нерешительно пожал плечами.

- Лориен закрыл свои границы для чужаков, - произнёс он, пытаясь найти нужные слова. - Мы уже несколько лет не слышали от них новостей. Я не знаю, как поживают твои мать и отец, Ифренниэль, - тихо сказал он. - И признаться, я не хочу напрашиваться к ним в гости. Я знаю, какие чувства Галадриэль питает к нашему родству, - с досадой в голосе молвил он.

- Ты будешь удивлён, если я скажу, что уже сто лет как ношу кольчугу твоего деда, - усмехнулась она. - Вражде между эльфами давно пришел конец, и все пытаются жить вместе в достатке и гармонии, - покачала своей светлой головой дева. - Война сближает, - наставительно молвила она и неспешно пошла вперед по коридору, выскользнув из крепких объятий Келебримбора. Недолго думая, кузнец последовал за ней.

- Новый враг, новая война... - бросил он. - Какая разница, с кем воевать? - осведомился он. - Я никогда не получал удовольствие от резни. Война отняла у меня тягу к жизни, лишила дома и любимого ремесла. Раньше у меня был целый народ, что разделял мою судьбу и мои взгляды, а потом... Потом ты нашла меня с головой в мешке в тухлой темнице на окраине Средиземья! - воскликнул он, обращаясь к Ифренниэль. Но она не ответила ему.

Они шли молча, а девушка с тоской смотрела на изображения своей семьи. Вот свадьба её родителей... Вот рождение старшей сестры... Её юность... Её праздники... Коронация... Всё эти картины были светлыми, полными солнца и любви. Белокурые длинные волосы... Точеные плечи... Сверкающие тёмно-синие глаза... Келебриан была прекрасна! Она была самим совершенством. Самим воплощением нежности и красоты.

Ифренниэль резко отвернулась от картины, разрывая нить воспоминаний, изгоняя из сердца тоску. Она не хотела видеть счастливые фрагменты той жизни, что у неё отобрали. Дальше шли изображения её самой - невинной эльфийской девочки с длинными пепельно-серыми волосами.

- Вчера Эрестор закончил картину твоего первого бала, - улыбнулся Келебримбор, привлекая её внимание. - Он как будто бы знал, что ты вернешься в эту ночь.

- Покажи, - переводя дух, приказала Ифренниэль. Дыхание сбивалось, глухая боль давила на её душу и сердце. Они быстрым шагом дошли до конца галереи, где висело последнее творение талантливого живописца. Жалость холодным комом встала в горле... Идаманте увидела себя в розовом платье. С живописной картины на неё смотрела девочка-подросток, полная жизни и любви. В чёрных смолянистых глазах играли озорные искорки. Сзади неё стояла красивая, гордая эльфийка в светлом платье с голыми плечами. Её белокурые волосы отливали сразу и золотом, и серебром, в то время как волнистые пряди девочки казались почти лишенными света. Холодные тёмно-карие глаза Идаманте наполнились слезами.

- Зачем ты создал все девятнадцать колец всевластия? - в упор спросила она Келебримбора, едва скрывая внезапно подходящую к горлу ярость. - Если бы не создал девять людских колец, ничего бы не произошло! Я бы никогда не покидала пределов своего дома, а ты бы до сих пор правил в своем северном королевстве! - воскликнула она.

Эльфийский кузнец обиженно засопел. Как могла она обвинять его в таких вещах?

- Тёмный Властелин соблазнил меня! - воскликнул он в свое оправдание. - Я клянусь, я не хотел, - сверкнув своими светло-серыми глазами, бросил он. - Я дорого поплатился за это, ты ведь знаешь, - напомнил он ей.

Но Идаманте не слушала его. Горечь о потерянном детстве и светлом прошлом окончательно завладела ей, заставляя кровь гулко стучать в висках. Эльфийская вера в хитрую ложь и тщеславие, гордыня и самолюбие сыграли свою роль на славу. Прошлого невозможно было вернуть и исправить старые ошибки. И на этот раз её судьба была тесно связана с кузнецом, который собственными руками создал оружие уничтожения для своего властелина.

- Ты мог отказаться! - вспылила она, повышая голос. - У тебя был выбор! - прошипела она, сжимая тонкие пальцы в кулаки.

- У тебя тоже был выбор, - глухо ответил ей он, и она резко отвернулась от него, снова устремляя свой взор в картину. Разговор оборвался, и их взгляды разошлись. Келебримбор не знал, что ответить.

- Я помогу тебе, - помолчав, сказал он. - Я не знаю, сколько времени должно пройти, прежде чем ты полностью окажешься во власти своего кольца. Но я могу сказать одно, Ифренниэль. Ты уже упала так низко, что единственным спасением для твоей души будет смерть, - глухо сказал он.

- Ты забываешь, что я бессмертна, - так же глухо ответила она.

- Не перед тьмой. Перед ними, - Келебримбор указал на невзрачное колечко на среднем пальце её руки, - мы все равны, - сказал он и, развернувшись на каблуках, поспешил по коридору в обратном направлении.

Идаманте так и стояла, созерцая прекрасную картину прошлого. Вот она... Вот её сестра... Вот сам лориенский маршал, притаившийся за колонной... У неё не было выбора. У неё правда не было выбора. Тьма соблазнила её так, как она соблазняла других.

Чьи-то низкие голоса вывели её из оцепенения. Подхватив полы своего длинного платья, она растерянно оглянулась по сторонам. Где-то послышался знакомый ушам резковатый голос. Тенью выскользнув из галереи, девушка вышла в открытый полукруглый зал, где на всю стену была расписана битва Последнего Союза, где люди и эльфы бились против Тёмного Врага, имя которому было Саурон. Он был тёмным колдуном и учеником величайшего из богов, что тоже упал во тьму. В этом существе смешалась и тьма, и свет, делая его воплощением зла и достойным преемником своего учителя. Отныне их имена считались самыми грязными ругательствами среди эльфов и людей, которые Идаманте частенько употребляла.

Неподалёку от картины стоял Боромир. Кровь капала из его указательного пальца. Гондорец поранился об осколок меча, что лежал на пьедестале в виде скорбящего эльфа.

- До сих пор острое... - пробормотал воин, обращаясь к чёрноволосому мужчине, удобно сидевшему в мягком кресле напротив с тяжелой книгой в руках. Гондорец положил оружие на место и развернулся к Идаманте. Лезвие соскочило с мягкого бархата и со звоном упало на пол. Мужчина в кресле захлопнул книгу и уставился на вошедшую в залу девушку в дорогом бархатном наряде. Его большие голубые глаза встретились с глазами Идаманте, внимательно разглядывая её. Эльфийка криво усмехнулась, охватив своим цепким взглядом неизвестного мужчину.

- Я вижу, вы знакомы? - полюбопытствовала она, переводя глаза с мужчины на Боромира.

- Нет, - гондорец отрицательно покачал головой. - Он... - гондорец выразительно посмотрел на незнакомца, - тоже приехал на Совет.

- Тогда добро пожаловать в Раздол, - улыбнулась она, обращаясь к чёрноволосому мужчине. - Леди Ифренниэль, - представилась она.

Мужчина живо вскочил с места, сжимая книгу в одной руке.

- Принцесса Ифренниэль? - взволнованно осведомился он.

- Нет, леди Ифренниэль! - лукаво улыбнувшись, ответила она. - Просто леди Ифренниэль.

Мужчина с крайним недоверием посмотрел на Идаманте. Боромир засунул кровоточащий палец в рот и с растерянным видом посмотрел на своего боевого друга. Превращение Идаманте в прекрасную леди не очень радовало его. Хотя бы потому, что теперь их дружеским отношениям придёт конец.

Эльфийка посмотрела на гондорца и, усмехнувшись, схватила его под руку.

- Потерялся? - с наигранной заботой осведомилась она. Боромир живо вытащил палец изо рта и покачал головой.

- Нет. Решил посмотреть окрестности, - как можно спокойнее сказал он.

- Пошли спать, друг мой, - похлопав его по плечу, сказала Идаманте. - А то проспим еще! - улыбнулась она.

- Пошли, - кивнул ей гондорец и разрешил утащить себя прочь из зала.

А черноволосый мужчина положил книгу на кресло и поднял с пола осколок прошлого, положив его обратно на пьедестал. Вдохнув грудью свежий ночной воздух, он попытался осмыслить то, что только сейчас увидел. Наследница лориенского трона вернулась в мир эльфов... Осколок прошлого, что будет искать свой путь в настоящем...
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.