Лондонский мост падает +1575

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Гарри Поттер/Драко Малфой, Нарцисса Малфой, Рон Уизли/Гермиона Грейнджер, Драко Малфой, Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Нарцисса Малфой
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Ангст, Songfic
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Миди, 52 страницы, 13 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от ....Fucking Love....
«За три часа удовольствия!» от Змея в кувшине с молоком
«Великолепное написание!» от NatsukiKuga
«Прекрасная история! спасибо)» от tigrave
Описание:
Война закончилась: справедливость торжествует, Упивающихся судят, Хогвартс восстанавливают. В Хогвартсе восьмой год обучения, Рон и Гермиона счастливы, Драко пересматривает взгляды на жизнь, а с Гарри происходит что-то не то, вот только никому, кажется, нет до этого дела.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
В фанфике в качестве эпиграфов используются слова народного детского стишка/песенки "London Bridge Is Falling Down". Ознакомиться с полным текстом/переводом можно здесь: http://ru.wikipedia.org/wiki/London_Bridge_Is_Falling_Down
Нецензурная лексика. АУ эпилога.

Сиквел "Love me again" http://ficbook.net/readfic/1720111

Глава 4

20 февраля 2014, 23:26
Build it up with bricks and mortar,
Bricks and mortar, bricks and mortar,
Build it up with bricks and mortar,
My fair lady.


Наблюдая за тем, как медленно поворачиваются в его стороны головы всех присутствующих, Гарри решил, что выступить нужно было хотя бы ради этого. Ради ошарашенных, непонимающих взглядов, ради удивлённо отрытых ртов и поднятых бровей. И ради приторно ласкового голоса обвинителя:
- Мистер Поттер, спасибо, но у обвинения уже достаточно свидетельских показаний.
Гарри улыбнулся – пожалуй, впервые за последние пару недель – и, не обращая внимания на тянущего его за брючину вниз и что-то шепчущего Артура Уизли, ответил:
- Я заметил, мистер… э-э-э…
- Джонс, Эдвард Джонс.
- Так вот, мистер Джонс, я заметил, что со стороны обвинения достаточно свидетельских показаний, поэтому я хочу дать показания со стороны защиты.
Сначала в зале воцарилось молчание, а потом все разом заговорили, зашептали что-то соседям, и Прытко Пишущие перья зашуршали по пергаментам. Но Гарри не обращал на это всё внимания, он смотрел только на Малфоев: быстро скользнул взглядом по удивлённому лицу Люциуса, ненадолго задержался на чуть улыбающейся Нарциссе, а потом остановился на лице Драко – бледном, со сжатыми в тонкую нить губами.
- Если мне, конечно, позволят, - робко закончил Гарри, думая, что его никто не услышал во всём этом гвалте.
- Но что вы можете сказать суду, мистер Поттер? – обвинитель попытался вернуть себе уверенность и перекричать толпу.
- Думаю, мне незачем было бы и пытаться, если бы мне нечего было сказать, мистер Джонс.
Зал всё никак не мог успокоиться. Почему-то Гарри Поттер, защищающий Упивающегося смертью, считавшегося правой рукой Волдеморта, и его семью, казался присутствующим чем-то из ряда вон. Какая-то наглая журналистка, наплевав на приличия, протолкнулась прямо к Гарри и начала закидывать его вопросами, но её удержал мистер Уизли.
- Спасибо, - поблагодарил Гарри, когда острые ноготки журналистки всё-таки удалось оторвать от его мантии.
- Ты вообще думаешь, что ты делаешь, Гарри? – вместо ответа спросил шёпотом Артур. – Это же Малфои!
- Именно, мистер Уизли. Мне действительно есть, что сказать. И молчать было бы глупо, согласитесь. Я просто скажу всё, что нужно, а дальше пусть решает Визенгамот.
- Но, Гарри…
- Мистер Уизли, в этом мире уже было слишком много несправедливости, и я не хочу добавлять ещё что-то в эту копилку. К тому, Снейпа все тоже считали Упивающимся, а вышло…
Мистер Уизли помолчал немного, потом коротко кивнул.
- Суд объявляет перерыв! – воскликнул в это время секретарь, увеличив громкость голоса Сонорусом, потому что по-другому его мало кто слышал. – Перерыв полчаса, после чего суд огласит своё решение по поводу участия в процессе в качестве свидетеля мистера Гарри Поттера!
Гарри выдохнул и, недолго думая, пошёл к выходу, стараясь сделать это незаметно. Впрочем, весьма безуспешно.
Отбившись, наконец, он стайки газетчиков и ошарашенного Кингсли Шеклболта, он в буквальном смысле спрятался за дверью мужской уборной, прислонившись спиной к чуть прохладной стене. Напротив него в зеркале отражалось его бледное лицо – чуть дрожащие губы, взъерошенные волосы, усталые глаза за стёклами очков. В туалете было тихо, наверное, наложены специальные чары. Гарри попытался вспомнить, как они называются, но не смог, поэтому просто закрыл глаза и вслушивался в тишину. А потом она, распахиваясь, взорвалась громким стуком.
- Какого чёрта ты делаешь, Поттер?!
Гарри отрыл глаза и увидел Стоящего перед ним Малфоя. Он пожал плечами и ответил:
- Восстанавливаю справедливость. Спасаю задницы вашей семье. Не хочу до конца жизни считать себя хоть отчасти виноватым в том, что вас посадят. Какой вариант тебе нравится больше, Малфой?
- Ты идиот, Поттер, - вместо ответа заорал Малфой, после чего опёрся руками о стену за спиной Гарри, заключая его в кольцо. – Ты что, не понимаешь, что они не оставят просто так то, что ты будешь свидетельствовать за нашу семью? Мы Малфои, Поттер! А ты херова надежда блядского нового мира! Нам не по пути!
Гарри пожал плечами, ощущая сквозь тонкую ткань рубашки жар тела Малфоя, который стоял слишком близко.
- Слушай, а разве свидетелям можно общаться с подозреваемыми?
- Ты ещё не свидетель, идиот. А на мне навешано столько следящих чар, что я точно не буду ничего с тобой делать – найдут и убьют. У меня нет суицидальных наклонностей, иначе я бы давно покончил с собой. Курсе этак на шестом. А вот ты роешь сейчас себе могилу.
- Плевать, Малфой. На всё плевать – на Визенгамот и всё магическое сообщество, на себя и на тебя, на всех и всё. Мне плевать. Я устал. Устал от того, что от меня опять все чего-то хотят, хотя я уже давно отдал все свои долги. От этого фарса, в который превратили ваш процесс. От того, что все ждут от меня скорой свадьбы на хорошей девочке, и того, что я должен сидеть в суде и поддерживать чёртово Министерство, что бы они там не придумали. Я устал от этого чёртова мира и теперь буду строить его заново – для себя, свой собственный маленький мирок, где всё будет честно и правильно.
- Да ты идеалист, Поттер, - ухмыльнулся Драко, но Гарри его не слушал.
- У меня остался один долг – я серьёзно задолжал твоей матери. Поэтому я дам эти херовы показания и свалю куда-нибудь подальше, например, в Тимбукту. Всё!
Последнее слово он прокричал в лицо Малфою, после чего вырвался из кольца его рук и подошёл к умывальнику. Он как раз умывался холодной водой, когда Малфой спросил:
- Тимбукту – это где?
- А Мерлин его знает, - буркнул в ответ Поттер. – Просто название прикольное.
- Что ты задолжал моей матери, Поттер? Я как-то пропустил этот момент.
Гарри хмыкнул, вытер лицо бумажным полотенцем и с силой кинул его в урну.
- Жизнь я ей задолжал, Малфой. Жизнь. Так что не думай, что я делаю это ради твоей симпатичной мордашки.
И он вышел за дверь прямо в лапы поджидающих его журналистов.