Лондонский мост падает 1916

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Гарри Поттер/Драко Малфой, Нарцисса Малфой, Рон Уизли/Гермиона Грейнджер, Драко Малфой, Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Нарцисса Малфой
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Ангст, Songfic
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Миди, 52 страницы, 13 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Марилька
«За три часа удовольствия!» от Змея в кувшине с молоком
«Великолепное написание!» от NatsukiKuga
«Прекрасная история! спасибо)» от tigrave
Описание:
Война закончилась: справедливость торжествует, Упивающихся судят, Хогвартс восстанавливают. В Хогвартсе восьмой год обучения, Рон и Гермиона счастливы, Драко пересматривает взгляды на жизнь, а с Гарри происходит что-то не то, вот только никому, кажется, нет до этого дела.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
В фанфике в качестве эпиграфов используются слова народного детского стишка/песенки "London Bridge Is Falling Down". Ознакомиться с полным текстом/переводом можно здесь: http://ru.wikipedia.org/wiki/London_Bridge_Is_Falling_Down
Нецензурная лексика. АУ эпилога.

Сиквел "Love me again" http://ficbook.net/readfic/1720111

Глава 8

20 февраля 2014, 23:29
Build it up with silver and gold,
Silver and gold, silver and gold,
Build it up with silver and gold,
My fair lady.


Когда Гарри аппарировал к воротам Малфой-Мэнора, он понял, что тот ливень, который лил в окрестностях Норы, был просто лёгким дождичком. Небеса над Мэнором разверзлись, и вода литрами, центнерами, тоннами проливалась на землю, давно превратившуюся в мерзкую жижу, в которой Гарри вместе с ботинками сразу увяз почти по щиколотку.
Через мгновение отворились ворота, и представший перед Гарри эльф, сжимавший в шишковатых пальцах огромных размеров чёрный зонт, чопорно заявил:
- Прошу взяться за мою руку, мистер Гарри Поттер, сэр. Хозяин Драко приказал аппарировать вас сразу в дом.
Гарри безропотно схватился за протянутую ручку и сразу же почувствовал рывок аппарации.
Через пару секунд эльф уже высвободил руку, а Гарри с закрытыми глазами пытался вернуть себе ощущение твёрдой земли под ногами.
- Неплохая погодка, верно, Поттер? Если в ближайшее время продолжит так же лить, боюсь, фамильный сорт роз в саду совершенно зачахнет. А добраться до двери в Мэнор можно будет исключительно с помощью эльфа, потому что дорогу совсем размоет. Это было бы очень неудачно.
Гарри открыл, наконец, глаза и вперился взглядом в стоящего у окна и с недовольным видом осматривающего пейзаж за ним Малфоя.
- Привет, Драко, - просто сказал Поттер. – Знаешь, Гермиона мне говорила, что в светском обществе принято говорить о погоде и дорогах, но я не думал, что ты встретишь меня именно этими разговорами.
Малфой обернулся и окинул его оценивающим взглядом. Потом сказал:
- Грейджер была немного не права: говорить о погоде и дорогах в обществе принято тогда, когда сказать тебе больше нечего. А я, признаться, абсолютно не знаю, что тебе сказать, Поттер. Поэтому – уж что могу.
- Ну, ты мог бы сказать мне «привет», - улыбнулся Гарри.
Уголки губ Малфоя чуть дрогнули.
- Привет, Поттер.
- Вот видишь, это несложно! – Гарри чувствовал внутри какой-то странный азарт, будто играл в плюй-камни на желание, только вместо правильного броска здесь был правильный разговор с Малфоем. Одна неточная фраза – и ты остаёшься позади конкурентов. – А теперь ты мог бы спросить, как у меня дела, как я добрался, и предложить своему эльфу высушить мою одежду.
Малфой скрестил руки на груди и ухмыльнулся. И Гарри понял, что он, по каким-то неведомым миру причинам, решил принять правила игры.
- Как у тебя дела, Поттер? Надеюсь, ты добрался до нас без проблем. Кстати, прости, что не предложил воспользоваться каминной сетью – Министерство всё ещё не восстановило доступ к Мэнору.
Потом он щёлкнул пальцами, и сказал появившемуся эльфу:
- Тинки, очисть и высуши одежду мистера Поттера. Мы не можешь допустить, чтобы столь дорогой гость простудился.
- Малфой, у тебя прекрасно получается быть радушным хозяином и не выглядеть заносчивым бабуином! Я даже не ожидал! Что ж, теперь ты можешь проводить меня к своей матери, чтобы я выразил ей своё почтение.
- Мама в гостиной, Поттер. И я никогда не был похож на бабуина!
Гарри ухмыльнулся:
- Ты мог бы прекратить фамильярничать, учитывая, что весь следующий учебный год нам придётся проводить очень много времени вместе. Мне, знаешь ли, не очень приятно, когда меня зовут по фамилии.
- Почему? – поинтересовался Малфой, ведя Гарри к гостиной по коридорам Мэнора. Гарри нахмурился.
- Снейп называл меня по фамилии. Теперь, знаешь, мне не очень приятно…
Драко коротко кивнул.
- Я постараюсь. Но ты должен быть готов к тому, что привыкну я не сразу.
Гарри был искренне доволен и этим – тем, что Малфой не стал спорить, а просто принял его объяснения, как данность. Драко вёл его по коридорам Мэнора, на ходу показывая, где какие помещения находятся.
- Здесь выход с зимний сад. Там – коридор к гостевым спальням первого этажа. Справа коридор, ведущий к кухне и подсобным помещениям. А вот там – выход к конюшням. Напомни мне, чтобы я устроил тебе экскурсию туда.
- Хорошо, напомню.
Гарри понимал, что вся учтивость Малфоя по большей части проявляется им только потому, что он теперь, вроде как, хозяин дома и должен вести себя соответственно. Люциус в Азкабане на десяток лет, когда он выйдет, Малфою будет уже почти тридцать. И наверняка у него уже будет миловидная жена и дети. Они будут носиться по Мэнору – ах, простите, чинно ходить – и Люциуса, своего деда, знать не будут. Так что, да, пожалуй, Драко теперь на полных правах мог считаться главой семьи и хозяином.
- Мистер Поттер! – Нарцисса поднялась из кресла, встречая его. – Очень рада, что вы смогли посетить нас.
- Здравствуйте, миссис Малфой, - Гарри подошёл к ней и, взяв её ладонь, чинно поцеловал.
- Твои манеры растут на глазах, Поттер, - удивился Малфой.
- Драко, прекрати, - одёрнула его Нарцисса. – Прояви учтивость к нашему гостю.
- Я и так её проявляю все грёбаные последние месяца, мама, - сквозь зубы еле слышно прошипел он.
- Извините его, мистер Поттер. Драко нелегко пришлось в последнее время, и он немного… - она бросила обеспокоенный взгляд на сына. – Он немного злиться и переживает.
- Я понимаю, - коротко кивнул Гарри.
- Ну что ж. Обед должны подать через полчаса, а пока можно провести время за приятной беседой в гостиной и насладиться аперитивами. Или у вас есть планы, мальчики?
Гарри оставалось только дивиться, как удачно Нарцисса соскальзывает с серьёзного, вежливого исключительно делового тона на почти дружеский.
- Драко обещал показать мне конюшню.
- Думаю, мы займёмся этим после обеда.
Они расположились у камина – Гарри и Драко в удобных креслах друг напротив друга, Нарцисса на стоящем чуть в стороне диване. Эльфы подали на большом подносе бутылки с, как думал Гарри, белым вином, бокалы и вазу с фруктами. Драко поднялся, чтобы налить напитки.
- Мартини, Поттер?
- Кхм, да, пожалуйста, - Гарри, признаться, никогда не пил мартини и не знал, что это такое. Он всё больше был по усладэлю и огневиски.
- Прости мою назойливость, - Малфой подал ему бокал, и Гарри увидел, как он скривился от собственных слов, но общаться так, как они общались обычно, при матери, видимо, не мог. – Но я действительно не думал, что ты согласишься посетить Мэнор. В конце концов, по всем законам жанра Уизли просто не должны были тебя отпустить.
- Они и не хотели меня отпускать, - Гарри пригубил напиток и поморщился от приторной сладости. – Но я ведь уже взрослый мальчик, не находишь? Могу сам решать, что мне делать.
- Верный ход мыслей, - согласился Малфой, опускаясь обратно в кресло. – Наверное, для Уизли то, что ты сделал там, в суде, показалось… дуростью.
- Я объяснил им свои мотивы, и они меня поняли, - достаточно резко ответил Гарри. В чьей бы компании он не находился, обижать своих друзей он не мог позволить.
- Но отпустить тебя сюда всё-таки не захотели.
Гарри улыбнулся. Он не хотел изначально говорить то, что решил сказать сейчас, но раз уж Малфой так настойчиво просит…
- Видишь ли, они не хотели, чтобы я отправился к вам на обед, потому что хотели провести этот день со мной. У меня, видишь ли, сегодня день рождения, поэтому мои друзья считали, что лучше провести его в Норе, а не в Малфой-Мэноре.
Драко посмотрел на него удивлённо, чуть приподняв бровь.
- У тебя сегодня день рождения.
- Да.
- И ты пришёл в Мэнор.
- Именно.
- Ко мне и к моей матери.
- Ага.
- Чтобы пообедать.
Гарри кивнул и улыбнулся во все тридцать два зуба.
- Ты идиот, Поттер.
- И с этим я тоже, пожалуй, соглашусь.
- Что ж, - Нарцисса вдруг встала, - это немного меняет дело. Я пойду выдам приказания эльфам. Что бы там ни было, мистер Поттер, но день рождения – это праздник, достойный праздничного обеда.
- Э-э-э, не стоит, миссис Малфой, правда! – Гарри попунцовел. – Я сделал это совсем не для того… Я не планировал…
Нарцисса уже стояла у двери. Она посмотрела Гарри прямо в глаза и грустно улыбнулась:
- Мне просто хочется сделать для вас что-то приятное, Гарри. Так что… Не волнуйтесь.
И она вышла за дверь.
В гостиной повисло тяжёлое молчание. Гарри вертел в пальцах тонкую ножку бокала и смотрел на переливающийся вермут. Драко, кажется, ушёл в собственные мысли, но потом всё-таки отмер и, проглотив залпом всё содержимое бокала, сказал:
- Знаешь, Поттер, моя мать не относится так даже к моим друзьям – Панси или Блейзу. А ты вот взял, да и растопил её сердце. Ещё немного, и я начну ревновать.
Он вынул из кармана уже знакомую Гарри жестяную коробочку и призвал с каминной полки хрустальную пепельницу. Достал сигарету, прикурил и положил пачку на столик между креслами – Гарри понял, что это был намёк на то, что он тоже может взять сигарету, если ему захочется. Он не стал пренебрегать подобной щедростью и тоже прикурил.
Пожалуй, в жизни Гарри было очень мало моментов, подобных этому, когда он чувствовал себя настолько уютно. И он никогда не мог бы предположить, что это ощущение придёт к нему здесь, в Малфой-Мэноре, когда он будет сидеть рядом с Драко Малфоем, курить и пить непривычный сладкий напиток. Сделав ещё глоток, он спросил:
- Слушай, а нет ничего, кхм, менее сладкого?
- Почему же, есть, - Малфой поднялся, взял бокал Поттера, удалил заклинанием остатки напитка и налил что-то другое из почти такой же бутылки. Потом протянул Гарри бокал. – К твоему сведению, вермуты классифицируются на красные, розовые, белые и сухие. В прошлый раз ты пил белый – самый сладкий, теперь сможешь насладиться букетом сухого. Ещё есть горький вермут, но он относиться к биттерам, а потому его употребляют в качестве дижестива, а не аперитива. Если напомнишь, смогу угостить тебя им после обеда. Впрочем, не думаю, что вся эта информация тебе хоть сколько-нибудь интересна.
- Почему это? Мне и правда интересно. В своей жизни я не пил ничего спиртного, кроме пива, домашнего вина и огневиски. Считаю, это упущение с моей стороны.
- Огромное упущение.
Малфой снова опустился в кресла, откинулся на спинку и, вцепившись пальцами в подлокотники и положив ногу на ногу, внимательно посмотрел на Гарри.
- Так ответь мне всё-таки, Поттер, почему же ты в свой день рождения всё-таки посетил нас, а не остался со своими любимыми Уизли?
Гарри ухмыльнулся и, невольно скопировав позу Драко, ответил:
- Видишь ли, Малфой, всё дело в том, что я просто забыл о своём дне рождения, а когда мне напомнили, было уже неприлично отказываться от визита к вам.
- Забыл о дне рождения? – удивился Малфой. – Как вообще о нём можно забыть?
- Возможно, если бы первые одиннадцать лет твоей жизни этого дня в принципе не существовало, а остальное время существовал бы только номинально, ты бы тоже о нём забывал. Мои родственники-магглы считали, что мне и без празднования неплохо живётся, а когда я пошёл в Хогвартс, друзья присылали мне подарки, но по-настоящему я отпраздновал свой день рождения только пару раз, в остальное же время всё так же находился у родственников. И нужен им был только в качестве домового эльфа. Даже в собственный день рождения.
Малфой немного помолчал, потом взял ещё одну сигарету и сказал:
- Идиотичные родственники, война, Волдеморт… Да, теперь я даже понимаю, откуда у тебя суицидальные наклонности.
Гарри улыбнулся и, чуть наклонившись к Малфою, прошептал будто по секрету:
- Ещё у меня был один мерзкий враг, наглый хорёк. Тоже услащал мою жизнь по мере возможностей.
- Мне даже почти приятно, что я нахожусь в такой тёплой компании, Поттер. Мне это льстит.
Гарри засмеялся и отпил ещё вермута.
- Ты неподражаем, Малфой, честное слово.
- Да, мне говорили, - Драко тоже позволил себе слегка улыбнуться. – Но должен признать, что мы стоим друг друга.
И Гарри был с ним полностью согласен.
Малфоевские эльфы превзошли все ожидания Гарри – обед был невероятно вкусным, и яства поистине таяли на языке. Миссис Малфой называла блюда каждый раз, когда Гарри к ним тянулся, а пару раз даже посоветовала что-то, восторженно восклицая:
- О, мистер Поттер! Попробуйте обязательно утку под лионским соусом! Уверена, вам понравится!
Гарри скованно улыбался и тянулся к предложенному блюду. Он путался в вилках, недоумевая, зачем рядом с его тарелкой их столько – ведь он умудрялся всегда справляться с одной. Сидящий напротив Драко долго смотрел на его смущение и потуги, потом вдруг наклонился поближе и тихо сказал:
- Поттер, перестань позориться. Сегодня ведь твой день рождения, так что разрешаю тебе есть так, как удобно.
Нарцисса всё же услышала эти слова и глубокомысленно констатировала:
- Действительно, Гарри, что это вы. Здесь ведь все свои, - она улыбнулась, а потом, положив в рот ложку очередного лакомства, прикрыла глаза от удовольствия. – Мерлин, что за прелесть. А на десерт будут груши в вине и, конечно же, именинный торт.
Гарри, удивившийся её первому заявлению и даже на несколько мгновений потерявший дар речи, просто пожал плечами и сказал:
- Уверен, десерт будет таким же невероятно вкусным.
В конце концов, если Малфои считают, что вести себя с ним вот так – это нормально, то он сам тем более не будет переживать. Рон всегда говорил, что меньше знаешь – крепче спишь. И даже неважно, что обычно он говорил это Гермионе, когда она тащила его делать домашнюю работу. Просто сейчас, пробуя очередное яство с неземным вкусом, Гарри был как никогда с ним солидарен.