Новый мир: О бедных ликанах замолвите слово

Джен
R
Завершён
281
автор
Размер:
623 страницы, 54 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
281 Нравится 48 Отзывы 192 В сборник Скачать

Глава 2

Настройки текста
Гарри проснулся с первыми лучами солнца, еще немного понежившись в постели, он спихнул пристроившегося в ногах Тигра и отправился в ванную. День обещал быть весёлым, ведь сегодня у него был день рождения, ему исполнялось девять лет. — Доброе утро, малыш, — Петуния поцеловала сына и усадила его за стол. Свой подарок, маленький хрустальный шарик, свободно помещавшийся в руке, она уже преподнесла ему, когда часы пробили полночь. И в ближайшее время собиралась научить сына использовать этот дар. Гарри рос очень старательным и любознательным ребёнком. Всю информацию, до которой только мог добраться, он впитывал как губка. Особенно ему нравилось зельеварение и прорицания. Петуния неплохо разбиралась в различных способах предсказаний будущего, но самой ей почти ничего из этого не было доступно, так как для результата требовалась подпитка магической силой. И Гарри ей помогал: он заваривал кофе или чай для гадания на гуще и чаинках, раскидывал карты или кости, заряжая их своей магической силой, и с удовольствием учился у матери тонкому искусству предсказания будущего. Уровень силы у Гарри был гораздо выше, чем в своё время у Лили, это Петуния поняла давно. Она, как могла, учила его контролировать свою магию. Гарри уже мог самостоятельно подавлять стихийные выбросы и даже неплохо управлялся с потоками чистой силы. Например, в прорицаниях, при приготовлении зелий и для некоторых несложных ритуалов. Последнее было заслугой Амоса, который регулярно навещал Гарри и занимался с ним. Другие маги в их доме не бывали, хотя Амос не раз пытался убедить Петунию в том, что для Гарри просто необходимо найти хороших преподавателей, и даже предлагал сам подобрать подходящих волшебников. Но она и слышать ничего об этом не хотела. Амосу Петуния полностью доверяла, так как его семья вот уже много поколений работала на Эвансов. Причинить им вред он не мог — магический контракт, заключенный еще их предками — не позволил бы. Но довериться кому бы то ни было еще из волшебного мира Петуния не могла. Слишком хорошо она помнила письма своей сестры и полностью разделяла ее убеждения об алчности и жажде власти волшебников. — Мам, а чем мы сегодня займемся? — спросил Гарри, допивая какао. — А как бы ты хотел провести этот день? — поинтересовалась Петуния, поворачиваясь к сыну. — Нуу… Я бы хотел сходить в зоопарк и в кино, и в аквапарк, и… — он на мгновение задумался. — А как же твои учителя и Амос? — Петуния улыбалась. — Они приглашены на твой праздник и, вероятно, уже приготовили подарки. — Ой, точно… — Гарри смутился. — Но они начнут собираться только к шести часам. Все уроки на сегодня отменены. В Лондон их вызвался сопровождать Амос. Он приехал к дому Эвансов на обыкновенной маггловской машине и вполне уверенно чувствовал себя за рулем. До зоопарка они добрались только к обеду, поэтому время похода пришлось сократить. И только в террариуме они задержались более чем на полчаса: Гарри прилип к стеклу напротив огромной змеюки, на табличке которой значилось «Боа-Констриктор». Этот змей был его старым знакомым и с радостью общался с маленьким змееустом. Правда, по настоянию Петунии, это общение было односторонним. Гарри просто слушал змея, который в очередной раз жаловался ему на жизнь. *** Знание парселтанга передавалось в их семье из поколения в поколение и очень тщательно скрывалось. Даже Лили так и не призналась своему Поттеру в том, что являлась змееустом. Когда Гарри был еще маленький, Петуния принесла с улицы садового ужика и познакомила с ним сына. Он сначала очень удивился, что понимает шипение змейки, а потом буквально влюбился во всё, что с ними связано. Петуния в какой-то момент даже пожалела, что рассказала сыну про этот дар, но так было нужно — иначе Гарри мог бы случайно раскрыть их тайну другим. Объяснив ему, что это очень редкая способность и её нужно держать в секрете ото всех, даже от Амоса, Петуния успокоилась: она была уверена, что теперь Гарри даже случайно их не выдаст. Но после того дня ей приходилось регулярно вылавливать сына в саду, где он с завидным упорством лазил по кустам, выслеживая своих маленьких приятелей. Уже через месяц все змеи обползали их дом стороной, слишком уж общительный и жизнерадостный Говорящий жил здесь. Петуния посмеивалась, но начала задумываться о выборе фамильяра для Гарри. Тигр появился в их доме через месяц после переезда сюда. Петунии тогда приходилось очень часто отлучаться, и с Гарри сидела дочка семейной пары, живущей по соседству. Что было не слишком удобно, так как девушка была очень любопытной и падкой на всякие волшебные вещи, хотя и была стопроцентной магглой. От «фокусов» Гарри, еще не научившегося толком контролировать свою силу, она приходила в восторг и каждый раз порывалась рассказать родителям, что соседский мальчик может творить разные чудеса. Так что после каждого такого случая, Петунии приходилось подправлять память девушки силой родового артефакта, который заставлял её забывать о волшебстве, невольной свидетельницей которого она становилась. Долго так продолжаться не могло, и Петуния спешно искала выход из ситуации. Поначалу она думала о домовых эльфах. У их семьи было несколько родовых поместий, к которым прилагались домовики. Однако все эти поместья сейчас были запечатаны магией и погружены в сон. Если бы у Гарри хватило сил пробудить одно из них, можно было бы перебраться туда и уже не бояться, что рано или поздно их обнаружат, ведь родовые дома древних семей были защищены такими чарами, что пробиться через них было не так-то просто. И эта мысль не давала Петунии покоя. Ведь Поттеры очень древний род, они потомки одного из основателей Хогвартса, Годрика Гриффиндора. Так почему же Джеймс не спрятал жену и ребенка в одном из родовых особняков? Ответа Петуния не знала. Она просмотрела немало литературы, обсудила свою идею с Амосом и была вынуждена отказаться от неё. Пробудить поместье у Гарри может и получилось бы, но вот подпитывать его магическое ядро постоянно один волшебник был не в силах. Слишком мудреные чары были даже на самом маленьком из родовых особняков. В далёкие времена никаких проблем с недостатком магической силы чистокровные семьи не испытывали, так как в любом старинном замке или поместье были подземелья, в которых «отдыхали» те, кто чем-то не угодил хозяевам. Вот они-то и подпитывали щиты и чары, которых поколение за поколением становилось все больше. И тогда Амос предложил Петунии завести фамильяра, ведь они были отличными няньками для детей. Тигр очень быстро прижился в их доме, и Петуния не могла не признать, что он обладал множеством положительных качеств. Хотя наглость все равно преобладала. Самым сложным было донести до него, что нормальные коты в случае опасности или сильных эмоций не раздуваются до размеров молодого теленка. И не отращивают когти размером с указательный палец человека. И не делают ещё много других вещей, которые могли бы показаться странными случайным прохожим. Но со временем Петунии это все-таки удалось, и при магглах Тигр выглядел обычным, хотя и немного крупноватым, рыжим котярой, без каких-либо проблесков интеллекта. *** Домой они вернулись часам к пяти. Амос подарил Гарри серебряный браслет, который на руке мальчика сам подогнался под нужный размер и практически не ощущался. Этот артефакт не позволял отслеживать использование магии даже при наложенных на помещение, палочку или самого мага сигнальных чарах. Стихийные выбросы детей не контролировались министерством, вся ответственность за них ложилась на родителей и опекунов. До достижения школьного возраста Гарри мог свободно пользоваться своей силой. Но вот после одиннадцати лет этот браслет ему очень пригодится и позволит колдовать даже на каникулах, несмотря на то, что с одиннадцати и до семнадцати лет маленьким волшебникам разрешено использовать магию только в школе. Петуния много думала о том, что будет делать, когда Гарри исполнится одиннадцать. Не отпустить сына в Хогвартс вряд ли получится, разве что можно попытаться устроить его в Дурмстранг или Шармбатон. Впрочем, впереди было ещё достаточно времени, чтобы всё решить. Праздник закончился около полуночи, когда именинник утомился и тихонько уснул в кресле перед камином. В этом году людей на празднике было много: пришли все учителя Гарри по маггловским дисциплинам школьной программы, этикету и танцам. В учебе Гарри всегда проявлял удивительное рвение, что не оставалось незамеченным преподавателями, они очень ценили такого старательного ученика и гордились тем, что Петуния выбрала именно их. Миссис Боул, которая учила Гарри этикету и танцам, жила по соседству. Она была уже в возрасте, но ни детей, ни внуков не имела. Гарри часто бегал к ней на чаепития, чему эта немолодая женщина несказанно радовалась. А вот со сверстниками у него как-то не складывалось. Гарри значительно опережал в развитии других детей, и ему было просто не интересно играть с ними. Так и получилось, что на его дне рождения собирались только взрослые. *** Всё чаще Амос приносил дурные и тревожные вести. Вот уже несколько месяцев магический мир содрогался от жестоких нападений людей в чёрных мантиях и белых масках. Их звали Пожирателями Смерти и боялись больше, чем почившего к этому времени Волдеморта, некогда бывшего их хозяином. Хотя у Петунии были некоторые сомнения в том, что эти люди действительно те, за кого себя выдают. Нет, выглядело все натурально — мантии, маски, знак мрака над местами нападений. Вот только в выборе жертв было нечто странное. Эти «пожиратели» по-прежнему нападали на магглов и магглорожденных волшебников. Но практически при каждом налёте под удар попадал кто-то из древних чистокровных семей, по странному стечению обстоятельств оказавшийся в неудачном месте в неудачное время. В последнем нападении серьезно пострадала Августа Лонгботтом, закрывшая собой своего внука Невилла, ровесника Гарри. Мальчик отделался несколькими царапинами, а вот его бабушка попала в Мунго, больницу для волшебников. Имена пострадавших и погибших тоже давали пищу для размышлений. За последние полгода Петуния неоднократно посещала родительский дом, чтобы заглянуть в родовые книги. И когда три дня назад она была там в последний раз, оказалось, что в книге Слизеринов осталось всего два имени, принадлежавших живым, её и Гарри. Если это не было простым совпадением, значит кто-то целенаправленно вырезал всех потомков Салазара. За последние десять лет погибло четыре волшебника, в чьих жилах текла кровь Слизеринов, пусть сильно разбавленная и маггловской в том числе, но всё же. И это — не считая родителей и Лили. Род Гонтов прервался на Томасе Риддле, род Эвансов скрыт магией и не показывается ни на одном фамильном древе или в родовой книге, кроме тех, что хранятся в их семье. Остальные маги не входили ни в один древний род, и, чтобы докопаться до их связи с Слизеринами, нужно было очень сильно постараться. Петуния никак не могла прийти к какому-то конкретному выводу, а делиться своими подозрениями с Амосом она не стала. Он не знал о том, что они с Гарри потомки Слизерина, и лучше пусть так и остается. Нападение на Лонгботтомов лишний раз доказывало, что истребляют не только потомков Слизерина, но и остальных основателей. Лонгботтомы были потомками Хельги Хаффлпафф. Последним кирпичиком в этой стене умозаключений Петунии стала коротенькая заметка в Еженедельном Пророке о том, что Фрэнк и Алиса Лонгботтом скончались в Мунго, куда были помещены на лечение много лет назад. В таком свете крайне интересно и ну очень подозрительно выглядели скоропостижные смерти Поттеров, как старших, так и их сына Джеймса с женой. Потомки Гриффиндора, а если верить аккуратно наведенным справкам, то последние потомки. Как и Лонгботтомы. О наследниках Ровены толком ничего неизвестно. Значит, остаются только Невилл, его бабушка и Гарри — как потомок Гриффиндора. Петуния все-таки надеялась, что факт их родства со Слизеринами не всплывет ещё пару столетий. Но вот родство с Годриком было неоспоримым. Лили, сама того не зная, впуталась в очень опасную игру и теперь эта опасность грозила её сыну. *** Размышления Петунии прервал Гарри, вбежав в её кабинет, он затараторил: — Я опять его видел, ну, того человека, ну, который и не человек совсем. Он теперь змея, вот так-то! — чрезмерно возбужденный ребенок протянул прямо под нос матери маленький хрустальный шарик, как будто в доказательство своих слов. — Тише-тише, где твои манеры, — пожурила его Петуния, но по тому, как загорелись ее глаза, сторонний наблюдатель мог бы понять, что она крайне заинтересована. — Так что ты видел? — Этого Тома. Только он теперь не дух, а змея. Вот! — гордо и уже членораздельнее, повторил Гарри. — Интересно, очень интересно. Петуния задумалась. Некоторое время назад ей в голову пришла идея: с помощью Гарри проследить за оставшимися потомками Слизерина через хрустальный шар. Найдя пару книг по этому разделу магии, она ознакомила с ними сына, и он приступил к практике. Получалось плохо, видимо объекты их исследования отнюдь не жаждали быть найденными. Но кого-то Гарри все-таки увидел. И этот кто-то был зол, очень-очень зол, и к тому же являлся бесплотным духом. На попытки Гарри вступить с ним в контакт — объект никак не реагировал, но из тех клочков сознания, что еще остались у этого существа, удалось понять, что при жизни его звали Томом. И он что-то искал, искал уже давно и не находил, это и приводило его в бешенство. Изучив еще раз родовую книгу, Петуния пришла к выводу, что это мог быть только Том Риддл, он же — Волдеморт. Это многое объясняло. Потомок Салазара Слизерина из рода Гонтов поднял свою палочку против Гарри Поттера, который так же являлся потомком Салазара. Но род Эвансов был гораздо древнее и могущественнее Гонтов. Сама магия вмешалась и не позволила случиться трагедии. Авада, посланная Томом, не причинила никакого вреда ребенку, зато сам Волдеморт получил сильнейший магический откат, который уничтожил его тело и отправил дух в свободное плавание. Но что он искал? — Мам, ну мам… ты меня слушаешь? — Да, дорогой, просто немного задумалась. Как идут его поиски? — Плохо. Он «вселился» в змею, так что его мысли стали отчетливее. Он бросил поиски. — Но что он искал… — Как, я разве не говорил? — удивился Гарри. — Он искал какие-то хор-кру-ксы. Мам, а что такое эти хоркруксы? Петуния вздрогнула и опрокинула стакан с водой, стоящий рядом на столе. Рассеянно наблюдая за тем, как вода заливает важные документы, она вспоминала всё, что знала об этом разделе магии. Знания об осколках души, что как якорь держат дух сотворившего их мага в мире живых, ей в голову когда-то в детстве вдалбливал дед. Он тоже был сквибом, но очень уж увлекался темными искусствами. — Ну, ма-а-ам! — Гарри напряженно сопел и ждал ответа, пытаясь заодно испарить воду со стола своей силой. — Хоркруксы — это очень темная магия. И грязная, — подумав немного, произнесла Петуния. — О них не принято не то что говорить, но даже думать. Вот уж не ожидала, что кто-то в наше время пойдет на такой эксперимент с собственной душой. — Значит Том темный? — с детской непосредственностью поинтересовался Гарри, все еще сверливший взглядом промокшие бумаги. И его труды, наконец, были вознаграждены — вода испарялась, а бумаги стремительно сохли и начинали дымиться. — Достаточно. Ты же не хочешь испарить и их? — Петуния ласково улыбнулась сыну, но потом вновь стала серьезной. — Так что ты говорил о том, что он бросил поиски? — Ага, бросил. Он пришел к выводу, что этих хре... хро... хоркруксов больше не существует. Уж не знаю почему, но он твердо в этом уверен. И даже уже не злится. Мне показалось, что он этому даже рад, но одновременно ему и грустно, — Гарри задумчиво вглядывался в шарик, но видимо связь опять пропала. — И что он планирует делать теперь? — Не знаю. Он, похоже, и сам не знает. Ползает по лесу, шипит что-то про старых маразматиков и интриганов. Мам, а разве можно звать кого-то маразматиком? Петуния тяжело вздохнула и задумалась о том, что было бы забавно найти Волдеморта, дабы провести с ним воспитательную беседу о его манерах. Точнее об отсутствии оных. Гарри еще немного подождал ответа, но, увидев, что мать снова ушла в себя и вернется явно не скоро, убежал в свою комнату, дописывать сочинение для мистера Керка.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.