Mass Effect: Human Revolution

Mass Effect, Deus Ex (кроссовер)
Джен
Перевод
NC-17
Заморожен
684
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/7920322/1/Mass-Effect-Human-Revolution
Размер:
137 страниц, 12 частей
Эта работа была награждена за грамотность
Описание:
Адам Дженсен оказывается в том времени, о котором ранее можно было только мечтать, и которое можно было увидеть только в фильмах. Человечество стало частью большого галактического сообщества, где царит страх перед синтетическими формами жизни, и Адам пытается найти здесь свое место. В основном это произведение является кроссовером вселенных Deus Ex и Mass Effect, отдельные элементы взяты из других игр и произведений от Square Enix.
Посвящение:
Отдельная благодарность:
- сообществу фанатов фанфика с форума Spacebattles, без чьей поддержки этот перевод не появился бы вообще.
- моим товарищам, которые по мере возможностей помогают работать с текстом.
- юзеру illuminios и другим читателям за постоянную бдительность. :)
Примечания переводчика:
Фанфик будет публиковаться по ходу перевода.

Перевод публикуется с разрешения автора.
Оригинальный текст выложен на FanFiction.net (https://www.fanfiction.net/s/7920322/1/Mass-Effect-Human-Revolution), новые главы автор публикует на форуме Spacebattles (http://forums.spacebattles.com/forums/creative-writing.18/).

Отдельное замечание для тех, кто уже читал фанфик в оригинале: пожалуйста, без спойлеров.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
684 Нравится 222 Отзывы 332 В сборник Скачать

Глава 3

Настройки текста
Mass Effect является собственностью Bioware и Electronic Arts. Mass Effect: Human Revolution -Глава 3- Адам Дженсен терпеть не мог Доннела Удину. В свою очередь, Удина терпеть не мог Адама. Причина была простой: Дженсен был единственным сотрудником СБЦ, над которым у посла не было никакой реальной власти. Поступить на службу в СБЦ было куда сложнее, чем могло бы показаться большинству обывателей. Помимо того, что у потенциального кандидата за плечами должны быть несколько лет службы в армии или в органах правопорядка планеты, за него также должен поручиться Советник Цитадели или, если это невозможно, посол соответствующей расы пространства Цитадели. Иными словами, чтобы человек смог попасть в СБЦ, ему пришлось бы иметь дело с Удиной, а Удина совсем не любил делать что-либо просто так. Если вы уже работаете в СБЦ, значит, вы оказали Удине какую-то услугу, и, когда у вас будут проблемы, он определенно окажет услугу вам, чтобы не потерять лицо. Адам оказался непредвиденной аномалией: после того, как СБЦ поручила Адаму разобраться с Семёркой, и тот успешно выполнил задание, исполнитель Паллин лично предложил Дженсену устроиться в СБЦ, минуя Удину. Посла это сильно оскорбило, он даже сорвался на крик, доказывая Паллину, что Адам был изгоем на Земле, и что принять его в СБЦ - это все равно что плюнуть в лицо всему человечеству. Паллина, само собой, совершенно не интересовало, что Удина или хоть все жители планеты Земля, вместе взятые, скажут про этого киборга. Без Адама было бы крайне сложно остановить банду молодых, но очень опасных террористов: он спас тысячи жизней. На следующий день офицер Адам Дженсен, уже в синей униформе сотрудника СБЦ, вышел патрулировать Президиум. Удина и Дженсен решили не попадаться друг другу на глаза, и оба были только рады, когда испытательный срок Адама на Президиуме закончился. К несчастью для Удины, Адама назначили напарником офицера Харкина. Харкин, если говорить очень мягко, одним своим существованием позорил человечество. Адам задавался вопросом, как этот человек, который отслужил здесь уже двадцать лет, вообще оказался в СБЦ. Возможно, когда-то он был порядочным. Возможно. Затем, когда Адам выяснил, что за долгой карьерой Харкина стоят политические интриги, он попытался не вмешиваться во всё это. Когда влезаешь в политику, ничем хорошим это никогда не заканчивается. Кроме того, Адам и сам был не без греха. Затем Харкин украл «красный песок» из помещения для хранения улик, и дело против сутенера развалилось. Затем Адам взбесился. Через четыре дня Харкина уволили из Службы. Доказательств коррупции Харкина было достаточно, чтобы посадить его надолго, и Удина, который был одержим идеей сохранить репутацию человечества незапятнанной, воспользовался всеми своими связями и влиянием, чтобы свести ущерб к минимуму. Когда все закончилось, Харкину назначили испытательный срок и отправили его патрулировать улицы. Вскоре после этого он исчез где-то в одном из районов Цитадели, и больше его не видели. Всё это произошло шесть лет назад. Удина так и не простил Адаму столь чувствительный удар по своей политической репутации, а Адам не простил Удину за то, что тот позволил Харкину просто так уйти в тень. Теперь они столкнулись лицом к лицу. — Дженсен. Паллин сказал мне, что он поручит это задание своему лучшему сотруднику. Я так понимаю, ты его заменяешь? — Удина, брось, ты же можешь выдать что-нибудь получше. — Паллин тоже мог бы выдать нам что-нибудь... или кого-нибудь получше, чем ты, — самодовольно ответил на его ремарку Удина. — Ты понимаешь, что именно только что произошло? — Только что убили женщину, и я намереваюсь... — Как я и предполагал, не понимаешь. Шепард была не просто какой-то женщиной. Если считать бой на Торфане, то Шепард успешно прошла три из самых масштабных военных операций в истории Альянса! Она становилась легендой. Она была защитником человечества, и если бы вы на пару с Вакарианом работали как надо, она была бы жива, и творила бы сейчас историю всей галактики. — Работали как надо? Ты про Сарена? Мы не знаем, что это сделал Сарен. — Именно из-за такой недальновидности та резня сошла ему с рук! — Дело не в какой-то недальновидности, а в том, что нам активно мешал Совет. Может, ты и не слышал, но власть имущие не любят, когда в грязном белье их любимчиков начинает кто-то копаться. А что Спектры? Как только они узнали, что дело веду я, они начали устраивать мне диверсии везде, где только можно. — Этого бы не случилось, если бы ты действовал аккуратнее! — Аккуратнее? Я был очень аккуратен. Хочешь поговорить об аккуратности? Давай поговорим о том, что сделал ты. Твоё публичное обвинение заставило Сарена и его друзей насторожиться и начать заметать следы. И да, раз уж мы заговорили о недальновидности... кто же согласился с мнением Совета о том, что срока в два дня СБЦ хватит для того, чтобы расследовать обстоятельства резни на планете, которая находится как раз в двух днях пути отсюда? Даже не знаю. Удина обругал сам себя: ему пришлось действовать совсем прямолинейно, но здесь у него не было особого выбора. Совет настаивал на том, чтобы практически все вопросы, за исключением лишь самых серьезных кризисов, решались на вершине Башни Президиума. По мнению Удины, для обвинения Спектра в убийстве нескольких тысяч невинных людей это место не подходило, оно слишком сильно привлекало внимание общественности. Посол пытался предъявить свое обвинение по более приватным каналам, но Совет жестко настаивал на соблюдении протокола: если вы хотите высказаться перед советниками, вам придется высказаться и перед всеми остальными. Тогда и срок в два дня показался вполне разумным. Разумеется, Удина достаточно мало путешествовал по галактике и, соответственно, еще не знал, сколько времени могут занять перелеты. На путешествия по территории Альянса Систем уходили не дни, а всего лишь часы, поэтому посол решил, что перелет на Иден Прайм займет не больше половины стандартного галактического дня. Он ошибся. Само собой, из-за того, что Удина был политиком, он не мог признать свою ошибку. — Кажется, мы ушли от темы, — сказал он. — Я хотел поговорить с тобой об этом деле. — Конечно. Я скажу прямо: мне не удалось найти ничего, что хоть как-то докажет связь Сарена с этим убийством. — Неужели? Кто же еще может стоять за этим преступлением? — Я не знаю, хотя мне доводилось слышать о том, что Шепард очень «любили» пираты и работорговцы из систем Терминус. Если брать шире, она перешла дорогу и Батарианской Гегемонии. — Тогда могу ли я спросить, какие улики ты уже смог найти? — У меня нет ничего, чем я мог бы поделиться с тобой сейчас, или хотел бы поделиться вообще, раз уж на то пошло. — Скоро у тебя не будет выбора. Я уже начал делопроизводство по передаче этого расследования под юрисдикцию разведки Альянса. Адам на какое-то время задумался о том, что ему только что сказал Удина, и затем заговорил: — Разве я только что не предупреждал капрала о вмешательствах в расследования СБЦ? Ты же понимаешь, что вместе с масштабами нарушения растет и наказание? — Ты понимаешь это, и я понимаю. Юный морпех, возможно, поступил необдуманно, но факт остается фактом: как только сотрудник Разведки Альянса попадет сюда и предъявит ордер, у тебя не будет выбора вообще. Тебе останется лишь выполнять все его приказы. — Ты блефуешь. Совет не пустит шпионов Альянса на Цитадель, по крайней мере, с такими полномочиями. На лице Удины появилась надменная усмешка: — В обычных ситуациях – нет, но им разрешается забирать дело у СБЦ в том случае, если пострадала важная персона Альянса. Убитая на Цитадели важная персона Альянса подпадает под этот критерий. Я просто подумал, что будет честно, если я предупрежу тебя об этом заранее. Внутри у Адама все кипело: ранее ему уже приходилось связываться со Спектрами, и он терпеть не мог самодовольных выскочек, которые появлялись из ниоткуда и сразу же забирали себе дело только потому, что они могли это сделать. Удина направился к лифту, но на полпути остановился: — И еще кое-что, Дженсен. Позволь мне дать тебе правильную мотивацию. Человечество следит за тобой. Если ты успешно разберешься с этим делом, у меня, наверное, получится убедить нужных людей позволить тебе вернуться на Землю. — Я покинул Землю. Возвращаться не собираюсь. Удина не обратил внимания на его слова: — Но если ты будешь только мешать, если убийца Шепард уйдет от правосудия по твоей вине, я постараюсь, чтобы об этом узнали все. Удина наклонился чуть ближе к Дженсену. Чуть тише, с явной угрозой в голосе он добавил: — Не вздумай всё проебать. Сказав это, посол вошел в лифт. — Черт возьми, — сказала регистратор. — И я еще думала, что это у меня выдался хреновый день. Адам повернулся к азари: она, судя по всему, закончила свой разговор и теперь ждала, пока компьютер выполнит какую-то операцию. — Вы всё слышали? — спросил Адам. — Да, большую часть. Удина, Удина. Аккуратности тебе не занимать. Адам попытался увести разговор в сторону от того, что он только что обсуждал с послом: — Ну, мой день только начинается. У меня еще есть надежда, — сказал он, слегка улыбнувшись. — Маловероятно, — ответила регистратор и начала тереть глаза. — Сегодня много у кого день, можно сказать, пошел насмарку. Я серьезно, один человек мертв, а все ведут себя так, словно вся галактика вот-вот... секунду. Она потянулась и зевнула: — Прошу прощения. Я тут уже довольно давно. — Сверхурочные? — Можно подумать, у меня был выбор. Моя смена началась 13 часов назад. Меня должны были сменить 4 часа назад, но моя сменщица позвонила и сказала, что заболела. Затем ее сменщица сделала то же самое. Вместе с ними не вышла на работу и половина работающих у нас людей, — она горько засмеялась. — Хотя... я не могу ни в чем их обвинять. После матриарха Энелес и... как там звали того ханара-психопата? — Силенандер, — подсказал Адам и скривился: это имя навевало не самые приятные воспоминания. — Да, точно. Что ж, две серии убийств на расовой почве, и у нас, судя по всему, началась третья. От этого все люди на Цитадели несколько на взводе. Уж я знаю точно: мне пришлось перенести с сегодняшнего дня много записей, и все эти пациенты были людьми. — То есть, вы были здесь в момент убийства Шепард? — Ну… да. — Не хотелось бы доставлять вам еще больше неудобств, но… — А, черт. Вы хотите расспросить меня о произошедшем. — Да, всего несколько вопросов. — Все, что я могу сказать вам, я уже сказала "лейтенанту". Кстати, спасибо, что избавились от нее. — Пожалуйста. Стоп, она что, только что назвала его девушкой? — Ага, так я ей и сказала: «Нет, я не видела ничего необычного». Здесь проходит слишком много народа разом, и странного тоже хватает. Адам также осознал, что убийца мог зайти и не через главный вход. Так или иначе, ему пришлось бы пройти через лифт, чтобы попасть в мостовую секцию больницы. — Вы не видели посетителя с букетом цветов? Регистратор хмыкнула: — Под такое описание подойдут очень многие. Адам включил свой уни-инструмент и открыл голограмму букета, который нашли в палате Шепард: — Как насчет этих цветов? Регистратор посмотрела на голографические цветы, после чего задумалась еще раз: — Хм. Теперь, когда вы показали их… да, я видела человека с этими цветами. Я это точно помню… по большей части потому, что раньше никогда не видела такие цветы. — Вы хорошо рассмотрели человека с этим букетом? — Определенно. Она даже спросила у меня, как пройти на мостовую секцию, — на этих словах регистратор широко раскрыла глаза, поняв, с кем именно она разговаривала. — О Богиня! Неужели вы думаете, что… — Она? Это была женщина? — Жен- а, вы имеете в виду женщину-человека? Наверное. Мужчины - это те, у которых на лице шерсть, так? У нее на лице шерсти не было. — Вообще, многие мужчины сбривают волосы на лице. — Ох, тогда это мог быть и мужчина… Прошу прощения, я живу на Цитадели всего два года, и этого времени нам, азари, явно мало для того, чтобы привыкнуть к различиям между полами у людей. — Если вы сомневаетесь, тогда почему вы сказали, что это была женщина? На лице регистратора явно читалось непонимание. Адам сообразил, что она, должно быть, говорила на языке азари, в котором различия родов отсутствуют. Вполне возможно, что для нее местоимения «он» и «она» переводились одинаково, и каким бы словом она ни пользовалась, автопереводчик сразу же переводил его как «она». — Забудьте об этом, — сказал Адам. — Ошибка автопереводчика. Если не считать отсутствия волос на лице, она была похожа на меня? Массивнее, чем среднестатистическая азари? Плечи шире? Прямая талия? Адам задумался, затем добавил: — Плоская грудь? — Да, все как вы сказали. Разве что она была ростом слегка ниже вас. Да, определенно ниже. То есть, так у людей выглядит мужчина? Кажется, я должна извиниться перед Робертом... Итак, подозреваемый - это человек, причем мужчина. По мнению Адама, на то, чтобы установить этот факт, ушло слишком много времени. Дженсен про себя выругался на свой автопереводчик. — Пожалуйста, соберитесь с мыслями. Вы можете описать мужчину, которого вы видели? Азари закрыла глаза и ущипнула себя за переносицу, словно пытаясь сконцентрироваться: — На ней были… бежевые штаны очень свободного покроя, у них было много больших карманов… и темно-коричневая кожаная куртка с капюшоном. — Вы можете описать его лицо? — Цвет кожи похож на ваш, только, наверное, чуть более бледный. У нее были черные солнечные очки, поэтому я не могу описать ее глаза... — Вы помните, когда именно вы его увидели? — Было… Простите, я не смогу сказать вам примерно, когда это случилось, я не смотрела на часы. Кажется, была где-то середина моей смены. — Это все, что вы можете мне сказать? — Боюсь, что да… вам этого достаточно? — Других вариантов нет. Адам спросил у регистратора контактные данные согласно протоколу, затем покинул больницу. Надо было проверить кое-какие наводки.

~[h+]~

Адам сел за руль своего ховеркара модели «Спиннер» и закрыл кабину, отрезав себя от внешнего шума. Он был рад оказаться в спокойной и тихой обстановке. Въедливый больничный запах обеззараживающей пены, который слегка отдавал мочой и намертво застрял в носу, потихоньку стал уступать приятному аромату искусственной кожи. Дженсен нажал кнопку на приборной панели, открыл карту Цитадели и установил в качестве пункта назначения верхнюю часть района Закера. Машин в этот момент было мало, поэтому он решил доверить управление автопилоту. Само собой, просто так сидеть и ничего не делать Адам не мог, поэтому он воспользовался уни-инструментом и вызвал Эвридикию через видеосвязь. Несколько гудков спустя она ответила. — Адам? Ты что-то хотел? — Да, я только что поговорил с регистратором. У нас, похоже, есть подозреваемый: он зашел через главный вход с букетом цветов и спросил у регистратора направление. — Прямо через главный вход? Я думала, что убийца прокрадется через черный ход или найдет еще какой-нибудь способ туда проникнуть. — Ему это не было нужно. Если кто-то зашел в больницу и вышел из нее, вряд ли это можно считать чем-то подозрительным. — Верно подмечено. — В любом случае, можешь соединить меня с тем техником, который проверял системы безопасности больницы? — Конечно, сейчас я создам защищенную конференцию. Пока Адам ждал загрузку системы шифрования и прочих мер СБЦ по обеспечению безопасности, он обратил внимание на то, что на канале Эвридикии присутствовал какой-то фоновый шум. Судя по всему, двое спорили рядом с ней. — Эвридикия? Что там у тебя происходит? — Что? А, я сейчас в больничном морге, готовлю тело жертвы к тому, чтобы поместить его в морозильную камеру. Судя по всему, ее командир и Удина спорят о том, что делать с телом. Удина хочет, чтобы тело оставили разведке Альянса, а морпехи не сильно рады это слышать. — Дело в сером ящике Шепард? — Возможно. Похоже, мы не сможем и прикоснуться к нему после того, как сюда доберутся эти ищейки Альянса. Адам уже собирался было выругаться про себя, но в этот момент его уни-инструмент пискнул, и над запястьем Дженсена появилось второе окно видеосвязи. В нем был саларианец лет двадцати пяти. — Нокс на связи. Эвридикия заговорила: — Нокс, это детектив Дженсен, он ведет это расследование. Нокс кивнул. Эвридикия продолжила: — У тебя есть что-нибудь для него? — Сейчас ничего нет, — ответил Нокс. — Все еще просматриваю логи, пока ничего не нашел. — Все в порядке, — сказал Адам. — Мне нужно, чтобы ты просто показал запись с видеокамер стойки регистрации на первом этаже, примерно за два часа перед смертью Шепард. Техник-саларианец подчинился, и появилось третье окно. На нем была картинка с широкоугольной камеры, которая, судя по всему, висела над стойкой регистрации с левой стороны. — Запусти ускоренное воспроизведение, — сказал Адам. — 12-кратная скорость, без пропуска кадров. — Что именно мы высматриваем? — спросила Эвридикия. — Человека, «предположительно» мужчину, в коричневой кожаной куртке, в брюках-карго и армейских сапогах. Картинка ожила, и за шесть минут три сотрудника СБЦ просмотрели двухчасовую запись с камер наблюдения. Никто из них не увидел человека, которого описала регистратор. Эвридикия не заметила ничего необычного, но на самом деле кое-что примечательное действительно было. Человек с аугментированным зрением и саларианец с быстрой реакцией смогли рассмотреть это даже на 12-кратной скорости. Адам заговорил первым: — Я видел что-то на… — …временной отметке семьдесят два-тридцать восемь, — прервал его Нокс. — Перематываю. — Хорошо, теперь запускай на обычной скорости. — А, теперь вижу, — произнесла Эвридикия. — Здесь регистратор говорит сама с собой. Нокс выделил часть видеозаписи и поставил ее на цикличное воспроизведение: — Перед стойкой видны небольшие искажения. Видео отредактировано. Адам услышал, как Нокс что-то быстро печатает. На уни-инструменте Адама появились еще три видеоролика: записи с камеры изнутри лифта, с камеры перед стойкой регистрации на мостовой секции больницы, а также с камеры перед закрытой дверью. Нокс запустил воспроизведение всех видеороликов, выделяя области с искажениями. На видео с закрытой дверью ничего особенного не было до того момента, как дверь открылась, и на долю секунды Адам увидел искаженную пикселизованную фигуру человека, который зашел в палату. В палату Шепард. — Кажется, теперь мы знаем точное время смерти, — сказал Адам. Воспроизведение продолжалось: голографический замок на двери стал красным. Адам промотал видео к тому неизбежному моменту, когда дверь открылась, чтобы дать убийце выйти. Искаженная фигура появилась всего лишь на нескольких кадрах, но Дженсен смог разглядеть его лицо. Убийца выглядел именно так, как описала регистратор: он был в куртке с капюшоном, и на нем были темные солнечные очки. Несмотря на графические артефакты, Адам смог разглядеть небольшой рот убийцы и его рельефную челюсть. — Теперь мы увидели его лицо, — Эвридикия улыбнулась. — А ты зоркий, Дженсен. Прежде чем кто-либо успел задать вопрос, Нокс дал свой комментарий: — Искажения вызваны вирусом, который работает с подпрограммами распознавания изображения. Задача - вырезать из видеоролика конкретного индивида или определенный предмет. Программа не идеальна: случаются ошибки, резкое изменение уровня освещения при открытии двери сбило с толку подпрограммы, этого хватило, чтобы подозреваемый проявился. — Ты можешь узнать еще что-нибудь? — спросил Дженсен. — В данный момент нет, однако теперь лучше понимаю цели и методы хакера. Смогу узнать больше. Благодарю, мистер Дженсен: сам бы потратил куда больше времени. — Пожалуйста, — Адам начал сохранять новую информацию. —Дай мне знать, если найдешь что-то еще. — Разумеется. Конец связи. Окно Нокса исчезло из конференции. — Так, Дженсен, я могу еще чем-то тебе помочь?— спросила Эвридикия. — Вообще-то да. Что ты делаешь в больничном морге? Криминалисты не прислали машину? — Главное управление направило машины в другое место: кто-то из вентканальных крыс нашел 23 тела в одном из подземных белковых чанов в верхней части района Закера. Как мне сказали, всем убитым прострелили голову. Совпадение получалось довольно странным, пусть и случайным - Дженсен как раз направлялся туда. — Там была перестрелка? — Я ничего об этом не слышала. В любом случае, я останусь здесь с телом жертвы, пока за ним кого-нибудь не пришлют. Адам не стал дальше вникать в суть дела. Это его не касалось. — Эвридикия, это все. Конец связи. Через двадцать минут «Спиннер» Адама приземлился у ломбарда Амнона.

~[h+]~

«Ломбард Амнона» находился на уровне земли в верхней части района Закера, практически у самого края. В нем можно было купить практически все что угодно, при условии, что вам нужно что-то старое и слегка побывавшее в употреблении. Старое оружие, старые часы, старые игрушки, старые кассетные магнитофоны... Если нужный вам предмет произвели в XX или XXI веке, вполне вероятно, что его можно было найти у Амнона. Само собой, Амнон продавал и что-то поновее: к владельцу ломбарда на Цитадели всегда попадали и образцы более современных технологий, и электронные книги, и видеопроигрыватели. Или, раз уж на то пошло, совсем недавно украденные ювелирные изделия. Когда Адам открыл дверь, сработал дверной звонок. Дженсен зашел внутрь. Его сразу же встретил знакомый запах пыли, ржавчины и старого масла, а также аккуратно расставленные по полочкам старые часы, перьевые ручки и разукрашенные механические игрушки. Адам улыбнулся: он еще с детства обожал старые часы. Когда он нашел на Цитадели этот ломбард, это стало еще одним поводом принять предложение Паллина и устроиться в СБЦ вместо того, чтобы снова попытаться стать фермером. Услышав звон колокольчиков, Амнон Керенский выглянул из-за прилавка. Как только его красные окуляры в форме полумесяцев рассмотрели Адама, Керенский широко развел руки в стороны, чтобы поприветствовать своего любимого покупателя. — Адам! — воскликнул он. — Мой дражайший друг! Что привело тебя в мой скромный магазин? Голос раздавался из динамика на темной маске продавца, в нем неявно чувствовался русский акцент. Адам собирался было что-то сказать, но Амнон еще только начинал: — Те часы, что ты починил для меня, я смог продать за очень и очень неплохие деньги! Позволь мне передать кое-что тебе в знак моей благодарности! Амнон протянул руку под прилавок и достал коробку с патронами, на которой не было маркировки: — Патроны .357 Magnum. Целая коробка, 24 штуки! Вольфрамовый сердечник в стальной оболочке, сделаны специально для тебя! — Так, и во сколько они мне обойдутся? — Тебе? Отдам всего за 1 кредит. Адам присвистнул: — Ничего себе... стоящее предложение. — Хорошая работа мне, и отличная - тебе... и цены лучше ты не найдешь. Кроме того, я же должен показать Саше, как я люблю ее, правда? Ты ведь ухаживаешь за Сашей? — Да, — слегка улыбнувшись, ответил Адам, передавая Амнону свой кредитный чип. — Я очень хорошо ухаживаю за Сашей. Он убрал патроны в карман. — Отлично! Отлично! Чем еще может твой друг Амнон помочь тебе? — Я ищу обручальное кольцо... — Ого! Неужто наши холостяцкие ряды редеют? Ты точно должен сказать мне, как зовут даму, которая… — Краденое кольцо, Амнон. — А... понял... — Привычное веселое настроение Амнона резко улетучилось. — Адам, друг мой, ты же знаешь, что я не скупаю краденые товары. Я работаю в рамках закона! — Я знаю, Амнон, но мы оба также знаем, что твои... друзья занимаются не совсем законными вещами. Адам включил свой уни-инструмент и открыл голограмму кольца Аленко вместе с данными сканирования. — Украли одно из двух одинаковых колец, это скан второго кольца. Амнон задумчиво коснулся подбородка своей маски: — Хм, превосходная работа. Кольцо из высококачественного программируемого сплава серебра и платины с прекрасным узо… Затем Амнон неожиданно затих. — Амнон, с тобой все в поря… вот дерьмо, опять начинается, да? Спустя несколько секунд владелец ломбарда стал пленником собственного тела, а его сознание уступило контроль Коллективу Омаров Цитадели. Адаму нравилось общаться с Амноном, потому что тот всегда мог предложить выгодную сделку или даже дать Дженсену какую-нибудь рухлядь, чтобы тот повозился с ней, но разговоры с коллективным сознанием где-то трех сотен киборгов выбивали детектива из колеи. Они всегда говорили высоким гортанным синтезированным голосом, который сильно действовал на нервы. Когда Адам впервые столкнулся с одним из Омаров, он подумал, что это представитель одной из инопланетных рас. Дженсен очень сильно удивился, когда ему сказали, что эти киборги на самом деле появились на Земле. — Это работа «Аргирос», — произнес Омар. — «Аргирос»? — Ювелирный консорциум азари. Их специализация - обработка редких металлов для целей самоукрашения, а также для использования в брачных ритуалах/контрактах. Превосходные стандарты качества изготовления позволяют «Аргирос» продавать свои товары по цене, в десять раз превышающей себестоимость используемых материалов. — Что ж, спасибо за информацию, но я не понимаю, как это относится к делу. — «Аргирос» также сильно завышает свои цены, делая каждый произведенный набор украшений уникальным. — Это обычное кольцо. Оно настолько непримечательно, насколько это вообще возможно. — Вы ошибаетесь. Омар взялся за голограмму Дженсена и начал манипулировать изображением. Киборг увеличил голографическое кольцо и выделил невероятно сложный и запутанный узор на внешней поверхности. Омар продолжил: — Мы знакомы с данным предметом: один из нас работает ювелиром в филиале «Аргирос» на Цитадели. Каждый набор ювелирных украшений от консорциума «Аргирос» можно считать произведением искусства, именно по этой причине их незаконная перепродажа в пространстве Цитадели очень затруднена. Опознать можно даже узор сплава серебра/платины, данные его сканирования сохраняются в архивах консорциума. Устранение микроскопического серийного номера совсем не поможет скрыть происхождение кольца... приложив достаточно усилий, можно выявить и его законного владельца. — Короче говоря, продавать такое кольцо слишком опасно, мало кто из скупщиков решится связываться с ним... и уж тем более не владелец ломбарда. Если они попытаются перепродать его, они будут действовать очень осторожно. В голосе Адама чувствовалось разочарование, которое тот не мог скрыть. Дженсен надеялся, что убийца совершит ошибку, ему срочно понадобятся деньги и он решит перепродать кольцо Омару, но такой исход был маловероятен. — Все же, мне любопытно, сколько стоил этот набор колец? — Два миллиона пятьсот тысяч кредитов. Адам присвистнул: на роскошь Шепард денег не жалела. Огромная цена также заставила Дженсена задуматься, откуда у убитой были такие деньги. Может быть, богатый дядюшка? Так или иначе, сейчас это вряд ли имело значение. Эта наводка исчерпала себя довольно быстро. Омар молча стоял, ожидая следующий вопрос. Адам не стал его задерживать и спросил: — За последние дни Коллектив не продавал армейские товары Альянса? Сапоги, ножи, что-нибудь подобное? — Флот Альянса не выдает торговцам Омаров лицензию на продажу своей экипировки, ни на обычные, ни на высокотехнологичные товары. — Что насчет «нелицензированных» товаров? — ...Мы не желаем навлекать на себя гнев Флота Альянса. — ...Хорошо. Вы знаете кого-нибудь на Цитадели, кто имеет лицензию на продажу старой экипировки Альянса? — Пожалуйста, подождите... Единица Керенский знает торговца-турианца, который продает оружие и броню. Этот торговец восторгается человеческой военной экипировкой, как старой, так и новой. Деканус Ордо является единственным известным на территории Цитадели обладателем лицензии на продажу военной экипировки Альянса. — Альянс не разрешает вам продавать своё старьё, но они позволяют торговать этим хламом турианцу? Омар промолчал. — И последнее: Коллектив знает каких-либо продавцов цветов, которые продают редкие цветы с Земли? Омар промолчал. — Хм. Стоило попробовать. Я думаю, сейчас мне нужен Амнон, нам надо поговорить. Омар промолчал. — ...Эй? — Адам помахал рукой перед маской Амнона. — Детектив Дженсен, нам известно об убийстве, которое вы расследуете. Коллектив принял решение оказать вам всяческое содействие в поисках убийцы. В настоящее время у нас нет полезной для вас информации, но как только она появится, мы свяжемся с вами. Наш разговор закончен. Мы отключаемся. — Эй, подождите минут… Адам не успел закончить свое предложение до того, как Амнон с дрожью вернулся в свое тело: — Терпеть не могу, когда они так делают, — сказал он. — Никакой вежливости вообще! Ни «здравствуйте», ни «до свидания»! — Амнон, ты в порядке? — Не беспокойся понапрасну, Адам! Я уже лет сто уживаюсь с незнакомцами в своей голове! Ой, я забыл, я забыл! Тебе ведь нужны контактные данные Ордо, так? Амнон активировал свой уни-инструмент, после чего быстро передал адрес и телефонный номер магазина Ордо, «Оружие, броня и всякая всячина», на инструмент Адама. — Этот турианец - отличный парень, и люди ему, похоже, очень нравятся! — Амнон наклонился поближе и заговорил чуть тише: — Возможно, даже слишком нравятся, если ты понимаешь, о чем я… Амнон усмехнулся. — Шучу, шучу! У него счастливый брак: он женат на азари. Она просто прелесть! — Амнон, что это было? Без обид, но я не припомню, чтобы Коллектив Омаров решался открыто действовать в чьих-то интересах. Как Коллектив вообще узнал о смерти Шепард? Какое ему вообще до этого дело? — Адам, я всего лишь малая часть большой картины. Одинокая веточка большого дерева. Скажу честно - я не знаю всего, что связано с моим Коллективом... но тут соглашусь, заявление о помощи было... неожиданным. Еще и довольно честным, не стану отрицать. Я почувствовал это. Надвигается что-то серьезное, Адам. Я боюсь, пройдет совсем немного времени, прежде чем ты попадешь в самую гущу событий.

~[h+]~

Адам вернулся в свой «Спиннер», закрыл кабину, сел в кожаное кресло и глубоко вздохнул. Пообщаться с Амноном было приятно, но разговор с Коллективом несколько разочаровал, по большему счету из-за того, что Дженсен посчитал его лишь пустой тратой времени. Тем не менее, тут поделать ничего было нельзя: чтобы убедиться, что какая-то наводка ведет в тупик, надо сначала проработать ее до конца. Так или иначе, Адам получил адрес. Кроме того, еще и двадцать четыре патрона с вольфрамовым сердечником для револьвера. Наверное, пустой тратой времени это называть все же нельзя. Адам ввел адрес Ордо в навигационный компьютер и запустил двигатели «Спиннера». Прежде чем он успел взлететь, раздался звонок с уни-инструмента - звонила лечащий врач Адама: — Месье Дженсен, — поприветствовала его рыжеволосая француженка. Она выглядела так, словно очень нервничает. — Доктор Мишель, — поприветствовал ее в ответ Адам. — Что-то случилось? Вы что-то бледновато выглядите. Ее глаза бегали вправо и влево. — Боюсь, что у меня плохие новости, месье Дженсен... Я перепроверила результаты сканирования с вашего последнего медосмотра, и выяснила, что ваши имплантаты вызывают серьезное истощение в вашей ulna. Мне нужно, чтобы вы немедленно приехали. — ...Ладно. Насколько все плохо? Я сейчас веду расследование. — Месье Дженсен, вы можете умереть. Пожалуйста, приезжайте. Чем быстрее мы разберемся с этой проблемой, тем будет лучше. — …Хорошо, ваша клиника как раз недалеко от того места, куда я направлялся. Лечение займет много времени? — Non, non. Совсем немного. Как максимум – час, затем я выпишу вам рецепт. Адам ввел адрес клиники доктора Мишель в навигационный компьютер автомобиля и взялся за руль. «Спиннер» взлетел над улицей и занял свое место среди тысяч других автомобилей в безвоздушном пространстве внутри рукавов Цитадели. Адам проверил дорожное движение: дороги дополненной реальности в небе становились все более и более загруженными. — Я буду где-то через двадцать минут. — Спасибо, — сказала доктор и поспешно отключилась. Дженсен еще раз глубоко вздохнул. Итак, наконец-то проблемы начались. Адама это нисколько не удивило: за все эти годы глубокой заморозки, а также после того, что он прошел на Элизиуме, и за семь лет работы в СБЦ что-то должно было прийти в негодность. Адам легко мог ремонтировать свои протезы, создавая запасные детали при помощи мини-фабрикатора, который он получил от СБЦ для обслуживания своего оружия, но установленные по всей центральной нервной системе электронные комплектующие уже были вне досягаемости Дженсена. Пусть Хлоя Мишель была квалифицированным врачом и каждый день узнавала что-то новое о кибернетике 2020 годов, она не знала практически ничего о мозговых имплантатах «Шариф Индастриз». Единственные эксперты в этой области застряли в криостазе где-то под Детройтом, и вряд ли они в ближайшее время оттуда выйдут. Другими словами, Адам был обречен умереть от недостаточного технического обслуживания. Чудом было уже то, что он смог протянуть так долго. Он еще раз глубоко вздохнул. Тебя к этому готовили. Тебя к этому готовили. Адам повторил эту мантру у себя в голове несколько раз, и попытался напомнить себе, что неизбежное можно сильно отсрочить, если он продолжит ходить к своему лечащему врачу, а заодно прекратит изображать из себя крутого ниндзю-полицейского с ковбойскими замашками. Заодно он попытался вспомнить, в какой части мозга должна находиться ulna. На всякий случай, чтобы понимать, из-за чего же началась вся эта суматоха.

~[h+]~

Доктор Мишель в глубине души отчаянно надеялась на то, что Дженсен достаточно хорошо помнил анатомию человека и мог вспомнить, что ulna - это локтевая кость, которая находится в предплечье, и что раз его руки были искусственными, то локтевые кости у него давно отсутствовали. Она надеялась, что Адам поймет, что она его обманула, что она заманила его прямиком в ловушку. Она надеялась... но, судя по всему, Дженсен ничего не понял. Кроган с зеленым гребнем, который целился ей в голову из дробовика, ухмыльнулся: — Спасибо, дорогуша. — Он кивнул стоящему рядом головорезу-человеку: — Тащи ее внутрь, туда, где кровати, и присматривай за ней. Заложники – лучший способ сбить спесь с любого копа. Затем он повернулся к двум наемникам-саларианцам, которые устанавливали что-то с обеих сторон от главного входа в клинику: — ЭМИ-мины готовы? — спросил он. Они из бандитов поднялся и начал потирать руки: — Ага. Как только Дженсен пройдет через эту дверь, мины сделают его почти безвредным и беззащитным. — Отлично. Главное, что почти. — Кроган улыбнулся. Пусть он и был убийцей, но азарт был тоже ему по душе. — Эй, Тог, — обратился к нему саларианец. — Что? — Зачем Фист послал нас убить сотрудника СБЦ? Мы не хотим ввязываться в такие неприятности. Тог начинал злиться, ему не нравилось отвечать на глупые вопросы: — Дженсен и Вакариан являются кранттами. Нам повезло, что турианец пришел к нам в одиночку, но как только станет известно, что Вакариан пропал, Дженсен сразу же узнает об этом и обязательно пойдет искать своего напарника. То есть, проблемы у нас будут в любом случае, это всего лишь дело времени. Зато мы можем сразиться с ним там, где захотим мы. — Хорошо, так, два вопроса. Первый: понятия не имею, почему мы просто не убили этого цыпленка и не сбросили его тело в белковый чан. Тог простонал и закатил глаза. У саларианцев что, всегда такие проблемы с дисциплиной? — Спроси у Фиста. — Второй: засада здесь? В клинике размером с небольшую квартирку, с одной палатой, где из укрытий только стенка высотой в половину роста рядом с кроватями? Ближний бой – это по твоей части, он не для меня. Мы могли просто… — Это место подходит для засады. Берешь своего друга, вы оба занимаете это укрытие и готовитесь изрешетить Дженсена после того, как мины его свалят. — Мы могли просто убить его во сне! — Нет. Это плохое убийство. Такое не годится вообще. Тог уже начинал краснеть от злости: — Ты что, хочешь быть главным? — Вообще-то да, я хочу быть главным! — Знаешь что? — Кроган щелкнул дробовиком для большего эффекта. — НЕ ВЫЙДЕТ. Теперь садись в укрытие и ЗАКРОЙ рот. Твое постоянное нытье начинает действовать мне на нервы. Бандит-саларианец знал, что крогана лучше не выводить из себя, поэтому подчинился. Тем не менее, это не помешало ему пробурчать несколько ругательств себе под нос, пока он настраивал свой пистолет-пулемет на стрельбу дезинтегрирующими пулями. Тог увидел, как саларианец прячется за стенкой и, радуясь, что тот наконец перестал тупить, зарядил в свой дробовик блок полониевых патронов марки «Молот» и установил на дуло глушитель. В том маловероятном случае, если ЭМИ-мины и дезинтегрирующие пули Дженсену совсем не помешают, Тог сможет усмирить его, и ему останется лишь наблюдать, как яд сделает свое дело и прикончит Дженсена. Целых шестнадцать минут пришлось ждать. Целых шестнадцать минут пришлось уговаривать эту ноющую девчонку, чтобы она перестала рыдать. Целых шестнадцать минут пришлось провести в предвкушении убийства, и, наконец, прозвенел звонок. Пришло время умирать, Дженсен. Прекрасно. Как только человек, который удерживал доктора в заложниках, скрылся из виду, Тог тихо приказал ему: — Пусть она откроет ему дверь со своего ноутбука. И без разговоров, а то еще сотворит чего. Люди подчинились, и красное голографическое кольцо на входной двери превратилось в зеленый ромб. Тог облизнул губы. Дверь открылась. Время почти настало... Никто не зашел внутрь. Тог прищурился, пытаясь высмотреть характерные искажения маскировочного поля, но ничего не увидел. Кроган внимательно прислушался, пытаясь различить звуки шагов, но ничего не услышал. Здесь никого не было. Что-то было не так. — Ящерица, отключи мины. — Эй, следи за язы… — Заткнись и выполняй. Саларианец-техник что-то напечатал в своем уни-инструменте, и обе мины по бокам от двери отключились. Тог тихо подошел к двери. Он сложил и убрал дробовик: ему не хотелось пугать случайных прохожих на улице. Тог высунул наружу голову, надеясь высмотреть свою добычу. Ничего. Пока что глаза не сильно помогли ему, поэтому он решил, что нюх справится с задачей лучше. Кроган глубоко вздохнул. Нёбо защекотал запах дубленой и покрашенной кожи убитого животного. Запах был свежим, и Тог улыбнулся. Адам был близко: Тог слышал, что этот человек очень любит одежду из качественной натуральной кожи. Затем к делу подключилось и зрение Тога, и он приметил синий кожаный сверток, который лежал в открытой вентиляционной трубе, на высоте всего трех метров. Кроган-головорез сильно удивился и решил ткнуть этот сверток (который, как выяснилось, был плащом, размером как раз под человека). Тог понял, что Дженсен почуял западню, и поспешил вернуться к своим троим напарникам. Ему точно не стоило отвлекаться на плащ. Если бы Тог не отвлекся, то сразу после того, как он высунул голову наружу, он бы повернулся обратно. Кроган бы увидел, как Дженсен хлопает бандита-человека по плечу, а затем, как только бедолага развернулся, мощным ударом вырубает его. Он бы успел сделать что-нибудь в тот момент, когда Дженсен включил маскировку, подбежал к двоим саларианцам, схватил их за воротники и ударил их головами друг об друга. Но, поскольку Тог зря потратил время, он вернулся как раз в тот момент, когда Дженсен отключил маскировку и бросил на пол бесчувственного саларианца. Второй ошибкой Тога было то, что он убрал дробовик. На то, чтобы взять оружие в руки, не требовалось много времени, но для того, чтобы оружие полностью развернулось, требовалось ровно одна целая две десятых секунды. Кроган также загнал в дробовик блок «Расправа», что увеличило время зарядки еще на одну секунду. Две целых две десятых секунды. Этого времени хватило Дженсену, чтобы ухмыльнуться и воспользоваться последней ошибкой Тога. У саларианца, которого Адам все еще держал за шею, уни-инструмент остался включенным, и устройство было по-прежнему подключено к двум ЭМИ-минам. Полицейский нажал на большую красную голографическую кнопку, и мины включились именно в тот момент, когда рядом с ними стоял большой кроган в боевой броне, который доставал дробовик. Само собой, они немедленно сработали. Взрывы разрядили все до последнего щитовые конденсаторы в броне Тога, а также заставили рассеяться поле эффекта массы, которое удерживало сферу из сжатого расплавленного металла внутри оружия крогана. Горячий металл протек во внутренности дробовика и расплавил их, окончательно испортив массивное оружие. Теперь кроган действительно взбесился: он очень любил этот ствол. Тог бросил испорченное оружие, что-то вызывающе крикнул Дженсену и решил ударить его с разгона. В ответ киборг перепрыгнул стенку и побежал прямиком в сторону крогана. Тог удивился: он ожидал, что полицейский попытается зайти сбоку, воспользуется каким-нибудь другим трюком, или даже попробует застрелить его. Но это не пугало крогана: Тогу было плевать, насколько жалкий человечишка был аугментирован: когда Тог разгонялся, ничто не могло его остановить, он был одной большой горой мышц весом больше трех сотен килограмм и мог бежать со скоростью двадцать пять километров в час. Ничто не могло бы остановить его. Правда, Тог не учел несколько моментов. Во-первых, Адам мог бегать со скоростью сто километров в час. Во-вторых, Адам собирался не придумывать какой-то маневр против Тога, а ударить его кулаком в лицо. В-третьих, кулаки Адама были сделаны из укрепленных карбоновыми нанотрубками полимеров с армированной титаном эндоструктурой, благодаря чему киборг мог пробивать руками стены. В-четвертых: неприкрытое броней лицо Тога вовсе не было таким же прочным, как бетонная стена, несмотря на все хвастливые заверения в обратном, которые так хорошо действовали на впечатлительный слабый пол. Скорость, которую набрал Тог, а также скорость бега Адама и дополнительное усилие от миомеров его кибернетической руки превратили лицо крогана в сплошное месиво. Тог отлетел назад на шесть метров и врезался спиной в стену, постепенно теряя сознание. Врожденная регенерация крогана начала пытаться излечить повреждения, которые получило его лицо, но урон, нанесенный мозгу, был уже непоправимым. Тог несколько секунд балансировал на грани сознания. Его разум терзала одна-единственная последняя мысль, которая мучила его до пор, пока тот окончательно не провалился во тьму. Да, Дженсена определенно стоило убить во сне.

~[h+]~

Офицер Лэнг проходил мимо клиники в тот момент, когда диспетчер поручил ему расследовать код 415. Офицер уже собирался открыть дверь, как услышал громкий хлопок. После этого Лэнг решил достать пистолет перед тем, как зайти в клинику. Юный светловолосый сотрудник СБЦ с несколько детским лицом не ожидал, что внутри он увидит лежащего без сознания крогана в тяжелой броне, и уж тем более киборга, который связывал этого крогана высокопрочными стяжками, сделанными прямо на месте при помощи уни-инструмента. Наемник? Охотник за головами? Никакой разницы, к тому же, на Цитадели их деятельность наверняка незаконна. — Не двигаться! — приказал Лэнг, целясь в киборга. Киборг молча встал, подняв руки вверх, и показал на значок, который был закреплен на поясе. Лэнг развернул визор дополненной реальности и просканировал значок. Значок оказался настоящим, и офицер получил с него информацию о его обладателе. — А, детектив Дженсен? — Лэнг опустил оружие. Он слышал, что у СБЦ есть свой собственный киборг-полицейский, но он еще не встречался с этим... человеком лично. Они представились друг другу согласно протоколу. — Офицер Эдди Лэнг. Я здесь по коду 415. Некоторое время назад в этой клинике видели вспышку света, после чего услышали рев крогана. Дженсен задвинул обратно свои очки и сказал: — Здесь захватили заложников, но я уже со всем разобрался. Кстати, здесь еще трое нарушителей без сознания: один человек и два саларианца. Я свяжу их, а вы займитесь их оружием и уни-инструментами. Лэнг занялся местом преступления, как ему было сказано. Время от времени он посматривал на руки Дженсена. Этот человек работал быстро, чувствовался богатый опыт. Они закончили меньше, чем за минуту. Пока они были заняты делом, Дженсен попутно спросил у француженки, все ли с ней в порядке, а также попросил ее объяснить, чего эти четверо хотели от нее. — Это люди Фиста! Они сказали, что Гаррус у них! Вы должны спасти его! Женщина выглядела уставшей и очень обеспокоенной. Лэнг как раз закончил извлекать блок боеприпасов из последнего оружия, и решил попытаться успокоить женщину. — Мэм, глубоко вздохните, попробуйте успокоиться и начните с самого начала. Кто такой Гаррус? Она показала на Дженсена: — Это его напарник. — затем она повернулась к Адаму: — Ваш напарник. Вы должны пойти и спасти его, сейчас же! — Мишель, — сурово произнес Дженсен. — Я НИКУДА не пойду, особенно после того, как вы практически заманили меня в западню… — Я пыталась вас предупредить! — И вам повезло, что я вспомнил школьный курс биологии, иначе бы я надел бы наручники и вам заодно со всеми этими подонками! Теперь сделайте то, что сказал офицер: глубоко вздохните, успокойтесь, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, и начинайте с самого начала, иначе этот разговор мы ПРОДОЛЖИМ в участке! Доктор Мишель была в полном замешательстве. Она явно не привыкла к тому, что мужчина может настолько грубо с ней разговаривать, но, тем не менее, этот подход сработал. Она взяла себя в руки и начала рассказывать о том, что с ней произошло: — Вчера ко мне зашла кварианка, которой была нужна медицинская помощь. У нее было несколько легких ранений от полониевых пуль, но она не сказала мне, кто стрелял в нее. Она была напугана, она бежала от кого-то. Она спрашивала у меня о Сером Посреднике. Она хотела продать важную информацию - что-то насчет гетов - в обмен на безопасность. Я дала ей возможность связаться с Фистом, который как раз является одним из агентов Серого Посредника, — Она нервно потерла руки: — Я успела забыть об этом, но тут ко мне пришли четверо бандитов Фиста... — Не волнуйтесь, мэм, — подбодрил ее Лэнг. — Они явно очнутся не скоро. — Non, non! Не эти! Это было еще вчера, я только собиралась закрыть клинику, как эти четверо - люди - вломились ко мне и начали угрожать. Гаррус должен был подойти, и они не хотели, чтобы я рассказала ему о кварианке... но на самом деле он уже сам следил за ними. Один из них начал предлагать... что же со мной сделать, и Гаррус решил вмешаться. Он прострелил всем им головы! Лэнг не мог поверить тому, что услышал. Этот парниша Гаррус взял и хладнокровно прострелил всем четверым головы? Прямо так, без предупреждения? Он же нарушил устав! — Лэнг, это твой район. Вакариан докладывал об этом происшествии? — Нет, — ответил Лэнг, покачав головой. — Если бы тут были четверо мертвых бандитов, я бы об этом услышал! Доктор заговорила: — Дело в том, что Гаррус сказал, чтобы я не вызывала СБЦ и спрятала тела в морозильнике, где я храню свои образцы. — Он сказал... ЧТО? — хором вскрикнули полицейские. Адам продолжил: — Мишель, вы понимаете, какие неприятности вас ждут? Вы спрятали тела! Черт побери, это тяжкое преступление! — Мне жаль! Мне очень жаль! Гаррус сказал, что ему нужно сбить Спектров со следа, что они хотели саботировать его расследование против Сарена, и что если СБЦ узнает, что он выслеживает Фиста, Спектры выдвинутся в "Логово Коры" и уничтожат все улики, и, может быть, даже убьют кварианку! — Она начала плакать. — Пожалуйста, он говорил, что позаботится обо мне, что я не потеряю после всего этого свою лицензию! Я-я просто хотела помочь! Пожалуйста, не арестовывайте меня! После этих слов Мишель разрыдалась. Лэнг был ошарашен. Он попросту не знал, что делать, когда женщина плачет: как бы он ни пытался их успокоить, они начинали рыдать все сильнее. Дженсену, судя по всему, было все равно, и, казалось, что он хотел надавить на нее дальше: — То есть, вы направили девчонку-кварианку и одинокого офицера СБЦ в логово гангстера? Доктор Мишель, да вы сегодня просто в ударе! — Дженсен с отвращением отошел от нее. — Сэр, — тихо сказал Лэнг, идя за киборгом. — Она пытается помочь нам. — Плевать, — Адам не останавливался. — Я направляюсь в "Логово Коры". Вызывай подмогу, но пусть пока не окружают заведение. Я проникну внутрь, выясню, действительно ли Вакариан там, обеспечу его безопасность и, по возможности, вытащу его оттуда. Если через час я не отвечу, идите на штурм. — Сэр, вы собираетесь провернуть все в одиночку? — Будет лучше, если я проникну туда один. Кроме того, если у дверей Фиста будет стоять целая толпа патрульных СБЦ, он попытается взять Вакариана в заложники, или попросту убьет его. — Но, сэр, я был в "Логове Коры"! Там полно вооруженных отморозков! Стволы есть даже у танцовщиц! Вам придется подождать, пока не прибудет подкрепление! Адам обернулся. Металлические желтовато-зеленые глаза словно сверлили Лэнга. — Я и есть подкрепление, — наконец сказал Дженсен, выдвинув очки.

~[h+]~ ЗАПИСЬ ИЗ КОДЕКСА: РАСЫ ЦИТАДЕЛИ: ЛЮДИ: ОМАРЫ Техно-секты (или Коллективы) Омаров - это сообщества людей, которые прошли масштабную кибернетическую модификацию. Омары появились во время Коллапса в Екатеринбурге, когда группа ученых подвергла себя радикальной биомодификации в попытке пережить голод и болезни, которые наступили во время глобальной катастрофы. Омары были отрезаны от остального мира и предсказали, что настанет время, когда государства перестанут существовать, а человечество будет разделено по идеологическому признаку. Киборги подготовили себя к тому, чтобы стать живым воплощением черного рынка. Когда спустя десять лет всемирная связь была восстановлена, выяснилось, что прогноз Омаров оказался ошибочным, поскольку государства на Земле до сих пор остались, но слились при этом в более крупные сверхдержавы. Омары поняли, что в глобальном сообществе, где любые формы аугментаций расцениваются как нечто плохое, их видеть не рады. В попытке «влиться» в новый мир, Омары создали второе поколение своих тел, конструкция которых должна была четко проводить границу между «протезами» и «аугментацией». Кроме того, Омары стали предлагать инвалидам и смертельно больным присоединиться к Коллективам, предлагая взамен бессмертное механическое тело. Это не помогло спасти репутацию Омаров, поскольку их воспринимали как меркантильных приспособленцев. Проблему усугубляла и деловая хватка Омаров (благодаря которой экономика Екатеринбурга процветала), поскольку она вызывала зависть всех остальных государств Земли. Политики в ООН часто пытались поставить кибернетические аугментации Омаров вне закона, чтобы тем самым создать повод объявить войну городу-государству Омаров, Екатеринбургу. Северо-Американским Соединенным Штатам почти удалось это сделать, но всему помешала Война Первого Контакта. Пытаясь бежать от политической нестабильности, вызванной самим их существованием, Омары массово ушли в космос, оставив сияющие небоскребы Екатеринбурга навсегда. Омар-индивид является частью большого единого коллективного сознания, которое создается благодаря установке беспроводного интерфейса, подключенного непосредственно к коре головного мозга. Пусть у каждого Омара и есть некое подобие личной жизни, за ним или за ней всегда наблюдает коллективное сознание сотен (а иногда и тысяч) соединенных между собой человеческих разумов. Если весь коллектив желает высказаться, он может использовать для этого тело любого Омара. Социологи пространства Цитадели изучают Омаров с особенным интересом, поскольку эти киборги являются образцом «идеальной демократии», правда, для большинства окружающих перспектива практически полного отсутствия личной жизни выглядит страшной и отталкивающей. Галактическое сообщество воспринимает Омаров как беспринципных роботов-капиталистов, которые готовы сделать что угодно ради кого угодно, а также продать что угодно кому угодно, если цена будет достаточно выгодной. На самом деле у каждого коллектива Омаров есть свой собственный моральный кодекс. Коллектив систем Терминус специализируется на торговле оружием и наркотиками, а также предоставляет услуги наемников, но при этом ненавидит работорговлю. Коллектив Новерии лучше всего можно описать словами «безумные ученые», но при этом для них категорически неприемлемы эксперименты на живых разумных существах. Коллектив Цитадели состоит по большому счету из законопослушных торговцев и ремесленников, но они также готовы продавать на черном рынке те товары, контролировать которые СБЦ не особенно стремится, например, лекарства.

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты