Имбецил +2432

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-21
Жанры:
Повседневность
Предупреждения:
BDSM, Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, Кинк
Размер:
Макси, 315 страниц, 32 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Спасибо за бессонную ночь!))» от kama155
«Идеально!» от ZimaTG
«Восхитительно живая работа!!!» от sai98
«Отличная работа! Это прекрасно» от Lucy6116
«Отличная работа!» от Muse333
«Превосходная работа* :)» от .-Neko-.
«Прев» от .-Neko-.
«За любовь без соплей))» от courage_of_despair
«За самых очешуенных героев!» от TemkoO
«Спасибо за вашу работу.» от Himera
... и еще 14 наград
Описание:
Сосед - "имбецил", его пёс - агрессивный ротвейлер с неустойчивой психикой, и до кучи новый жилец по площадке - зарвавшийся, разбалованный студент неформал, которого выгнали из общежития.

*ЧИТАЕМ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ!


Посвящение:
Заводчикам псов, которые не всегда думают о своих питомцах и последствиях.
И конечно моим читателям)Надеюсь, простите меня за такое долгое отсутствие

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Предупреждения:
ЖЕСТЬ! МАТЫ! ГРЯЗНЫЙ РЕАЛ! НАСИЛИЕ! МНОГО НАСИЛИЯ!
Упоминается гет.
ХЭ (как же без него:)
Тсссс про другие работы;)
И да, С НАСТУПАЮЩИМИ ВАС ПРАЗДНИКАМИ!)
Арт от Arkkmelai:https://pp.vk.me/c637923/v637923161/13c2/jEO238es1g8.jpg - Тур

Глава 5

23 декабря 2014, 10:44
Командировка Быкова растянулась с недели на две, а затем вообще на месяц из-за проблем с системой безопасности. Босс дал пару выходных всем парням сгонять домой, а затем вернуться. Артур знал, на что подписывался, когда шёл работать в ЧОП «Щит» (частное охранное предприятие), но раньше командировок почти не было, а если и были, то небольшие, от силы пару дней, но их контора росла, да и обрастала отличными рекомендациями, а с этим всем пропорционально и зарплаты.

Забрав по дороге Спайка из питомника и сразу же, прямо там покормив с рук, потому что рот опять перестал есть, только воду хлебал, Быков, уставший, поехал домой, чтобы на двери своей квартиры обнаружить прилепленный жвачкой договор аренды.

А ведь Быков даже решил плюнуть на красноволосую звеняшку, который не выходил у него из головы, если он будет вести себя тише воды, ниже травы и не попадаться на глаза, но стоило прочитать и рассмотреть рисунки, словно для дебила, которые были изображены на договоре, как Артура накрыло, и он, тут же забыв про своё решение, громко засопел.

Запустив Спайка домой, Тур содрал договор и, повернувшись к соседской двери, вежливо постучал. Если ломиться, эта дрянь точно не откроет. Художник хренов! Сейчас он сожрёт эту бумажку…

Дверь не открывали, но звуки какие-то были, поэтому, достав опять ключи от соседской квартиры, Быков тихо открыл дверь и зашёл в изменившуюся с его последнего визита квартиру.

Если сразу мысли были затолкать этой патлатой дряни договор в рот и заставить сожрать, то увидев голого красноволосого с оттопыренной задницей, прущего какую-то тёлку, Артура посетила мысль о том, чтобы затолкать этот договор ему в задницу, которая сейчас белела перед глазами, слегка приоткрывая вид на тёмную, нерастраханную, покрытую тёмными волосками дырку. Даже яйца, покрытые такими же тёмными волосками, не смутили. «Полюбовавшись» на милую картину а-ля "порево обыкновенное", он решил поступить по-другому, о чём и пожалел. У него крышу сорвало и встало на эту наглую патлатую блядь!

А всё Димон со своими извращениями!

Врезав наглому, в край охуевшему неформалу, Быков покинул квартиру. Пора что-то делать с этой сучкой крашеной...

Набрав друга, который без разговоров согласился, упрекнув в том, что давно нужно было это сделать, Артур сел в машину и поехал за этим раздолбаем. Им нужно навестить Веника. А то что, мелкий патлатый думает, что сделал договор, и всё отлично – это он зря. И с ментами, по роду деятельности, почти со всеми Быков знаком, так что эта писулька - пшик, не имеющий силы, если только для самого патлатого.

Веник оказался даже не укуренным в хлам, и беседа с ним закончилась быстро и естественно согласием на все требования Артура и единственное предложение.

Документы как раз все будут готовы к приезду из командировки. Это хорошо.

- Так что, Тур, в баньку? Обмоем, так сказать, успех? – потирая руки, радостно спросил Димон, садясь в чёрную машину. – Всё равно я собирался сегодня пройтись по бабам, а так и ребятам наберём. Они с радостью подтянутся.

- Да. В баньку не помешает, - криво улыбнувшись, произнёс Тур и посмотрел на шокированного Димона. Пар сбросить нужно.

- Неужто так красноволоска допекла? – спросил догадливый друг и посмотрел на Артура. – Может, и его тогда захватим? Пусть тоже порадуется своему везению? – пошутил друг, но Быков его уже не услышал, погрузившись как обычно в свои мысли.

У Димона ещё много крутилось вопросов на языке про красноволосого, но он знал - Артур ничего не расскажет. Такой у Быка характер – всё в себе, и сам себе на уме. Можно только догадываться о том, что же вытворил такое неформал, что зацепил друга, и что Артур принял решение купить у этого нарика Веника квартиру, хотя до этого говорил, что лишняя трата бабла, да и хоромы ему эти ни к чему - свои ещё в порядок так и не привёл. Ещё не совсем понятно было, почему Тур в последний момент решил оставить Роевского Антона Антоновича в арендаторах, изменив только владельца? Но на все эти вопросы лучший и единственный друг детства Артура узнал ответы уже в бане, когда заказал с девочками проститутками одного мальчика-пидорка. Именно его-то и трахал подвыпивший Тур почти всю ночь, раздолбив очко парню и даже порвав его слегка…
Да, дела…

***



Имбецил, испортивший вечер и трах, давно свалил на машине в неизвестном направлении (сам видел из кухни, как он садился в тачку), но меня всё ещё колбасило. Катюха долго не пробыла – я сам выставил её, сказав, чтобы не трепалась об этом в общаге. Она, конечно, попыталась перевести тему, а потом и намекнуть, что стояк-то остался, и она готова помочь, но я отказался.

Это уже не то! Момент упущен, а со стояком сам справлюсь, не маленький.

Соседа же с его псиной после этого дня я больше не видел и, решив не заморачиваться и загнав поглубже затаившийся с того вечера маленький комочек дурного предчувствия, продолжил жить, как и жил. Нету и ладно!

В хабзе всё шло своим чередом. Скучно и неинтересно. Я даже уже сделал практичку за год, чему не смогла нарадоваться кураторша, поэтому всю свою фантазию бурную и свободное время я перенёс на квартиру. Там хотя бы развернуться можно и в разных плоскостях.

Соорудив из кучи найденных мною во встроенном в прихожей шкафу пластинок напольный светильник, я тупил в компе, пока не высмотрел на очередном сайте «стул» из покрышки. Естественно загорелся желанием его сделать. Как раз будет в коридор. Он у меня сейчас под модернизацией, вот и прёт меня опять на дизайн-идеи. Подумано – сделано. После учёбы, затарив пивка под творческий процесс, я пошёл на поиски покрышек. Обычно их можно найти где угодно, но как оказалось, не у нас в округе. Целых покрышек в радиусе трёх километров не было. Рваных, изгрызенных - хоть отбавляй! А вот целых нет.

Жаль, BMW нет соседской, гаденько подумал я. Так бы ползать по району не пришлось.

Может, подождать приезда?

Дурные мысли. Пусть лучше вообще не появляется здесь эта BMW вместе с хозяином-имбецилом.

Нужного диаметра покрышку я всё-таки нашёл, правда, довольно далеко, поэтому, пыхтя как паровоз и заливаясь потом, теперь пёр её к себе по ухабам и рытвинам.

Зря, наверное, я вспомнил про BMW. Накаркал. Как раз когда я подкатил эту резиновую дуру к лавке и уселся покурить, к дому подкатил сосед–имбецил собственной персоной, да не один. Из машины выбежал его монстропёс и вышел ещё один бритоголовый.

- Клонируют их, что ли? – буркнул я себе под нос и отвернулся, но всё равно косился в их сторону. Мало ли что соседу после последней встречи в голову стрельнет.

Монстропёс бегал вокруг своего хозяина, словно только увидел, пытаясь вилять купированным хвостом. Получалось у него плохо, вместо хвоста вилял чёрный лоснящийся зад. Нашёл кому вилять.

- Спайк, гуляй, - хрипло произнёс костолом-сосед своему монстропсу и повернулся к машине чтобы щёлкнуть сигнализацией. Вот этот момент и выбрал этот чёрный пёсомонстр, чтобы броситься на меня.

Монстропёс, рыча и скалясь, нёсся к месту моего сидения, а я от панического ужаса не сумел ни заорать, ни пошевелиться, чтобы убежать.

Ненавижу собак!

Вот он сейчас подбежит ко мне, и весь ряд его белоснежных клыков вонзится в мою плоть, чтобы разорвать…

- Фу! - громко скомандовал хозяин, но пёс уже схватил своей крокодильей пастью добычу, впившись своими мощными челюстями и пытаясь оторвать кусок... покрышки.

Запоздало услышав команду, с виной и непониманием в глазах ротвейлер повернулся к хозяину вместе с тяжёлой добычей.

- Гуляй! – уже мягко скомандовал имбецил своему псу, который тут же с радостью поволок покрышку на траву.

- Живой? – улыбаясь во весь рот, спросил у меня подошедший лысый качок – почти клон моего соседа имбецила, только рельефней по мышцам, и потрепал меня по плечу.

А живой ли я, и правда? Наверное… Хорошо, что я по привычке сидел задницей на спинке лавки…

- Тшшшш… Испугался? Вставай давай, – ласково и как-то нежно, как дауну, проговорил качок и стал отрывать мои скрюченные и сведённые от страха пальцы от лавки. – Тебя как зовут-то, неудачная жертва нападения?

- Антон, - почти не запинаясь, ответил я.

- Антоха, значит! А я Димон! – как-то радостно произнёс лысый качок, оторвав меня всё-таки от лавки и протянув свою здоровую ладонь.

Сжать я её, при всём желании, не мог. Судорога не отпустила, поэтому Димон сам сжал своей тёплой лапой мою ладонь.

- Ты же тут живёшь? – спросил качок, кивнув на подъезд, и, не услышав моего ответа, сказал: – Пошли провожу, а то ты сейчас тут отъедешь, красноволоска.

И я, как баран какой-то на привязи, попёрся чуть ли не в обнимку с этим здоровым лысым Димоном. Не в обнимку, конечно, скорее он меня своей одной лапой подхватил под мышки и поволок на пятый этаж под злобный взгляд.

- Сука, я эту покрышку тянул чуть не километр, - зло сказал я, когда мы были на четвёртом этаже.

- О! Шок прошёл видимо, - заржал лысый Димон и потянул меня дальше. – А нафиг она тебе вообще нужна была?

После ужаса мой язык развязался как у пьяной бабы. Наверное, последствия пережитого страха. Я не замолкал до пятого этажа, рассказывая, что хотел сделать с покрышкой. Лысый слушал меня внимательно, улыбаясь во весь рот.

- Покажешь?

Ответить я не успел, потому что на этаж поднялся мой сосед-имбецил со своим монстропсом, который тут же, виляя своим обрубком, подбежал ко мне и стал ОБНЮХИВАТЬ МОЮ РУКУ, а потом и ЛИЗАТЬ.

- Убери свою псину, мудак! – зашипел тихо я, вжавшись в свою дверь и пытаясь слиться с ней.

- Не обосцысь от страха, сопляк, - посмотрев на меня из-под нависших бровей, брезгливо сказал имбецил и пошёл к своей квартире, позвав пса.

- Тебя в детстве не покусали случаем? – догадался Димон, когда парочка: имбецил и псина - скрылись.

- Не твоё дело! – огрызнулся я и дрожащей рукой достал ключи, пытаясь попасть в новый замок, который сменил, как только мой старый козёл папаша их выслал мне. Не такой я дурак, чтобы забыть дверь закрыть, а догадаться, что у неандертальца есть ключи, несложно.

- Не моё, - добродушно согласился лысый качок. – Только вот псы чувствуют страх, а Спайк в особенности. Странно, что не цапнул.

- Пусть только попробует! – справившись с замком, произнёс я, всё ещё внутренне содрогаясь от воспоминания о прохладном носе на моей руке и горячем дыхании. – Пойдёт на мыло!

Качок ухмыльнулся и покачал головой, но потом встрепенулся и спросил:

- Слушай, а давай с нами в баню сегодня! Коньячок, парок, джакузи, пивасик, девочки! Расслабишься, стресс снимешь. Артур проставится за моральный вред! Я прослежу. А?

Я уже хотел отказаться, но на площадку вышел дебилоид Артур, который расслышал предложение друга и теперь убийственным взглядом сверлил меня.

Пусть, сука, платит и терпит меня! С паршивой овцы хоть шерсти клок, а сауна и все прелести, что перечислил лысый, потянут на прилично.

- Ок.

- Нет.

Мы ответили одновременно.

- Да ладно, Тур, пусть с нами сгоняет, - повернулся к другу-дегенерату Димон, а потом, повернувшись ко мне, протянул визитку с адресом сауны.

- К семи подруливай.

Забрав визитку, я подмигнул соседу, которого просто перекосило от злобы, и, закрыв дверь, скрылся в квартире.

Сдохни от яду, тварь!

А у имбецила кореш зачетный всё-таки, подумал я и пошёл варить пельмени - до семи ещё куча времени.

В шесть зазвенела напоминалка на телефоне: Веник. Бля, завтра надо будет отнести деньги этому нарику за хату. Прикинув, что буду бухать и завтра будет хреново, набрал Генке, чтобы прикрыл на композиции и рисунке – первых парах. Рисовать тупые натюрморты я точно не смогу с бодуна – руки трястись будут, а работы потом сдам как-нибудь. Для меня всё равно это несложно.

Зайдя на кухню, я взгромоздился на широкий подоконник и закурил, наблюдая, как сосед-неандерталец со своим другом выходят из подъезда и садятся в такси. Чёрное BMW мудака осталось одиноко стоять чуть поодаль от подъезда.

Колесо я ему не прощу.

Колесо снимать я не собираюсь – он сразу догадается, а вот кое-что другое сделаю…

Выбросив бычок в окно, я кинулся в ванную искать нужное, и оно нашлось. Жаль, погода сухая, так бы марганцовку взял.

Из дома я вышел ровно в семь и направился на остановку мимо BMW. Шприц и валерьянка – ничего особенного, но никто не заметил, как я выпрыснул всю вонючую жидкость на капот и крыло машины.

Теперь машинка не будет одинока, а главное - хрен кто докажет. Даже бабки, что сидят у соседнего подъезда.

Пока я добрался до указанного адреса, пока пытался объяснить мордовороту у высокого каменного забора с такими же высокими коваными воротами, что по приглашению, на часах было начало девятого.

- Это не клуб, чтобы приглашения выдавали. Частная территория, - уже в третий раз повторил мордоворот, даже не глядя на меня. – Если ждут, то встретят.

- Антох, ты как девица собираешься! Коль, пропусти пацана, это к нам, - весело проговорил за спиной мордоворота Димон, укутанный в белую влажную простыню, как в тогу. – Я уж думал, не придёшь!

- Опоздавший, что ли? – хмыкнул Коля, пропуская, а заодно разглядывая парня неформальной наружности совсем уже другим взглядом.

- Опоздавший, - согласился Димон и повел меня к деревянному, сделанному в стиле Древней Руси срубу.

Пока мы шли, и лысый Димон разливался соловьём про баньку шикарную и девочек, я шёл и разглядывал его кельтские татухи на бицепсах и плечах, сделанные явно мастером своего дела.

- Нравится? – проследив за моим взглядом, вдруг спросил Димон и поиграл бицепсами.

Фыркнув, я отвернулся. Позер. У меня тоже есть тату – не кельтские узоры, и не на руке, а на правой ноге ниже колена абстракция, но тоже набита мастером.

У сруба, прямо у лестницы стоял мангал, на котором в рядок лежали шампуры с уже поджаристым, мясом и луком, и шёл умопомрачительный дымок. От запаха и вида мяса рот заполнился слюной.

- О! Уже готовы! – радостно произнёс мой лысый проводник, взяв в руки один шампур и посмотрев на сочное мясо. – Ты заходи, раздевайся, а я шашлычок сниму, – скомандовал он мне, а сам принялся снимать остальные шампуры.

Поднявшись по деревянным ступеням и зайдя в домик, я тут же попал в предбанник-раздевалку, где висела и лежала одежда банщиков, которые уже гуляли, так как из-за следующей двери слышался смех и громкие голоса.
Скинув быстро свои чёрные джинсы с цепью и остальные шмотки, кроме трусов, завязав свои волосы в пучок тонкой резинкой на затылке, сложил всё своё барахло в одну большую кучу на лавку и, схватив простыню из стопки, собирался укутаться, но зашёл лысый.

- А чё, в бане тоже в труселях будешь? Или стесняешься? – весело спросил он, рассматривая меня.

- Боюсь засмущать, - весело, но едко ответил я, замотавшись в простыню по грудь и напяливая на ноги резиновые сланцы, которые предусмотрительно взял с собой вместе с шампунем и гелем для душа.

Заржав, Димон подтолкнул меня к двери, показывая, чтобы я открыл её. Руки у него были заняты шампурами. Толкнув тяжёлую дверь, мы оказались в просторной комнате, в которой за огромным уставленным всякой снедью и бухлом столом сидели четверо таких же, как и Димон, шкафоподобных, бритоголовых мужиков, две ярко накрашенные девицы и хрупкий паренёк. Соседа-имбецила не наблюдалось. Заинтересованные взгляды всех присутствующих устремились на нас.

- Мяско прибыло!

- Ты чё так долго?

- Тебя, бля, только за смертью посылать! - раздались возгласы из-за стола.

- У нас пополнение! Знакомьтесь: Антоха! – представил меня лысый качок, подталкивая к столу.

Шутливо я отдал честь честной компании, а затем потопал к пустующему месту около одного из шкафов. Взгляды стали ещё заинтересованнее и уже были направлены на Димона, который, не обращая внимания, стал складывать шампуры на тарелку.

Сидящий рядом амбал подставил мне стакан и налил в него почти до краёв коньяк.

- Пей, опоздашка! – пробасил он и, хлопнув по плечу, потянулся к шампуру с мясом.

- А где же спонсор? – спросил я, схватив вилку и потянувшись за уже снятым куском мяса.

- Могу побыть я, – ухмыляясь и как-то масляно меня разглядывая, произнёс сидящий напротив мордоворот, приобнимая накрашенную девицу.

- И правда, а где Тур? – спросил Димон плюхаясь рядом со мной.

- В бассейне, - ответил с другого конца стола какой-то шкаф. – Сейчас придёт…

Только шкаф произнёс это, как дверь, расположенная в противоположном конце комнаты, открылась, и оттуда вышел мокрый Артур – мой сосед-дебил.

- Мы уж подумали, что ты там утонул!

- Мясо уже готово, а ты всё плёскаешься.

Сосед с полотенцем на бёдрах, проигнорировав всех, уставился на меня колючим взглядом и засопел.

- Что эта погремушка здесь делает? – недовольно, хрипло спросил он, уставившись на Димона.

- Тур… - начал было Димон, но влез я:

- Отдыхаю я, - улыбнувшись произнёс я и, встав с лавки, поднял налитый стакан с коньяком и, отсалютовав им злобному соседу, толкнул тост: - Поэтому хочу выпить за знакомство и за спонсора этого чудного вечера!

Сидящие шкафы заржали, начали шутить и, также подняв рюмки, с радостью выпили за «спонсора вечера», который сам об этом узнал только сейчас.

Ну, а как он думал? Я за его счёт - это маловато, а вот эта бригада жрущих и пьющих шкафов - самое то!

- И за что проставляешься, Бык? – весело спросил один из шкафов, сидевший около тихого и неприметного паренька, который только и делал, что стрелял глазками в мою сторону. Странный он.

- И правда, за что? – подхватил с другого конца стола другой амбал, вгрызаясь в кусок мяса.

- За новую хату, - сверкнув своими щёлками на меня, произнёс Артур и прошествовал за стол, усевшись напротив меня.

Все шкафы завалили Быкова вопросами про хату, кроме лысого, сидящего около меня. Я же, услышав про новую хату, обрадовался как дитё. Он уебёт! Ура!

- Так за это грех не выпить! – воскликнул я и сам потянулся к бутылке коньяка, наливая себе, лысому и соседу-неандертальцу, который сейчас кисло улыбался, глядя на меня.

- Как понимаю, Артур теперь всех приглашает на новоселье! – подняв бокал, я осмотрел всех и под довольные взгляды шкафов выпил, а потом ещё тише, лыбясь, как кот, добавил. – Надеюсь, кроме меня.

Быков, пристально глядя на меня, также выпил, а Димон хмыкнул.

Вечер обещает быть весёлым.

Как я и говорил, всё было здорово: я от новости, что сосед уебёт, сыпал шутками и анекдотами направо и налево. Все ржали и также шутили, правда плоскими и тупыми шутками, но что взять с имбецилов. Вон мой бывший сосед вообще сидит, бухает только и периодически зыркает на меня, ухмыляясь. Так на здоровье – смотри не удавись от злости!

Когда народ в очередной раз потопал в парилку с визжащими от хлопков по задницам девками, я решил сходить, покурить, а потом присоединиться к толпе. Не зря же сюда пришёл, а то они уже не раз сходили, а я в отстающих.

На улице стемнело и стало прохладно, но от выпитого коньяка мне уже было клёво. Всё же хорошо, что я согласился сюда припереться.

- Повеселился? – раздался мерзкий с хрипотцой голос моего соседа от двери.

- А вот и спонсор моего веселья явился! Не прошло и года, – едко произнёс я, делая затяжку и поудобнее устраиваясь на перилах лестницы. - Думал, ещё за столом покусаешь меня!

- Для тебя веселье закончилось. Собираешь свои шмотки и сваливаешь отсюда, пока я добрый, - безразлично раздалось снова от двери.

- Как же я могу свалить, когда мой БЫВШИЙ, впервые ДОБРЫЙ соседушка решил любезно проставиться? – пропел ехидно мерзким голосом я, глядя на Быкова и улыбаясь.

Глаз Артура, как и лица, из-за тени видно не было, да мне и не нужна эта тупая морда.

- Добрый, бля, нашёлся! – не дождавшись реакции неандертальца, поддел я его, но он уже развернулся и ушёл.

Выкинув бычок, я, шатаясь, потопал в парилку. Пока до неё топал, решил ополоснуться в бассейне, который тут имелся насколько помню. Свернув не в ту дверь (откуда здесь столько?) я по-ходу попал в бильярдную. Моего прихода не заметили. Трое шкафов (не помню, как зовут) трахали двух девиц прямо на бильярдном столе.

- Упс! Вижу, вы тут и без меня шары удачно загоняете, - прокомментировал я увиденное и, закрыв дверь, потопал искать бассейн.

С бассейном также вышла неудача – там, рассекая воду, плавал Быков. Да уж лучше я без бассика попарюсь. Вернувшись в комнату, где был стол, я налил себе стопку коньяка, закусил это дело огурчиком и потопал, изредко врубаясь в стены, в парилку.

- О! Погремушка пришла! – заржал Димон, когда я зашёл в парилку, и, кинув мне красную войлочную шапку, показал на среднюю полку. – Туда залазь, сейчас тебя попарим.

- Заботливый, ёпт! – сказал я, устраиваясь на втором ярусе и приваливаясь спиной к горячей полке.

На полках напротив, застланных простынями, сидел Иван - вроде так его зовут - и тот тихий, хрупкий, как девочка, светлый паренёк. Только сейчас я заметил, что все были в чём мать родила. Лысый Димон, поднявшись со своего яруса и надев на руки варежку, взял ковш и, зачерпнув воды из тазика на полу, плеснул на камни.

Зашипев, вода испарилась белым паром, заволокшим всё помещение.

- А ты когда нас смущать будешь? – весело спросил Димон, кладя ковш на место и показывая на мою простыню.

- Лучше девок, - пьяно хихикнул я и напялил красную, поданную лысым, войлочную шляпу.

- Их дырки ты вряд ли удивишь, - хохотнул громила Иван и своей лапой стал гладить свой член.

- Раздевайся, давай, красная шапка, хоть кости твои попарю, - отозвался Димон и достал из ещё одного тазика берёзовый веник.

– Или ты без музыки никак? - с подколкой спросил лысый, ударяя веником по своей лапе.

Фыркнув и чуть не свалившись с полки, всё же алкоголя я выжрал достаточно, я стянул труселя и, разостлав простыню, улёгся вниз животом.

- Не удивила красная шапочка! Хотя задница ничего, и серёжка в соске прикольная, – пошло произнёс Иван и заржал.

Я хотел ему ответить, но Димон с силой приложил горячий веник к моей заднице.

- Блядь! – проорал я и повернул голову к шутнику Ивану, который, расставив широко ноги, дрочил.

– Вот чем удивлять надо, - заметив мой взгляд произнёс Иван, демонстрируя свой приличных размеров член и нежно его поглаживая.

- Охренеть! – только и смог сказать я, задохнувшись, потому как Димон стал активнее прикладывать веник к моей тушке.

– Понежнее нельзя? – просипел я, получая удары веником.

Димон меня не услышал, зато я смог наблюдать, как Иван, схватив за руку парня-тихоню, наклонил его над своим пахом. Паренёк тем временем, облизнувшись, наклонился и, взяв в рот член, стал его сосать, причмокивая и глубоко заглатывая.

- Да… Вот так… - говорил Иван, схватив парня за волосы и задавая ему темп и глубину.

Я наблюдал за этой картиной и не въезжал.

- Педики, что ли? – сипло спросил я между ударами Димона.

Димон заржал.

- Нет, красная шапка! Кстати, попробовать не хочешь?

- А что, ещё целка что ли? – встрял Иван, отодвинув голову паренька от своего паха.

- Я пас! Спасибо! – отнекался я, наблюдая за этим блядством.

- А тебе актива роль никто и не предлагал, – произнёс, как обычно, весело Димон и заржал. Остряк, блин. – Поворачивайся давай!

Моё тело, разморенное от парилки, веника и от градуса, еле слушалось меня, а мозг вообще мало что соображал уже. Лысый подошёл ко мне и помог перевернуться на спину.

- Кирюш, милый, иди, помоги нашей красной шапке расслабиться, а то вон как его разморило, - как-то даже сочувственно произнёс Иван и подтолкнул паренька ко мне, хлопнув его по заднице.

Димон же сел к Ивану и, также расставив широко ноги, начал гладить и теребить свой член.

Про суть «помощи» я допёр поздно, когда уже Кирюша став коленками на нижнюю полку и оттопырив зад, пристроился своим ротиком к моему члену.

- Бля, я не педик! - попытался возразить пьяно я и оттолкнуть Кирюшу, который, урча как кот, стал сосать мой уже не такой и обвявший член.

- Да ладно тебе, красноволоска, ты хоть попробуй! Кирюша сосёт круче любой тёлки, - лениво ответил Димон, дроча свой вставший член и наблюдая за нами. – Или ты сцышься?

Вместо ответа я промычал. Кирюша и правда сосал классно.

Я уже не заметил, когда к Кирюше пристроился сзади Иван, долбя его зад. И даже не заметил, когда в парилке появился ещё один наблюдатель. Мне было классно, пьяно, и вообще я улетал.

- Ну, что, тебе нравится, как сосёт Кирюша? – раздался вкрадчивый вопрос, на который я только кивнул с закрытыми глазами.

- А попробовать сам не хочешь? Тебе понравится. Попробуй…

Кто-то стал гладить меня по подбородку и губам.

Голова кружилась, мозг выключался.

- Давай, открой ротик…

Рот я всё-таки какого-то хрена открыл. Тут же мне в губы ткнулось что-то тёплое и большое.

- Вот так. Молодец. Оближи его…

То, что было во рту, я точно облизать не мог. Было оно немаленькое, и я хотел сказать это, но как только чуть шире открыл рот, в него тут же глубже толкнулись.

Дёрнувшись, я разлепил глаза, из которых теперь катились слёзы.

- Дыши носом, давай. Вот так, умничка, - как с ребёнком говорил надо мной лысый Димон, толкая мне в рот свой хуй. Дёрнуться я не мог. Димон удерживал мои руки, а Кирюша держал ноги и стонал, изредка беря мой член в рот и посасывая.

- Давай, переворачивай красную шапку, попробуем его зад, а то у Кирюшки уже раздолбана, как не знаю что, - услышал я где-то, но кто это сказал, так и не понял.

Из-за того, что меня всё ещё трахали в саднящее горло, я ничего не мог сказать, только слёзы сам наворачивались на глаза и стекали по щекам.

- Ты чего, Тох? Не плачь, тебе понравится, - раздался над ухом тихий голос лысого качка, как только из моего рта исчез член. – Я постараюсь не порвать тебя, да и ребята не звери… Ещё сам будешь подмахивать, как Кирюша...

Горло дико болело и саднило, и всё, что я хотел и думал сказать, не получалось. Блядь, это бред!

Меня как безвольную куклу попытались поднять с полки.

- Димон, оставь его, - раздался как сквозь вату знакомый голос.

- Попользуем и оставим, чего кипишишь? – недовольно спросил кто-то.

- Я сказал, блядь, положи его на место! – рявкнул сосед.

- Тур, ты же не хотел его, и вообще это простава…

- Не твоё дело, что я хотел, а что - нет. Вон взяли Кирюху и свалили!

- Ты, Тур, совсем охуел! Зажал целку и сам решил отоварить?

- Пошли на хуй отсюда.

- Ты ж ему, блядь, зад разворотишь, как тому в прошлый раз!

- Тебя не должно это ебать…

- Сука ты, Тур! Ладно, хер с тобой. Бери, Вано, Кирюху, и погнали, а то этот псих сейчас сорвётся…

Меня наконец оставили в покое, а через минуту вообще стало тихо.

Сколько я пролежал не знаю, но ковш с холодной водой вернул в реальность. Языком я попытался слизать прохладную жидкость, но безуспешно.

- Вставай, сука! – мою тушку сгребли с верхней полки и перетянули на нижнюю, усадив, а затем снова облив водичкой.

- Сам сука, - наконец разлепив губы просипел я и посмотрел на своего соседа-имбецила.

- Ну что, весело, Звеняшка? – глядя на меня и кривя зло губы, спросил неандерталец.

- Очень!

- Не угадал, весело будет сейчас… - прозвучало зловеще, а потом этот дебил скинул полотенце и сунул мне под нос свою толстенную елду. - Соси!

Я замер, разглядывая у себя перед носом его тёмный, чуть искривлённый, с огромной, как шляпка от гриба, головкой, член в чёрных кучеряшках и с большими немного отвисшими волосатыми яйцами.

- Совсем ебанулся? – взвыл я и попытался встать, но тяжёлая лапа быстро усадила на место, пригвоздив. Другой же лапой имбецил схватил меня за волосы и, намотав их на руку, с силой потянул вверх, отчего на глаза опять навернулись слёзы. Моя шляпа давно сползла с головы, а резинка разболталась, вот эта сволочь и воспользовалась.

- Я да - ебанутый на всю голову. А ты не знал, когда сюда шёл? – зашипели мне в лицо.

- Отпусти, имбецил! - почти провыл я на одной ноте. Волосы, кажется, «захрустели», словно выдирались с корнем от того, с какой силой тянул их этот дебил.

- А теперь слушай внимательно: ты сейчас отсасываешь мне, а потом подставляешь свою вертлявую задницу, или же я возвращаю ребят, и тебя имеют уже вшестером во все возможные дыры. Если понял, кивни!

Даже сквозь боль и моё состояние я понял, что соглашусь на него одного, поэтому, зажмурившись, кивнул.

В губы мне снова ткнулось что-то тёплое. Глаза я решил не открывать. Не хочу видеть снова моё унижение.

Волосы эта сука не отпустила, просто ослабила нажим и стала ритмично вбиваться мне в рот.

- Шире! – скомандовал этот скот и, поняв, что я не собираюсь этого делать, снова с силой потянул за волосы. – Шире, я сказал!

Пришлось открыть шире. Горло уже не просто болело, а вообще не чувствовалось. Завтра не смогу говорить точно.

Даже когда меня трахал в рот лысый Димон, я не ощущал себя так низко. Тогда было всё как в тумане, а теперь нет. И я знаю, что меня трахает этот тупой урод.

- Зубы убери! – снова скомандовал мне этот имбецил и опять потянул за волосы. Я взвыл и чуть сильнее стиснул зубы.

Пощёчина прилетела сразу же. У меня даже голова в сторону мотнулась, а во рту почувствовался вкус крови.

- Ещё раз так сделаешь - выбью зубы, - схватив меня за подбородок, хрипло произнёс этот выродок. – Понял?

Когда я почувствовал его губы на своих, меня чуть не вырвало самого. Я сам всегда брезговал после минета целовать своих девушек.

- Что, блядь, кривишься? Не нравится? – спросил имбецил, и я, не выдержав, открыл глаза, чтобы посмотреть на этого урода.

Увиденное мне не понравилось. Сплошная злость и ненависть, направленная на меня.

- Не противно после хуёв чужих мои губки сахарные целовать? – не выдержал и просипел брезгливо я.

Оплеуху я и не заметил уже.

- Я тебя, блядь, предупреждал, чтобы ты валил! Но тебе, сучка патлатая, всё мало было! - вдруг зарычал имбецил прямо мне в лицо.
– Считаешь, что самый умный? Решил постебаться надо мной и унизить?! Весело теперь?!

Я молчал, словно воды в рот набрав.

- Что молчишь, дрянь?! – захрипел снова этот дебил и тряхнул меня.

- Спасибо, блядь, что ПРЕДУПРЕДИЛ! – тихо, но как всегда язвительно, почти прошептал я сипло и отвернулся.

Удары посыпались на меня градом, пока я просто от какого-то не вырубился.