Имбецил +2428

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-21
Жанры:
Повседневность
Предупреждения:
BDSM, Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, Кинк
Размер:
Макси, 315 страниц, 32 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Спасибо за бессонную ночь!))» от kama155
«Идеально!» от ZimaTG
«Восхитительно живая работа!!!» от sai98
«Отличная работа! Это прекрасно» от Lucy6116
«Отличная работа!» от Muse333
«Превосходная работа* :)» от .-Neko-.
«Прев» от .-Neko-.
«За любовь без соплей))» от courage_of_despair
«За самых очешуенных героев!» от TemkoO
«Спасибо за вашу работу.» от Himera
... и еще 14 наград
Описание:
Сосед - "имбецил", его пёс - агрессивный ротвейлер с неустойчивой психикой, и до кучи новый жилец по площадке - зарвавшийся, разбалованный студент неформал, которого выгнали из общежития.

*ЧИТАЕМ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ!


Посвящение:
Заводчикам псов, которые не всегда думают о своих питомцах и последствиях.
И конечно моим читателям)Надеюсь, простите меня за такое долгое отсутствие

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Предупреждения:
ЖЕСТЬ! МАТЫ! ГРЯЗНЫЙ РЕАЛ! НАСИЛИЕ! МНОГО НАСИЛИЯ!
Упоминается гет.
ХЭ (как же без него:)
Тсссс про другие работы;)
И да, С НАСТУПАЮЩИМИ ВАС ПРАЗДНИКАМИ!)
Арт от Arkkmelai:https://pp.vk.me/c637923/v637923161/13c2/jEO238es1g8.jpg - Тур

Глава 17

23 декабря 2014, 10:56
Тур посмотрел на захлопнувшуюся дверь, а потом перевёл взгляд на Спайка. Тот как ни в чём не бывало сидел, вывалив розовый язык, и смотрел на хозяина.

- Что, решил занять нейтральную позицию? – спросил Тур у пса, но тот, сделав вид, что не слышал ничего, отвернулся в сторону. Спайк за всё время «беседы» Тура с Антоном даже не зарычал.

Быков стёр опять выступившую кровь с рассечённой губы, поморщившись досадно.

- Вот сволочь патлатая. Не баба он… - буркнул он ворчливо. – Ночью тёк как сучка, да ещё язык чуть не откусил, а сегодня губу рассёк. Выбью нахер зубы, будет знать, как язвить, а заодно и в рот можно будет дать…

Заставив себя оторваться от мыслей, которые плавно потекли от верхней головы к нижней, и быстро вспомнив, что не проверил окна, Тур надел кроссовки и обошёл всю квартиру, задержавшись на кухне. Посуду сучонок так и не помыл.

Засранец. По приезду вылижет.

Подхватив сумку, Тур взял из шкафа поводок и ошейник, тут же их спрятав от заворчавшего рота, и, выпустив сначала пса, следом вышел сам из квартиры.

Поездка в столицу предстояла весёлая, и Тур в этом не сомневался. Если бы не больничный и незнание, кто отец засранца, Быков бы не поехал. А так придётся. Мало ли какой фортель выкинет Григорьев и его отпрыск. Тур жалел об одном, что отдал паспорт Звеняшке, но ему пришлось, ведь главное: Антоха не заметил пропажи маленькой черной флешки из того же шкафа, где и лежал паспорт.

У машины засранца не оказалось. Тур нахмурился. Денег у пацана не так и много. Когда он забирал паспорт, посмотрел. На оплату Вениковой халупы за прошедший месяц хватило бы с натягом, но время выплаты прошло и сейчас за каждый день набегает пеня по договору.

Закинув сумку в багажник, Тур посмотрел на Спайка, сидящего у машины. Задумчиво осмотрев безлюдную, утреннюю, чуть пасмурную округу, мужчина подошёл к роту и погладил.

- Ну что, ищи теперь своего подопечного, - проговорил Тур роту и, хлопнув слегка по боку, дал команду: – Ищи, Спайк! След!

Рот тут же поднялся и радостно залаял. Любимая команда пса, хотя Тур сомневался до последнего, что тот будет искать неформала. Его, Тура, как хозяина Спайк находил всегда и везде, будь то лес или город, так же, как и покрышки (собрал по округе и сгрыз не один десяток), а вот найдёт и захочет ли искать засранца, Быков не знал. Сам он его не натаскивал на поиск людей. Не было смысла. У рота и так нарушена психика, и его поведение предугадать сложно после того, как он найдёт искомого. Со Звеняшкой Быков уверен – Спайк ему ничего не сделает. Опекает, засранца, даже после того, как тот сдал его на живодёрню.

Ротвейлер, покрутившись у дорожки, остановился – понюхал асфальт, а затем, приподняв уши, посеменил дальше, к следующему дому, с каждым шагом набирая скорость. Радостный заливистый лай раздался совсем скоро после того, как рот скрылся из поля видимости Быкова, свернув с детской площадки за соседский дом.

Тур если и удивился, то виду не подал. Хм. Нашёл.

Лай, рычание вместе с приглушенными матами приближался, а когда из-за кустов показался неформал и Спайк, тянущий того за рюкзак, Тур открыл заднюю дверь, дожидаясь этих двоих.

- Придурок! Я же сказал: двадцать минут! – зашипел злой и испуганный неформал, как только Спайк отпустил его рюкзак и подбежал к Быкову, показывая, какой он молодец.

- Садись в машину, - бросил он Звеняшке, а сам похвалил пса и погладил.

- Пошёл в жопу, я не еду с тобой!

Быков захлопнул дверцу, когда на заднее сиденье запрыгнул Спайк, и, даже не смотря на патлатого с растрёпанным, будто его Спайк по земле тащил, узлом волос на башке, уселся за руль. Артур был уверен, что Антон сядет в машину. Посопит, пошипит, повыёбывается и сядет. Говнистая у пацана натура. Говнистая, корыстная, но неглупая. Иногда.

Из города выехали в блаженной тишине, не считая приёмника. Патлатый вначале шипел, злился и плевался ядом, и как понял Тур, причина была дебильная – красноволоска не успел дойти до круглосуточного ларька и не купил сигарет, соответственно и не покурил. Вот и бесится. Спайк успел вовремя. Тур всё шипение проигнорировал, только втопил педаль по-полной, разогнав свою девочку до предела, наслаждаясь скоростью. По трассе можно. Посты ГАИ ещё нескоро, да и патлатый заткнулся, просипев что-то про психа и имбецила. Привычно.

Перед въездом в столицу образовалась пробка из-за аварии. Машины ползли медленно, как черепахи, объезжая развернувшиеся посредине дороги две легковушки.

- Я не верю, что мой папаша составил этот договор бесплатно, - разрушил тишину Антон, отвлекаясь от рассматривания разбитых машин и теперь с прищуром глядя на Тура.

Быков пожал плечами, мол, плевать, верит или не верит неформал.

Звеняшка хотел что-то ещё сказать, но передумал и опять вернулся к окну, только теперь сдвинув задумчиво брови к переносице.

- Адрес? – спросил Тур, объехав, наконец пробку и въезжая в город.

- Веснянская пятнадцать, - протянул неформал, явно предполагая, что Тур не знает где это.

Тур знал этот район и эту улицу. Элитка. Район, находящийся на окраине, с красивыми, ухоженными дорожками и двух- и трёхэтажными домиками, типа европейских.

Добрались до места быстро. Утренние заторы рассосались, и город был относительно свободным. Припарковав машину у дома номер пятнадцать, Быков посмотрел на тихого и как никогда задумчивого Антона, вертевшего в руках мобильный.

- Выходи, - решил поторопить Звеняшку Тур.

- Что, может, ещё со мной пойдёшь? – прозвучало язвительно, но не как обычно.

Быкову могло и показаться, но неформал был бы не против, чтобы он пошёл. Только с чего бы?

- Не маленький. Со своим папашей сам вопросы решай, - бросил Тур, отворачиваясь.

С силой хлопнула дверца. Спайк заворчал. Недовольный неформал пошёл к подъезду, по дороге доставая из рюкзака ключи. Тур с ним идти не собирался. Вряд ли Григорьев будет дома (сегодня рабочий день), да и вряд ли патлатого ждут дома с распростёртыми объятиями. А уж Тура подавно. Отъехав в самое начало элитки ближе к редким деревьям и выгуляв быстро Спайка, Быков достал из своей сумки ноутбук и, включив, вставил флешку патлатого, которую всё забывал посмотреть, а так хоть время убьёт.

И чего он раньше не посмотрел её? Пара папок с документами (какие-то списки с суммами) и одно видео. Занятное такое видео. С Григорьевым в главной роли. Запись не ахти какая, но лица рассмотреть можно, как и голоса. Снимали со стороны, спрятав видимо камеру, поэтому и лица не полностью в кадре, а мелькают. Проработав не один год оперативником, Тур насторожился как пёс. Вроде обычный разговор двух мужчин: Григорьева и какого-то усатого немолодого мужчины. Со стороны могло бы показаться именно так, если бы между обычными фразами не проскакивал другой смысл, далёкий от действительности, а паузы между фразами были длительными.

Мобильный зазвонил неожиданно. Димон.

- Да.

- Ты где? – спросил в лоб Димон.

- Что случилось? – ответил вопросом на вопрос Тур.

- Обязательно должно что-то случиться, чтобы я позвонил другу? – весело отшутился Димон. – Так, где ты?

- В столице, - буркнул Тур. Дима не отстанет.

- Ого! – присвистнули в трубке. – Неужто соскучился по столичной жизни? Или решил навестить кого?

Тур поморщился. Дима всегда был проницательным.

- С патлатым решил прошвырнуться, - всё же ответил Артур.

- Мальчик решил надавить на жалость папашке? – уже серьёзно спросил Дима и задумчиво продолжил: - А ты, видимо, поехал, чтобы Григорьев не повёлся на слёзы сынульки, или сам решил ему сбагрить засранца…

Быков помолчал. Дима прав. Он поехал, чтобы Григорьев не повёлся на слёзы сынульки и не только, а вот сбагривать он его точно пока не собирался.

- Дома скучно.

- Ну да, ну да… Григорьев «очень» обрадуется твоему визиту, а своему отпрыску, которого с радостью спихнул нам за долг, так вообще будет счастлив!

- Я не собираюсь светиться.

- Не стоит - это верно, – произнёс Димон.

Подумав немного Тур всё же решил сказать Димону про находку. Он мог ему доверять. Кому, как не ему?

- У засранца есть чем папашку на "слёзы" развести…

В трубке воцарилась тишина.

- Хм, и насколько слёзки потянут? – задумчиво спросил, наконец, Дима, проницательно уловив смысл.

- Не знаю. Наверное намного...

- Питомец с сюрпризом. Но ты же не собираешься ворошить змеиное гнездо? – уже с тревогой спросил Тура друг.

- Нет, - как само собой разумеющееся ответил Тур.

- Это правильно. Ладно, Бык. Я, чуть что, на связи, - вздохнув, ответил Дима. – И постарайся своего засранца забрать оттуда побыстрее. Григорьев сука ещё та, и теперь уже с большими связями.

- Я понял.

Дима отключился, а Тур достал флешку, выключил ноут и задумался. Яблочко от яблоньки и правда далеко не укатилось...

Откуда интересно это видео у патлатого? О том, что видео и те странные документы не сам дал Григорьев, понятно как божий день, особенно зная о "любви" папаши к сыну и наоборот. Ну тут понять пацана можно: мать умерла, а папаша сразу в дом притащил новую маман по возрасту, если не ошибается, на пару лет старше самого Антона.

А это всё значить может только одно: сынок на папу накопал компромат....

Тур не собирался влезать в это семейное дерьмо с участием Григорьева. Он из столицы свалил из-за этого всего, и возвращаться не собирался. Да у него остались знакомые в отделе, и он мог бы запросто узнать, кто именно на видео разговаривает с Григорьевым, но не будет этого делать. Любопытство кошку сгубило. Подставляться не стоит, даже если и окажется, что видео пустышка, что вряд ли, о чём и вопила интуиция Артура на всю округу с самого начала просмотра видео. От флешки разит гнильцой и проблемами за версту. Уж в чем-чем, а Тур в этом разбирался. И Дима прав, надо брать засранца Звенящего за хвост и тащить обратно, пока Григорьев рад избавиться от него.

Единственное Быкова успокаивало, что Антон пропажу флешки не заметил, требуя только паспорт, а значит, не собирался её пока использовать. Не зря же черная, неприметная флешка была закопана в шкафу подальше от документов? Вопрос напрашивался сам: зачем тогда сюда приехал? Не верилось Туру, что тот просто не поверил, что Григорьев с ним так поступил. Явно же сразу отзвонился, гадёныш, родителю, а теперь явился истерики закатывать.

Тур не стал больше раздумывать над этим и вернулся к дому пятнадцать, только припарковал машину чуть поодаль за деревом.

Быков узнает, зачем припекло ехать сюда патлатому, так что нечего гадать.

Неформал появился из подъезда через полчаса, злющий как черт, с большим чемоданом на колёсах, небольшой сумкой на плече, рюкзаком и с телефоном у уха. Через открытое окно до Быкова доносился его голос. Слов не разобрать, но по интонации понятно, что с родителем мило беседует.

Тур завёл машину. Звеняшка сразу посмотрел в его сторону, что-то ещё сказал в трубку и, сбросив вызов, направился к машине.

- …сука! Я ему, блядь, устрою! И его шлюхе с выблядком тоже… - услышал Тур, когда парень подошёл к машине. - Багажник открой! – скомандовал патлатый, открыв дверь.

Тур открыл, невозмутимо и без эмоций. Пусть побесится, главное, чтобы дел не наворотил.

Как только Антон сел, Быков завёл машину и поехал за пределы элитки. Опомнился Звеняшка, когда они выехали на шумную площадь:

- Сворачивай здесь, нам на Победы одиннадцать.

- Ты не решил свои дела? – спокойно спросил Тур, скрывая удивление от слова «нам».

- Какое твоё дело?! Я не просил тебя переться со мной! – рявкнул в ответ патлатый.

Спайк, дремавший до этого поднял голову и зарычал. Антон прикусил губу, а Быков улыбнулся краешком губ. Рот отлично влияет на пацана.

- Кто живёт на Победы? – спросил Тур, уже не скрывая своего любопытства.

Антон молчал, видимо решая для себя что-то, но потом всё же нехотя, цедя сквозь зубы, ответил, посмотрев на Тура:

- Это моя квартира.

Тур нахмурился. Ему не нравился такой расклад. Неформал что-то недоговаривает, но съездить туда стоит.

Старая, но после капитального ремонта, сталинка встретила их уютным зелёным облагороженным двориком, новой яркой детской площадкой и закрытой парковкой со стоянкой. Такие квартиры стоят прилично: центр города, высокие трёхметровые потолки, огромные, шумоизолирующие стеклопакеты, выходящие на проспект, и двор с парковкой только для жильцов.

Патлатый вытащил свой чемодан с сумкой и пошёл к среднему подъезду. Тур, выпустив Спайка и надев ему ошейник с поводком, поставил на сигналку машину и пошёл следом.

От непривычки и нелюбви к аксессуарам рот тряс недовольно головой, но хозяин был непреклонен. Проблемы со Спайком ему не нужны, тут бы с засранцем разобраться.

Третий этаж – как пятый, из-за высоты потолков. Ступеньки крутые и под острым углом. Пока Звеняшка добрался со своими сумками до второго, то дышал как астматик.

- Помочь не хочешь? – запыхавшись и постоянно отбрасывая короткие волосы с глаз, выбившиеся из узла, спросил Звеняшка.

- Курить меньше надо, - прокомментировал Быков, но посмотрев на красного от натуги и уже злости Антона, всё же взял с лёгкостью чемодан, словно тот ничего не весил.

Пока неформал ковырялся с замком, соседняя новенькая металлическая дверь напротив открылась и оттуда вышла дамочка, на вид лет пятидесяти, ухоженная, с благородной сединой, одетая в строгое платье с юбкой-карандаш, на шпильках, и с маленьким йорком на руках, который тут же звонко залаял, заметив рота. По подъезду прокатилось звонкое эхо, и Тур напрягся, но посмотрев на странно-спокойного рота, успокоился.

Закрыв свою дверь, дамочка, скривившись, просюсюкала своему псу:

- Тише, Арчи, - и обратив свой взор на Антона, уже обратилась к нему с пренебрежением: – Вы к кому, молодой человек?

Злой неформал как раз справился с замком и, открыв дверь, повернулся к дамочке:

- К себе!

Дамочка, погладив пса, видимо для своего успокоения, потому как пёс не заткнулся и всё ещё лаял, но тише, сказала:

- Значит, передайте господину Григорьеву, что я буду вынуждена сообщить мужу о его постоянной сдаче квартиры, хотя он и обещал МНЕ больше не заселять никого, – менторским тоном со стервозными нотками проговорила дамочка. - И ещё, чтобы пса бойцовской породы я больше здесь не видела, иначе обещаю, у вас будут проблемы. Скажи, Арчи? – вновь вернувшись к своему йорку, засюсюкала дамочка и стала спускаться вниз.

Быков со Спайком с любопытством наблюдали за всей этой сценой. Мало того, что Быкову это всё напомнило кое-что, так ещё очень злило, потому что Звеняшка, выслушав дамочку, с улыбкой в виде оскала, естественно, не смог промолчать и решил излить яду и показать себя во всей красе:

- Эта квартира моя! Можете сим фактом осчастливить своего мужа, так же как и удавиться со злости вместе со своим комком шерсти, потому как я буду держать у себя хоть бойцового монстра, хоть имбецила, хоть дауна, хоть…

Дамочка не обратила внимание на слова неформала и как шла, так и пошла вниз, только слышен был стук её каблучков. Туру же надоело слушать патлатого зарвавшегося мальчишку, даже стало где-то стыдно за эту паскуду, и он, подойдя к неформалу, просто взял того за руку и потянул к квартире, обрывая того на полуслове.

- Закрой рот! Если твой папаша не научил тебя держать язык за зубами, то научу я, - зло прохрипел Тур и почти впихнул патлатого в квартиру, по дороге специально приложив о дверь.

- Кто бы говорил о вежливости! Да ты… - начал, было, Антон, но Тур с такой силой толкнул его, что тот с грохотом упал на задницу в коридоре.

- Я тебе сказал закрыть пасть, пока я не закрыл её тебе! - надвигаясь на Антона, хрипел угрожающе Тур, сжимая кулаки, пока не вмешался Спайк, громко залаяв сзади.

Тур, громко сопя, остановился, глядя на сжавшегося и отползающего Антона. Алая пелена с глаз спала, так же резко, как и появилась. Отпустив поводок рота, пережимающий больную руку, Быков, всё ещё глядя на Звеняшку, брезгливо сморщился и, пройдя мимо него, свернул по широкому коридору направо - на кухню.

Разбалованная ядовитая дрянь! И как он сумел отравить собою жизнь Тура и Спайка за столь короткое время?

Быков, всё ещё сопя от ярости, стянул с себя байку. Рука болела и от поводка, и от того, что дёрнул байку. Бинт съехал, и сукровица с ран прилипла к ткани. Нужно промыть, обработать и перебинтовать.

Идя в поиске ванной комнаты, Тур краем глаза заметил всё ещё сидящего на полу засранца и Спайка, улёгшегося около него и теперь балдевшего от несмелых боязливых поглаживаний.

- Сними с него ошейник, - не удержался Тур, останавливаясь и наблюдая за парочкой.

Резко одернув руку от пса, словно его словили с поличным, красноволосый поднял голову, разглядывая Тура, будто впервые видя.

Что-то поменялось во взгляде неформала, но что, Тур не уловил.

- Это квартира моей матери, - проговорил медленно и устало Звеняшка, отвёл взгляд на Спайка и потянул к нему руку снова, собираясь погладить, но не донёс, опять резко одёрнул кисть и бесшабашно улыбнулся, поворачивая свою лохматую, растрёпанную голову к Туру. – Завещание было оформлено на меня сразу после смерти её матери, моей бабушки. Как оказалось, он сдавал её последний год моей учёбы и отсылал эти деньги мне…

Тур молчал. Взгляд Антона изменился. Он явно ожидал от Быкова реакции, но тому было плевать на эту сопливую историю, и на его лице не появилось никаких новых эмоций.

Тишину, как гром, разорвал упавший приглушённо на пол ошейник с поводком.

- Твоя неадекватная псина адекватнее тебя в сто раз, - вернув свою язвительность, проговорил, вставая с пола, неформал и через минуту скрылся на кухне.

- …тупой имбецил, - расслышал Тур и только тогда вопросительно приподнял бровь.

Кто бы говорил про адекватность!

Быков наклонился, погладил довольного Спайка и пошёл забирать вещи, которые до сих стояли около двери снаружи.

Мелкий ленивый засранец!