Мастер Иллюзий 3005

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Гарри Поттер

Пэйринг и персонажи:
Северус Снейп/Люциус Малфой/Гарри Поттер, Драко Малфой/Гермиона Грейнджер
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, Драма, Фэнтези, Экшн (action), AU
Предупреждения:
Групповой секс, Мужская беременность, Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
Макси, 653 страницы, 49 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Люблю всем сердцем» от Хельгасик
«Спасибо за Тигрёнка)» от Zhuzhe4ka
«Лучший на фэндоме! » от Feva
«Любимейший шедевр!!!» от Ketsunne
«За огромный труд!» от le57plys
«Выше всяких похвал! » от Krisrain
«Это просто шедевр! » от Awesome Eksi
«Отличная работа!» от 282286ac
«Потрясающая история!» от 11Ди
«Аплодирую стоя!Великолепно!» от Ane4ka_Anuta
... и еще 48 награды
Описание:
Мастера Иллюзий не рождались уже три столетия, о таком виде волшебства просто забыли. Как же получилось так, что загнанному в тесные рамки Героя, мальчишке, жизнь среди цирковых артистов нравится больше, чем слава Избранного, а найденные в потайных уголках чужих библиотек книги с подозрительными заклятиями, больше чем «одобренные» Министерством. Ну, а в остальном, как обычно - страсть, любовь и… интрига. Шляпа ведь – была права.

Посвящение:
Вам всем посвящается!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Читателей, которых шокируют тройнички, просьба - не читать!
Отказ: Взяли поиграть и вернули обратно. А так, нас тут вообще не стояло.
Иллюстрации к фику - авторы: Тень Севера, Теххи. Автор коллажа-заставки - ДавыдоФФ.

Глава 40. Спасти любой ценой.

16 июля 2012, 15:11
Глава 40

- Что это значит???!!! – удивление на рептилиеобразной физиономии выглядело даже комично. Воландеморт, не в силах поверить своим глазам, слегка приподнялся с наскоро восстановленного после попадания заклятия трона.
- Вот и я хотел бы это с-снать… - вкрадчиво растягивая слова (точь-в-точь, как – он не единожды наблюдал в своих снах – делал Тёмный Лорд, когда собирался сотворить особо страшную гадость), Марк под личиной Риддла несуетливо подплывал к возвышению в центре зала. - А особо я бы хотел поинтерес-соватьс-ся… Што делает на моём троне с-самозванец???!!!
Краем глаза юноша успел заметить, как отшатнулись от его тона испуганные Пожиратели, до этого внимательно слушавшие наставления своего Лорда, и поздравил себя с маленькой победой. С таким ошарашенным выражением лица Воландеморт морально проигрывал важно и грозно подплывающему к нему «Тёмному Лорду». Но стоило поторопиться – ступор их главного врага не мог продолжаться долго, да и был связан, скорее всего, не с испугом, а с неверием Его Темнейшества в подобную наглость, да ещё и совершённую сейчас в его собственном логове. Одно радовало: пока ПСы точно не убедятся, кто из них двоих Хозяин, нападать они не посмеют. А «Грозный Воландеморт» в блестящем исполнении «Ночного Охотника» продолжал со змеиной грацией приближаться к трону. По бокам от него, как два адских стража, вышагивали Пожиратели, судя по всему, явно принадлежавшие к Внутреннему Кругу, в то время как парочка, шедшая в арьергарде, незаметно рассосалась на входе в зал, намертво перекрыв вход в данное помещение. Причём, в прямом смысле этого слова. Несколько Пожирателей из оставленной в резиденции охраны, попытавшиеся, было, сунуться в зал, бесформенными кучами тряпья осели на пол, больше не подавая признаков жизни.
До ушей Марка донёсся едва слышный шёпот Северуса:
- Тех пятерых, что возле стены, постарайся не убить – это наследники членов Совета Лордов.
Юноша едва заметно кивнул, подтверждая, что слышал слова зельевара. Ощущение было странным. Как будто он наблюдал всё происходящее со стороны. Не было ни страха, ни нервозности, как будто всё это происходило не в реальном бою, а на так любимой Северусом тренировке «в экстремальных условиях», которыми они занимались вот уже два месяца – с тех пор, как взрослый боевой маг понял, что его подопечный вышел на должный уровень и нуждается в хорошей встряске.
Пять шагов… Семь… Десять… Двенадцать… В голове каждого из трёх магов, подбиравшихся к трону, словно отсчитывал секунды и шаги невидимый метроном. Все они великолепно понимали, что как только начнётся бой, различие между Тёмным Лордом и самозванцем станет очевидным – уж больно разные типы магии использовали Риддл с Тигрёнком. Опытные боевые маги не могли этого не почувствовать.
Пятнадцать… Семнадцать… Они только успели сделать восемнадцатый шаг, как Воландеморт, даже не пытаясь использовать свою палочку, нанёс ментальный удар огромной силы, собираясь смести напрочь блоки так неожиданно появившегося двойника. Что-то остановило его от применения «Авады»… наверное, то, что даже он сам не смог найти различий между собой и… этим самоубийцей, дерзнувшим принять его облик. Прежде чем убить, он должен был узнать, кто и с какой целью посмел это сделать. Но его ожидало огромное разочарование: настроившись на разрушение ментальной «стены», его разум… словно пролетел сквозь текучую неуловимую воду, так и не сумев проникнуть в мысли самозванца.
На несколько мгновений Лорд увлёкся, пытаясь поймать ускользающее «я» своего противника, и… пропустил бросок тех двоих, что шли вместе с незнакомцем, ведь он ожидал нападения от своего двойника, а не от его спутников. Секунда – и он увяз в ближнем бою, едва успевая отражать удары двух опытных и страшных бойцов. Попытка воздействовать на их сознание с треском провалилась. У Риддла даже появилось такое ощущение, что этот некто с его лицом и телом словно накинул аркан на его ментальную магию, не подпуская её к атакующим волшебникам. А в следующее мгновение в зале словно произошёл взрыв. Застывшие в недоумении Пожиратели, разобравшись, наконец, кто есть кто, дружно атаковали перекрывшего дорогу к трону «Охотника», стараясь одновременно достать самозванца и добраться до напавших на Хозяина предателей. Но не тут-то было – словно незримая стена не давала им проскочить мимо неизвестного мага, а через минуту на атаковавших повеяло первобытной жутью и глубинным, подсознательным Ужасом пополам с плохо контролируемой Агрессией и неимоверной слабостью во всём теле. У всех находившихся в зале были неплохие ментальные блоки, но с тем, что диктовало им взбесившееся подсознание, не смог справиться никто. Тех, кто сумел взять под контроль свой страх, злоба и желание убивать швыряли на попавшихся под руку соратников. Ну, а тех, кто смог справиться и с этим, засасывала тёмная воронка депрессии и апатии.
Лишь пятеро замерших возле дальней стены новоявленных членов Внутреннего Круга во главе с лордом Паркинсоном испытывали только отголоски этих эмоций и ощущений. Их словно частично прикрывал невидимый щит. Но и этих крупиц хватило, чтобы наследничкам древних родов, ещё недавно так кичившимся честью войти в число приближённых великого диктатора, на всю жизнь опротивела мысль о боевой и захватнической карьере. Единственное, чего они сейчас бы хотели, это оказаться как можно дальше от резиденции этого чокнутого полукровки, втравившего их в подобную жуть, и никогда не слышать ни о каком господстве над магглами. А вокруг бушевало что-то безумное и невообразимое. Одна часть магов, которых они знали, словно дикие звери, бросались друг на друга и, забыв про магию и волшебные палочки, старались перегрызть ближнему глотку, другие – катались по полу, воя от невыносимого ужаса, и сами наносили себе страшные раны, пытаясь освободиться от жуткого воздействия чуждой им магии. А пара-тройка, не вынеся испытания, лежала без движения, не подавая признаков жизни. Их сердца не выдержали подобного шока. Алекс Паркинсон взирал на этот кошмар с широко раскрытыми глазами. Никогда, даже в самом страшном сне, он не мог представить подобного. Такое могло случиться с магглами – в конце концов, они всего лишь низшая раса – но с волшебниками такого произойти не могло. Ну, не могло такого случиться!!! И, тем не менее, случилось. Превозмогая с трудом контролируемый ужас, он заставил себя поднять глаза и отыскать взглядом невысокую фигурку потерявшего сходство с Воландемортом мага, стоявшую у подножия трона с направленными на них, словно он создавал невидимую стену, раскрытыми ладонями. Потом, даже спустя много лет, эти жуткие, постоянно меняющие оттенок светящиеся зелёные глаза, глядевшие на них из-под опущенного на лоб капюшона, снились Паркинсону в ночных кошмарах.
А Марку это противостояние давалось ох как нелегко. Шутка ли – удержать в подчинении почти пятьдесят враждебно настроенных тёмных магов с неплохим боевым опытом и постоянно культивируемой агрессией, да ещё при этом держать дополнительный щит, прикрывавший богатеньких чистокровных щенков и их пестуна – лорда Паркинсона от магии иллюзий. Ударить любимой Сонной магией он не мог – это срабатывало только на ничего не подозревающих либо на уже спящих магах. На поддержку личины Воландеморта сил просто не оставалось, но юноше было уже не до конспирации. Больше всего на свете ему сейчас хотелось оглянуться, присоединиться к драке с Лордом и помочь своим любимым мужчинам. Ведь он же лучше других знал, что собой представлял Том Риддл во всех его проявлениях. Но это было невозможно: одно маленькое отвлечение внимания – и обезумевшая от страха и отсутствия сдерживающих центров ПСовая стая вырвется из под его контроля и просто сметёт малочисленных смельчаков. Оставалось довольствоваться только отражением в окнах и магических зеркалах, уцелевших в зале после недавнего сражения. Остальное дорисовывало богатое воображение. Лорд и впрямь был очень силён в Боевой магии, как распространённой, так и неизвестной большинству европейских магов. В открытом бою Люциус и Северус мало чем ему уступали, но у него был опыт, превосходивший их на целые… тридцать лет, и одна единственная ошибка могла стоить им жизни. Его мужчины уже давно скинули маски и мантии, сражаясь с бывшим своим Повелителем в полную силу. Атакующая и ментальная магия шла в невообразимых сочетаниях, но пока перевеса ни у одной из сторон не было. Юноша опасался, что чем дольше продолжается это противостояние, тем меньше шансов останется у Сева с Люциусом – они ведь несколько часов назад уже перенесли тяжёлый бой, да и восстановление после ранений отняло много силы, а Воландеморт был очень опасным и, главное, совершенно не уставшим противником.
Маркус по-прежнему разрывался на две части, пытаясь одновременно удержать обезумевших врагов и оградить любимых от ментальных атак взбешенного Лорда. Силы катастрофически таяли, парень не знал, сколько времени он ещё сможет продержаться в подобных условиях. Надо было решать: либо убирать ментальный щит, либо… окончательно обезвреживать Пожирателей. У него уже кружилась голова и становились ватными ноги и руки, а это было первым признаком магического истощения. Но парень всё медлил, пытаясь найти какой-нибудь другой выход, до тех пор, пока сзади не раздался приглушённый вскрик раненого Люциуса. Это унесло остатки сомнений. Притянув к себе находившегося ближе остальных Пожирателя, Маркус, не скрываясь, с огромной скоростью начал забирать у него магию, одновременно резко усилив ментальный удар по подсознанию, направленный на метавшихся по залу ПСов. Несколько минут жуткой, запомнившейся ему на всю жизнь агонии, и перед ним осталось лежать лишь около сорока трупов. Правда, шестеро или семеро еще шевелились, но для них лучше было бы умереть: их разум погиб безвозвратно, и этих магов ожидало бессмысленное существование в психиатрическом отделении Св. Мунго. Волна, посланная Иллюзором, слегка зацепила и пятерых наследников, но там дело обошлось всего лишь мелкими неприятностями, типа пожизненного заикания и непреодолимого страха перед зеленоглазыми и тонкокостными молодыми людьми в будущем. Наложив на них на всякий случай невербальное «Инкарцеро», «Ночной Охотник» смог наконец-то развернуться лицом к Воландеморту и занять позицию для атаки, если бы вдруг понадобилось защищать любимых. Встревать в драку без особой надобности юноша не собирался – это могло отвлечь Сева с Люциусом и подставить их под удар Лорда.
Он успел как раз вовремя. Иллюзор не знал, каким уж образом Воландеморту удалось обойти его щит, защищавший сознания своих противников – возможно, в этом ему помогла Тёмная Метка, дававшая Лорду власть над своими носителями – но Северус с Люцем явно испытывали боль сродни «Круациатусу», и источником её был Риддл. Юноша почти физически ощущал щупальца незнакомой тёмной магии, тянувшиеся от взбешенного Тёмного Лорда и душившие его любимых. Они хорошо «держали удар», ни одним движением не выдавая своего состояния и продолжая сражаться, но парень видел, как быстро они теряли силы. Надо было срочно что-то делать, а атаковать Воландеморта Магией Иллюзий он опасался: слишком быстро перемещались вокруг трона трое противников, слишком близко они находились друг к другу. Марк попытался было ударить Риддла слегка ослабленной волной Ужаса, опасаясь причинить вред своим любимым, но это только подстегнуло змееподобного монстра, заставив его атаковать мужчин в два раза активнее. Видимо, в своих экспериментах над собственным телом и разумом он изменил себя настолько, что уже не мог даже называться человеком. Усилить воздействие не представлялось возможным – под удар попадали Люц с Северусом, которые и так, превозмогая всё сильнее затягивавшуюся на них тёмную петлю ментальной магии, продолжали атаковать Лорда, не давая ему ни секунды передышки.
Оставался последний шанс отвлечь внимание врага. От одной только мысли о необходимости лезть в зловонную тьму извращённого разума все внутренности Марка переворачивало, но он не дал себе возможности испугаться как следует, решительно потянувшись к той ниточке, что связывала их с Воландемортом и мысленно резко окликнул того:
«Том».
Тёмный Лорд на мгновение потерял сосредоточенность и непроизвольно нашёл взглядом невысокую фигурку со сверкавшими из под капюшона мантии зелёными глазами. Во взгляде красных глаз смутно забрезжило узнавание, и… тёмная сила, давившая его противников, почувствовав отсутствие концентрации вызвавшего её мага, рассеялась в пространстве. Северус и Люц, который держал палочку в левой руке, потому что правая повисла безвольной плетью, атаковали Лорда с удвоенной силой. Та пара секунд, что Риддл потерял, отвлёкшись на Маркуса, сыграла в его судьбе роковую роль: недостаточно быстрый уход от посланной Севом «Сектусемпры» гибкого, почти змеиного тела, не полностью погашенное «Инфламаре», всего лишь секундное промедление и буквально на несколько дюймов не успевшая подняться в ответном проклятии волшебная палочка – и чуть ниже и левее грудины в грудь Лорда снизу вверх вошёл бритвенно-острый эльфийский клинок-браслет Северуса. Воландеморт ещё разворачивался, чтобы нанести удар, а сердце его уже было пронзено кинжалом. Но мозг сильнейшего из тёмных магов последней половины века всё ещё был ясен, и на кончике его палочки, практически касавшейся шеи атаковавшего его зельевара, уже загоралась зелёная искра готовой сорваться с губ «Авады»…
Он не успел. Вытолкнувший друга из-под удара Люц вскинул палочку и, с яростью глядя в удивлённо и недоверчиво распахнутые красные глаза, чётко произнёс:
- «Авада кедавра».
Мощная зелёная вспышка сорвалась с его палочки, мгновенно преодолев короткое расстояние, и мёртвое тело Ужаса-Всея-Магического-Мира безвольной куклой отлетело к подножию его собственного трона, где и осталось лежать, удивлённо уставившись в потолок безжизненным взглядом. Шрам на лбу Марка прошило острой болью, Северус с Люциусом, застонав, схватились за Метки, но мучительная агония прошла через секунду, оставив магов растерянными и опустошёнными. Понадобилась целая минута, чтобы они пришли в себя.
- Мёртв?! – откинутый блондином зельевар, потирая ушибленное плечо, подошёл к стоявшему над трупом другу. - Какого Мордреда ты влез?! Он был уже фактически мёртв.
- Почти, да не совсем. Тебя бы заавадить Лорд успел, - Люциус осторожно потрогал ногой застывшее тело, взгляд серых глаз был усталым и опустошённым. - Всё?! Вот так вот просто и… всё?
- Ну, я бы не сказал, что просто… - Северус, пребывавший в подобном же состоянии, рассеянно обнял метнувшегося к нему Тигрёнка, так же как и Люц, не отрывая неверящего взгляда от останков того, кто был его кошмаром целых семнадцать лет.
- Сев… Люциус… нам надо уходить отсюда. Если в резиденции остались Пожиратели, «Рэт» со «Шпилькой» их долго не удержат, а я сейчас «пустой», как высохший колодец, в ближайший час Магию Иллюзий использовать не смогу.
Марк выпутался из рук зельевара и, прикоснувшись к раненой руке Люциуса, вздохнул с облегчением: флакон Заживляющего и парочка аналогичных чар – и всё будет в порядке. Зелья они захватили ещё в лаборатории Толлера, а с заклинаниями уж как-нибудь втроём могли справиться, как целитель он сейчас был бесполезен. Взгляд юноши против его воли вновь остановился на когда-то так пугавшем его Тёмном Лорде, в потухших глазах которого навеки застыло удивление и… узнавание. Маркус с трудом подавил истерический смешок: по иронии судьбы единственным, кто почти мгновенно узнал его, стоило ему только сбросить личину «Тёмного Лорда», был злейший враг, которого по Пророчеству он должен был убить собственноручно. Должен был, но… так уж получилось, что все трое приложили к этому руку, однако роль юноши в этом бою была скорее отвлекающей, чем основной.
- Л-люциус… - дрожащий хриплый голос донёсся с противоположного конца зала, где остались стоять связанные потомки Высших Семей. Похоже, лорду Паркинсону единственному удалось-таки взять себя в руки и заставить работать скованные ужасом мозги:
- А ч-что с-с нами вы собираетесь делать? – отец Панси идиотом никогда не был и уже великолепно понял, что если даже Безумной Белле и её кодле удастся захватить Хогвардс и уничтожить детей, то всё равно покорить Магический Мир без Лорда им не под силу – не тот масштаб. Да и настраивать против себя всё Сообщество, воюя с сопляками, было не лучшей перспективой, особенно если среди них была родная дочь Алекса Паркинсона.
- А ничего… - в глазах повернувшегося к пленникам лорда Малфоя ещё горело безумие боя, и назвать его улыбку приятной не смог бы даже покойный Воландеморт. - Вы теперь связаны Долгом Жизни, так что… можете отправляться на все четыре стороны. Живите и помните, кто пощадил ваши шкуры.
Один взмах его палочки – и магические путы у пленников исчезли без следа. Паркинсон, не выпуская из поля зрения застывших над телом его бывшего Хозяина магов и подталкивая перед собой почти невменяемых подопечных, по стеночке – по стеночке, выбрался из зала и на полной скорости, погоняя своё «воинство», помчался к ближайшему открытому камину. Вслед ему неслись свист и улюлюканье охранявших вход «головорезов», возле которых за время сражения скопилась немалая кучка не подававших признаков жизни тел.

- А он не приведёт Пожирателей? - Марк, проводив взглядом сбежавшего Паркинсона, помог зельевару залечить рану Малфоя.
- Не сможет, он нам жизнью обязан, - даже не глядя вслед убегающим магам, Северус последний раз провёл палочкой над раной Люца, и на её месте остался едва заметный шрам. Аристократ активно пошевелил рукой:
- Великолепно. Не беспокойся, Тигрёнок, Алекс уже понял, куда ветер дует. Без Лорда Пожиратели Министерство с «Орденом» не сомнут. Я не удивлюсь, если мы увидим его под Хогвардсом сражающимся на стороне «светлых сил». Репутацию Героя заслуживать полезет, да и… кто бы что ни говорил, а дочку свою он любит до безумия и даже волосу с её головы упасть не даст.
Но напряжение не отпускало парня ни на минуту. Казалось бы – всё! Живи и радуйся! Дамоклов меч, висевший над ним почти с одиннадцати лет, прекратил существовать, но… Он слишком хорошо знал, что смерть Лорда – ещё не конец войне. Оставались ещё такие фанатики как Бэлла, Ксавьер и Саливан, которые как раз сейчас готовились к нападению на школу. Хорошо хоть, Марк успел ещё в лаборатории Толлера, пока его мужчины одевались, наскоро порыться в мозгах колдомедика и узнать, что для того Лорд сделал исключение, позволив связываться с кем-то за пределами резиденции. Правда, Защита поместья была настроена только пропускать послания самого Толлера, определяя их по ауре, но Мастера Иллюзий подобные мелочи остановить не могли: скопировать чужую ауру для него было так же просто, как и воспользоваться чужой магией. Буквально минуты хватило, чтобы, узнав от Сева с Люциусом о нападении на Хогвардс и количестве скрывавшихся в Запретном лесу Пожирателей и Тёмных Тварей, послать по своему галлеону предупреждение всем, у кого были такие же зачарованные монетки:
«Внимание всем! Опасность! Хогвардс окружён Пожирателями и их союзниками. Их больше двух тысяч. Командуют Бэлла, Ксавьер и Саливан. У них какой-то древний артефакт. Атака начнётся в 20.00.Наши шпионы раскрыты. Я до них добрался. Мы постараемся вырваться из резиденции. Не пытайтесь нас искать!»
Теперь оставалось только надеяться, что Дрей, Герми и Кингсли вовремя получили сообщение и успеют подготовить школу к атаке.

Оглядев в последний раз зал, с которым у каждого из них было связано столько неприятных воспоминаний, трое магов покинули помещение, прихватив по дороге двух «головорезов», и стремительно двинулись по какому-то тёмному коридору, на который указал им Сев:
- На парадном входе могла остаться охрана. Они наверняка почувствовали боль в Метке во время гибели Лорда, но вряд ли поняли, с чем это связано. А бой нам сейчас ни к чему.
Быстрым шагом, петляя по запутанным узким коридорам, волшебники через четверть часа достигли какой-то неприметной дверцы в стене, за которой на них повеяло свежим холодным ветром, и они выскользнули из проклятого поместья в объятия февральских сумерек.
- А что с резиденцией?
- Лорд мёртв. Защитные чары продержатся не больше часа. В любом случае, это больше не наша забота, - Сев развернулся к «Ночному Охотнику» и, положив руки ему на плечи, заставил его поднять голову и встретиться с ним глазами. - Тигрёнок, ты истощён магически, отправляйся в Малфой-Менор. Там мощные Защитные чары, они не дадут никому постороннему проникнуть в усадьбу. Я не хочу, чтобы ты шёл с нами в Хогвардс. Там может появиться Грюм и прихлебатели Скримджера, а тебя разыскивают по всей Магической Британии.
- Будет бой, мы не сможем постоянно пресекать их попытки арестовать тебя. Нам ещё самим придётся доказывать, что мы не шпионы Лорда. Сомневаюсь, что этот сумасшедший аврор поверит нам на слово, а в свой разум я его не впущу. Пусть даже и не надеется, - Люциус подошёл к парню с другой стороны и крепко обнял, привлекая его голову к своей груди.
Северус притянул к себе обоих и шёпотом попросил:
- Малыш, пожалуйста, хоть раз послушайся нас, не влезай во всё это…
Марк открыл, было, рот, чтобы разом прекратить все недоразумения, рассказав, наконец, всю правду, и… с удивлением услышал собственный голос, ответивший:
- Хорошо… не ходите туда…
- Это невозможно – там сын Люциуса и мои студенты, мы не можем бросить их на произвол судьбы, - мужчины последний раз поцеловали парня и отстранились.
- Ничего, отцы-командиры, мы доставим мальчишку в Менор в целости и сохранности, - «Рэт»* со «Шпилькой» встали по бокам от юноши, всем своим видом показывая, что не бросят в беде избранника своих предводителей. - Только уж извиняйте, мы в замок Дамблдора тоже не ногой. Там куда не плюнь авроры, да и Сигнальных чар против таких, как мы, понавешено немерено. В два счёта повяжут… - Крыс говорил что-то ещё, протягивая Севу какой-то мешок, который до этого прятал под мантией, а Марк стоял, словно впав в ступор, и смотрел, как его любимые рассовывают по карманам мантий боевые артефакты, позаимствованные у убитых Пожирателей и подобранные хозяйственными «головорезами». Маркус не мог себя заставить сказать ни слова, и только когда вооружённые до зубов Северус с Люцем собрались уже аппарировать, вспомнил, что известная им аппарационная площадка школы находится как раз на территории занятой противником и тем придётся пробиваться в замок с боем, кинулся к ним:
- Подождите! В Хогвардсе, под лестницей, ведущей в кабинет директора, есть аппарационная площадка. Наверное, её создал кто-то из основателей…
- А-а, так вот как ты проникал в замок…
- Да, - юноша сконцентрировался и послал своим мужчинам образ комнаты в подземельях. Защитная магия должна была их пропустить, ведь когда Марк проводил ритуал Защиты, прикладывая к ним «четырёхлистники», он автоматически «помечал» их как близких себе людей.
Последнее объятие – и никого, кроме «Охотника» и «головорезов» возле заброшенного входа в резиденцию покойного Тёмного Лорда не осталось.
- Эй, парень, пойдём, а то, как бы на авроров не нарваться, защитные чары-то на поместье почти исчезли, - «Шпилька» с «Рэтом» обняли парня, и через секунду всех троих закружил вихрь аппарации.
- Где это мы? – Марк, постепенно отходя от ступора, напавшего на него после гибели Риддла, с интересом огляделся по сторонам.
- В Лютном. Как тебе наше убежище? – «Шпилька», не прерывая разговора, осторожно отодвинул обломки, загораживающие стену возле камина и, нажав на несколько выступающих камней, открыл тайник.
- Да как сказать… не похоже, что здесь можно жить, особенно зимой, - юноша поёжился, через разбитые окна заброшенного дома задувал ледяной ветер. - Мне приходилось видеть норки и получше.
- Держу пари, что это так. Особенно если судить по тому, что о тебе рассказывают, - «Рэт» нашарил за каминной полкой припрятанный горшочек с летучим порохом и продемонстрировал понимающе улыбнувшемуся парню. - Но у этого местечка есть одно ба-альшое приимущество… У него рабочий камин, который невозможно отследить.
- А на международную связь он работает?
- Нет, к сожалению, но до Малфой-Менора мы тебя доставим.
- А потом?
- А мне что-то не нравится, как в Британии пахнет. Кто бы ни победил под Хогвардсом, а «гайки закручивать» будут в любом случае. Лучше мы под шумок попытаемся через Министерский международный камин в Европу прорваться…
- А если портключом?
- Ты с какого дуба рухнул, парень? В Магическом Мире уже лет пятьдесят как все портключи фиксируются и регистрируются. Только защитные, которые в случае опасности возвращают в родовое поместье, ещё разрешается использовать без особого контроля.
- М-да… - Марк, конечно, знал, что такое возможно, но ему как-то больше пришлось пользоваться портключами, изготовленными… лет, эдак двести назад, а отследить их Министерству было проблематично. Они, возможно, и зафиксировали бы факт перемещения, но кто переместился и куда… это вряд ли. Ему хотелось помочь этим людям. Нет, иллюзий по поводу их «пушистости» он не испытывал, но верность «Рэта» и «Шпильки» своим командирам вызывали у него уважение. Вот только была одна проблема… «Ночной Охотник» очень не хотел приводить их в Сноукастл. Вот что-то подсказывало ему, что делать этого не стоит. Да ещё и тревога за друзей, оставленных в Хогвардсе, грызла душу, подгоняя как можно скорее вернуться в школу. А для этого надо было отвязаться от опеки «головорезов», но бросить их на произвол судьбы с призрачным шансом прорваться через охрану Министерства, в то время как все маггловские пути эвакуации из страны будут перекрыты, не позволяла проснувшаяся не ко времени совесть. И тут парень вспомнил про одну вещицу. Нащупав на левом запястье браслет со скрытой чарами эмблемой «Ночных волков», он вздохнул с облегчением. Эту безделушку ему подарил Гелерт после визита в Дурмстранг, вторая досталась Тео Нотту… то есть, Теодору Зоррейну, решившему взять фамилию матери, а будущий титул оставить старшему брату. Их нашли на месте активации метки Грин-де-Вальда, которую они задействовали перед уходом. Это были неотслеживаемые портключи в то самое убежище, которое подготовил для своих людей Гелерт перед роковой для себя битвой. Причём, судя по его словам, схрон находился как раз где-то в малонаселённой части Альп и был прекрасно оборудован для жизни в нём десятилетиями. Это как раз то, что было нужно сейчас «головорезам» - возможность смыться из Британии и отсидеться несколько месяцев, приходя в себя, залечивая раны и разведывая обстановку.
Решившись, юноша стянул браслет с запястья и протянул его «Рэту».
- Что это?
- Портключ…
- Я же уже объяснил, что…
- Да понял я! Вы выслушайте меня, а потом сами судите, пользоваться им или нет, - дождавшись от своих собеседников кивков, подтверждающих согласие, он продолжил. - Эти портключи сделаны больше полувека назад, и их точно невозможно отследить. Активируется фразой: «Во имя всеобщего блага». Их создал сам Грин-де-Вальд, чтобы защитить своих людей в случае проигрыша в битве. Он переносит в какое-то убежище в Альпах. По слухам, там великолепная Защита и есть все условия для автономной жизни в течение десятилетий.
- Почему же «волки» ими не воспользовались?
- Они воспользовались, только… Штефан Зерг, которого ваша команда «приголубила» месяца два назад, захватил их семьи в заложники и вынудил сдаться.
- Хорошо, - «Рэт» осторожно взял браслет, внимательно изучил его всеми доступными ему чарами и только после этого поднял вопросительный взгляд на Маркуса. - А как же ты? Мы ведь обещали Северусу и Люциусу, что доставим тебя в их поместье.
- Что я, маленький, что ли? Сам доберусь, не в первый раз. Давайте, уже решайте – берёте или не берёте, а то я замёрз, - «Охотник» начинал нервничать, но вида не подал, сохранив на лице безразличное выражение.
- Ну, что ж, - Крыс решительно сжал в руке браслет, привлекая к себе подошедшего с деньгами и документами «Шпильку», - удачи тебе, парень. И передай привет там нашим командирам.
- С чего вы решили…
- Вот только не надо нам головы дурить! Так мы и поверили, что ты в Менор отправишься! Будь осторожен в Хогвардсе, приятель, там целая туча всяких чар. Не попадись.
- Обижаете, - зеленоглазый насмешливо посмотрел в лицо поучавшему его магу. - Я в Аврорате не попался, и Хогвардс как-нибудь переживу.
- Ну, будь здоров. Мы тебя предупредили. «Во имя всеобщего блага».
Не успели эти слова отзвучать в заброшенном доме, как юноша остался один в разгромленном помещении. Проверив свою мантию и крепление парочки нужных артефактов, он собрался, было, уже привычно аппарировать на потайную аппарационную площадку Хога, но вовремя остановился. Будь он на месте Люца и Северуса и узнай о подобном месте в сердце замка, Марк бы постарался обеспечить в этом месте оч-чень неплохую засаду… на всякий случай. И парень не сомневался, что его любимые так и поступят… если не придумают ещё чего-то покруче засады. А влетать на полном скаку в неприятности, да ещё и объясняться потом со всеми подряд, доказывая, что он не верблюд, юноше ох как не хотелось. Плюнув с досады и помянув недобрым словом Бэллу, наверняка устроившую сюрприз у официальной аппарационной площадки, анимаг превратился в нетопыря и, недовольно пискнув от порыва холодного зимнего пронизывающего ветра, аппарировал… именно туда. Как он и ожидал, там была засада, но, увидев после хлопка, возвещающего об аппарации, посреди площадки чем-то недовольного нетопыря, которому по всем законам природы зимой десятый сон надо было видеть, а не летать, Пожиратели на секунду опешили и… получили парочку проклятий на Серпентаго. Марк был разозлён задержкой и особо не церемонился. Да, к тому же, обычная магическая сила у него уже восстановилась, в отличие от Магии Иллюзий, и он торопился как можно скорее добраться до своих друзей в Гриффиндорской башне. Там как раз под самой крышей было милое оконце, в аккурат подходившее маленькой летучей мышке. А, кроме того, у него было разрешение декана Гриффиндора на анимагические превращения на территории школы.

За несколько часов до этого знаменательного события Дрей, вернувшийся с занятий раньше задержанной обязанностями старосты Гермионы, устроившись в гостиной покоев Гриффиндора делать домашнее задание, почувствовал вибрацию зачарованного галлеона в кармане мантии и, прослушав переданное Марком сообщение, немедленно связался со своей девушкой:
«Мио, ты получила сообщение Маркуса?»
«Да. Я сообщу МакГонагалл. У Кингсли свой галлеон. Не волнуйся, Марк их вытащит. Ты же его знаешь».
«Дай-то Мерлин! Ты не могла бы… нет, ты не успеешь…»
«О чём ты?»
«Я постараюсь всё рассказать Лонгботтому – на мой взгляд, он поразумнее Уизе… э-э-э… Рональда. Надеюсь, меня не заавадят на месте… шучу. Не волнуйся. Я люблю тебя».
«Я тебя тоже. Будь осторожен и держи связь».
Вернув галеон на место и быстро призвав оружие, которое обычно использовал в их ночных вылазках, Драко Малфой накинул поверх одежды подаренную ему Кингсли на Рождество мантию-невидимку и, вздохнув поглубже, направился в сторону Гриффиндорской гостиной, в которой, судя по Карте Мародёров, сейчас находились Невилл и Рон.
Увидев, в уютном закутке возле окна, сидевших в креслах Лонгботтома и… Поттера, слизеринец поначалу опешил и тут же выругал себя за забывчивость: ведь он же великолепно знал, что Уизел согласился подстраховать друга на время отсутствия того в Хогвардсе. Лицо «Гарри» было взволнованным и мрачным, а друг его, судя по всему, успокаивал. Уже привычно лавируя между снующими по гостиной гриффиндорцами, Дрей бесшумно прокрался к интересовавшей его парочке и прислушался к их тихому разговору.
- Надо что-то делать! Он должен был вернуться ещё несколько часов назад, а его всё нет. И Карта у Гермионы, а её где-то мантикрабы носят!
- Успокойся Рон, ты привлекаешь внимание. Гарри уже большой мальчик и получше нашего может разобраться с нежеланными знакомыми. А если мы пойдём к Дамблдору, то сдадим его с потрохами. Поверь, спасибо он нам за это не скажет.
- Мордредовы причиндалы! Что там могло случиться?!
Драко прекратил прислушиваться к разговору и, шагнув почти вплотную к Невиллу, прошептал ему на ухо:
- Надо поговорить.
Гриффиндорец даже не дёрнулся, а сделав вид, что что-то забыл в комнате, подтолкнул «Гарри Поттера» к лестнице, ведущей к спальням. Малфой под мантией-невидимкой крался следом. Им повезло – в комнате никого не было. Как только Невилл наложил Запирающие и Заглушающие чары на входную дверь, Дрей, перехватив на всякий случай поудобнее свою палочку, скинул капюшон мантии, открывая своё лицо.
- Малфой???!!! – «Поттер» потянулся было к своей палочке, но, взяв себя в руки, замер, разглядывая бывшего врага с непроницаемым лицом.
- Драко?! Что случилось? – более выдержанный Нев, казалось, ничуть не удивился.
- М-м… Поттер передал сообщение по галлеону. Мои отец и крёстный раскрыты. Пожиратели окружили Хогвардс, договорившись с тварями из Запретного леса, и сегодня в восемь вечера начнётся атака на школу. Ими командует моя дражайшая тётушка, под её руководством больше двух тысяч ПСов и союзных существ. Гарри передаёт, что у них есть какой-то артефакт, но ему неизвестно, какой.
- А где он сам?
- Полез в резиденцию вытаскивать моих отца и крёстного. Судя по всему, ему это удалось, так что скоро должен вернуться.
- Да за каким лядом… - начал было возмущаться Рон, но осёкся, наткнувшись на гневный взгляд Драко и осуждающий – Невилла, как-то неловко извинился: - Прости, Малфой.
- Герми знает?
- Да, сообщение должно было попасть ко всем, у кого были галлеоны. Так что Кингсли тоже в курсе.
- Надо сообщить Дамблдору, - Рональд, заметив, что у него начали рыжеть волосы, достал последний флакон с Оборотным и, поморщившись, выпил его содержимое.
- И что мы ему скажем? Что Гарри Поттер в резиденции Того-Кого-Нельзя-Называть? – Нев перевёл взгляд на слизеринца.
- Зачем же так? Я скажу, что мне успел переслать сообщение отец.
- Х-ха! А это – идея. Надо только наших подготовить да малышне велеть собирать вещички перед эвакуацией. Только… прости, Нев, но агитационные речи – это не по моей части.
- Ладно, Рон. Ты иди с Драко, найдите Дамблдора и всё ему объясните, а я поговорю с ребятами, - Невилл поморщился: он не любил привлекать к себе внимание. Но сейчас его вмешательство было просто жизненно необходимо. Застигнутые врасплох «львы» просто непредсказуемы и опасны даже для своих, а вот в организованном варианте – особенно те, что посещали занятия «АД» – были довольно серьёзной силой. Но для того, чтобы этого добиться, их надо было ещё организовать. Отогнав мрачные мысли, Лонгботтом решительно направился в сторону гостиной, а «Гарри Поттер» и скрытый мантией-невидимкой Дрей отправились в кабинет директора. Карусель будущего сражения дрогнула и закружилась, постепенно набирая обороты.
К тому времени, как Северус и Люциус, предусмотрительно избавившись от пожирательских мантий, поднялись из аппарационной комнаты по лестнице и шагнули в коридор замка, он уже кишел аврорами, по-боевому настроенными родственниками студентов и членами «Ордена Феникса». Встретившая их Минерва только обрадовалась их появлению:
- Ну, наконец-то, а то ваш сын, лорд Малфой, передал нам ваше послание ещё два часа назад. Мы думали, с вами двумя что-то случилось.
- Послание? – мужчины недоумённо переглянулись.
- Разумеется, то, что вы отправили вашему сыну, - гриффиндорскому декану было некогда обращать внимание на удивленное выражение лиц вновь прибывших, ей ещё предстояло проследить за эвакуацией последних оставшихся в замке младшекурсников. Пятые, шестые и седьмые курсы почти в полном составе, даже человек восемь слизеринцев затесалось, отказались уходить из школы наотрез, а при попытке авроров из группы Грюма, выдворить их силой, дали весьма впечатляющий отпор. Старый аврор долго матерился, приводя в порядок своих ищеек, не ожидавших такого от «сопляков», но потом махнул рукой, велев только не попадаться ему под ноги. Так бы юные «герои» и мотались по замку, пересылаемые профессорами из одного места в другое, если бы мимо не пробегал Кингсли Шеклбот. Он, не понаслышке знавший боевой потенциал Невилла, Рона, Драко и Гермионы, указал студентам-старшекурсникам неплохо защищённый естественными препятствиями участок обороны, где возглавляемые этими четырьмя шестикурсниками студенты и расположились, готовясь отразить возможную атаку противника. Они там пришлись весьма кстати. Благодаря этому Шеклботу удалось перекинуть одно из боевых подразделений аврората на более опасный участок. Здесь же была полоска берега вдоль Чёрного озера, усыпанная обломками скал и хорошо простреливаемая заклинаниями со стороны замка. Вряд ли это направление могло стать приоритетным для нападавших Пожирателей. К семи вечера все младшекурсники были эвакуированы из школы, а в замок через камин Дамблдора, которого в срочном порядке вызвали из Министерства, почти сплошным потоком шли созванные Грюмом подразделения авроров со всей Магической Британии и приглашённые на помощь группы быстрого реагирования из Авроратов европейских стран. В общем, вернувшись из резиденции покойного Воландеморта, Люциус с Севом первым делом отыскали Драко и убедились, что с ним и его друзьями всё в порядке. Они и сами не заметили, как оказались во главе нескольких сотен авроров и примкнувших к ним родителей студентов. Поначалу это выглядело больше как допрос, но им повезло, что Грюм был занят организацией обороны на другом направлении и расспросами руководил Кингсли, а он удовольствовался общим заявлением о том, что Тёмный Лорд уничтожен во время какой-то заварушки и не стал вникать в подробности. Ему хватало самого факта, что ненавистный тёмный маг прекратил своё существование и посланные к Хогвардсу Пожиратели не получат поддержки. А Малфою и Снейпу меньше всего хотелось привлекать ПСов всех мастей к своей персоне, заявляя во всеуслышанье, что это они уничтожили их Господина. В том, что остальные свидетели этого происшествия будут молчать, партнёры не сомневались. Как только от бывших членов Внутреннего Круга отстали британские авроры, их тотчас же атаковали представители европейских Авроратов. Знание противника, магическую силу и глубокие познания в Боевой магии по справедливости оценили командиры иностранных групп, не знавшие ни Хогвардса, ни толком тех, с кем им предстояло сражаться. Сев, правда, пытался вырваться из их сетей, чтобы отыскать Дамблдора для одного весьма нелицеприятного разговора, но старого мага не оказалось в его кабинете, а где он находился, не смогла сказать даже Минерва МакГонагалл. Так что, пришлось зельевару на пару с другом брать на себя ответственность за подготовку иностранцев и гражданских магов к обороне.

Марк, добравшийся до пустевшей Гриффиндорской башни, быстро переоделся, привёл себя в порядок, вытащил свою волшебную палочку из тайника и, накинув мантию-невидимку, помчался на поиски друзей. Магия Иллюзий потихоньку стала восстанавливаться, и он уже мог отследить их ауры среди огромного множества наводнивших школу магов. Иллюзор успел вернуться как раз вовремя. У Рона заканчивалось действие Оборотного зелья, и новой порции у них в запасе уже не было. Как только Гарри-Марк бесшумно прокрался в глубокую каменную расщелину, служившую старшекурсникам Хогвардса штабом, и откинул капюшон своей мантии, на него набросились с расспросами.
- Гарри!!! Мерлин тебя прокляни! Где тебя носило?! – Невилл втянул его поглубже, чтобы остальные студенты не слышали их разговора. В каменном мешке, освещённом небольшим огоньком Холодного Пламени, собрались те, кому он мог всецело доверять: Нев, Рон, Дрей, Герми… и невесть откуда нарисовавшиеся, прямо в шармбатонских мантиях, Тео с Блейзом. Заметив вопрос в его взгляде, новоявленный Зорейн пояснил:
- Мы получили твоё послание по галлеону.
- Вы не обязаны были встревать в эту битву.
- Прости, Поттер, но у нас с Пожирателями свои счёты. Так что благородство тут ни при чём.
Гарри коротко рассказал, что произошло в резиденции, пропустив мимо ушей только вопрос о том, кто же всё-таки убил Того-Кого-Нельзя-Называть, но чётко обозначив, что это сделал не он. Ещё пробираясь к позициям хогвардских студентов, юноша отметил, насколько продуманно были расположены члены «АД» и примкнувшие к ним старшекурсники, и вновь восхитился военными талантами бывшего гриффиндорского тихони. В том, что командует почти шестью десятками студентов именно Невилл, он ни капли не сомневался. А из Рона, Герми, Дрея, Энтони Голдстейна и ещё одного пуффендуйца-семикурсника, чьего имени Гарри не смог вспомнить, получился великолепный штаб. Под началом у каждого из них было с десяток студентов. Причём делились они вовсе не по принадлежности к факультетам. Соперничество временно было забыто.
Нев после возвращения Гарри попытался, было, передать ему командование отрядом, но тот категорически отказался, вызвав недоумение всего студенческого воинства. Но долго препираться им не пришлось. С каждой минутой к Иллюзору возвращалась его Сила, и он всё сильнее ощущал присутствие в Запретном лесу какого-то древнего артефакта. Между ним и Герми даже вышел спор: какую из темномагических вещиц, выкраденных в сгоревшем хранилище Министерства, Пожиратели притащили к стенам школы. Но сведений было слишком мало, списки сгорели вместе с самим Хранилищем, и что оттуда пропало, выяснить уже не представлялось возможным.
Как к ней ни готовились, а атака на Хогвардс началась внезапно и несколько раньше времени. Видимо, кто-то из охранявших резиденцию Лорда ПСов, оставшихся в живых, не придумал ничего лучше, чем сообщить Бэлле о смерти её Господина. Естественно, она в это сообщение не поверила, а её бешенство спровоцировало начало атаки.
Защита Хогвардса пала, оповестив об этом громким звоном лопнувшей басовой струны и яркой голубой вспышкой по всему периметру, отчётливо видимой в сгустившейся тьме. Пожиратели пошли сплошной волной, окружая замок со всех сторон. Авроры, «орденцы» и родственники учеников поднялись в контратаку. Заклинания пронизывали пространство. Гремели взрывы. Кричали раненые. Со скалистого берега озера битва, завязавшаяся на поле возле Хогвардса, была видна как на ладони. Невилл и Гарри с командирами групп тоже подняли в атаку своё воинство. Им было легче, чем взрослым: в россыпи мелких скал можно было найти больше укрытий, но противостоявшие им Пожиратели были не менее сильны и опытны, чем на основных направлениях. Гарри даже показалось, что ими командовал сам Ксавьер, а это говорило о многом. Две волны сражавшихся магов смешались в ближнем бою, но перевеса пока не было ни у одной из сторон. Интуиция верещала, что «светлые силы» идут прямиком в ловушку, но он никак не мог определить, в чём же заключалась опасность. И вот тогда-то в полную силу заработал таинственный артефакт, присутствие которого ещё раньше почувствовал юноша. Любая Защитная магия у защитников Хогвардса перестала срабатывать, напрочь исчезли все щиты и блоки, в то время как Пожиратели по-прежнему могли ей пользоваться. Иллюзор в ужасе обменялся взглядами с испуганной Гермионой:
- Нет! Не может быть!
- «Щит атлантов». Вот гадство!
- Я думала, это легенда, и их уже не осталось…
- О чём вы говорите? – Рон с Невиллом подкрались поближе, как можно ниже пригибаясь к земле. Как только несколько студентов было ранено, Лонгботтом приказал ребятам спрятаться в укрытия и оттуда закидывать наступавших Пожирателей сюрпризами из магазина Умников Уизли. Эффект был сногсшибательный – не ожидавшие отпора тёмные маги отступили, свернув атаку на «милых деток».
- По легенде, у мифических атлантов были артефакты, называвшиеся «Щитами атлантов». Они блокировали любую защитную магию противника, и боевые маги острова могли спокойно расправляться с нападавшими, - не прерывая своего рассказа, Гарри внимательно наблюдал за трагедией, развернувшейся на равнине, где осмелевшие Пожиратели теснили неспособных сопротивляться защитников Хогвардса. В одном месте на некоторое время «светлым» удалось отогнать врагов, запустив неизвестное парню заклинание, выпускающее огненную змею, но в общей массе защитники проигрывали схватку. Где-то там были Северус, Люц и Кингсли с Кэном. Но юноша уже привычно загнал панику в самый дальний угол сознания, лихорадочно просчитывая варианты действий. Единственным шансом уничтожить щит, было прорваться к нему и сжечь «Адским Пламенем» или… переклинить собственной стихийной Магией Иллюзий. Кстати, по легенде, как раз такие маги и могли противостоять «Щиту». Но до артефакта было не меньше тысячи ярдов, по открытому склону горы, да ещё и сквозь тучу боеспособных ПСов.
- Как его уничтожить?
- Отсюда? Никак.
- Значит, надо прорываться туда всем отрядом, - Рон развернулся, было, чтобы отдать приказ своей группе, но Гарри рванул его за руку, возвращая в убежище.
- Нет! Положат всех. Да и отсюда уходить нельзя. Чувствую, здесь что-то затевается. Недаром же этим отрядом командует Ксавьер, а значит, для них это направление чем-то очень важно. Оставайтесь, я попытаюсь прорваться под мантией-невидимкой, и…
Договорить он не успел: на площадке Астрономической башни внезапно загорелся слепящий шар, который удерживал в руках, стоя на краю парапета, старый маг с развевающейся на ветру длиной белой бородой и волосами, одетый в украшенную звёздами мантию. Мгновение – и сгусток почти белого пламени превратился в комету, летящую по направлению к активированному «Щиту». Несколько секунд, и на месте древнего артефакта и окружавших его ПСов зияла дымящаяся воронка диаметром не меньше пятидесяти футов. Фигура старика на башне покачнулась и стала падать, в последний момент подхваченная кем-то из преподавателей, а ошарашенные увиденным Пожиратели на мгновение опешили и потеряли инициативу. К тому же, погибшие у артефакта ПСы, похоже, были их командирами. Авроры и «орденцы» медленно, но верно, с огромными потерями теснили захватчиков от стен школы.

Когда активизировался «Щит атлантов», понявшие, что произошло, Сев с Люциусом, командовавшие сборными отрядами иностранных авроров, приказали своим людям немедленно найти укрытия и атаковать противников оттуда. Благо дело, на атакующую магию «Щит» не действовал. Но потери всё равно были огромными. С такого расстояния, не имея защиты, защитники Хогвардса не имели шансов нанести хоть сколько-нибудь ощутимый урон Пожирателям, и у тех появился перевес сил в их пользу. Идея об уничтожении артефакта пришла в голову партнёров почти одновременно с аналогичным решением Гарри-Марка. Друзья переглянулись и молча кивнули друг другу. Люциус знаками передал Кингсли идею прорыва, а тот обещал поддержать смельчаков отвлекающей атакой. Сев даже успел расчистить для них небольшой коридор, применив своё недавнее изобретение – заклинание «Файр Серпента», но почти сразу вслед за ним в бой вступил Дамблдор, и «Щит атлантов» прекратил своё существование. Не дав опешившим и оглушённым взрывом Пожирателям опомниться, два отряда британских авроров, возглавляемые Грюмом и Шеклботом, «фениксовцы» с родственниками студентов во главе с МакГонагалл и иностранцы под командованием Снейпа и Малфоя начали атаку на частично деморализованного противника. Летящие со всех сторон проклятия. Выпады. Кровь. Взрывы. Крики умирающих и раненых. Наносимые и отражаемые удары, управление подчиняющимся им отрядом занимали все их мысли, и только где-то очень далеко, на периферии сохранялось чувство облегчения, что их Тигрёнок не участвует в этой мясорубке…

Когда главные силы начали контратаку, студенты Хогвардса под командованием Невилла тоже ринулись в бой и, отогнав Пожирателей с каменистых скал на подступах к школе, слились с отрядом болгарских авроров, отколовшихся во время сражения от основных сил. Прорывавшиеся вперёд Герми с Дреем, командовавшие своими смешанными группами, случайно заметили недобитого ПСа, целившегося в спину чем-то походившему на Виктора Крама аврору с нашивками командира подразделения, и девушка, не задумываясь, послала во врага показанную ей когда-то Гелертом «Разрыв-траву». Это проклятие мгновенно взрывало изнутри сердце противника и было достаточно эффективным, чтобы пользоваться им в боевых условиях. Дрей отбил нападавшего на неё Пожирателя «Проклятием Самоубийцы». Она сбила сунувшегося к уже сражавшемуся с двумя противниками Невиллу врага «Круациатусом». И смертоносная парочка понеслась дальше, прикрываемая идущими за ними студентами, даже не заметив недоумённого и немного испуганного взгляда, которым их проводил седой болгарский аврор, тут же метнувшийся к спасённому Герми командиру.
Гарри-Марк сражался наравне со всеми, стараясь не терять из виду остальных ребят из отряда и помогая подставившимся и оказавшимся в тяжёлом положении. У него не было своей группы, так что он мог свободно перемещаться вдоль всей линии боя, рискнув пару раз даже применить свою Силу, насылая апатию на бойцов противника. Применять что-то серьёзное парень не решался – силы ещё не до конца восстановились, да и лишних глаз вокруг было слишком много. Кто-нибудь мог раскрыть его тайну. Посылая каскады проклятий и прикрывая щитом замешкавшихся ребят, он не забывал параллельно сканировать окружающее пространство, пытаясь определить, что же может держать здесь один из элитных отрядов Пожирателей под командованием Ксавьера. И вот, когда им удалось, наконец, оттеснить врагов в сторону одинокой скалы на берегу озера, юноша чуть не пропустил летящее в него заклятие, замерев, как вкопанный. Он почувствовал то, что защищали ПСы. Тёмный артефакт… как раз в данный момент активируемый… второй «Щит атлантов». Марк чуть не застонал сквозь стиснутые зубы. Сейчас, когда они в атаке на отступающих Пожирателей ушли от укрытий, защитники Хогвардса были наиболее уязвимы. У него оставалось всего лишь пятнадцать минут, чтобы добраться до артефакта. Именно столько времени тому было нужно, чтобы заработать в полную силу. В несколько прыжков добежав до Невилла и просто заавадив его противника, Иллюзор поставил самый мощный Зеркальный щит, какой только смог и закричал, перекрывая шум боя:
- Впереди второй «Щит»! Он за скалой! Обходите её справа! Отвлекайте на себя внимание! Я под мантией постараюсь прорваться слева и уничтожить его!
- Ты не пройдёшь один!
- Пройду! Только оттяните на себя столько ПСов, сколько сможете!
Нев только кивнул, в следующее мгновение метнувшись вперёд и уводя за собой студентов вправо, а Марк, выхватив из-за пазухи мантию-невидимку и накинув её, выждал минуту и рванулся влево, обходя каменную глыбу с другой стороны. Он, как уж, проскальзывал между бегущими к отряду Невилла Пожирателями, невербальными «Авадами» уничтожая тех, что стояли на его пути и мешали продвижению. Пару раз в ход пошёл даже эльфийский клинок. В толчее и горячке битвы этих смертей пока не замечали, и парню удавалось прорываться всё ближе и ближе к артефакту, но он всё равно понимал, что не успеет. Ему не хватило каких-то трёх минут, чтобы добежать, когда тёмный бронзовый диск на подставке засветился голубоватым светом, начиная работать в полную силу. Возле него застыли Бэлла и Ксавьер, а на пути у Иллюзора сплошной стеной стояли Пожиратели. Пришло время играть в открытую. Марк собрал в кулак свою Силу и, вложив её всю в волну всепоглощающего Ужаса, послал ее впереди себя. Передние ряды противников даже не успели ничего понять – их сердца остановились, парализованные страхом, и безвольные тела упали, открывая дорогу «Ночному Охотнику». Марк ринулся вперёд, уже особо не заботясь о скрытности, перепрыгивая через трупы Пожирателей и всё посылая и посылая впереди себя волну своей магии. Он чувствовал, как умирал каждый из тех, кто попадал под её воздействие. Видел, как осел с перекошенным лицом Ксавьер, как Лестранж пытаясь противостоять захватившему её с головой кошмару, всё же смогла достать свою палочку, но рухнула вслед за другими, уставившись в звёздное небо ничего не видящим взглядом. Как недовольный его вмешательством древний диск взорвался, уничтожая огненной волной ещё остававшихся в живых Псов… И как под эту волну влетели теснившие Пожирателей Невилл и Рон во главе отряда хогвардских студентов. Не задумываясь о последствиях и не рассуждая, Марк послал вперёд Ураганный ветер, вкладывая в стихийную магию все оставшиеся у него силы. Он ещё успел увидеть, как вихрь снёс огненную волну, спасая его друзей, и только бежавшего впереди всех Невилла задело языком волшебного пламени. Как его самого, ничем не защищённого и опустошённого почти полностью, ударило взрывной волной, он уже не видел. Только ощутил боль от пробороздившего левую щёку раскалённого осколка бронзового диска. Его сознание поглотила тьма.
---------------------------------------------
* rat (англ) – крыса.