Tell yourself 330

  • amateur
    переводчик
  • Kokuro
    бета
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Bleach

Автор оригинала:
Princess Kitty1
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/6497388/1/Tell-Yourself

Пэйринг и персонажи:
Улькиорра/Орихиме, Улькиорра Шиффер, Иноуэ Орихиме
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор, Драма, Повседневность, AU, Занавесочная история
Размер:
Макси, 394 страницы, 100 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Просто замечательная работа» от Lierel
«Спасибо за отличный перевод!)» от Ди спейд
«За кропотливую работу :в» от Кто-то когда-то.
«За любимую сказку!» от Лаватера Рубин
«За невероятную историю» от Evangelina17
«Большое спасибо за труд!» от АлексДо
«Великому переводчику! » от Sariko-2
«За ваш труд! Благодарю!» от MoNsTro_O
«Любимому переводчику <3» от Сатанинская рожа
«За сказку в сказке ;]» от Лимонная.
Описание:
AU. Они оба выжили в войне. Он получил сердце. Улькиорра и Орихиме столкнулись лицом к лицу с самым интересным испытанием - теперь они живут вместе. Сборник связанных между собой драбблов.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
От автора: Название сборника "Tell Yourself" взято из одноимённой песни корейской группы Clazziqual. Посмотрите слова, послушайте песню и танцуйте по комнате. :D
От переводчика: уже давно мелькала в голове идея перевести что-нибудь по УлькиХиме, и вот наконец дошли руки, хех.

Клятвы

31 июля 2016, 21:41
      Орихиме Иноуэ, одетая в длинное красное платье и пушистое зимнее пальто, с висячими серьгами, которые сверкали каждый раз, когда она поворачивала голову, надкусила своё филе миньон и удовлетворённо изогнулась. Она не будет думать о том, сколько стоит этот ужин. Сегодня был сочельник, их с Улькиоррой третья годовщина и первая, которую они наконец-то проводили вместе. Если стейк стоит больше месячной выручки каждого из них, то пусть так.

      Напротив неё Улькиорра поправлял воротник своей рубашки. Орихиме знала, что его что-то тревожило, но это была не вычурность ресторана: с самого начала трапезы он пользовался нужными приборами. И дело было не в её безукоризненном платье и макияже, потому что он уже успел провести пальцем по её позвоночнику, пока они ждали, когда их посадят за стол.

      Ей хотелось спросить, но стейк был слишком хорош, чтобы расставаться с ним.

      — Если вы хотите, мы можем доставить ваш десерт в номер вместе с бутылкой вина, — из-за столов с счастливыми-или-притворяющимися парочками выплыла официантка. Орихиме, как раз собиравшаяся сделать глоток воды, поперхнулась. Улькиорра одарил официантку своим фирменным непроницаемым взглядом.
      — Мы не бронировали номер на сегодня, — сказал он. Официантка извинилась за своё предположение и снова испарилась. Когда она ушла, стало понятно, что эта ситуация позабавила Улькиорру. — Тебя до сих пор так сильно смущает сама мысль о близости?
      — Я не хочу, чтобы о нас так говорили незнакомцы, — Орихиме выпятила нижнюю губу.
      — Почему нет?
      — Это не их дело, — румянец виднелся за толстым слоем её макияжа. — То, что сегодня сочельник и мы пара, не значит, что мы проведём ночь в отеле, — Улькиорра задумался.
      — Но мы проведём ночь вместе.

      Румянец Орихиме стал ещё гуще. Она взяла свой стакан воды и осушила его в один присест, что Улькиорра принял за хороший знак. Интересно, почему она так стыдилась этой темы, ведь за прошедшие месяцы продемонстрировала, что может быть дерзкой, если захочет.

      Он отмахнулся от своих мыслей, чтобы не забыть спросить о том, что хотел.

      — Орихиме, — она снова взглянула на него, и на мгновение её красота вновь поразила его. Слабые мужчины прогнулись бы под её силой. Она могла бы развязывать войны между странами, если бы хотела — и в каком-то роде так и было. Улькиорра вернул себе хладнокровие. — Я должен спросить у тебя кое-что.

      Её внимание привлёк резкий удивлённый вздох. За другим столом рядом с ними мужчина держал коробочку, в которой находилось кольцо с бриллиантом, а его возлюбленная, держа руки поверх рта и блестя глазами, кивала головой. Все остальные вокруг них наслаждались своими свиданиями, не подозревая о важнейшем изменении в жизни своих соседей.

      Улькиорра взглянул на Орихиме. Она смотрела, как мужчина надел кольцо женщине на палец; ей тоже хотелось. Затем она обернулась к нему, пару раз моргнув, чтобы стереть нетерпение с лица.

      — Да?

      Официантка снова появилась перед ними со счётом. Улькиорра взял его, опустил, выпил весь стакан воды, снова поднял счёт, а затем вытащил буквально всё, что было в его кошельке.

***



      Они прогуливались вместе по украшенным улицам Токио, возвращаясь мыслями к их свиданию в Рождественском лесу Каракура и первому неловкому, но всё-таки магическому поцелую. Тогда Орихиме не была инициатором поцелуев, но всегда отвечала на них. Сейчас же были более сложные вещи, от совершениях которых можно было смутиться.

      Когда они подошли к лавочке с видом на улицу с выставленными в ряд ярко-светившимися деревьями, Орихиме села и утянула за собой Улькиорру.

      — Давай немного отдохнём, — он не возражал. Её рука оставалась в его, их пальцы переплетались, но этого не видели проходившие мимо люди. Орихиме хотелось бы, чтобы шёл снег; пара ледяных снежинок сделала бы этот вечер идеальным. Она повернулась к Улькиорре.
      — Ты хотел что-то спросить у меня?
      — Да, — сказал он. Затем он замолчал. Брови Орихиме нахмурились. И тут она широко распахнула глаза.
      — Подожди…
      — Не надо радоваться раньше времени.

      Орихиме раздражённо выдохнула.

      — Хотя, — произнёс Улькиорра, — в каком-то роде вопрос стоит не далеко от того, о чём ты подумала, — он посмотрел на их руки и сжал её ладонь чуть сильнее. — Я хочу знать о твоих мечтах о будущем. Несмотря на расстояние, мы вместе уже три года, и я собираюсь остаться в таком положении.
      — И я, — Орихиме быстро наклонила голову и широко улыбнулась.
      — Тогда скажи, чего ты хочешь? — она положила его руку себе на колено, на мгновение позабыв, что их окружали люди.
      — Я хочу преподавать в сельской местности, — сказала она. — Я хочу жить в доме. Я хочу… — взгляд её блестящих глаз встретился с его, затем снова опустился. — Я хочу пожениться, — прошептала она. — Н-не прямо сейчас, но когда-нибудь.
      — Понятно, — Улькиорра приподнял её за подбородок, чтобы встретиться с ней взглядом. — Тогда до тех пор, пока у тебя есть я, я сделаю всё, что в моих силах, чтобы осуществить это.
      — Но что насчёт тебя, Улькиорра-кун? Ты не можешь так поступать только потому, что этого хочу я одна, позабыв о своих мечтах.
      — Неправда, — ему хотелось бы, чтобы они были сейчас дома, чтобы он не просто держал её за руку, а мог сделать кое-что менее невинное. — После всего того, через что я прошёл, чтобы ты впала в отчаяние, как я могу не зайти ещё дальше, что убедиться в твоём счастье? Я нашёл своё место в этом человеческом мире. Я доволен любым другим аспектом моей жизни, но мой долг перед тобой, давшей всё, что есть у меня, слишком велик, чтобы оплатить его простым удовлетворением. Будучи твоим возлюбленным, я могу осчастливить тебя, в отличие от всех остальных, и в таком случае это означает, что счастлив и я.

      Глаза Орихиме лучились счастьем, и её приоткрытые губы затрепетали прежде, чем она смогла выдавить из себя слова.

      — Думаю, я насмотрелась на рождественские огни.

***



      Улькиорра купил кольцо месяц спустя.

      Он держал его в магазине подальше ото всяких опасных предметов и веществ и ждал, когда наступит это «когда-нибудь».

      Когда-нибудь наступило через полтора года. Они уже два раза прошлись по старому сельскому дому, и Орихиме была на девяносто девять процентов уверена, что хотела его купить. Даже если она и задавала Улькиорре теоретические вопросы и мычала свои я-не-знаю, она уже спланировала, где устроит сад, что надо отремонтировать и сколько это будет стоить. Улькиорра предложил осмотреть его снова. Он сказал ей, что ещё один раз отметёт все сомнения.

      Он позволил ей одной прогуляться по дому.

      Когда Орихиме дошла до кухни, она заметила, что кто-то оставил коробочку на стойке.

      На полпути к стойке она поняла, что это было.

      Она плакала ещё до того, как подняла коробочку, и кивала головой — да, конечно же, да — а затем открыла её.

      Спустя пару месяцев у них появилась новая годовщина для празднования.