Tell yourself 320

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Bleach

Автор оригинала:
Princess Kitty1
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/6497388/1/Tell-Yourself

Пэйринг и персонажи:
Улькиорра/Орихиме, Улькиорра Шиффер, Иноуэ Орихиме
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор, Драма, Повседневность, AU, Занавесочная история
Размер:
Макси, 394 страницы, 100 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Просто замечательная работа» от Lierel
«Спасибо за отличный перевод!)» от Ди спейд
«За кропотливую работу :в» от Кто-то когда-то.
«За любимую сказку!» от Лаватера Рубин
«За невероятную историю» от Evangelina17
«Большое спасибо за труд!» от АлексДо
«Великому переводчику! » от Sariko-2
«За ваш труд! Благодарю!» от MoNsTro_O
«Любимому переводчику <3» от Сатанинская рожа
«За сказку в сказке ;]» от Лимонная.
Описание:
AU. Они оба выжили в войне. Он получил сердце. Улькиорра и Орихиме столкнулись лицом к лицу с самым интересным испытанием - теперь они живут вместе. Сборник связанных между собой драбблов.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
От автора: Название сборника "Tell Yourself" взято из одноимённой песни корейской группы Clazziqual. Посмотрите слова, послушайте песню и танцуйте по комнате. :D
От переводчика: уже давно мелькала в голове идея перевести что-нибудь по УлькиХиме, и вот наконец дошли руки, хех.

Осторожнее

1 февраля 2015, 15:22
      Улькиорра был вынужден признать, что ему было довольно-таки приятно, когда женщина напросилась пойти вместе с ним в библиотеку как-то вечером. Ему нужно было вернуть книгу, а так как у Иноуэ был выходной, и домашняя работа навевала скуку смертную, то Орихиме заявила о своём желании присоединиться к нему в этом небольшом путешествии.

      — Что за глупости? — сказал он, стараясь изо всех сил скрыть удовольствие в голосе. — Твоя работа должна быть выполнена.
      — Мне надо проветриться! — посетовала она в ответ, потянувшись так, что оказалась в некой странной позе, при которой одна её нога была на столе, но сама она лежала на животе, вытянув руки навстречу дивану. Улькиорра откровенно не понимал, как ей удаётся скручиваться таким образом. Возможно, эта так называемая йога по телевизору действительно делала людей более гибкими. Она поднялась, оглядываясь в поисках туфлей. — Ты можешь и Бориса выгулять!

      Улькиорра неосознанно дотронулся до виртуального питомца, висящего на ремне. Его обуяла паранойя, что жизнь птицы-маршмэллоу скоро закончится. По словам Орихиме, странно, что она вообще так долго прожила, ведь «ни у кого эти животные не жили дольше пары дней». Он взглянул на экран, где крылатый шарик двигался в странном танце. Была ли это конспирация? Пиксельные существа умирали по естественным причинам, а не от небрежного отношения. Все, кроме Бенто, но то были тёмные времена, о которых он предпочитал не вспоминать. Вскоре Орихиме взяла свои туфли и присоединилась к нему, надевая обувь на выходе.

      — А какую книгу ты возвращаешь? — спросила она, когда он толкнул дверь, и сырой весенний воздух соприкоснулся с их лицами. Не произнеся ни слова, Улькиорра протянул ей толстый том, на который она уставилась с удивлением, поморщив нос. — Это очередная скучная философская книга?
      — Скучная? — переспросил Улькиорра, когда они проходили мимо соседской квартиры. Он посмотрел на окно и заметил пару суженных глаз, наблюдавших, как они направляются к лестнице. «Получи, ребёнок.» Маленькие глупые мальчики не могут сопровождать женщин в библиотеку, да? Он повернулся к Орихиме и почувствовал, что его сердце ушло в пятки, как только глазами он измерил расстояние между её ногой и следующей ступенькой. Женщина, носом уткнувшаяся в книгу, недооценила количество ступенек и могла очень неприятно упасть на бетон. Ринувшись вперёд, он вытянул ногу так, что она использовала её как ступеньку и потом безопасно наступила на другую, совершенно не зная, в какой опасности она находилась из-за своей невнимательности.
      — Ага, — произнесла она, перевернув страницу, — я никогда не пойму, что ты там читаешь, — завернув за угол, она наверняка бы стукнулась головой о дорожный знак, если бы Улькиорра не подпрыгнул и не скривил его книзу, конечно же, всё исправив, когда она бы миновала знак.
      — Женщина…, — Улькиорра бы сделал ей выговор, если бы она не ступила на загруженную дорогу, где как раз показалась мчавшаяся на огромной скорости машина. Он бросил теперь уже изогнутый знак и, использовав рейацу, ускорился, ловко подставив её подножку; она спотыкнулась, зато была в безопасности. — Если ты не можешь их понять, это не значит, что они скучные, — машина со скрипом остановилась, слегка задев Улькиорру. Он посмотрел на водителя так, что мужчина средних лет поёжился на сидении.
      — Думаю, нет, — Орихиме всё же шла вперёд и, нахмурившись, смотрела на абзац. — Я не согласна с тем, что в них говорится, — произнесла она, проходя мимо ярко-жёлтого знака с надписью «Осторожно: идёт стройка. Пожалуйста, воспользуйтесь другой стороной улицы». Улькиорра снова ступил на тротуар и почувствовал новый порыв легкомысленности, когда заметил, что женщина направляется прямо к огромной дыре, созданной отбойным молотком. Проигнорировав приступ боли, вызванной небольшим столкновением с машиной, он побежал на другую сторону, прыгнув, оттолкнулся от кирпичной стены и накрыл собой дыру, с трудом ухватившись пальцами рук и ног за края.

      — В этом смысл философии, — сказал он, когда Орихиме неосознанно прошлась по его спине и наступила ему на голову, затем миновала и дыру, — ты должна не соглашаться.

      Увидев, что она находится в безопасности, Улькиорра перестал держаться ногами и, присев, оттолкнулся, с кувырком приземлившись на твёрдую землю. Женщина была в нескольких футах впереди, направляясь к местному парку, где группа детей играла в футбол. Улькиорра заметил её, когда один ребёнок ударил по мячу в неверном направлении.

      — Не знаю, — проворчала Орихиме, перевернув очередную страницу, совершенно не подозревая, что клетчатый снаряд несётся ей в голову, — кажется, что таким образом ничего не получится, понимаешь?

      Улькиорра в мгновении ока оказался рядом с ней, упав на руки и вытянув ноги вверх, он ударил по мячу с такой силой, что запульнул его в ворота на другой стороне парка. Дети с открытыми от удивления ртами начали радостно кричать, а несчастный вратарь испуганно уставился на сдувавшийся мяч.

      — Ну, в случае конкретно этой книги философы не пытаются чего-то добиться, — услышав это, Орихиме разочарованно вздохнула.
      — Тогда зачем надо было писать книгу вообще? — её взгляд словно был приклеен к страницам, что она не заметила группу из пяти парней из колледжа, хитро посматривающих в её сторону. Один из них направился к ней, и остальные покинули своё прежнее место на аллее, последовав за Орихиме.

      Серьёзно? Серьёзно? Улькиорра положил руку на плечо первого парня прежде, чем тот даже сумел выпрямиться. Кулаки прошлись по ртам, ноги познакомились с животами, локти посылали резкие удары в рёбра, голова ударила по челюстям, отправляя на тротуар переломанные зубы. Парни подходили к нему разобщённой массой, и он отплатил им устрашающей яростью, как у спровоцированного роя шершней. Наконец, когда все они валялись на земле и руками закрывались от него, Улькиорра одарил их холодным взглядом, отчего они сразу же поползли к улочкам подальше.

      Он уже боялся поворачиваться, чтобы увидеть, от какой опасности на этот раз придётся защищать женщину (потому что в таком случае он не ожидал чего-то меньше астероида), но когда он взглянул, Орихиме, определённо, была в безопасности, и библиотека была совсем рядом. Он подбежал к ней, запыхавшись больше, чем должен был.

      — Они написали эту книгу, чтобы показать, что это нормально — иметь другое мнение.
      — Как у нас с тобой? — Орихиме подошла к металлической коробке, помеченной как «для возвращения книг», закрыла книгу и протянула её Улькиорре, улыбаясь. Взяв книгу из её рук, он встретился с её взглядом и кивнул.
      — Да. Как у нас с тобой, — эта была та минута спокойствия, во время которой его злость и напряжение начали таять, сменяясь очарованием дня; он отвернулся, чтобы бросить книгу в металлическую коробку.
      — Ай! — Улькиорра тут же взглянул в сторону женщины. Она потирала голову, ища что-то на земле прежде, чем рассмеяться. — Ух ты! Этот жёлудь свалился на меня. Я думала, что такое возможно только в мультиках… Эй! Улькиорра, что…?

      Но было уже поздно останавливать его. Бывший Эспада стоял над жёлудем, всё его терпение испарилось, поэтому он с жестокостью наступал на него, пока жёлудь не превратился в маленькие неузнаваемые кусочки. И когда он стал таким маленьким, Улькиорра начал стирать его в порошок; его кулаки были сжаты; плечи подрагивали от гневного рыка. Прошло где-то пять секунд, и он поднял ногу, чтобы посмотреть на нанесённое разрушение, после этого расслабился. С преступником нужно было разобраться.

      — Эм…, — Орихиме уставилась на остатки жёлудя.

      И тут Улькиорра извинился бы за своё жестокое поведение, но когда он открыл рот, что-то ударило его по голове сзади так сильно, что подтолкнуло вперёд. Яркие вспышки света заискрили в глазах, и, сам этого не поняв, он упал на землю, схватившись за голову, и стал широко открывать глаза, чтобы мир прекратил кружиться.

      — О-ой! Простите, господин Шиффер! — до него донёсся знакомый голос библиотекарши Кумико. Видимо, он стоял перед окном, когда она беспечно открыла его. В поле зрения Улькиорры показалось лицо Орихиме; её брови сочувственно поползли вниз, словно она знала, каково это.
      — Боже, должно быть, ужасно больно! — она печально улыбнулась. — Тебе надо смотреть, куда ты идёшь.