Tell yourself 326

  • amateur
    переводчик
  • Kokuro
    бета
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Bleach

Автор оригинала:
Princess Kitty1
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/6497388/1/Tell-Yourself

Пэйринг и персонажи:
Улькиорра/Орихиме, Улькиорра Шиффер, Иноуэ Орихиме
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор, Драма, Повседневность, AU, Занавесочная история
Размер:
Макси, 394 страницы, 100 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Просто замечательная работа» от Lierel
«Спасибо за отличный перевод!)» от Ди спейд
«За кропотливую работу :в» от Кто-то когда-то.
«За любимую сказку!» от Лаватера Рубин
«За невероятную историю» от Evangelina17
«Большое спасибо за труд!» от АлексДо
«Великому переводчику! » от Sariko-2
«За ваш труд! Благодарю!» от MoNsTro_O
«Любимому переводчику <3» от Сатанинская рожа
«За сказку в сказке ;]» от Лимонная.
Описание:
AU. Они оба выжили в войне. Он получил сердце. Улькиорра и Орихиме столкнулись лицом к лицу с самым интересным испытанием - теперь они живут вместе. Сборник связанных между собой драбблов.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
От автора: Название сборника "Tell Yourself" взято из одноимённой песни корейской группы Clazziqual. Посмотрите слова, послушайте песню и танцуйте по комнате. :D
От переводчика: уже давно мелькала в голове идея перевести что-нибудь по УлькиХиме, и вот наконец дошли руки, хех.

Возвращение Таро

22 февраля 2015, 20:19
      Женщина была записана на приём к стоматологу.

      Об этом она объявила с заметной толикой недовольства, что не укрылось от ушей Улькиорры, работающих, как антенны. Он знал, кто такой стоматолог, но так как никогда не сталкивался с ним, то понятия не имел, что происходит во время этих приёмов. Кроме того, что может быть такого неприятного в посещении зубного врача? Это же хорошо — предотвращать кариес, не так ли? Тем не менее, стоило женщине пару минут походить с надутыми губами, как он предложил сопроводить её.

      — Ты уверен? — Орихиме прикусила зубами нижнюю губу. — Ты просто будешь сидеть в приёмной и ничего не делать. Очень скучно.
      — Я не против, — ответил он. Всё же лучше, чем просто сидеть дома одному. Улькиорра наконец начал понимать, почему все называют телевидение «отупляющим»: оно заставляло смотреть одну программу, а потом приходилось часами восстанавливать контроль над своими чувствами. Зато теперь термин «человечество» стал для него яснее.

      И он был в два раза хуже первоначального представления.

      Женщина порадовалась его обещанию сопроводить её и до конца вечера пребывала в беззаботном настроении. Как бы то ни было, в день приёма она снова начала дуться. Орихиме целый час провела в ванной, решительно орудуя зубной нитью и щёткой прежде, чем выплюнуть в раковину ту мятную жидкость. Улькиорра вспомнил первый день, проведённый с ней, когда она объясняла, что делают люди; этот ритуал чистки зубов относился к тем обязанностям. Она смеялась над тем, как он неловко держал зубную щётку в руке и как растягивал лицо, чтобы она могла показать, где надо чистить, тем не менее, Улькиорра научился этому искусству. Но увидев, как много времени она уделяет своим зубам, он начал сомневаться, что всё это время делал неправильно.

      Он подумал, что это утро было почти таким же, как и все остальные, когда они вышли из квартиры. С приходом летней погоды начинало теплеть. Женщина недавно перешла в выпускной класс и радовалась грядущим перспективам. Но сегодня в её глазах не читалось былого веселья, а это не нравилось Улькиорре. Это казалось странным, что она не счастлива в такой превосходно подходящий для этого день.

      Офис стоматолога находился не очень далеко от дома; два или три квартала, за время прохождения которых женщина каким-то чудесным образом уберегла себя от увечий. Должно быть, она и вправду сильно волнуется, раз даже её вечная неуклюжесть куда-то улетучилась. А её лёгкая нахмуренность и столь редкое молчание положили начало напряжению Улькиорры. Когда он открыл для неё дверь, произошло кое-что, что заставило его кровяное давление повыситься до опасного уровня.

      — Сестричка Орихиме!
      — О, Таро-кун!

      Улькиорра злобно застыл в дверном проходе, наблюдая, как этот соседский недоносок подскочил со стула прямо в объятия женщины. Прижавшись к её груди, Таро хмуро зыркнул на Улькиорру, словно говоря: «Опять ты». Шиффер ответил ему тем же взглядом, будучи уверенным в том, что ещё бы и высказал это вслух, если бы они сейчас не находились в переполненной приёмной. Пальцы неосознанно сжались на дверной ручке, оставляя отпечатки на стали. Конечно же, женщина ничего не заметила и ласково взъерошила мальчишке волосы.

      — Ты тоже пришёл на приём к стоматологу? — спросила она, заметив его бабушку, задремавшую в соседнем кресле.
      — Ага! Мне будут зубы чистить, — Таро нахмурился, — хотя я не хочу этого.
      — Извини, Таро-кун, — Орихиме с сочувствием улыбнулась, — это надо сделать! Ты же не хочешь, чтобы твои зубки сгнили, так? — услышав это, мальчик закрыл ладонями рот, завертев головой в разные стороны. Разыграл шоу перед доверчивой женщиной… Этот ребёнок — демон.

      Улькиорра нашёл пустой стул и сел на него, не сводя взгляда с парочки. Он лучше бы просто игнорировал их, но так как этот мальчишка,Таро, не был обделён жилкой коварства, то за ним надо было наблюдать. Как он понял, они записаны на одно время, и ребёнка могли вызвать в любую минуту.

      — Я боюсь, — хныкал он, умоляюще посмотрев на Орихиме. — Бабушка спит. Я не хочу идти туда один.
      — Мои зубы тоже буду осматривать, — Иноуэ разочарованно посмотрела на него. — Хочешь, я спрошу доктора, могу ли я сначала побыть с тобой? — Таро обдумал это предложение, а затем качнул головой.
      — Нет, всё в порядке, — затем его взгляд опустился на Улькиорру, и какая-то дьявольская затея засела в глубине его глаз цвета грязи, вполне сравнимая с планами Айзена на Сообщество Душ. — Но как ты думаешь, ничего, если дядя Улькиорра пойдёт со мной?

      Орихиме поёжилась, услышав такое звание, и захотела, было, объяснить Таро-куну, что они с Улькиоррой примерно одного возраста, поэтому он не должен называть удивлённого бывшего Эспаду «дядей». Но в этот момент открылась дверь, ассистентка в медицинском халате назвала имя Таро, и теперь мальчик выглядел как никогда отчаянно. Иноуэ смущённо повернулась к Улькиорре.

      — Т-ты можешь? — застенчиво спросила она. Улькиорра не знал, чего добивается ребёнок, но это была идеальная возможность, чтобы держать его в поле зрения, а также узнать, что происходит во время этих так называемых «посещениях стоматолога».
      — Да, — с лёгкостью заявил он и предоставил женщине своё место. Она благодарно улыбнулась, когда он присоединился к Таро, и они оба пошли навстречу бодрой медсестре, придерживающей для них дверь. Угх, он притворялся милашкой даже для этой леди. Как отвратительно.

      Засунув руки в карманы, Улькиорра шёл позади, запоминая всё, что видел на своём пути. Этаж был разделён на несколько маленьких идентичных комнатушек, в середине каждой из которых стояло странное кресло, наверняка предназначавшееся для пациентов. Он встал в сторонке, когда медсестра дала Таро чашку с цветной жидкостью, чтобы прополоскать рот. Затем мальчик должен был почистить зубы, как он обычно это делал, у раковины вниз по коридору. Улькиорра тоже последовал за ним. Они увидели мимо проходившую Орихиме, которая оживлённо болтала с врачом, ведущим её в кабинет, располагавшийся дальше.

      — Да ты смельчак, — наконец произнёс Таро острым, как лезвие бритвы, голосом, когда они подошли к раковине. — Пришёл тут вместе с Орихимечкой, словно её безумно влюблённый парень, — Улькиорра, как охранник, встал рядом с ребёнком, когда тот открыл упаковку с новой зубной пастой.
      — Женщина нервничала, — сказал он, словно этого объяснения было достаточно. Таро всё ещё хмурился, когда накручивал зубную нить вокруг пальцев, и наклонился поближе, вставляя её между зубами.
      — И, кстати, чё ты её «женщиной» зовёшь-то? Мне как-то с трудом верится, что мой ненаглядный ангел играет в извращённые игры с угрюмым неудачником.
      — Угрюмым? — Улькиорра ещё слышал это от Дзинты, но как-то раньше не придавал этому значения.
      — Ага, — пробормотал Таро, — у тебя вот такие тупые татуировки на лице, и ты почти всегда ходишь, как побитая собака, — сам факт того, что за Улькиоррой наблюдал одиннадцатилетний мальчишка, заставил желудок Шиффера перевернуться в отвращении. Как он мог быть таким беспечным? Враги были повсюду.
      — Что ещё ты заметил? — спросил он, один маленький страх начал закрадываться в его подсознание. Триумфальной улыбки мальчика через зеркало оказалось достаточно, чтобы подтвердить его опасения.
      — Я недавно видел, — зловеще пробубнил он, — всё то, что ты сделал, чтобы мой ангел не попала в беду. -Не обращая внимания на шокированного Улькиорру, Таро продолжил уверенно чистить зубы. — Ну, и что ты? — он всё ещё орудовал щёткой. — Ты не похож на инопланетянина, но кто знает? Может, ты носишь что-то такое, что скрывает твою истинную форму от людей, или ты можешь контролировать наш разум.

      Это было плохо. Улькиорра представил, как его руки, находившиеся сейчас в карманах, смыкаются на шее мальчика, подводя его жизнь к быстрому и безболезненному концу, но он не мог так поступить. Было слишком много свидетелей. Таро сплюнул зубную пасту.

      — Чем бы ты ни был, это не важно, наверное, — он пожал плечами. — Если ты даже не человек, то чего мне волноваться?

      Теперь Улькиорра вытащил руки из карманов, но он не был уверен в том, что будет ими делать. Мальчишка только что сказал, что он не человек, и пару месяцев назад Шиффер бы с лёгкостью с этим согласился: именно этим гордился прошлый он. Тогда почему он был готов убить ребёнка, лишь говорившего очевидную правду? Он изменился, он получил сердце… Но был ли он человеком?

      Опять этот ребёнок выиграл, а напряжение Улькиорры всё росло.

      Они направились обратно в кабинет, где Таро радостно уселся на кресло, положив руки за голову и не показывая ни капельки страха, которым он разжалобил сердце женщины. Вяло покачивая свисающей с кресла ногой, он ухмыльнулся, когда заметил, что Улькиорра не ответил на его замечание. Он задел за живое? Вскоре вернулась ассистентка, наклоняясь над креслом и хватая лампу над головой Таро. Она обратила своё внимание к Улькиорре.

      — Господин Шиффер, если не ошибаюсь? Госпожа Иноуэ попросила передать, что она немного задержится. Оказалось, что ей из-за кариеса надо ставить пломбу!

Улькиорра кивнул один раз, рассеянно наблюдая, как она осматривает зубы мальчика. Чуть-чуть обследовав их, он заверила, что скоро вернётся, и вышла из кабинета.

      — Кариес? — промычал Таро, решив повеселиться, наблюдая за тем, насколько нечеловечным может быть его соперник. — О, бедная-бедная Орихимечка, — драматично посетовал он. — Кариес? Боже… — он искоса взглянул на Улькиорру и заметил, что тот на него пристально смотрит. — Стоп, хочешь сказать, что ты не знаешь?
      — Чего я не знаю, мусор? — Таро собрался с силами, чтобы изобразить наиболее опустошённый вид.
      — Просто… Кариес ужасен. Единственное, что, наверное, может быть более болезненным — это методы поставки пломбы, — он разочарованно качнул головой. — Не удивительно, что моя дорогая Орихимечка была такой взволнованной, когда увидела меня. Она, должно быть, знала, через что ей придётся пройти, — здесь надо задрожать. — С этими докторами, кто знает, каким пыткам она подвергнется…, — Улькиорра ждал. Таро вздохнул - пора заканчивать представление. — Надеюсь, ты не ссорился с ней утром, потому что с кариесом… Ну, будем честны, случится чудо, если она останется в живых, — его нервы были натянуты до пределы, и нужен был всего лишь один последний толчок. — Я так рад, что был последним, кто обнял её перед тем, как она покинет этот мир.

      Улькиорра в мгновении ока улетучился. Таро слез с кресла, чтобы побежать и посмотреть, чем это всё кончится.

      Внизу по коридору Орихиме открыла рот, когда довольно молодой врач достал тампон, с помощью которого покрыл её дёсны обезболивающим. Немного попало её на язык, из-за чего в некоторых местах она перестала его чувствовать. Но она больше злилась на себя за то, что омрачила карточку записью с кариесом; вот они -недостатки работы в пекарне. Ну, в конце концов, скоро всё кончится.

      — Отлично, госпожа Иноуэ. Здесь нечего бояться, — спокойно произнёс стоматолог, подготавливая инъекцию новокаина, который должен будет ослабить боль в нерве. — Вы почувствуете, словно вас ущипнули, и всё.
      — Ох, я знаю… Моя подруга рассказывала, как ей ставили пломбу… Меня долфен бешпокичь только шверлящий звук , — Орихиме готова была посмеяться над тем, как странно звучал её голос. Она сейчас говорила так, как Улькиорра, когда он обжёг язык кислой конфетой, а она подумала, что у него инсульт. Стоматолог рассмеялся.
      — Верите или нет, это одно из наших самых больших неудобств, — он повернулся к ней лицом, опуская иглу к её полуоткрытому рту. — Хорошо, Мисс Иноуэ, хорошо и широко откройте…

      И внезапно словно торнадо ворвалось в кабинет. От резкого потока воздуха листы разлетелись повсюду, послышался поражённый вскрик. И Орихиме удивлённо моргнула, когда поняла, что доктора нет поблизости.

      — Э? — быстро выпрямившись, она заметила, как испуганного молодого врача в белом халате припечатал к противоположной стене тот, кто когда-то держал её в плену. Он забрал у доктора иглу, и та сейчас находилась в паре дюймов от его шеи. Глаза Улькиорры светились яростью, хотя лицо оставалось бесстрастным.
      — И куда ты хотел это вставить? — прошипел он, сжимая шприц с такой силой, что тот чудом не сломался, не облив своим содержимым его пальцы.
      — Улькиорра! Штой! — прокричала позади Орихиме, и он сразу же застыл на месте. — Што ты делаешь?

      Он оторвал свой злобный взгляд от заскулившего врача, чтобы найти женщину, упёршуюся руками в бока и ожидающую объяснений. Одна испуганная медсестра застыла в дверном проходе. А ещё он мог слышать, как гогочет отвратительный Таро в коридоре.

***



      Орихиме была недовольна. Извиняясь перед своим стоматологом и рассказывая выдуманные истории о том, в каком ужасном состоянии нервы Улькиорры, ведь он и вегетарианец, и упёртый пацифист, она решила, что сделает ему выговор. Таро не был обнаружен, и его не обвинили.

      Погода стала мрачнее за время их испытания; когда они шли домой, облака повисли в небе, полностью закрывая солнце. В воздухе витал дух приближающегося дождя, и дул лёгкий ветерок.

      Сложно было воспринимать женщину всерьёз, когда её тяжёлый язык затруднял речь, и из-за него текли слюни изо рта, тем не менее, Улькиорра всё прекрасно понял. Он не стал извиняться за то, что случилось, ведь он не был виноват в этом. Дождавшись, когда Орихиме прекратит обдумывать все возможные вытекающие из этого инцидента проблемы, он наконец внёс свою лепту в разговор.

      — Возможно, — в его голосе не было ни одной эмоции, — этого не случилось бы, будь я человеком, — Орихиме убрала руки от лица.
      — Что? — прежде, чем осознать, что она делает, Иноуэ схватила его за руку, чтобы он остановился. — Ты, прафда, думаешь об этом? — когда он ничего не ответил, она вздохнула и качнула головой. — Нет-нет, Улькиорра. Фщё не так, — её серые глаза молили выслушать. — Люди ошибаютца. Вообще, мы можем сказать, что это очень по-человечьи делать ошибки. Ну и что ш того, что штоматолог не хочет навредить мне?

      Улькиорра ещё с минуту смотрел на неё, вглядываясь в её обеспокоенное лицо; сердце в его груди билось чуть быстрее. Затем он отвернулся, засунув руки в карманы и направившись домой.

      — Ты нелепо звучишь.
      — Я знаю, — вздохнула Орихиме и, нахмурившись, поплелась за ним.

      Но так как перед ней находилась его спина, она не могла видеть, как изменилось выражение его лица: в глазах снова загорелся огонь. Он практически проиграл врагу и его играм разума сегодня, но он не позволит Таро получить преимущество в следующий раз.

      Он бы обнял всё человечество, если это даст шанс выиграть то, чего он желал больше всего.