Tell yourself 320

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Bleach

Автор оригинала:
Princess Kitty1
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/6497388/1/Tell-Yourself

Пэйринг и персонажи:
Улькиорра/Орихиме, Улькиорра Шиффер, Иноуэ Орихиме
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор, Драма, Повседневность, AU, Занавесочная история
Размер:
Макси, 394 страницы, 100 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Просто замечательная работа» от Lierel
«Спасибо за отличный перевод!)» от Ди спейд
«За кропотливую работу :в» от Кто-то когда-то.
«За любимую сказку!» от Лаватера Рубин
«За невероятную историю» от Evangelina17
«Большое спасибо за труд!» от АлексДо
«Великому переводчику! » от Sariko-2
«За ваш труд! Благодарю!» от MoNsTro_O
«Любимому переводчику <3» от Сатанинская рожа
«За сказку в сказке ;]» от Лимонная.
Описание:
AU. Они оба выжили в войне. Он получил сердце. Улькиорра и Орихиме столкнулись лицом к лицу с самым интересным испытанием - теперь они живут вместе. Сборник связанных между собой драбблов.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
От автора: Название сборника "Tell Yourself" взято из одноимённой песни корейской группы Clazziqual. Посмотрите слова, послушайте песню и танцуйте по комнате. :D
От переводчика: уже давно мелькала в голове идея перевести что-нибудь по УлькиХиме, и вот наконец дошли руки, хех.

Долги, за которые надо платить

3 мая 2015, 22:56
      К сожалению, действие приманки для пустых длилось дольше предполагаемого. В конце концов, шалость Орихиме была первым экспериментом, в ходе которого псевдо-человеку Арранкару, дали приманку. Единственное, что они знали наверняка, — он не умирал. Итак, этим же вечером Чад помог принести Улькиорру обратно в квартиру Орихиме, где трясущегося от жара мужчину уложили на кровать.

      — Спасибо, Садо. Е-если бы он был в сознании, я бы и сама управилась, но… — она соединила кончики указательных пальцев и виновато отвела взгляд, пока провожала Чада до двери.
      — Нет проблем, Иноуэ. Берегите себя оба, — сказал он, немного неуклюже похлопав её по плечу, и ушёл.

      Орихиме закрыла за ним дверь, затем облокотилась о неё спиной и тяжело вздохнула, опускаясь на пол. Она зарылась лицом в ладонях. С Улькиоррой, правда, всё будет хорошо? Урахара, похоже, был уверен в своих словах, когда говорил, что его жизнь вне опасности, но Орихиме никогда не видела его таким слабым, даже когда он умирал.

      И она это с ним сотворила.

      Она издала ещё один ничтожный всхлип и потащилась к фотографии брата.

      — Братик… Я опять всё испортила, — изображение не ответило. — Он точно меня возненавидит. Могу поспорить, он уйдёт! Ох, что же мне теперь делать? Как же мне всё уладить? — в этот раз её вопросы не были встречены тишиной. Два «бипа» раздались из команаты, и она подняла голову, заинтересовавшись, что это могло бы быть. — О! — вспомнила она. Это был виртуальный питомец, требовавший еды у своего недееспособного хозяина.

      Орихиме нервно сглотнула и встала с пола, направившись в сторону звука. Она не решалась войти в комнату Улькиорры, застенчиво постукивая по двери. Хотя, скорее всего, он не был способен её услышать.

      — Я вхожу, — прошептала она на всякий случай и на цыпочках пробралась внутрь. В комнате было темно: солнце к этому времени уже почти село — и вскоре ей понадобится принести лампу или ещё что-нибудь. Она ни в коем случае не включит свет, когда Улькиорра мог страдать от головной боли.

      Она обыскала пол всей комнаты, когда поняла, что устройство всё ещё прикреплено к ремню Улькиорры. Она вообще-то надеялась избежать ситуации, в которой ей придётся смотреть на него. Вина сожрёт её заживо. Она наверняка начнёт плакать, а это его разбудит и принесёт только больше проблем. Нет. Она должна сдержаться. Напрягшись изо всех сил, она перевела взгляд и…

      Ох, он, действительно, выглядел жалко, лежа вот так под одеялом, натянутым чуть ли не до подбородка, и глубоко дыша, пока его тело так и продолжало трястись. Орихиме закусила нижнюю губу. Ему холодно? Хочет ли он пить? Она подумала, что раз его так долго тошнило, то у него может быть обезвоживание.

      Бип-бип!

      Точно. Надо покормить питомца, тогда он перестанет издавать шум.

      Орихиме встала на колени у кровати Улькиорры, подняла руки и пошевелила пальцами. Как бы с этим управиться и не разбудить его? Обычно он носил устройство слева, так что… Она двинулась дальше, наклонившись над ним, и осторожно взялась за край одеяла. Пока всё хорошо. Затем, когда она как раз потащила одеяло на себя…

      — Что ты делаешь?
      — Ии! — пискнула она, упав на пятую точку. Улькиорра проснулся и смотрел на неё сквозь полуприкрытые веки. Она предположила, что он раздражён, хоть у него и недостаточно энергии, чтобы напустить такое выражение лица. Его глаза говорили сами за себя. — Ах! Я, эм… Прости, что побеспокоила! Но, знаешь, виртуальный питомец… И я хотела… До того, как ты…
      — Обязательно так шуметь? — Орихиме тут же закрыла рот, уставившись на пол между ними.
      — Улькиорра, прости меня. Я и понятия не имела, что нанесу тебе столько вреда. Я не хотела этого, — невнятно пролепетала она, на глазах начали появляться слёзы.
      — Хмм.
      — Ты же злишься на меня, да? — она смахнула слёзы. Но на свой вопрос ответа не получила, Улькиорра предпочёл уставиться на стену. Да, он злился. Она была полностью уверена, что, будь у него сейчас сила, чтобы встать и пойти, он бы взял и ушёл из квартиры на поиски жилья с кем-то более надёжным. На самом деле, она даже собиралась набить татуировку «опасна для себя и окружающих» у себя на руке так, чтобы все могли видеть.

      Виртуальный питомец снова заверещал, и в этот раз Орихиме удалось выудить его. Она отстегнула устройство с ремня Улькиорры и положила в свою ладонь, нажав на кнопку «покормить». Создание — она не могла сказать, кто именно это был — издало счастливый звук, и над его головой появилась музыкальная нотка. Намного лучше.

      — Ты не против, если я за ним послежу? Ну пока ты не поправишься?
      — Было бы идеально, — ответил Улькиорра стене.
      — Ладно, — Орихиме прижала устройство к груди. — Тебе что-нибудь ещё нужно? Вода? Обезболивающее? Ещё одно одеяло?
      — Нет, — это был такой холодный и резкий ответ, что она аж вздрогнула.
      — О, — она медленно поднялась с пола. — Эм… Тогда я оставлю тебя, — её голос дрожал. — Е-если тебе понадобится вода или ещё что-нибудь, не стесняйся и зови меня. Сделаю телевизор потише, чтобы я смогла услышать… Я так больше не могу! — внезапно прокричала она, кинувшись на пол и наклонив голову так сильно, что можно было подумать, будто она пытается зарыть её в землю. — Прости, Улькиорра! Мне очень-очень жаль! Ты не представляешь! — провыла она. Улькиорра повернул голову в её сторону, пока она продолжала извиняться под своими мучительными рыданиями. Он мог видеть только макушку рыжих волос, руки, вытянутые перед ней, и зад, торчащий кверху.
      — Женщина.
      — Пожалуйста! Я сделаю всё что угодно, лишь бы ты меня простил!

      Ей показалось, или атмосфера неожиданно стала теплее?

      — Какие громкие слова, женщина. Уверена, что сможешь сдержать обещание? — Орихиме посмотрела на него, но он снова уставился на потолок.
      — Ты можешь приказать мне сделать что-то прямо сейчас! — крикнула она, почуяв искру надежды. — Давай!

      Улькиорра притворился, что думает над предложением в то время, как проклинал и человеческую, и пустую стороны за слабость. Как долго у него не будет энергии? Ему придётся пропустить работу, и Урахара, эта ленивая задница, наверное, оставит коробки пылиться на складе, пока Улькиорра не придёт. Ну ладно. По крайней мере, сейчас ему есть чем заняться.

      — Женщина, — он посмотрел на неё, когда она выпрямилась, значительно шмыгнув носом, — погладь голову и потри живот одновременно, — Орихиме моргнула. Он серьёзно? Ну он точно выглядел серьёзным, хотя когда было иначе?
      — Эм, ладно, — она подняла руки и посмотрела на ладони. — Посмотрим, как получится, — она начала гладить голову, затем попыталась потереть живот, но начала гладить и его. Поменяв тактику, она принялась за дело снова. В этот раз она начала тереть голову и спутывать волосы, вертя их, как спагетти на вилке. — Подожди, я поняла, — настаивала она, задумавшись и высунув язык, и попыталась снова. Улькиорра вздохнул.
      — Достаточно, — сказал он, прерванный внезапным желанием рассмеяться. — Попробуем что-нибудь полегче, — Орихиме тут же прекратила свои действия.
      — Всё, что захочешь! — напомнила она ему.

      Чего он хотел от женщины? Была парочка вещей, но перед ней не было противника, так что она не могла показать свою силу. Синигами не было поблизости, поэтому он не мог приказать ей заявить, что она отказывается от чувств к нему. И она уже вызвалась присматривать за Пако.

      — Ты не голоден, Улькиорра? — лицо Орихиме засияло. — Я могу приготовить поздний ужин!
      — Нет, — прорычал он и быстро добавил, — ты не должна наслаждаться своим наказанием, — неважно, что всё, приготовленное ей, приведёт к такому же эффекту, что и приманка для пустых.
      — Точно. Какая я глупая! — Улькиорра ещё немного подумал.
      — Ответь на вопрос. Почему ты продолжаешь гоняться за сердцем синигами? — Орихиме уставилась на него, но он продолжал смотреть на потолок. Три секунды прошли, пока она не наклонилась и не потрогала его лоб.
      — Должно быть, твоя температура выше, чем я думала.
      — Отвечай на вопрос, — проворчал он.
      — Я не гоняюсь, — она убрала руку с его лба и поправила одеяло. — Это означало бы, что я пытаюсь украсть его у Кучики, а я никогда бы не сделала чего-то столь ужасного. Я всё равно даже не способна на это. Сердце образует связи со всеми, кто с ним контактирует, но другая половинка всего лишь одна.
      — Я не понимаю.
      — Эээ, как бы объяснить? — Орихиме нервно заёрзала. — Ладно, вот как! Однажды я увидела цитату… Ну я не могу вспомнить, как точно она звучала, но вкратце это как-то так: у людей две руки, две ноги, два глаза, два уха… Но только одно сердце, потому что второе было помещено в кого-то другого, и нам надо его найти. Ну или что-то в этом духе, — она ударила по ладони кулаком. — В таком случае связь между этими двумя сердцами должна быть нерушимой, потому что они были созданы друг для друга!

      Созданы друг для друга. Сердце Улькиорры пропустило удар.

      — Спой что-нибудь, — приказал он, захотев сменить тему. Орихиме удивлённо моргнула. Она заставила почувствовать его себя не в своей тарелке? Сложно было сказать: он всё ещё не смотрел на неё.
      — Что спеть?
      — Я не знаю много человеческих песен. Выбирай сама, — Орихиме глубоко вздохнула, открыла рот и начала петь о помидорах. Улькиорра поднял руку, чтобы остановить её. — Хотя если подумать, — раздражённо сказал он, — что-то ты там пела недавно. Про лунное затмение.
      — А! Ладно! — она скрестила ноги и начала заново. — Sora tooi sora tsubuyaita koe; anata no yume wa ima hoshi no sharin wo mawasu. Watashi itsumo doko ni mo inai, sou kanjite'ta sono hitomi shiru made wa. Mune no katasumi kaketa tsuki ga hitotsu aru dake… demo donna ni hosoi michi mo terasu you ni hikaru [Небо, далёкое небо, и твой шёпот; твоя мечта теперь вращает колесо фортуны. Кажется, что везде мне будет плохо, пока не узнаю, что ты смотришь на меня. Есть одна луна в затмении в уголке моего сердца… может ли она осветить всякую тропу, по которой ты пойдёшь]… — она остановилась и взглянула на Улькиорру. Его глаза были закрыты, дыхание было ровным. О уснул?
      — Я не говорил прекращать, — пробурчал он. Орихиме улыбнулась.
      — Sotto hoshi-tachi ga yubisashite-iru, anata no yuku saki wa suishou no mori ni naru. Watashi itsuka, kono te no hira de, anata no koto subete kara mamoritai. Atatakai yoru mada chiisa na tsuki no sumu ie, demo anata ga nemuru toki wa yasashii akari tomosu no [Тихо звёзды указывают путь, и тропа пред тобой становится лесом из кристаллов. Я хочу однажды защитить тебя от всего, убаюкав в своих ладонях. Тёплой ночью, когда ты спишь, загорается нежный свет. Домик, где до сих пор живёт луна]…

***



      Когда Улькиорра проснулся утром, его уже не трясло, хотя ещё подташнивало. К счастью, шторы были закрыты, поэтому лишь один небольшой лучик света проскальзывал в комнату. Его было достаточно, чтобы увидеть женщину, заснувшую на полу и использовавшую в качестве подушки его зимнюю куртку.

      Он посмотрел на неё, подумав, будет ли отдавать приказы и сегодня.

      Она дёрнулась, нахмурилась и пробормотала что-то о необходимости спасти мюзикл старшей школы.

      Неа. Её чувства вины будет достаточно.