Tell yourself +309

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Bleach

Автор оригинала:
Princess Kitty1
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/6497388/1/Tell-Yourself

Пэйринг и персонажи:
Улькиорра/Орихиме, Улькиорра Шиффер, Иноуэ Орихиме
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор, Драма, Повседневность, AU, Занавесочная история
Размер:
Макси, 394 страницы, 100 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Просто замечательная работа» от Lierel
«Спасибо за отличный перевод!)» от Ди спейд
«За кропотливую работу :в» от Кто-то когда-то.
«За любимую сказку!» от Лаватера Рубин
«За невероятную историю» от Evangelina17
«Большое спасибо за труд!» от АлексДо
«Великому переводчику! » от Sariko-2
«За ваш труд! Благодарю!» от MoNsTro_O
«Любимому переводчику <3» от Сатанинская рожа
«За сказку в сказке ;]» от Лимонная.
Описание:
AU. Они оба выжили в войне. Он получил сердце. Улькиорра и Орихиме столкнулись лицом к лицу с самым интересным испытанием - теперь они живут вместе. Сборник связанных между собой драбблов.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
От автора: Название сборника "Tell Yourself" взято из одноимённой песни корейской группы Clazziqual. Посмотрите слова, послушайте песню и танцуйте по комнате. :D
От переводчика: уже давно мелькала в голове идея перевести что-нибудь по УлькиХиме, и вот наконец дошли руки, хех.

Плохое поведение

19 июля 2015, 19:51
      Одним солнечным днём в Сообществе душ начался полнейший хаос.

      Если бы кто-нибудь находился около трущоб, то его бы, наверное, удивили отдалённые бумы, сотрясающие их обитель и исходящие от ворот, через которые запрещалось заходить. Если бы кто-то наблюдал за территорией синигами, то наверняка бы заметил столб дыма, поднимающийся с восточного конца.

      Конечно, если этот кто-то оказался бы синигами, то он, скорее всего, бежал бы в сторону причины дыма и взрывов, не важно, как сильно он боялся Улькиорры Шиффера.

      «За ним!»
      «Не дайте ему уйти!»

      Улькиорра, пропуская мимо ушей выкрикиваемые приказы, направил палец за спину и запустил Бала в неопределённом направлении. Целью было не их ранение, и они это прекрасно знали. Всего этого можно было бы избежать, если бы они просто позволили ему остаться сегодня дома. К сожалению, синигами были пунктуальными созданиями, не имевшими уважения к чужим делам.

      В чём вообще заключался смысл этих оценок поведения? Он вам не Вандервайс или эта отвратительная штуковина, которую фрассьоны Харрибел использовали в качестве оружия. Нет, его резонно можно было бы назвать совершенно рациональным созданием.

      Сегодня стало исключением.

      Он завернул за угол, ожидая увидеть там очередную толпу синигами, которые могли бы опередить или перехитрить его. Тот, кого он увидел стоящим в одиночестве в переулке, был в два раза хуже.

      — Ты в курсе, что вся суть оценки поведения в хорошем поведении? — капитан Синдзи Хирако, указывающий мечом в сторону Улькиорры, ухмыльнулся ему, оскаливаясь. Улькиорра ничего не ответил и обернулся, чтобы убежать. Он остановился. Мир перевернулся с ног на голову: это касалось неба, дорог, зданий и всего остального. — Извини! — засмеялся Синдзи. — Если хочешь сбежать, тебе придётся сразиться со мной.

      За стенами любопытные постояльцы Сообщества душ удивлённо подпрыгнули от ярко-зелёной вспышки, сопровождаемой порывом ветра и запоздалым звуком взрыва. Момо нашла своего нового капитана, торчащего из стены и со лба которого стекала кровь.

      — Ох! — она вложила свой меч в ножны и побежала к нему, чтобы выдернуть его оттуда. — Капитан Хирако! Вы в порядке?
      — Да что, чёрт возьми, такое с этим парнем? — крикнул Синдзи, отряхивая одежду от мусора. — Слушай, Момо, скажи им послать капитана Хитсугаю за беглецом. В его человеческом состоянии усилий, затраченных на то, чтобы проделать вот это со мной, было достаточно, чтобы вымотать его. Поймать его не составит труда.
      — Да, сэр!

      А тем временем, беглец забежал в канализацию, располагавшуюся под ними. Вряд ли они смогут найти его здесь. Он начал идти, но его ноги почти сразу же подкосились.

      — Чёрт, — промычал он, опираясь о стену и опускаясь на пол. Его лёгкие едва поспевали за ритмом пульсирующего сердца, мышцы болели, а ноги тряслись.

      Неужели это человеческое тело настолько слабо? Нет. Он старался вести здоровый образ жизни. Он просто не мог сражаться и бегать так, как раньше, особенно если его противники - капитаны-синигами. Но если сердце Ичиго Куросаки провело его через Сообщество душ и Уэко Мундо, то сердце, бьющееся в груди Улькиорры Шиффера могло привести только к одному паршивому исходу.

      Смерти допускать было нельзя. Пока он не вернётся домой.

      Выровняв дыхание, он поднялся на ноги и снова отправился в путь. Ему надо пройти ворота. Как только он это сделает, то сможет использовать остатки своей силы, чтобы открыть Гарганту, а это означало свободу. Дом. Женщину.

***



      Орихиме сидела за столом в гостиной, положив подбородок на его прохладную поверхность; её нижняя губа изогнулась в идеально недовольной гримасе. Она достигла совершенства в этом, когда была маленькой, чтобы заставить Сору позволить съесть ей побольше десерта после обеда или посмотреть подольше телевизор. Но никого не было поблизости, чтобы наблюдать её надутое выражение лица, кроме её Сюн-Сюн-Рика, которые не собирались ей помогать.

      Она вздохнула и проверила время на мобильном телефоне. Что могло занять у них столько времени? Оценки поведения Улькиорры обычно заканчивались до обеда, а она убрала остатки в холодильник почти что два часа назад.

      — Надеюсь, они не издеваются там над ним…

***



      Хорошо бы поесть. Сейчас Улькиорру удовлетворит даже что-то, сделанное женщиной, а это уже говорит о том, насколько сильно он отчаялся. Его мысли о еде прервала необходимость увернуться от потока льда, который змеёй выстрелили в него.

      — Стой! — капитан Хитсугая заметил беглеца, выходившего из канализации. А между ним и Матсумото Улькиорра практически был загнан в угол. Он всё ещё мог двигаться быстрее, чем они предполагали, но они уже заметили, что он стал быстро оглядываться по сторонам, значит, у него иссякали варианты. Один хороший удар, и погоня будет окончена. Рангику отпрыгнула с пути брошенного в неё Бала, когда она попыталась подойти ближе.
      — Чёрт! Что на тебя нашло? — может, она и не очень хорошо знала Улькиорру, но даже она понимала, что это было немного не в его характере. Он не сделал бы что-нибудь, что могло бы расстроить Орихиме. — О! — крикнула она, когда парочка других капитанов и лейтенантов прибыли на помощь. — Капитан, справишься? Мне надо позвонить.
      — Матсумото, сейчас не самое лучшее время!

      Рукия прыгнула на крышу позади Улькиорры, готовая помочь Хитсугае с поимкой.

      — Пожалуйста, не принимай близко к сердцу, — сказала она, когда он гневно взглянул на неё из-за плеча.
      — Алло? Орихиме! Да, я в порядке! А ты как?

      Улькиорра повернулся к Матсумото, поднимая палец, чтобы взорвать телефон в её руках. Ни за что на свете он не позволит женщине узнать о своём поведении. Но его рука была заключена в лёд, который, похоже, подбирался и к его ногам.

      — Нет! — засмеялась Рангику. — Всё в порядке! Я просто хотела поговорить с тобой в твой день! — капитаны приближались к Улькиорре, но Рукия услышала Рангику. Она ахнула, убирая меч в ножны и начиная размахивать руками.
      — Стойте! Отойдите от него!

      Было слишком поздно. Очередная вспышка зелёного света ослепила половину Сообщества душ, когда Улькиорра прорвался сквозь лёд. Синигами съёжились и укрылись. Улькиорра бросился бежать. Он собрал всю оставшуюся энергию и побежал на максимальной скорости, сокращая расстояние между собой и воротами в считанные секунды. Дзидамбо так сильно был поражён скоростью бывшего арранкара, что у него едва ли оставалось время, чтобы опустить ворота.

      Улькиорра проскочил под ними, успев не отсечь себе ноги стеной, упавшей между ним и синигами. Он позволил себе триумфально ухмыльнуться прежде, чем его человеческое тело поддалось состоянию полного изнеможения.

***



      Всё закончилось. Он вырвался из сердца четвёртого дивизиона, пробился сквозь ряды пехотинцев и капитанов и промчался мимо стража ворот… Ради ничего. Наверняка его держали где-то в лаборатории Маюри; он не мог двигаться, и вокруг царила тишина, за исключением какого-то гудения.

      Странно, что духовное давление всех синигами испарилось. На самом деле поблизости присутствовал лишь кто-то один. Он понял, что в Уэко Мундо присутствие этого человека было важно для его спокойствия. Её отсутствие делало оценки поведения практически невыносимыми, и Улькиорра всегда был рад возвращаться домой к ней.

      — Улькиорра-кун? Ты проснулся?

      Он издал подтверждающий звук, греясь в атмосфере, его окружавшей и восстанавливавшей его раненые конечности.

      — Когда ты пришёл домой, ты был весь покалечен. Господин Кенпачи опять вызвал тебя на поединок? Ты, наверное, подумал, что ему лучше-то знать! Но господин Кенпачи такой, да… О, Кучики звонила. Она сказала, что ты прошёл большую часть испытаний, но они собираются — как же она сказала — а, на некоторое время отложить последнюю часть. Это как-то связано со сломанным оборудованием.

      Глаза Улькиорры открылись. Он был дома. Гудение, которое он слышал, принадлежало посудомойке, а он лежал на диване, над ним работали Сюн-Сюн-Рика. Орихиме стояла на коленях перед ним и удовлетворённо улыбалась.

      — Добро пожаловать домой, — сказала она, и Улькиорру даже успокоило то, что он был истощён, а значит, он не сделает чего-то из ряда вон выходящего. Вместо этого он проделал уже знакомое движение, протягивая руку. Орихиме заметила это и предложила ему свою ладонь. Улькиорра довольно согнул свои пальцы, переплетая их с её, а затем посмотрел ей в глаза.
      — С днём рождения.
      — Спасибо, — Орихиме почувствовала, как её сердце странно затрепетало. Её улыбка стала ещё шире.

      Улькиорра пошёл бы спать, довольствуясь только этим, если бы его не осенило, что благодаря Сообществу душ у него не было времени на покупку подарка.

      Хорошо было бы, если бы он нанёс больше урона прежде, чем покинуть то место.