Tell yourself 326

  • amateur
    переводчик
  • Kokuro
    бета
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Bleach

Автор оригинала:
Princess Kitty1
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/6497388/1/Tell-Yourself

Пэйринг и персонажи:
Улькиорра/Орихиме, Улькиорра Шиффер, Иноуэ Орихиме
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор, Драма, Повседневность, AU, Занавесочная история
Размер:
Макси, 394 страницы, 100 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Просто замечательная работа» от Lierel
«Спасибо за отличный перевод!)» от Ди спейд
«За кропотливую работу :в» от Кто-то когда-то.
«За любимую сказку!» от Лаватера Рубин
«За невероятную историю» от Evangelina17
«Большое спасибо за труд!» от АлексДо
«Великому переводчику! » от Sariko-2
«За ваш труд! Благодарю!» от MoNsTro_O
«Любимому переводчику <3» от Сатанинская рожа
«За сказку в сказке ;]» от Лимонная.
Описание:
AU. Они оба выжили в войне. Он получил сердце. Улькиорра и Орихиме столкнулись лицом к лицу с самым интересным испытанием - теперь они живут вместе. Сборник связанных между собой драбблов.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
От автора: Название сборника "Tell Yourself" взято из одноимённой песни корейской группы Clazziqual. Посмотрите слова, послушайте песню и танцуйте по комнате. :D
От переводчика: уже давно мелькала в голове идея перевести что-нибудь по УлькиХиме, и вот наконец дошли руки, хех.

Дома с привидениями и больницы

23 августа 2015, 18:53
      В вечер Хэллоуина квартира была заполнена смехом. В честь празднования такого мрачного дня Орихиме пригласила к себе друзей рассказывать страшилки, а потом они должны были пойти к недавно открывшемуся неподалёку дому с привидениями. Разумеется, присутствие такого огромного количества людей заставило Улькиорру закрыться у себя в комнате. В конце концов, он проголодался — придётся выйти, хочет он этого или нет.

      Гостиная чуть ли не давилась знакомыми лицами, собравшимися вокруг Квинси, который низким, театральным голосом изображал столкновение с каким-то неземным существом. Улькиорра обменялся с Татсуки ничего не выражающим взглядом, этакий символ товарищества, и взглянул на женщину, которая прижималась к Орихиме, несомненно, притворяясь испуганной.

      «Если страх — такое неприятное ощущение, — думал он, доставая упакованную булочку из буфета, — почему людям нравятся намеренно заставлять себя испытывать его? И как эти бессмысленные истории могут напугать людей, которые встречались лицом к лицу с Айзеном?» Затем разнёсся шквал визгов, сопровождаемый смехом и аплодисментами. Улькиорра направился в коридор, свобода была так близко…

      — Улькиорра-кун! — он вздохнул, повернулся и скривился. Женщина либо не заметила выражения его лица, либо предпочла его проигнорировать. — Можешь ли поделиться с нами какой-нибудь страшилкой?

      В воображении пронёсся длинный список ужасов, увиденных им в Уэко Мундо. Как бы то ни было, вряд ли они напугают конкретно данную группу людей.

      — Я не знаю никаких.
      — Можешь сам придумать! — настаивала Орихиме, послав ему опасно ослепительную улыбку.

      Придумать? Теперь, когда при нём не было виртуальных питомцев, воображение Улькиорры обычно занималось созданием наихудших сценариев, мечтаниями, от которых скручивало живот, и придумыванием интересных способов мести Киске Урахаре, которому удавалось каждый день разрушать аккуратно организованное рабочее место Улькиорры. Но все ждали, а любой взгляд Куросаки Ичиго он воспринимал как вызов, так что он решил попытаться.

      — Вы просыпаетесь в комнате, полной мусора. Быстрый взгляд из окна говорит о том, что произошло нечто вроде апокалипсиса: здания рушатся, разгораются пожары, кроваво-красное небо заполонили зловеще чёрные облака. Вы задаётесь вопросом, как долго вы находились без сознания. Вы переживаете за семью и друзей. Выжили ли они? Неужели остались только вы? Вы выходите из комнаты, думая, что это всё же лучше, чем просто стоять в неизвестности.

      Пока вы идёте по испещрённому трещинами тротуару и каменным обломкам, вы замечаете движение впереди. Это другой человек. Он вас заметил и стал приближаться к вам. Вы уже хотите облегчённо вздохнуть, как тут же ужасаетесь. У этого человека не хватает почти половины тела, и он тащится с испуганной улыбкой на лице. Лучше бы вы вовсе не видели его. Хотя, похоже, это женщина. Печальным голосом она спрашивает, не видели ли вы её детей. Вы отвечаете, что не видели. Она идёт дальше.

      Вы решаете, что раз вы выжили в апокалипсисе, укрывшись в здании, то, возможно, сможете найти больше людей — целых людей — в том, что осталось от окружающих сооружений. Впереди школа. Вы заходите туда и зовёте выживших. Дверь со скрипом открывается, привлекая ваше внимание, но не похоже, что за ней кто-то есть. Вы заходите в класс. Он заполнен костями.

      Неожиданно вы слышите, как пронзительно кричит женщина, которую вы повстречали ранее. Вы в спешке захлопываете дверь и с трудом удерживаете её закрытой, так как женщина многократно бьётся об неё. Она кричит, что вы забрали её детей. Она приказывает впустить её. Вы вспоминаете, что на ней был школьный бейдж, и осознаёте, что забрели прямо в её классную комнату.

      Улькиорра прервал свой рассказ. Орихиме прижималась к Татсуки, глаза которой обвиняюще и встревоженно расширились. Все остальные, похоже, тоже были удивлены, а огромный парень по имени Чад даже побледнел. Улькиорра отвернулся от них.

      — Это всё, что я смог придумать.

      Рукия разочарованно хмыкнула, но остальные, освободившись от напряжения, облегчённо обмякли. Улькиорра ушёл к себе в комнату, где он оставался до тех пор, пока женщина не зашла сказать ему, что они уходят.

      — Уверен, что не хочешь пойти с нами? — спросила она.
      — Это так называемое веселье — пустая трата времени для меня, — ответил Улькиорра. — Меня не напугать так легко, — и правда: они смотрели фильмы ужасов, от которых у неё были кошмары, но у него они не вызывали никакой реакции. Орихиме замешкалась у двери, чувствуя, что должна сказать что-то ещё.
      — Тогда потом увидимся, — Улькиорра кивнул, но ворчливый голос в задворках сознания подсказал ему открыть рот ещё раз.
      — Повеселись, — сказал он. Счастливая улыбка озарила лицо Орихиме.
      — Спасибо. Обязательно, — она направилась к двери, хлопая себя по щекам. Нет, ей бы не стало веселее, если бы он решил пойти с ними, предложив ей взять его за руку.

***



      Когда Улькиорра оставался дома один, он был склонен заниматься исследованиями. Он прошёлся абсолютно по всем телевизионным каналам, испытав отвращение, когда узнал, что каналы с большими номерами показывают людей во время полового акта. Зачем-то он разобрал все электронные устройства в доме. Он даже глотнул гелия из шарика, чтобы проверить, правда ли, что голос человека кардинально изменится от этого — он никогда не делал этого раньше.

      Однако этим вечером его переполняло то нетерпение, которое не позволило бы ему исследовать что-то помимо своих мыслей. Он откинулся на спинку дивана, уставившись на фотографию Соры Иноуэ.

      — Она ведёт себя странно, — произнёс он, — но не как обычно, открыто и шумно, — он не получил ответа. — Я исключил недостаток сна и болезни. Если бы её постоянно лихорадило, то сейчас бы она уже точно лежала, прикованная к постели.

      Опять ничего. Он обошёл фотографию стороной, борясь с порывом пойти в магазин Урахары. Женщина-кошка заявляла, что у неё была альтернативная теория. Он подумал, что, может быть, она расскажет ему, ведь ей так сильно нравилось болтать с ним, даже когда он не хотел этого; правда, об этой теме она перестала говорить вовсе.

      Улькиорра сел на диван и уставился на экран телевизора. Как просто всё было в начале, когда он был слишком сильно занят своим собственным поведением, чтобы заботиться о поведении женщины…

      Зазвонил его телефон. Он взял его и посмотрел на экран. Подруга женщины. Улькиорра поднёс телефон к уху.

      — Хмм?
      — Послушай, тебе надо прийти сюда. Сейчас же. О Господи.
      — Прийти куда? — спросил Улькиорра, но, похоже, Арисава уже не обращала на него внимание. Он услышал, как кто-то другой говорит с ней. Отдалённый вой сирены донёсся до его ушей.
      — Что-то случилось. Утечка газа или… Я не знаю. Что-то пошло не так. Она ударилась головой. Мы её вытащили, но она не проснулась и… — её прервал другой голос. — Здесь и отец Ичиго, поэтому… С ней всё будет хорошо, но тебе надо прийти в больницу. Ты знаешь, где больница?

      Улькиорра утвердительно ответил и закончил разговор. Его мысли остановились. Он опустил руку, невидяще уставившись в пустоту.

      Она ударилась головой.

      Он заставил себя остаться в квартире на достаточное количество времени, чтобы проверить, что ничего не осталось включённым или подключённым не туда, куда надо. Он не мог понять. Ещё час назад с ней всё было хорошо. Они всего лишь шли в дом с привидениями. Её окружали эти её друзья, люди, которые прорвались через всё Уэко Мундо, чтобы спасти её… Как она вообще могла пораниться? Неужели они настолько некомпетентны? Неужели он настолько глуп, что отдал её в руки тех, на кого нельзя положиться?

      Нет. Это его вина. Если бы он просто запихнул свою неприязнь к остальным куда подальше и пошёл бы вместе с ней, то, может быть, она бы не…

      — Хватит, — прорычал он про себя. С ней всё будет в порядке, так сказала Татсуки. Только вот докучливой особенностью людей было быстро подаваться наихудшему сценарию развития событий. Всё, что он знал, — состояние женщины изменилось, и в этот самый момент она страдает от кровоизлияния в мозг.

      Он выбежал из квартиры на полной скорости сонидо, не заботясь о том, сколько рейацу потратится в процессе.

***



      Дом с привидениями загорелся после того, как утечка газа вылилась в небольшой взрыв. Никто не умер, а те, кто стоял ближе всех, были отброшены от сравнительной опасности. Они заработали шрамы, синяки и звон в ушах и вдохнули дыма, но, в принципе, они были в порядке. К ним бы можно было отнести и Иноуэ Орихиме, если бы её голова не пристроилась к стене, к которой отбросило девушку.

      К тому времени, когда Улькиорра добрался до отделения реанимации, она, окружённая остальными, уже проснулась и задавала вопросы.

      — Но что случилось?
      — Дом с привидениями взорвался, — сказал ей Ичиго. На единственной части его тела, не защищённой одеждой, шее был небольшой порез.
      — Почему мы были в доме с привидениями? — Орихиме нахмурилась.
      — Сегодня Хэллоуин, — она заметила, как Улькиорра пристально смотрит на неё из другого конца комнаты.
      — Улькиорра-кун! — крикнул она, махая ему, чтобы он подошёл ближе. Он направился к ней, подозрительно косясь на бинты, которыми была обмотана её голова. Когда он был достаточно близко, она взяла его за руку и серьёзно посмотрела на него. — Прости, мне так жаль. Я не думала, что приманка для пустых отравит тебя! Это должно было быть шуткой.

      Улькиорра почувствовал, как остальные пялятся на него, ожидая, как же он отреагирует.

      — Женщина, — медленно произнёс он, — это случилось несколько месяцев назад.
      — Серьёзно? — печаль Орихиме сменилась удивлением. Она взглянула на их соприкасающиеся руки, затем снова подняла голову. — Я загладила вину?
      — Да. Не беспокойся об этом.
      — У неё потеря памяти. Рюукен сказал, что это не навсегда. Сейчас он разговаривает с её тётей и дядей по телефону, — ввёл его в курс дела Урю. Орихиме взглянула на Исиду, тут же позабыв о своих тревогах.
      — Они положат меня в машину для МРТ? Всегда хотелось полежать в такой штуке.
      — Орихиме, — вздохнула Татсуки, качнув головой, — я знаю, что ты пытаешься приободрить нас, но тебе надо отнестись к этому серьёзнее. Мы очень испугались, когда ты не очнулась, — она засунула руку в карман, затем, вытащив её, протянула Орихиме. — Ещё… — она разжала пальцы, показывая две сломанные заколки. Улыбка Орихиме померкла, — ты их сломала, когда упала.

      Орихиме приподняла руку, и Татсуки бросила заколки ей на ладонь. Она печально потыкала их пальцем.

      — Оу, ну… Ну ничего. Я, наверное, смогу починить их. Если нет, то могу пойти к господину Хачи и… — она замолчала, вздрогнув от боли, и снова посмотрела на Улькиорру. — Ты прочитал книгу, которую я тебе дала?
      — Да, — ответил он, желая, чтобы все остальные ушли. Но в этот момент вошёл отец Квинси с медицинской картой и выражением вселенского раздражения на лице.
      — Тётя и дядя госпожи Иноуэ хотели бы перевезти её к себе, чтобы заботиться о ней, — сообщил он, ни к кому не обращаясь. — Мне удалось, — он презрительно сузил глаза при виде рук Улькиорры и Орихиме, — убедить их, что ей будет лучше в знакомой обстановке, а значит, её память вернётся быстрее. Итак, в дальнейшем она может забыть любую часть сегодняшнего дня. Напоминайте ей, что у неё травма головы.

      Как по команде, Орихиме дёрнула Татсуки за рукав.

      — Почему мы в больнице? — прошептала она. — Кто-то болен?

      Улькиорра попытался выдернуть свою руку из её, не желая быть выгнанным из больницы по предвзятой прихоти Квинси, но Орихиме сжала его руку ещё сильнее. Она сердито взглянула на него, словно он не имел права вытягивать свою руку.

      — Кто будет о ней заботиться?
      — Разве это не очевидно? — усмехнулась Чизуру, закатив глаза. Она ткнула большим пальцем в сторону Улькиорры.
      — Есть ли люди, которые смогут о ней позаботиться? — потребовал ответа Рюукен.
      — Улькиорра-кун — человек, — сдержанно выпалила Орихиме, с рывком притягивая руку Улькиорры ближе к себе, — и он прекрасно справится. Пожалуйста, не оскорбляйте его передо мной. У меня повреждён мозг, но я не тупая, — тучи сошли с её лица, и она радостно улыбнулась Улькиорре. — И вообще, нам надо купить тебе плавки для нашей поездки на пляж!
      — Сейчас октябрь, — сказал он ей.
      — Что?
      — Сегодня Хэллоуин.
      — Тогда мы не сходили в дом с привидениями! — ахнула Орихиме. — Почему тут все столпились? — Улькиорра бросил затею освободить руку.
      — Я приму ответственность за то, чтобы она поправилась, — сказал он Рюукену. В конце концов, он до сих пор винил себя за то, что не пошёл с ней, и он знал, что она позаботилась бы о нём, если бы обстоятельства сложились иначе.

      Конечно, он волновался. Она не сможет ходить на работу, если не может запомнить день или месяц. Как долго она будет находиться в таком состоянии? Что если ей станет хуже? Что если она не сможет вспомнить что-то важное, и это причинит ей больше вреда?

      Орихиме осмотрели и взяли у неё некоторое число анализов, которые не выявили каких-то серьёзных отклонений. За ночь обследование было окончено, а затем её отправили домой вместе с Улькиоррой, чьё настроение, как она заметила, было ужасным.

      — Эй, — сказала она, когда они ждали сигнала светофора, чтобы пересечь улицу, — что случилось?
      — Я чувствую себя… виноватым.
      — В чём? — улыбнулась Орихиме. — Не ты же меня ударил по голове.
      — Я мог не остаться дома.
      — О нет! Тогда у нас обоих мозги превратились бы в кашу, и что бы мы тогда делали? — она лукаво взглянула на него. — Ты можешь себе представить, что о тебе бы заботились мои друзья? Что ты был бы слабее их? Понимаешь, я не против, но…
      — Ты смеёшься надо мной, — лицо Улькиорры помрачнело.
      — Я подумала, что избегу наказания, раз ты не будешь мстить такому сбитому с толку человеку, как я, — Орихиме нахмурилась. — Сейчас октябрь, да?
      — Ноябрь.
      — Почти.