Animalverse +163

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Big Bang, YG Entertaiment (кроссовер)

Основные персонажи:
Квон Джиён (G-Dragon), Чхве Сынхён (T.O.P)
Пэйринг:
Топ/Джи, Енбэ, Дэсон, Сынри
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Драма, Фэнтези, Фантастика, Психология, Hurt/comfort, AU, Мифические существа, Омегаверс, Соулмейты, Антиутопия, Первый раз
Предупреждения:
OOC, Изнасилование, Нецензурная лексика, Кинк, Смена сущности, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 84 страницы, 16 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«За маленькую сказку) » от Мока-чян
«С огромной любовью!=^^=За лиса» от YUMI-YU
Описание:
Каждый из нас помнит старые сказки про лису или волка. А что, если к историям добавить омегаверс? Получается не хилый такой мир, и имя ему Энималверс.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это мой первый омегаверс, который я придумал, но вынашивал сюжет около года. Если честно, все никак не решался писать его из-за сырого сюжета, но черт меня дернул - посмотрим, что из этого выйдет.

Я не буду ставить предупреждение "зоофилия", по сути его здесь НЕТ.
Потому что зоофилия - это когда человек имеет половое сношение с животным. А если оба персонажа - оборотни, к ним нельзя применять этот термин. Но все равно, если вы не готовы к отношению между хвостатыми существами, подумайте хорошенько :D

Если вы не знаете, что такое омегаверс, или слабо представляете его структуру, почитайте мой фанфик/методичку:
http://ficbook.net/readfic/1635774
Этот рассказ уж точно будет устроен именно по этому тексту(пособию) хотя бы из соображения, что оба текста писал я :D

Я буду рад любой поддержке, потому что работа масштабная и требует много сил и терпения.
Спасибо, что уделили мне время.

Моя обложка: http://cs616517.vk.me/v616517553/19e26/_3lza-FDT7Y.jpg
От читателя: http://cs622316.vk.me/v622316553/1c544/AWGxY0mpTTM.jpg

в популярном
http://unclechoi.diary.ru/p210934712.htm

Глава 15

30 июля 2017, 11:14
Почему-то все накаляло атмосферу предстоящего праздника, но никто не знал: нагнетает наступление нового года или предстоящей коронации принца.
Джиён вместе с остальными сидел за королевским столом и трапезничал. Удивительно, что «Железный город» был современным и молодежным местом, а вот дворец и монархия, царившая внутри этих стен, так сильно контрастировала с домами, стоявшими за пределами дворца.
Квон лениво копался вилкой в своей тарелке, раскладывая отдельно гарнир от мяса, Сынхён сосредоточенно жевал, не участвуя в беседе среди остальных гостей дворца. Сирена внимательно смотрела на парочку и периодически стреляла глазками в сторону принца, как бы намекая, что пора бы перевести тему. Экин прекрасно понимал все ее намеки, но легче советовать, чем делать самому.
— Кстати, новый год скоро, можно мы с Сиреной съездим и купим подарки лично? — начал принц, и все вокруг оживились.
— Экин, тебе ведь нельзя покидать дворец, может, ты подождешь коронации и после все купишь? — предложил король. Могло показаться, что Джама переживал за гордость королевской семьи, но за этим скрывались более теплые чувства отца к сыну и искренний страх за его безопасность.
— Это долго, дел будет много и новый год с рождеством уже пройдут. Мне бы хотелось отпраздновать все вовремя, и Сирена вызвалась мне в этом помочь, — принц перевел взгляд на лисицу и в глазах появилась неподдельная нежность. Кто бы мог подумать, что в столь раннем возрасте будет такая большая и искренняя любовь.
— Ну, раз ты так решил, будущему королю виднее, — сказал равнодушно Джама. Он действительно не замечал чувства своего сына, или просто не хотел их видеть. Экин ему кивнул.
— А можно я возьму с собой Джиёна? — улыбнулась Сирена и помахала всеми своими девятью хвостами. Она была одета в красивое розовое платье на восточный мотив, а ее волосы были собраны наверх в прическу, изображающую лепестки цветов.
Джиён удивленно уставился на кицунэ, действительно не ожидая такого поворота событий. Сынхён опешил не меньше. Сынри с ними не было, поэтому Чхве был бы в меньшинстве в этой компании, если дело дошло бы до спора.
— Извините, но нет, — строго сказал альфа-волк, вытирая губы белоснежной салфеткой и аккуратно складывая ее около своей тарелки.
— Почему это? — удивленно отозвалась лисица. Джиён в принципе и не ждал хорошего исхода этого разговора, но за попытки Сирены был благодарен.
— Нельзя отпускать омегу от его альфы. Тем более в чужом городе, — ответил Сынхён, нарезая свое мясо на маленькие кусочки. Его повадки были удивительно аристократическими. Он знал этикет, название всех приборов и блюд, да и к тому же вел себя совсем иначе — не так, как в лесу. Будто бы это был другой Сынхён, не тот, которого Джиён знал, да и знал ли он по-настоящему его — тоже загадка.
— С нами будет охрана, — не сдавалась Сирена, ей было важно победить в этом споре.
Король, слушая их перепалки, шутливо хихикал и отпивал вино с бокала, Экин молчаливо смотрел, но более напряженно, ведь от этой поездки многое зависело.
— Охрана не гарантирует защиту моего омеги. Его могу охранять только я.
Джиён поджал уши: он уже стал забывать, что такое быть вещью, но этот разговор напомнил ему, из-за чего он с альфой разводился. Слушать споры о том, как будет омеге лучше, — это не самое лучшее времяпрепровождение.
— Так иди с нами и охраняй его, — Сирена блеснула глазами и кивнула Сынхёну в сторону понурившего Джи.
Волк обернулся, увидев расстроенного омегу. И понял, что вновь ведет себя так, как Джиён не любит: принижает его достоинство в угоду себе. Альфа растерянно посмотрел по сторонам, ведь от него ждали ответа и хоть какой-то реакции. Ждали все, кроме лиса, ведь Джи знал, каков будет ответ «хозяина».
— Если, — альфа немного замешкался в ответе, будто говорил нечто подобное первый раз в своей жизни и на это требовались усилия, — если Джиён не против и хочет пойти, я сопровожу вас столько, сколько будет нужно.
Лис сначала не поверил своим ушам, поэтому расправил их, чтоб расслышать как следует, и повернулся к волку встретившись с ним взглядом. Чхве внимательно смотрел на него, смущаясь, улыбнулся и спросил снова.
— Ты хочешь пойти?
— Да, — растерянно ответил Джиён, не совсем понимая такую перемену в голосе альфы и его словах, ведь омега привык совсем к иному отношению.
— Хорошо, тогда мы завтра же отправимся за покупками, — ответил Сынхён, отпивая из бокала. Он чувствовал, как пересохшее горло сжигает его изнутри, и нервничал так, как никогда ранее. На экзаменах было легче отвечать на вопросы, в драке было легче ломать кости, чем сейчас выкручиваться из ситуации и понимать, как правильнее вести себя с лисом.
Квон, получив зеленый свет, радостно поглядывал на Сирену, которая сидела напротив него и сияла. Девушка подмигнула омеге, и только тогда Джи понял, что кицунэ изначально планировала этот трюк с альфой. С другой стороны, Джиён все равно был очень доволен, ведь он пойдет по магазинам с друзьями, что может быть лучше этого?
На следующий день, как и обещали, ребята в составе омеги, альфы, девушки кицунэ и охранника отправились за ворота дворца. Джиён был одет в милое бежевое пальто с шапкой, которые ему презентовали в очередной раз во дворце. На Сынхёне красовалось длинное серое пальто, а воротник был высоко поднят от ветра. Сирена, как полагает даме, была одета в белоснежные меха и длинные белые сапоги. Джиён каждый раз с восхищением и неким удивлением рассматривал образы девушки: для него она была существом с другой планеты, вся такая чудная, странная, но прекрасная в своем роде. А еще лису было спокойно, что альфа был рядом: все-таки его он знает дольше остальных и точно знает, что волк может постоять за себя и за него, если надо.
Когда они сели в машину и отъехали от площади пару километров, машина сделала остановку, и к ним подсел еще один человек в синем пальто с черным капюшоном. Материал свисал совсем низко, и лица было не разобрать, но Джиён узнал запах, а когда капюшон был снят, его подозрения подтвердились.
— Экин! Ты все-таки решился? Тебе ведь нельзя выходить за пределы дворца! — осудительно причитал Сынхён, а принц пожал плечами.
— А никто и не знает, что это я! Уши и хвост я спрятал.
— Но если кто узнает запах?
— Мало кто знает, как пахнет принц, ведь мало кто подходил ко мне близко все эти годы, не переживайте, я просто хочу посмотреть на город изнутри до того, как пройдет коронация.
Сынхёну эта затея очень не нравилась, и всю дорогу до магазинов он соображал, что будет делать, если случится какой-либо форс-мажор и ему придется спасать не только своего омегу, но еще и этих двоих, так как охраннику он не особо доверял, ведь, как известно, носороги боевые оборотни, но не поворотливые. Джиён видел его переживания и хотел как-то помочь ему, утешить, что ли, ведь у всех было такое праздничное, светлое настроение, ему хотелось, чтобы хмурый волк тоже радовался этим моментам. Ему все-таки было не все равно, и рука потянулась к альфе. У Сынхёна руки были холодными и сухими, будто он вспахивал землю много лет, но выглядели они очень ухоженными, как у благородного оборотня. Взгляд волка расширился от удивления, он посмотрел на Джиёна, тот, в свою очередь, улыбнулся ему, давая понять, что все будет хорошо, и альфа поверил. Это и есть запечатление. Взаимодействие двух совсем разных людей, но живущих как одно целое. Сынхён в такие минуты мог понимать лиса без слов, только если сам Джиён открывался ему полностью. А в моменты их некоего противостояния альфе было трудно понять, что же омега от него хочет. Сейчас Сынхёну было тепло от других рук, он положил поверх его руки вторую и улыбнулся в ответ. Джиёну казалось, что волк говорит ему спасибо, на каком-то своем языке, совсем волчьем, но лис это понимает.
Экин и Сирена молча наблюдали за этой картиной и радовались: они искренне хотели, чтобы у этих двоих все сложилось хорошо, собственно, как и у них самих. Экин в порыве эмоций коснулся мизинцем одного из хвостов кицунэ, и она ответила ему, сжимая кончиком хвоста его палец сильнее.
Первые два магазина показались Квону скучными и вычурными. Он привык к рынку, маленьким ларькам, но тот пафос и грациозность, которые царили в этих помещениях, не были ему знакомы и немного пугали. Джиён чувствовал себя не в своей тарелке.
Большие стены по три метра в высоту, елка в центре здания, которая на самом кончике звездой упиралась в потолок, олени на стенах и старичок в красном костюме и собачьими ушами, именуемый старина Санта, — все это было таким странным для лиса, но, однозначно, новая культура и новые впечатления радовали его. Джиён чувствовал, что вот-вот начнется новая жизнь и все будет хорошо: где-то внутри тихий голос говорил ему это, а он верил.
Сирена с принцем, который прятал свое лицо, мило шушукались в углу ювелирного. Экин выбрал одно из колец с большим бриллиантом и попросил Сирену его примерить. Джи наблюдал чуть позади, с интересом наклоняя голову и рыжие ушки. Он не понимал, почему оборотни такое большое внимание уделяют камням и так радостно шевелят хвостом, когда их видят.
— В этом мире подарить кольцо — значит сделать предложение руки и сердца. Кольцо — символ того, что омега замужем или у него есть альфа, — послышался знакомый голос. Сынхён старался не мешать Джиёну рассматривать витрины, но не отходил далеко, воспользовавшись случаем, он решил немного побыть рядом. Джиён растерялся: ему было все еще неловко разговаривать с волком, так как он не понимал, что между ними происходит, но улыбнулся.
— Не понимаю, зачем выставлять всем на показ, это же между двумя людьми, а не между всеми в мире, — лис фыркнул и уставился в другие витрины, рассматривая сувениры. Ему было неловко и одновременно он хотел, чтобы альфа продолжал говорить, это чувство разрывало его душу заставляя сердце биться сильнее.
— Некоторые очень хотят избавиться от одиночества, поэтому другие гордятся тем, что не одни. Ну, а вообще, мне кажется, очень красивая традиция носить что-то как знак вечной любви.
— Может быть, — задумался Квон, и больше они не проронили ни слова.
В одной из прочих лавок Джиён наткнулся на украшения, но в этот раз они были сделаны не из драгоценных камней, а дерева, костей зверей и камней. Рассматривая их, лис проникся ностальгией, ведь эти вещи напомнили его дом. Когда-то он делал нечто подобное своим друзьям и Тэяну, а теперь это лишь воспоминания и будто совсем другая жизнь. Вдруг на глаза попался кулон белого цвета. Джи удивлённо вскинул брови и снял шнуровку с петли.
— Хочу купить это, — шепнул он Сирене, и девушка, рассмотрев кулон внимательней, одобрительно покивала головой.
Дверь магазина отворилась, предварительно прозвенев колокольчиком, продавец поприветствовал гостей, и Сынхён поменялся в лице. Это был его старый знакомый, серый оборотень-волк из Звериного острова.
— Мы ищем двух преступников, подозреваемых в теракте против короля новой веры, один из них — белый волк, второй — рыжий лис, видели таких сегодня? — спросил главнокомандующий, а продавец испуганно посмотрела в сторону, где стояли Сирена и Экин и только что были Джиён и Сынхён. Но у белого волка была мгновенная реакция, так что он успел увести омегу через задний выход и оставил Сирену с принцем одних, чтобы на них не легло подозрение.
— Там же наши друзья! — испуганно шипел лис, пытаясь вырваться от сильных рук альфы, но Сынхёну некогда было объяснять, он поймал такси и силой затолкал его в машину, быстро уезжая с места их ловли.
Серый волк был не промах, он уже учуял знакомый запах и подошел к Сирене, обнюхивая ее, ведь она больше всего ходила с Джиёном рядом.
— Вам знаком… — начал было он допрос, но охранник носорог преградил им дорогу. Он был неприступен как скала и так же молчалив и скуп на эмоции.
— Чтобы их допросить у вас должны быть документы об их задержании или их адвокат. Если ничего подобного нет, прошу отойти на 5 шагов назад, — голос у охранника-носорога был громкий, низкий и вибрирующий, поэтому все хрупкие предметы роскоши вокруг зазвенели, впрочем, как и зубы серого волка от злости.
Он поклонился в знак извинения и отошел назад. Тем более он прекрасно понимал, что эта девятихвостая лисица живет во дворце, и просто так к ней не подпустят. Проверив помещение еще раз, волк вышел с заднего прохода, замечая свежие следы шин на дороге.
— Я найду тебя, Чхве Сынхён, не спрячешься, — с этими словами он скрылся из поля зрения, пылая от злобы и жажды мести.
Сирена выдохнула, замечая, что все время крепко сжимала рукав Экина в страхе. На самом деле, принц тоже сильно перенервничал из-за нее и готов был схватить любое оружие, чтобы защищать любимую.
— Что же будет с ними? — озадаченно спросила девушка у льва. Если бы он знал ответ на этот вопрос, ах если бы он знал…
Такси с волком и лисом мчалось быстро закоулками, сворачивая ко дворцу. Джиён все еще не понимал, откуда там взялся ранее знакомый оборотень и почему они уехали, не прихватив Сирену с принцем с собой. Сынхён нервничал и чувствовал напряжение и знакомое презрение в глазах лиса, он грустно улыбнулся, пытаясь взять руки омеги, как пару часами ранее, но Джиён отстранился.
— Что происходит? Почему они снова пришли за нами? — омега шипел от злости.
— Я не знаю, — честно ответил волк и поджал уши. Он чувствовал, что все движется к развязке, и она была явно не в его пользу. — Но я гарантирую, что с ними все хорошо, они ведь с охраной.
Машина подъехала к воротам, и Сынхён открыл дверь для Джиёна.
— Пойдем, нам нужно быстрее во дворец, — лис не стал спрашивать лишнего: он привык, что у альфы свои были планы и мысли, которыми он не делился, а проблемы решал сам. От этого злоба внутри него лишь сильнее закипала.
Позже во дворец подъехали и остальные. Сирена первым делом навестила Джиёна, но тоже ничего толком не узнала. Лис сам хотел знать больше, он понимал, что его это уже не касалось, но что-то кололо внутри. Какая-то часть него переживала за альфу, ведь тому волку нужен был Сынхён, тут даже были замешены его родители, правда, это все, что он мог понять или выяснить. Кицунэ понимающе кивала и поглаживала его лисий хвост. Все-таки только лиса может понять лиса. Особенно та, у которой хвостов целых девять.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.