ID работы: 2413390

Администратор

Джен
R
Завершён
4374
автор
Гехейм бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
68 страниц, 16 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
4374 Нравится 497 Отзывы 1816 В сборник Скачать

Глава 9. Пасха

Настройки текста

- Еврей, Христос Воскрес! - Ай, молодца!

старый нетолерантный анекдот

Егорыч, размышляя о наступающей Пасхе, снова испытывал непередаваемое желание взять больничный и попробовать разобраться в своих странных воспоминаниях, несовместимых с подсознанием и опытом тела, навыками, мнением окружающих... Пасха. Значимый праздник. Настолько значимый, что в Пасхальную неделю школьникам предоставляют каникулярные дни. Церковный праздник. У колдунов. Но даже и пусть. Почему бы колдунам не уверовать? Что они - не люди, что ли? Но где тогда прочие атрибуты Веры? Молельня, часовенка, хоть крошечная комнатенка с крестом на стене?! Как быть с невозможностью девять месяцев в году причащаться и исповедываться? Крестов нательных, кстати, директор, опять же, ни на ком не замечал. Амулеты, кулоны, подвески - сколько угодно. Крестов нет. Но Пасху отмечают. И есть привидение монаха, которое сетует, что ему не бывать Епископом, но не тревожится, что хотя бы раз в месяц дети не слушают проповеди. Это средневековый-то монах! А ведь в то время, в какое Толстый Монах жил, за трижды пропущенную воскресную проповедь отлучали от Церкви! Директор ничего не понимал. Подумал было напомнить всем, ждущим Пасхи, что она как бы подразумевает постные дни (почти месяц экономии на мясных блюдах), но, прикинув, что это и самому придется отказаться от колбасы и отбивных, решил замять тему. Наступило Прощеное воскресение. Директор, на планерке попросивший у своих сотрудников для себя отпущение грехов, вверг всех в ступор. Пришлось распускать совещание и чесать в затылке. Как-то нервно они отреагировали. Егорыч, конечно, не помнил в себе религиозного рвения. Скорее наоборот - некоторую склонность к атеизму (и в сознании, и в подсознании в этом плане конфликтов не возникало). Но все в школе ведь готовились отмечать Пасху! Значит, должен быть кулич на столе, яйца, круто сваренные в луковой шелухе, и бабушкин творог, откинутый на марлю и густо сдобренный изюмом, желтым, бабушкой же взбитым, сливочным маслом, сметаной и сахаром. И Прощеное воскресение должно быть. А до него - кулачные бои на льду Хогсмидского озера. Ах! Вот же дурень! Масленичных гуляний-то он и не устроил. Ни соломенного чучела не было, ни кулачных боев. Вот они все и обиделись. А Егорыч еще на свою улыбочку грешил - очень уж тонкая и ехидная. Почти совсем было собрался обратно бороду отращивать. Запросив у секретаря-домовика плюшек с тмином и кувшинчик молока, директор задумался - как же ему выпросить столь нужное прощение? Потому что раздрай ужасно осложняет работу в коллективе. Помедитировав над сдобой до ее полного уничтожения, он встал и пошел переодеваться. Пожалуй, черный цвет одежды для составленного плана по задабриванию коллег не подходил. Где-то была в шкафу сине-фиолетовая мантия. И празднично, и не очень ярко. - Минерва, что же я такого натворил, что ты не можешь меня простить? - Альбус! Что вы говорите такое! В мыслях не было таить обиду! Будто вы меня не знаете. Я же сразу все в глаза бы высказала! - Так прощаешь? - синие глаза лукаво сверкнули. МакГонагалл не знала, зачем это нужно, но отказать директору в такой малости не смогла. - Прощаю. - Помона! Помона, подожди! - Нет! - Да что ж такое? Не убегай, ну давай обсудим... - Обсудим?! - профессор-герболог уперла кулачки в мясистые бока так, что Егорыч на миг залюбовался молоденькой (для столетнего деда - молоденькой) сотрудницей. - А кухню кто закрыл? Это было серьезно. Позволять школьникам лакомиться деликатесами в то время, когда школа все еще не может себе позволить нормальных метел и зачарованной решетки у Запретного леса, директор никак не мог. - Помона, ну что ж ты, как первоклашка-то? Какие пирожки, когда ремонт и вообще... - Ремо-о-о-онт?! Пра-а-а-актика твоя странная? Отработки твои по штукатурке и побелке! Рамочки со стрелочками! Маггл старый! Бюрократ! Школу не жалко? О детях подумай! Они же в сказку ехали! А приехали куда? На план эвакуации твой любоваться? Со Снейпом что сделал? Ты знаешь, что он... что у него... женщина в Хогсмиде завелась?! - Что значит - завелась? Таракан, что ли? Ты, дорогая моя, по сплетням рекорды ссыкух своих не бей и в чужие дела не мешайся. Снейп - взрослый мужик. Пока в школе не блудит, к нему никаких претензий. А вот твои бисквитожорки, как подсчитала гоблинка, в год по тридцать новых метел съедают. Это как?! Когда у нас первоклашки на уроках полетов покалечатся - твои же, хаффлпаффские первоклашки, к слову - они, думаешь, школе спасибо за ночные перекусы скажут? Или все-таки нас же с тобой и обвинят, что барахло подсунули, а не метлы? А?! Магия... Магии и волшебства кругом завались и еще три раза по стольку. А вот заботы и порядка - чет не вижу я. Может, ты видишь, так ткни мне пальцем-то! Вот я тебе скажу, что у трех студентов вещи на драконий навоз не похожи, Хагридово пугало побрезгует в такие одеваться, и синяки на предплечьях да на заднице, от отцова ремня, вестимо. Ты что на это скажешь, жалельщица?! Что зря ступеньки расколдовал? Мало синяков на ребятишках? Зря указатели до Большого зала повесил - дома недоедали, пусть и тут на обеды опаздывают? Так? Ты на меня не ори, я орать еще и не так умею! Прощай меня, да пошел я. Ну! - П-прощаю, - спустя пару секунд профессор Спраут осталась у теплиц в совершенном одиночестве, размышляя над тем, как это она не заметила дурной одежды и синяков? Ничего не надумала, решив приглядеться по ходу уроков. Если ничего нет, так Альбус ей потом ответит! Она уж не поленится лично к нему подняться и все высказать в бесстыжие синие глаза! С остальными школьными сотрудниками беседы проходили примерно в том же ключе. Отступления от сценария возникли лишь в двух случаях. Нет, это были, в принципе все те же реакции, только в очень уж крайних формах проявления. Домовые чуть не убились насмерть от умиления - волшебник попросил у них прощения! Эльфы, кстати, с самого Рождества находились в эйфории. Сперва их очень пугали директорские разносы, но вот на изломе зимы до ушастых наконец дошло - их не просто матерят. Их матерят наравне со всеми. То есть относятся не как к рабам, а как к равным, обладающим достаточным интеллектом и самоуважением личностям. Завтрак в Утро Понимания оказался безбожно пересолен, а Альбус Дамблдор вошел в легенды и сказания эльфийского народа, как величайший светлый маг тысячелетия. Северус Снейп чуть не сгрыз собственные зубы, так ими скрипел, выслушивая формальные извинения от директора. На какую-то секунду окклюменту даже показалось, что он вновь смотрит на мир сквозь перископ псевдоличности - с такой силой ярость нахлынула, сминая все выставленные в сознании барьеры, сужая обзор до цели. Был бы магглом, как мечтал отец, наверное, на этой самой цели еще и появилось бы перекрестье прицела винтовки. А так только дрогнула рука, высвобождая волшебную палочку из крепления на запястье. - Но-но! - тут же подобрался директор. Но к бою не изготовился, как обычно. Его, наверное, убивать будут, а он только увещеваниями прикроется. Старый козел! Простить? За смерть Лили? За оборвыша-Поттера? За свою жизнь??? Как - простить? Как такое прощают? Разве что на могиле. Винить? Человека, который не дал умереть? Который помогал, поддерживал, защищал, наставлял, стал другом и едва ли не отцом? Как такого обвинять? Разве только в минуты чернейшего отчаяния. - Директор, шли бы вы... экспериментировать, как собирались. Взяли у меня котел на время, так и пользуйтесь, пока я вернуть не попросил. - Нет, Северус, ты не понимаешь. Хочу, чтобы все как надо было. К серьезному шагу готовлюсь, вот и... - Я не готов вас простить. И обвинять не в чем - сам кругом виноват. Директор, Альбус, послушайте, я... - Не готов? Так я подготовился! - и директор потянул из кармана бутылочку Огденского. - Простишь, куда ты денешься!

***

- Уж прости меня, Романов, но что ты творишь? А? Дамблдор, по старой привычке окклюмента щуря глаза, смотрел на маггла, решившего почему-то, что его должность позволяет ему лезть во внутренние дела училища, которое, пусть и временно, принадлежит Альбусу. Министерство Образования... что ему Министерство Образования? Тут в Министерство Магии бы попасть! Хорошо, что и здесь у прежнего владельца тела обнаружились нужные связи и дружеские отношения, скрепленные литрами марочного коньяка.

***

- Опять без мяса? - Рон уныло ковырнул пюре вилкой. - Рыба и овощи очень полезны, Рон Уизли, - тут же вылезла гриффиндорская заучка. Гарри, не слушая стоны соседей, наворачивал все, что дали. Дурсли, конечно, не постились перед Пасхой. Зато его "постили" с удовольствием. Особенно если он был неосторожен и говорил слово на "В". Хогвартский стол вообще постным можно было не считать. Да, не было традиционных сосисок и пирогов с почками. Жаль было исчезнувших куриных бедрышек. Зато овощных салатов, тушеной капусты, жареных и маринованных грибов, запеченой и жареной рыбы было в достатке. И никто не смотрел к нему в тарелку, напоминая, кто в доме бесполезный нахлебник (хоть Гарри, вообще-то считал себя нахлебником полезным - кто, как вы думаете, моет дядюшкину машину и пропалывает клумбы?!), никто не ограничивал порции, не запрещал подкладывать добавки, еще и десерт всегда подавали! Хогвартс - определенно, самое волшебное место на земле! Шел тридцатый день поста. Школьники роптали, но терпели - директор обещал обновить и расширить сарайчик для метел, обеспечить квиддичные команды шлемами и защиткой, купить новые метлы для первачков и наложить заклинания от дождя и ветра на квиддичные трибуны, чтобы там не приходилось больше сидеть с зонтом, укутавшись в шарф как только возможно. Короче, дело стоило того, чтобы немного попоститься. К тому же, магглорожденные что-то такое ужасающее рассказывали о своем мире. Что там, якобы такой пост не один. И даже когда нет поста, по средам и пятницам он все равно есть. И еще всякие другие ужасы, в которые отказывались верить маговоспитанные детишки.

***

Директор, насвистывая, возвращался с квиддичного поля. С детьми так легко договориться! Стоило пообещать чары на трибуны - и вот уже можно поприжать поставщиков мяса, а то совсем обнаглели, так цены драть. Главное - с чего?! Все равно же нужны тонны шкур на пергаменты. Не будет школа закупать мясо и что делать-то с ним будут? Сами жрать? Так лопнут! Конечно, любимые бутерброды с колбасой приходилось едва ли не под подушкой есть, зато метлы и в самом деле уже доставлены новые, сарайчик подправлен, раздевалки квиддичных команд отремонтированы и дополнительно укреплены. И что приятнее всего в договоре со школьниками - чары-то на трибуны накладывал он лично, а значит - совершенно бесплатно! Приближалась Пасха. Что там на нее положено делать? Чтоб уж до конца все по-правильному сделать. Егорыч на миг сдвинул седые брови и тут же просветлел лицом. Вспомнил.

***

- Вот, Гарри, и их могилки. Вареные яйца не забыл? Ну, клади. Деревянной походкой мальчик приблизился к могильным холмикам и, неловко путаясь в складках мантии, потянул из кармана два вареных яйца с коричнево-пятнистой скорлупой. Было странно. Он не знал и не помнил родителей. Он не был привычен к походам на кладбище (Дурсли никогда не ходили на похороны и не "навещали могилки", и уж тем более они никогда не взяли бы его с собой, опасаясь как минимум восстания мертвецов и нашествия зомби, наверное. Представив страх Дурслей, Гарри хихикнул). Особого облегчения или озарения, как он втайне ждал, не снизошло. Но все же, Поттер был очень благодарен директору, в это воскресение проводившему на кладбище и сочувственно присоединившему к его подношению свои конфетки в ярких обертках и пузатую стопку Огденского, прикрытую кусочком хлеба и оставленную на могиле Джеймса. Было дико и необычно, как очень многое в волшебном мире. А часовенка при кладбище пахла ладаном и воском. Вот там мальчику очень понравилось.

***

Магглы суетились и галдели. Они были избыточно яркие и неправильные. Не такие, как русские магглы, к которым уже успел привыкнуть Дамблдор. И машины ехали не с той стороны. И карту в метро надо было прикладывать на вход и на выход. И давка в общественном транспорте после личного авто изрядно раздражала. Но он смог, сделал, добился и достиг! Он вырвался из плена и попробует теперь скоординировать свой план с наверняка пошедшими немного не так событиями. Теперь главное найти Снейпа. И МакГонагалл. На крайний случай, и кошатница Фигг сойдет. Главное добраться до мира магии, вернуть себе свою силу, свою палочку и свое место в жизни. Как утомило его это русское приключение! Хотя, чтобы не кривить душой, можно признать, что по некоторым людям он будет скучать. Как и по некоторым незавершенным, но таким удачно начатым перспективным схемам.

***

- ... воскресенье ... помолвка... Пинс... - слова, усиленные Сонорусом и волнением директора, волнами плескались под потолком Большого зала. Но все никак не могли проникнуть в сознание слушателей. Представить себе свадьбу директора? Да еще и с Пинс? Как это? Даже невозмутимая и непробиваемая в своей строгости Минерва МакГонагалл сидела, по-простецки разинув рот. - Они же старики совсем, зачем им?! - непосредственно вскрикивали некоторые первокурсники, для которых глубокими старцами были все, перевалившие за отметку в тридцать лет. Мадам Пинс ехидно улыбалась, сидя рядом с зельеваром. Северус клятвенно заверил, что сварит все необходимое. Если уж в маггловском мире пятидесятилетняя женщина еще может родить, то уж в магическом... Пусть пьяница Трелони утрется! Альбус не забыл про свой род! Альбус его продолжит! Не будь она Ирмой - в девичестве - Пинс!
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.