Ad infinitum +1600

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Волчонок

Основные персонажи:
Дерек Хейл, Стайлз Стилински (Мечислав)
Пэйринг:
Дерек/Стайлз
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Экшн (action), Ужасы, AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика
Размер:
Макси, 91 страница, 10 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«О мой Бог...это было НЕЧТО !!» от Roof Ro
«За глубокое погружение! » от Mr Ponyah
«Божественная работа! » от princexparadox
«За эмоции.» от Басилей
«За ❤ на исчезающем окне » от sunny_honey_Bunny
«Работа, запавшая в душу.» от ByxNyak
«Это прекрасно!!!» от Spuffo4ka
«Спасибо за прекрасный Лориэн!» от Mister_strange
«Спасибо за мир Шизариума!)» от Meka-Mekachina
«За начавшуюся депрессию.» от Катерина Гамаюнова
... и еще 11 наград
Описание:
Кажется, стало еще хуже.

Посвящение:
Каждому читателю, который поддержал меня в первой части. Это вам, серьезно. Без вас второй части бы не было)

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Честно, я не планировала вторую часть, когда начинала "Шизариум" http://ficbook.net/readfic/2282957
Я думала, что у меня не выйдет годного Стерека.
А получилось... то, что получилось.

Напоминаю о полнейшем ООСе, об отсутствии канона сериального и да, мое мнение не изменилось: те, кто не знает сериала, вполне могут читать, как оридж.
___________________________________________________________
Визуализация героев, клипец и прочие ништяки есть тут: https://vk.com/club85781083

Глава 8

11 ноября 2014, 22:54
      Это наша история о любви, но ты знай, все равно знай,
      что я обязательно вернусь снова,
      И снова, попытаюсь обмануть вселенную.
      Я вернусь обязательно, закрываю глаза тебе.
      Засыпай, начинай летать двести миллионов миль над землей.
      Я вернусь обязательно, закрываю глаза тебе.
      Засыпай, начинай мечтать двести миллионов лет не со мной.©


      Стайлз открыл глаза и захрипел. На него сразу обрушился шквал ощущений. Стало дико больно все тело, в глазах словно был насыпан песок, а в уши ввинчивался громкий писк. Он не мог ничего понять – а через секунды осознал, что не может закрыть рот.
      Паническая волна поднялась изнутри, заставляя замахать руками и попытаться убрать это что-то ото рта. Он распахнул глаза, из которых сразу же потекли почему-то горячие слезы, заложило нос, и Стайлз вообще мог сделать вдох.
      Писк выжигал мозги. Он был таким громким, что Стилински не знал – закрывать уши или пытаться достать изо рта какую-то мешающую и явно доставляющую боль штуку.
      Внезапно что-то громыхнуло, рядом стали раздаваться голоса, а Стайлза схватили за руки, не давая избавиться от жутких пугающих ощущений. Над ним навис кто-то в белом, и через мутную пелену слез перед глазами Стилински смог разглядеть мужчину, чье лицо наполовину скрывала белая маска.
      - …очнулся! – донеслось до слуха Стилински, - успокойся! Спи, Стайлз, сейчас ты уснешь…
      Мужчина говорил еще что-то, но постепенно и писк, и звуки, доносились все хуже и Стайлз понял, что его накрывает будто тяжелое одеяло. Стало душно, а потом его словно выключили, нажав на кнопку.

***
      Второй раз Стайлз открыл глаза и сразу же потянулся руками ко рту – но ничего не было. Пальцы нащупали сухие губы, и тут же Стилиники ощутил дикую слабость. Руки, которые, вроде бы, только что его слушались, упали обратно на покрывало, а сам Стайлз издал жуткий, похожий на скрип, хриплый стон.
      Сразу же к нему кто-то подскочил и что-то вколол – и Стилински снова «уплыл», закрывая ставшие тяжелыми веки.

***
      Несколько пробуждений прошли так же, лишь иногда Стайлз осознавал, как ему что-то вливали в рот. Какая-то безвкусная прохладная жидкость текла внутри, и от этого снова хотелось спать.
      Порой он открывал глаза и понимал, что сейчас ночь. Но Стилински рвало и скручивало, к нему подбегали доктора и медсестры, держали голову и заботливо помогали проблеваться. Потом снова укладывали на подушку и давали попить.
      А потом Стилински тошнило – и все начиналось сначала.
      Стайлз не понимал, что произошло. В те моменты, когда он находился на грани между реальностью и сном, когда лекарство еще не подействовало до конца, он видел странные сны о сгоревшем мире. Там был он и кто-то для него очень важный – но потом лекарства начинали действовать, и Стайлз засыпал, теряя эту нить и забывая о странном месте.

***
      - Дерек! – Стайлз распахнул глаза и вздрогнул, уставившись в белый потолок.
      Рядом тут же кто-то зашагал – и через секунду над ним нависло взволнованное лицо. Такое знакомое... родное...
      - Папа? - Стилински открыл рот и тут же подорвался вверх, оказываясь в кольце сильных и теплых отцовских рук. Шериф шумно дышал и пытался уложить сына обратно на подушку, но тот вцепился в него, как маленькая обезьянка, что-то заполошно шептал и всхлипывал, не давая отцу отстраниться.
      - Сын, давай, укладывайся, ты только пришел в норму, ну же, - как маленького, уговаривал шериф, - давай, Стайлз. - Аккуратно отцепив руки от своей шеи и стараясь не задеть катетеры, поставленные в вены, мужчина уложил, наконец, сына. Но не ушел далеко, стоя у кровати и поглаживая дрожащие пальцы наконец-то улегшегося Стайлза. - Ну и напугал ты меня, - наконец выдохнул шериф, для которого эти каникулы сына стали маленьким персональным адом.
      - Прости, пап, я сам не ожидал, я не знал, - хрипло тараторил Стилински, - прости, - тонкие пальцы сжали немного руку шерифа, - я больше не буду.
      - Конечно, я надеюсь, что ты не будешь больше летать с лестницы, - вдруг грустно усмехнулся шериф Стилински, а Стайлз замер.
      У него внутри, даже несмотря на мутное из-за лекарств сознание, стало пусто. Все оборвалось, и он с трудом сделал вдох. Отец смотрел на него встревоженно, и Стайз очень аккуратно задал вопрос:
      - А что случилось со мной?
      - Ты же с лестницы упал, - растеряно ответил шериф, - хотя, врачи сказали, что ты можешь…
      - Пап! – перебил Стайлз, - когда?
      - Да сразу почти, как приехал. Это только ты у меня, катастрофа такая, можешь в самом начале каникул упасть и что-то себе перебить в спине. У меня чуть инфаркт не случился, когда мне сказали, что твой позвоночник может быть поврежден. Ты две недели не приходил в себя, Стайлз. Я чуть с ума не сошел, да и Скотт тоже. Он, кстати, приедет сегодня вечером. Завтра уже учеба начинается, но я договорился с твоим факультетом, и тебе разрешат отработать пропуски потом, поэтому…
      - Пап, - начал Стайлз, у которого в голове была полная каша, а догадка о самом ужасном сейчас просто разъедала мозги, - а как же игра?
      - Какая игра? – нахмурился шериф, а Стайлз чуть было не разрыдался.
      С трудом сдерживаясь, он на несколько секунд прикрыл глаза, а потом открыл их снова, смотря на отца:
      - Ты приносил мне вторую часть игры? Ну, той самой?
      - Сын, ты о чем сейчас? Конечно, нет! – шериф был возмущен, удивлен и шокирован.
      Да, врачи предупреждали о последствиях бессознательного состояния сына, о заторможенных реакциях после падения, но чтобы только очнувшись говорить о компьютерах… Но Стайлз, будто идя напролом по всем опасениям отца, продолжил, судорожно сжимая его руку своими пальцами, прохладными и тонкими:
      - Пап, ты же мне игру принес, в начале каникул. Потом еще Скотт заболел, да? Пап, скажи, что да, пап!
      У Стайлза явно начиналась истерика. Губы дрожали все сильнее, да и сам он был, будто дикий зверек, который случайно оказался в большом зоопарке.
      Шериф быстро нажал на кнопку вызова врачей и ответил сыну:
      - Я ничего не приносил, Стайлз! Неужели ты думал, что после той истерики с первой игрой, ты получил бы вторую часть? Да я никогда не купил бы ее! О чем речь вообще? А Скотт? При чем тут Скотт, Стайлз? Возможно, пока ты был без сознания, тебе снились сны, такое бывает, это последствия долгого восстановления организма.
      В палату забежали врачи, отцепили руки Стайлза от шерифа и начали что-то говорить. Тормошить Стилински, светить ему в глаза и что-то спрашивать. Стайлз молчал, оглушенный пониманием того, что он все это время был всего лишь в подобие комы.
      Как такое возможно вообще? Не было Шизариума? Леса со сгоревшей душой?
      И, самое главное, Дерека?
      Никакого Дерека Хейла? Его любимого зверюги с наглой улыбкой и прищуренными глазами?
      Засыпая, Стайлз хотел поймать еще какую-то мысль, но и она ускользнула из его головы под давлением снотворного.

***
      Когда Стайлз проснулся, у его кровати сидел Скотт. Друг вскочил и кинулся обнимать Стилински, делая это как мог, аккуратно. Они провели в тишине несколько минут, после чего друг снова уселся на стул около койки Стайлза.
      Стилински не решился спрашивать о том, что было в эти каникулы. Он лишь попросил мобильник, на что Скотт приподнял брови, показывая удивление таким поступком.
      - Бро, ты только выполз из почти что комы и хочешь написать смску?
      - Скотт, вот ты ведь все равно притащил мне телефон, я же знаю тебя, - Стайлз криво улыбнулся, понимая, что прав, скорее всего, на процентов семьдесят из ста, - ну?
      - Ладно, блин, компьютерный задрот, - Скотт полез в карман джинсов и протянул другу мобильник, - у тебя пять минут, а я пока посмотрю, не идет ли кто, - встав со стула, Скотт подошел к двери и немного приоткрыл ее, всматриваясь в коридор.
      Стайлз быстро провел по экрану все еще дрожащими от слабости пальцами, придерживая одну руку с телефоном второй, и залез в скайп.
      Там было пусто.
      Никакого Дерека Хейла, волков и вообще кого-либо. Стайлз нахмурился, потому как ему казалось, что сначала они были не всегда вдвоем, но… ничего не смог вспомнить. Он точно знал, что в какой-то момент их было трое, только вот на этом моменте память обрывалась. Будто в голове резко становилось темно.
      Стилински открыл фейсбук и замер, смотря на свою страничку. Что он хотел найти? Как был записан Дерек, когда он его добавлял?
      Стайлз бездумно листал ленту друзей и никак не мог понять, как можно было забыть такое? Руки дрожали, а перед глазами была мутная пелена. Он верил, что не псих. Что не сошел с ума, и все это не было плодом его воображения.
      По крайней мере, он очень хотел в это верить. Но что было делать тогда, когда память подводит и с каждой минутой, кажется, он забывает все больше и больше?
      Ударило будто под дых резкое воспоминание, и Стайлз закусил губу, открывая заметки на телефоне и вбивая туда напоминание. Если все это было правдой – он увидит Дерека, даже когда забудет обо всем. А в то, что это случится раньше, чем он выйдет из больницы, Стайлз уже не сомневался. Память стиралась так быстро, что это было даже смешно, если бы не становилось так страшно.
      - Все, Стилински, хорош! – Скотт отобрал мобильник как раз тогда, когда Стайлз поставил напоминание и с улыбкой нажал на «сохранить».
      - Попасть на практику в игровую корпорацию? К руководителю направления обзора игр? – приподняв брови, прочитал Скотт, - ну, хотя бы ты подумал об учебе, это радует, - друг заблокировал телефон Стайлза, - оставлю у тебя дома. Шериф не видел, что я спер твой мобильник.
      Стайлз улыбнулся и кивнул, протягивая руки к Скотту:
      - А теперь дружеские обнимашки! Мне срочно нужны суровые дружеские обнимашки от бро! – тихо сказал он, стараясь, чтобы голос не дрожал.
      Скотт расплылся в ответной улыбке и радостно полез обниматься, стараясь, правда, сильно не сжимать только слегка оклемавшегося друга.

***
      - Списки распределения на практику! – староста их группы, Джек, подпрыгнул в дверном проеме аудитории и под общий гомон встал около доски, приготовившись зачитывать то, что ему выдали только что.
      Списки были их личным адом – потому как студентов, которые хотят пройти практику в хорошей организации, было много – а вот как раз эти самые организации не горели желанием принимать на работу не всегда умных учеников. Стайлз скучающе подпер кулаком подбородок.
      После того, как он вышел из больницы – успел нагнать и перегнать одногруппников в знаниях, поэтому спокойно подал прошение о прохождении практики в той организации, которая была почему-то забита в его телефоне. Как он это делал, Стилински не помнил, но раз уж по какой-то причине его пальцы натыкали напоминание в телефоне – он решил сделать так, как написано. Тем более учреждение было одним из самых престижных. С его успехами, в принципе, попасть туда было вполне реально, тем более он был единственным, кто из группы замахнулся настолько высоко.
      - Стайлз! – донесся голос Джека, и парень поднял на старосту взгляд, - пляши, тебя приняли!
      Стилински хмыкнул и улыбнулся, под гомон от поздравления одногруппников отвесив шуточный поклон, не вставая со стула. Что же, подобный опыт будет очень полезным в его дальнейшей жизни, даже если он будет там разносить кофе во время всей практики. Настораживало лишь то, что в напоминании было четко написано, к кому он хочет попасть. О руководителе направления не было толком ничего написано – и Стилински решил сделать, как обычно: действовать по обстоятельствам, на крайний случай завалившись к этому самому руководителю в кабинет и, если что, сказать, что ошибся дверью и вообще искал туалет.
      Получив временный пропуск, Стайлз отправился домой где, наболтавшись в скайпе со Скоттом, завалился спать, поставив на раннее утро будильник – опаздывать на практику в первый день было бы верхом идиотизма.

***
      Тот самый «первый день практики» Стайлз торжественно окрестил про себя первым кругом ада. Его посылали за кофе, бумагой для принтера, почему-то отверткой и даже скрепками. Он раз десять сбегал по лестнице с пятнадцатого этажа и обратно, потому что в середине рабочего дня сломался лифт. У Стилински болела голова от вечно что-то печатающих принтеров и орущих друг на друга программистов, он спотыкался о какие-то постоянно оказывающиеся под ногами провода и мечтал о затычках в уши, которые бы подарили ему хотя бы пять минут тишины. Его куратор, стерва с глубоким декольте, под конец дня вручила такую кипу папок, которая чуть не погребла Стайлза под собой, соорудив заодно и курган над его трупиком, но парень, стиснув зубы и пожелав стерве здоровья до старости, оттащил все в свой закуток, который ему выделили, и который был по размеру меньше, чем туалет для сотрудников.
      Он выдохнул, когда разобрал по датам последние папки и выглянул в подозрительно пустой коридор. Посмотрев на часы, Стайлз чертыхнулся. Конечно – время десятый час вечера: мало идиотов, типа него, кто на часы не смотрит.
      Взяв чашку с недопитым кофе, Стилински решил посетить туалет для руководящего персонала, потому что общий находился на этаже ниже – а подняться по лестнице еще раз Стайлз бы себя просто не заставил.
      Сполоснув кружку, он покинул «царский туалет» и хотел пойти к себе – как с дальнего конца коридора услышал какой-то голос, смутно показавшийся знакомым. Нахмурившись, Стилински направился туда и увидел, что одна из дверей приоткрыта, и в темный коридор просачивается мягкий свет от лампы. Кто-то еще был здесь – не один Стайлз потерялся во времени. Взявшись за ручку, Стилински потянул дверь на себя и вдруг услышал тот самый голос:
      - Да, Стив, я знаю, что охрана тоже хочет домой и я уже иду, не надо меня выгонять, потому что… - мужчина не договорил, так как поднял глаза на вошедшего в кабинет Стилински, который, вообще не соображая, что делает, просто шагнул вперед, открывая дверь до конца и смотря на того, чей голос был таким знакомым и до боли родным.

      Воцарилась тишина. Вокруг будто заглохли все звуки.
      Стайлз смотрел на того, кто сидел за столом перед ним.
      Смотрел и тяжело дышал – в голове происходило что-то, похожее на взрыв.
      Тишину разорвал звук разбившейся кружки, которая выпала из ослабевших пальцев Стилински. В этот же момент будто кто-то включил быструю перемотку, ускорил время – потому что через секунду Стайлз осознал себя, вцепившимся в мужское тело ногами, руками и чуть ли не зубами.
      Его же прижимали к этому телу так, что было нечем дышать.
      Стайлз утыкался носом в горячую, немного пахнущую тем самым, черт бы его побрал, парфюмом шею и рыдал, будто ему пять лет.
      Это был Дерек.
      Его Хейл.
      Как вообще можно было забыть Дерека?
      Как эта блядская реальность вообще могла решить, что он позволит забрать у него Хейла?
      Дерек каким-то образом перенес его на небольшой диван, стоявший в его кабинете, и теперь сидел, прижимая к себе Стайлза и покачиваясь туда-сюда, будто находился в каком-то трансе.
      - Никогда больше, - голос Хейла дрожал, - никогда не смей, Стайлз, просто не смей, понял меня? – голос Дерека сорвался, и он судорожно вдохнул, стискивая Стилински еще сильнее.
      Парень хотел сказать, что он сделал это ради них обоих и уже открыл рот, немного отстранившись от Дерека и поворачивая к нему голову, как вдруг увидел его волосы, которые как раз оказались у него перед лицом. Стайлз задрожал и, подняв руку, провел пальцами по совершенно седой пряди на виске Дерека. Она, будто белая молния, перечеркивала прямой линией черные волосы.
      - Я понял, волчара, никогда больше, я понял, - прошептал он, прислоняясь лбом ко лбу повернувшегося к нему Дерека и в последний раз шмыгая носом.

      Оба не знали, сколько они так просидели, сколько прошло времени. Очнулись тогда, когда зашедший на этаж охранник, видимо, тот самый Стив, за которого Стайлза принял Дерек, крикнул о том, что пора закрывать главный вход, и он просит всех оставшихся тут поторопиться. Хейл встрепенулся и вдруг посмотрел на Стайлза:
      - Ты ведь мне записку писал, - не спрашивая, а утверждая, сказал Дерек, вставая с дивана.
      Стайлз расцепил ноги, вставая сам и позволяя подняться Дереку, но руками так и продолжил обнимать Хейла, а тот не возражал. Им казалось, что вообще нереально сейчас отойти друг от друга. Медленно шагая и постоянно легко целуясь, они добрались до стола Дерека, и только там Стайлз немного отошел от него, давая наклониться к нижней дверке небольшой тумбочки где, как выяснилось, был простенький сейф, который выполнял скорее функцию ящика на замке для бумаг, которые лучше не терять, чем хранилища для каких-то крупных сумм денег.
      Хейл достал оттуда сложенную вдвое записку и посмотрел на Стилински, не разворачивая листок:
      - Тогда я просто потерял сознание. Очнулся, начал метаться по квартире, как идиот, ничего толком не мог понять, а потом обнаружил, какое число – и подумал, что свихнулся. Пришел на работу и чуть не поругался с коллегами, когда начал делать запросы на вторую часть, которой…
      - …нет и не было, и вообще ты даже не начинал в нее играть. О ней никто не знает, а меня и близко не было в твоих контактах, - закончил за него Стайлз, криво улыбаясь, - я, как выяснилось, в самом начале каникул упал с лестницы и провалялся в отключке. Отец меня чуть не упек к психологу, поэтому пришлось придержать вопросы об игре. Я успел только забить напоминание о практике… кстати, интересно, почему именно его я успел вспомнить?
      - Я думаю, - Дерек сел на край стола и притянул к себе парня, позволяя ему устроиться между своих разведенных ног, - потому что это не имело прямого отношения к игре. Поэтому оставалось в памяти дольше всего.
      Стилински положил одну руку Дереку на плечо, а второй ласково провел по волосам, пропуская мягкие короткие пряди сквозь пальцы.
      - Думаю, да. Как с книгами получалось, - кивнул Стайлз и посмотрел на записку, которую все еще держал в руках Дерек, - оставишь себе на память?
      - Не знаю, - Хейл нахмурился, - она теплая, - вдруг выдохнул он.
      Стилински немного повернул голову так, чтобы было удобно читать, и кивнул, давая понять Дереку, чтобы он открыл записку. Хейл аккуратно развернул листок – и оба не сдержались от тихого смешка.
      Лист начал тлеть, темнея по краям и опадая темным пеплом на пол в кабинете Дерека.
      - Пошли-ка домой, - решительно сказал Хейл, оставляя тлеющую записку прямо на столе, - уверен, она ничего не сожжет, кроме самой себя.
      - Пошли, - Стилински крепко сжал руку Дерека и они вышли из кабинета, тихо прикрывая за собой дверь.

      Хейл немного задержался около поста охранника, расписываясь в журналах и о чем-то разговаривая, а Стайлз лишь поставил отметку во временном пропуске и вышел на воздух, доставая из кармана начатую пачку сигарет. Сейчас точно необходимо было покурить.
      Когда он подносил зажигалку к кончику сигареты – руки дрожали так же, как и губы, которые сжимали фильтр. Щелкнув колесиком, Стайлз затянулся и выдохнул дым, опуская руку с зажатой между пальцами сигаретой, пытаясь немного успокоиться и унять дрожь. Тот шквал воспоминаний, который обрушился на него, как только он вошел в кабинет Дерека, ударил больно, накрыл лавиной, и выбраться из-под нее было уже нереально. Шизариум, скорее всего, давал им шанс – забыть и никогда не встретиться, но они его просрали. А могли жить дальше, радоваться жизни и не знать друг друга.
      Стайлз снова затянулся и хмыкнул. «Могли они», как же.
      Стеклянные двери тихо разъехались и позади Стайлза раздались шаги. Дерек вышел, обнял его за плечи и немного вытянул вперед вторую руку, нажимая кнопку на брелоке сигнализации. Единственная машина, оставшаяся так поздно на открытой парковке у бизнес-центра, приветливо мигнула фарами.
      - И все же, - Стайлз нарушил тишину, выдыхая очередную порцию дыма вместе со словами, - это была игра, или? – он покосился на Хейла, который смотрел на парковку перед ними, просто бездумно скользя по ней взглядом.
      - Если уж быть точным, первая часть была, а вторая оказалась невыпущенной. Я разобрался в том письме, на планшете, еще в первый день, пока что-то помнил, а потом… - Дерек потянулся к руке Стайлза, с зажатой в ней сигаретой и поднес ее к губам, делая затяжку и задевая подушечки пальцев Стилински щетиной, - забыл, - закончил он, выдыхая терпкий и немного ментоловый дым.
      - И что? Я ведь помню, как видел рекламы второй части в журналах, - Стайлз глянул на Хейла.
      - Все видели. Но в ней было заявлено столько сложностей, что ее просто отложили, так как нет подходящего количества ресурсов. Вместо нее выпустили демо-версию, а самой второй части так и не было.
      - То есть что-то пошло не так именно с начала каникул? – Стайлз нахмурился, высчитывая дни в уме.
      - Да. Я думаю, твоя жертвенность в игре как раз и вышла якобы падением с лестницы в реальности. А нам этим самым давали возможность разорвать петлю, - Дерек прижал Стайлза к себе немного ближе.
      - Да, вот об этом я тоже думал. Наверное, произошло какое-то наслоение реальностей, - Стилински докурил и щелчком отправил бычок в сторону урны-пепельницы, - но у нас еще будет время выдвинуть множество догадок по этому поводу.
      - Это точно. Времени у нас предостаточно, - Дерек улыбнулся чему-то своему и взял Стилински за руку, направляясь к своей машине.
      Их тихие шаги затихли, а через пару минут машина выехала с парковки, которая постепенно погрузилась в полную темноту.


      Записка тлела и тлела, пеплом оседая на дорогом дереве столешницы. Буквы, которые были на ней, исчезали вместе с бумагой. Ведь те, кому они предназначались, уже успели их прочитать.

      «Ad infinitum»
      Без конца. ©