Оборотная сторона бессмертия +779

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardry I.K.
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
«Просто нет слов! Замечательно!» от Erisu
... и еще 10 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 6. Потребность Спасителя

13 ноября 2014, 21:22
Портключ начинал действовать в полдень и прекращал ровно через шесть часов. Еще вчера Гарри казалось, что он активирует его, как только стрелки коснутся цифры двенадцать, но сегодня отчего-то медлил.

Простенький медный перстень-печатка, который нужно было только надеть на палец и перевернуть верхушкой внутрь ладони, лежал на столе; в карманы короткой кожаной куртки, купленной два года назад Сириусом и так ни разу и не надетой им, но уже потертой в нескольких местах его крестником, легко уместились уменьшенные Редуцио сумки со снедью; часы отбили час дня… А Гарри все казалось, что он то ли о чем-то забыл, то ли сделал что-то не так.

— Так… Все! — наконец рявкнул он сам на себя. — Что может быть не так? Форму курсанта-аврора не надевал, сумки… Не пропустит охрана, пойду к начальнику лагеря! Что не так?.. Мерлин! Документы!

Он бросился в спальню, где на прикроватной тумбочке лежало подписанное Шеклболтом разрешение Министерства на еженедельные свидания с Малфоем.

— Гарри, ты идиот… — бормотал Поттер, пряча бумагу во внутренний карман и, наконец, чувствуя, что вот теперь все в порядке. — Вечно рассеянный идиот…

Он в последний раз проверил наличие сумок в карманах, схватил перстень и, сунув в него палец, перевернул…

Гарри выкинуло из портала прямо перед высокими закрытыми воротами, над которыми темно-синим дымом висела надпись: Исправительный лагерь для несовершеннолетних магов «Последний шанс».

— Оптимисты, — буркнул Поттер и решительно забарабанил в ворота.

Прямо перед его носом открылось смотровое окно, и на посетителя уставились карие глаза оборотня-омеги, а мгновение спустя лязгнул засов, и воротина поползла в сторону.

— Добрый день… — начал Гарри, но здороваться, как оказалось, было не с кем.

Удивленно поозиравшись, Поттер поднял ногу, чтобы шагнуть в ворота, но вовремя вспомнил о лежащих в карманах сумках. В антимагическом вакууме чары прекратят действие мгновенно, а значит, забудь он вытащить свой багаж, от куртки крестного ничего бы не осталось.

Достав сумки и вернув им нормальные размеры, Гарри спрятал палочку и наконец ступил на территорию лагеря.

Антимагический вакуум мгновенно дал о себе знать ощущением холода где-то внутри, словно Гарри залпом выпил бутылку ледяной минералки.

Отвлекшись на неприятные и странные ощущения, Поттер не сразу заметил быстро шагающего к нему высокого длинноволосого мужчину. За ним, то ускоряя шаг, то слегка отставая, но не приближаясь ближе чем на метр и будто бы прячась за спину впереди идущего, двигался омега, несколько минут назад открывший Гарри ворота.

В десяти шагах от посетителя длинноволосый мужчина остановился и, казалось, принюхался, после чего словно неосознанно, безотчетно отступил на шаг назад и, слегка наклонив голову набок, замер.

Гарри цепким взглядом прирожденного аврора скользнул по сильной, мускулистой, но при этом довольно стройной фигуре, немного резким, но правильным чертам, и, наконец, остановился на бледно-голубой, четко очерченной темным контуром радужке глаз.

Перед ним стоял Альфа — редкий в современном мире экземпляр. Вервольфы являлись вымирающим видом, все чаще пополняя свои ряды обращением магов и магглов. Иногда оборотни-одиночки связывали себя узами брака с другими видами, как, например, профессор Люпин, и тогда рождались полукровки. Но и в том, и в другом случае о появлении нового Альфы не могло быть и речи. Альфа мог быть только чистокровным оборотнем от рождения, и только Альфа мог собрать стаю.

Под внимательным молчаливым прищуром бледно-голубых глаз Поттер немного растерялся. Он ожидал, что его спросят, кто он и с чем пожаловал, а на него уже несколько секунд просто смотрели, немного настороженно, словно ожидая чего-то от него самого.

— Добрый день, — решил снова начать Гарри. — Моя фамилия Поттер. Я хотел бы… Мне нужно встретиться с Малфоем… Драко Малфоем.

Мужчина молча кивнул и, щелкнув пальцами, махнул двум тут же беззвучно скользнувшим к нему омегам на сумки Поттера.

— Отнесите багаж мистера Поттера в домик для свиданий, — и обернулся к вервольфу, по-прежнему стоящему за его спиной. — Драко Малфоя. Живо.

Омеги исчезли выполнять указания, и вместе с ними исчезли сумки Гарри.

— Я вас провожу, — Альфа скользнул по Поттеру тем же странным, настороженным взглядом и, тут же отвернувшись, направился по вымощенной камнем дорожке вглубь территории, иногда оборачиваясь, словно проверяя, идут ли за ним.

Это действительно был домик. Небольшой, ровно в одну комнату. Отдельно стоящий вдалеке ото всех остальных корпусов и бараков сразу за внутренним барьером — стеной, обнесенной колючей проволокой. Оборотень открыл дверь и отступил в сторону.

— Ваши сумки уже здесь. Парня сейчас приведут.

Гарри благодарно кивнул и шагнул внутрь. Действительно, одна-единственная комната, в которой из мебели был только стол, несколько стульев вокруг и вешалка для одежды. Сумки стояли у стены.

Поттер расстегнул куртку и, подойдя к единственному здесь окну, выглянул на улицу. Два молодых оборотня у стены забора о чем-то живо переговаривались, иногда посматривая в сторону домика. Гарри усмехнулся. Интересно, у них тут часто бывают посетители?

Дверь распахнулась, и Гарри, вздрогнув, обернулся. Со светящегося детской радостью, бледного, худого лица Драко медленно сползала улыбка.

— Поттер?

— Привет, Малфой… — эти два слова дались Гарри с трудом и звучали совсем не так, как он планировал.

Перед ним стоял бледный призрак Малфоя, вызывающий желание заплакать от жалости. Серая, на несколько размеров больше нужного — потому что нужного размера не существовало в природе — лагерная роба подчеркивала истощенность Драко куда сильнее, чем висящая на нем в Министерстве мантия, а тени под глазами, прозрачная бледность кожи и заострившийся нос наводили на мысль, что парня для встречи с Гарри подняли со смертного одра. Поттер скользил взглядом по замершему в дверях бывшему однокурснику, вспоминая, как выглядит его скелетообразное тело под одеждой, и едва сдерживаясь, чтобы не обматюкать Мерлина и всю его родню.

Губы Драко вдруг изогнулись в привычной презрительной усмешке.

— Поиздеваться заглянул, Поттер?

Гарри встрепенулся и наконец улыбнулся, вдруг осознав, что перед ним действительно Малфой.

— Нет, Драко… Хотя, если ты скучал, можем и поогрызаться друг на друга часок.

— Смешно, — фыркнул Драко и наконец шагнул вглубь комнаты. — Чего тебе нужно, Поттер?

— Мне показалось, или до того, как меня увидеть, ты был более радостным?

— Мне не сказали, что это ты… — Малфой устало опустился на стул.

— А кого ты ждал?

— Не твое дело, Поттер. Еще раз: зачем приперся?

Гарри вздохнул и решил попробовать снова:

— Я помочь хочу… Гостинцы, вон, принес… — он кивнул на сумки. — Как вы тут? Сильно плохо? Ты скажи, что вам надо, я в следующий раз все доставлю… Ну, может, одежду какую теплую, холодно на улице совсем стало… Только мне бы размеры, а то я же только списки видел, по дате рождения сложно одежду выбирать, тебе, вон, восемнадцать, а свитер придется в детском отделе брать… — он осекся, поняв, что сболтнул лишнего.

Драко бросил взгляд в направлении его кивка и тихо хмыкнул:

— Значит, все же поиздеваться… — задумчиво пробормотал он. — Не находишь, что это немного не по-геройски, Поттер? Хотя, победителей не судят… Валяй, Поттер, можешь активней пройтись по моей внешности…

— Блядь, Малфой… — зарычал Гарри.

— А вот это ложь, — отрешенно перебил Драко. — Так, на заметку, Поттер, больнее всего режет правда, так что…

— Да прекрати же ты наконец! — Гарри шагнул к нему, сжимая кулаки, но тут же замер, отвернулся и, медленно выдохнув, снова совершенно спокойным голосом произнес: — Прости меня, Малфой, я не хотел тебя задеть… Ты же знаешь, я не дипломат, подбирать слова не умею…

— Ты меня не задел, Поттер, — Драко резко поднялся. — Не тешь себя иллюзией. Если это все, я хотел бы вернуться. Сумки зря притащил, здесь очень строгие правила… Не пропустят. Так что… Не приходи больше, Поттер, если, конечно, ты здесь действительно не из-за понятного желания полюбоваться на поверженного врага… Направь свою потребность Спасителя куда-нибудь в другое русло… Нищим милостыню раздай…

А вот он задел. Последними словами ударил прямо в цель, сам того не подозревая. Зеленые глаза недобро прищурились, на смуглых скулах выступили желваки.

— Врагом я всласть налюбовался в Министерстве, — процедил Поттер сквозь зубы. — Вряд ли ты когда-то выглядел более поверженным.

Побледнеть Драко уже не мог, худое лицо стало серым. Губы слегка дрогнули, и он, пошатнувшись, схватился за стол.

— Сука! — выругался Гарри, бросаясь к теряющему сознание Малфою и подхватывая его на руки. — Ну, какого хрена…

Драко был невесомым. Под грубой тканью робы тело казалось холодным и хрупким, словно фарфоровая статуэтка. Вся злость мгновенно слетела с Гарри бессмысленной шелухой, вместо нее сознание вмиг затопила паника, сожаление о сказанном, щемящая жалость…

Поттер, не спуская Малфоя с рук, быстро сбросил куртку и, укутав в нее бесчувственное тело, бросился к двери.

— Где лазарет, медотсек, госпиталь… Как у вас это называется? — крикнул он обернувшемуся к нему Альфе.

Тот, ни слова не сказав, быстро кивнул и направился к медотсеку, снова, как и в первый раз, лишь иногда оборачиваясь, проверяя, не отстал ли Поттер.

Гарри не обращал внимания ни на подростков, высыпавших из казарм, ни на вервольфов, безотчетно делающих несколько шагов назад при их приближении. Он пытался не отстать от ведущего его Альфы и разобраться, дышит ли Драко, с ужасом следя, как синеют безжизненные тонкие губы.

Магический кокон гулко зазвенел, пропуская его внутрь, и из кабинета тут же высунулась голова удивленного Барнза, а мгновение спустя колдомедик уже открывал перед Гарри дверь палаты.

Однако Поттер замер, глядя на уже знакомого ему человека в медицинской робе, и чуть крепче прижал к себе Драко, чувствуя непреодолимое желание сейчас же унести отсюда бесчувственное и такое беззащитное тело. Он просто не мог отдать его собственными руками этому извращенцу!

— Не стойте столбом, кладите его на кровать, — Барнз непонимающе смотрел на темноволосого мальчишку, явно передумавшего отдавать его заботе Малфоя, наконец-таки — он уже заждался! — потерявшего сознание.

Гарри вздохнул и шагнул в палату. В конце концов, Малфою нужна была помощь, и иного выхода сейчас не было.

— Что вы с ним сделали? — Барнз суетился вокруг кровати с бесчувственным Драко, а растерянный Поттер, отойдя на несколько шагов, не сводил взгляда с бледного лица.

— Мы поругались, — глухо отозвался он. — Я наговорил лишнего, и он…

Барнз резко развернулся.

— Вы не видели, в каком он состоянии, перед тем, как решили «наговорить лишнего»? Вы добить его явились?

— Нет… Я… Я… — Поттер растерялся, он совсем не ожидал от этого человека подобного взрыва негодования, да и его слова кольнули обострившимся чувством вины.

— Выйдите вон из палаты!

Гарри смущенно шагнул в коридор и, опустившись на первый же попавшийся стул, закрыл лицо руками.

— Помог, мать его. Молодец, Герой, — бормотал он себе под нос.

За дверью палаты доносился монотонный гул голоса Барнза, гремели какие-то склянки и железяки. Пару раз Гарри показалось, что он слышит тихие ответы Малфоя. Очень захотелось заглянуть внутрь и убедиться, что с Драко все в порядке, но страх снова потревожить его заставил прилипнуть к стулу и терпеливо ждать колдомедика.

Наконец дверь приоткрылась, и Барнз беззвучно выскользнул из палаты.

— Спит, — ответил он на немой вопрос Поттера.

— Он… Я думал, он умрет у меня на руках… — пробормотал Гарри, глядя мимо колдомедика на дверь палаты.

— Это вполне вероятно, — пробурчал Барнз. — Чувствую, в итоге так и случится… Только все же у меня на руках. Идите, молодой человек, на сегодня свидание окончено.

Гарри слегка нахмурился. Все его существо бунтовало против того, чтобы оставлять Драко наедине с этим человеком.

— Мистер Барнз… — раздался со стороны входной двери робкий юношеский голос.

Колдомедик взглянул на часы.

— Да, Фил, проходи в кабинет, — бросил он стоящему в дверях и нервно теребящему рукав робы пареньку лет шестнадцати и вновь взглянул на Гарри. — Извините, у меня по графику пациент, покиньте территорию лагеря.

Глядя на то, как «пациент», нервно кусая губы, проскальзывает в кабинет, Поттер вдруг понял, зачем он здесь, и слегка побледнел. В груди неприятно и отдаленно знакомо сжималась пружина страха, волнения, гнева. В памяти вспышками проносились дрожащие бледные губы, тощее белое тело в жутком кресле, всхлипы: «Мама…». Он, сам не понимая, что делает, резко шагнул к колдомедику и, схватив того за грудки, притянул к себе:

— Если с ним что-нибудь случится, я разложу это место на атомы, — прошипел Поттер, едва не сорвавшись на серпентарго.

Магический барьер вновь гулко зазвенел, и от этого звука Гарри вздрогнул, словно придя в себя, отпустил Барнза и, развернувшись, вышел прочь.

Морозный воздух дыхнул в горящее лицо, и Поттер на мгновение прикрыл глаза, чувствуя сильное смятение от пережитого только что, давно забытого ощущения ускользающего контроля над собственными эмоциями. Что это было? Его охватило бешенство при мысли, что Малфою вновь причинят боль, унизят, заставят плакать? Почему? Отчего столь сильно?

— К воротам? — голос Альфы заставил его вздрогнуть и распахнуть глаза.

Мужчина стоял на расстоянии в несколько шагов, сунув руки в карманы, и внимательно смотрел на него.

— Да…

— Сумки?

— Малфою… Если можно.

Альфа ни слова не ответил, лишь привычно кивнул и направился к выходу из лагеря.

Уже дома Гарри вдруг понял, что у него ни разу не спросили документов, и что само разрешение так и лежит в кармане куртки… Оставленной им на худых плечах Драко.

* * *



— Проснулись? — голос Барнза заставил вздрогнуть только что пришедшего в сознание от медикаментозного сна Драко.

Малфой повернул голову к источнику звука. Колдомедик что-то вводил в вену одному из так и не пришедших в себя братьев Дане. Смутные воспоминания о произошедшем заставили Драко глухо застонать и вновь прикрыть глаза.

Поттер видел!.. Поттер видел его в Министерстве! Весь кошмар, от которого Малфой все это время вполне успешно пытался дистанцироваться, нахлынул с новой силой, подминая под себя, перетирая в прах его гордость, веру в себя, желание жить. Он понятия не имел, как, но Поттер все видел, это недвусмысленно звучало в его голосе, горело в зеленых глазах…

— Не знаю, что между вами произошло, — Барнз тем временем подошел к нему и, присев на край кровати, сжал в теплых пальцах тонкое запястье, проверяя пульс. — Но я бы хотел попросить вас не повторять подобного. Уж больно неприятен ваш Поттер в гневе.

— Он не мой Поттер, — отрешенно пробормотал Драко, размышляя, хватит ли у него сил, чтобы порвать на веревки простыню и повеситься завтра в душе.

Барнз усмехнулся.

— Эти нюансы вы с ним обсуждайте, Малфой. Судя по его реакции, у него на этот счет иное мнение. И мой вам совет, — колдомедик понизил голос, — пока вы в этом лагере, воздержитесь от выяснений отношений. Я понимаю: юность, гордость, бурлящая кровь… Но здесь, Малфой, не место для всего этого. Здесь вы должны выжить. И вам очень повезло, что у вас есть ваш Поттер, готовый разложить это место на атомы, если с вами что-то случится.

Драко не понимал ни слова из того, что говорил колдомедик. Ощущение неправильности настойчиво и неприятно щекотало мозг в районе темени. Ему казалось, что он попал в чужое тело, и Барнз разговаривал о чем-то, ему непонятном, вовсе не с ним, а с тем, чьими глазами он сейчас видел происходящее, чьими ушами слушал весь этот бред про «его» Поттера.

Чувствуя, что его начинает подташнивать от этого ощущения ненормальности происходящего, Драко медленно сел на постели.

— Можно, я пойду? — тихо спросил он.

— Да, конечно. Вас проводят, — тут же согласился колдомедик. — Скоро ужин, постарайтесь съесть все.

Драко поднялся с кровати и, обувшись, направился к двери.

— Малфой… Драко, — окликнул Барнз, и он обернулся. — Куртку заберите.

Малфой несколько секунд непонимающе хлопал ресницами, а потом перевел взгляд в направлении, указанном колдомедиком, и вздрогнул. На стуле рядом с кроватью висела куртка Поттера.

— Забирайте, забирайте, он вас в ней принес. Я предупрежу охрану, чтобы не забирали. Вещь теплая, раз уж оставил, пусть пока греет вас.

Драко хотел сказать, что не собирается носить вещь Поттера, что притрагиваться к ней не будет, но потом вспомнил пронизывающий холод казармы и, шагнув к стулу, сдернул куртку, накинул на плечи и вышел из палаты.

Охраняющий вход в медотсек оборотень поймал его за плечо.

«Заберет», — равнодушно подумал Малфой и уже собирался скинуть теплое одеяние, но пальцы вервольфа разжались.

— Сил дойти хватит? - спросил оборотень вместо того, чтобы что-то отбирать.

— Дойду.

Вервольф кивнул, и Драко, укутавшись поплотнее в тяжелую, слишком большую для него куртку, наполненную горьковато-терпким запахом Поттера, поплелся к казарме. Охранник беззвучно двинулся за ним.

Ни занятий, ни работы сегодня в расписании не стояло, и казарма была заполнена подростками. Кто-то писал письма; кто-то, сидя на соседних кроватях, играл в «морской бой»; несколько самых взрослых парней — на год старше Драко — курили у дальнего окна и, кажется, резались в карты. Малфой привычно пробежал взглядом по кроватям «своих» парней, отмечая, что все на месте и не делают ничего предосудительного, прошел к себе и, скинув куртку, упал на постель.

Он не сразу заметил, что в казарме стало значительно тише.

— Драко, рассказать не хочешь? — голос Теда звучал глухо.

— О чем? — не размыкая ресниц, спросил Малфой.

— Тебя через весь лагерь пронес на руках Поттер, — глупо хихикнул с другой стороны Гойл.

Драко распахнул глаза и пораженно уставился на него. Роящиеся в голове обрывки мыслей вдруг начали сплетаться в одно целое.

Позади кто-то шумно втянул носом воздух.

— Хозя-я-ин, — восхищенно пробормотал Крис, и Драко резко обернулся.

Мальчишка, присев на корточки у его кровати, принюхивался к куртке Поттера, но, почувствовав на себе ошарашенный взгляд Малфоя, тут же отшатнулся:

— Прости… Я не трогаю… Я просто…

— Что происходит? — Драко сел на постели и обвел взглядом притихших парней.

Кто-то смотрел на него с опаской, кто-то с интересом, Тед и Малькольм с явной тревогой, а Крис — с нескрываемым восхищением. Один Грегори глупо хмыкал.

— Что происходит? — повторил Малфой, но в это мгновение дверь в казарму распахнулась, и на пороге появился охранник.

Быстро принюхавшись, оборотень уверенно направился к кровати Драко. Малфой пораженно смотрел на него, не в силах сказать ни слова — вервольф нес две спортивные сумки, те самые, что показывал ему чертов Поттер.

Крис быстро шарахнулся в сторону, стараясь не попадаться на пути взрослому самцу из чужой стаи. Драко практически сразу заметил, что мальчишка откровенно боится охранников, и когда удивленно поинтересовался, почему его пугают «свои», паренек криво усмехнулся и ответил, что чужие щенки могут остаться живыми в стае, только если самка признает их, а самок тут не было. Получалось, что Крис Канингтон здесь находился в большей опасности, чем все остальные мальчишки — волчьи инстинкты стаи подавлялись лишь чужим ему Альфой.

— Малфой, передачка, — спокойно произнес оборотень и, поставив перед кроватью Драко сумки, окинул казарму тяжелым взглядом.

Подростки, в полной тишине наблюдавшие за происходящим, быстро отводили глаза.

Развернувшись, вервольф покинул помещение, оставив после себя такую же глухую тишину.

— Вот это номер! — голос присвистнувшего парня показался знакомым, и, обернувшись, Драко узнал в направляющемся к его кровати солагернике Дэнниса Ханта. — И на руках по лагерю таскают, и передачки сумками, и в медотсек не в свое время пускают… Ты, парень, кто такой, министерская шлюшка?

Он стрельнул недокуренным бычком под кровать кого-то из младших пацанят.

Теодор медленно поднялся с койки и шагнул ему навстречу, преграждая путь. Следом подошли Малькольм и Крис.

Драко вздохнул. Только драки из-за передачек Поттера им сейчас не хватало.

— Разошлись по койкам, — рявкнул он, заметив, что к созданной Тедом живой изгороди подтягиваются и остальные его парни, а последним, пыхтя, обувается Гойл. — Сам разберусь.

Он поднялся и, растолкав мальчишек, вышел в широкий проход, по которому к нему шел ухмыляющийся Дэннис.

— Завидуешь, Хант? — привычно исказив тонкие губы в презрительной усмешке, протянул он. — С такой рожей как у тебя, верно, сложно рассчитывать на что-то, кроме пальцев Барнза? Или, подставив братьев Дане, ты получил кусочек удовольствия от Муррея?

Дэннис замер, его перекосило, и в глазах мелькнула готовность порвать противника голыми руками.

— С-с-сука…

— Начни драку, Хант, — процедил Драко, ощущая звенящее в воздухе напряжение. — Начни драку, если считаешь, что тебе по зубам Пожиратель, — он дернул вверх рукав робы, обнажая метку на тощем предплечье, и криво усмехнулся уголком губ, — которого носит на руках сам Гарри Поттер…

Дэннис отшатнулся. Казарма наполнилась удивленным перешептыванием. А Драко, развернувшись к врагу спиной, медленно направился к сумкам, опуская рукав под молчаливыми взглядами своих парней.

Выжить. Он обещал выжить отцу и маме, он обещал помочь выжить десятерым мальчишкам, сейчас с восхищением и уважением исподлобья наблюдающим за ним. Он обещал, и он сделает это. Поттер видел его позор, но, кажется, именно это поможет Драко исполнить данное родителям обещание, а возможно… Возможно, это поможет ему выйти отсюда! Что ж, он научится жить с этим, научится снова смотреть Поттеру в глаза. Он — Пожиратель, он — слизеринец… Он — Малфой! И раз судьба преподнесла ему шанс, он ни за что его не упустит!

— Грегори, Тед, давайте посмотрим, что нам принес По… Гарри, — он кивнул парням на сумки. — Открывайте.

Младшие мальчишки с любопытством топтались вокруг кровати Драко, пока Нотт и Гойл вытряхивали из сумок необычные упаковки.

— Это мясо! — вдруг радостно воскликнул Крис, хватая упаковку с мясной нарезкой, и тут же получил по рукам от Гойла. — Ой!

Драко вздохнул.

— Грегори, отдай ему, — он проследил, как Гойл нехотя протягивает обиженно надувшему губы пареньку столь желанное тем мясо, и махнул рукой остальным мальчишкам. — Чего топчетесь? Разбирайтесь, что тут принес Герой всея магической Британии… Сдается мне, у магглов закупался, не иначе как травануть решил. На вас и проверю.

Парни, уже было кинувшиеся распаковывать шоколадки да печенье, испуганно замерли, и Драко невольно расхохотался. Тед усмехнулся и, взяв сигареты, вопросительно взглянул на Малфоя. Тот кивнул, и Нотт распечатал пачку.

— Пойдем, покурим. Поговорить надо, — он направился к дальнему окну, и Драко, поднявшись, пошел за ним.

Тед привычно выбил из пачки сигарету и, прикурив, с наслаждением затянулся.

— Слава Поттеру, — почти простонал он.

Малфой хмыкнул.

— Как же ты держался?

— А был выбор?

На пару минут наступила тишина.

— Малфой… — наконец снова заговорил Тед. — Ты ждал его?

— Шутишь? — едва слышно откликнулся Драко. — Это же Поттер, он внезапен, как понос у наргла в рождественской омеле.

— И чего он хотел? — не отреагировав на шутку, опять спросил Нотт.

— Тед, в чем дело? — Малфой тоже достал сигарету, прикурил и тут же закашлялся. — Фу, гадость крепкая…

— Не знаю, — Тед смотрел себе под ноги. — Вы никогда не ладили, с чего ему вдруг… Отчего ты потерял сознание? Он что-то тебе сделал?

— Ага, целоваться полез, жениться обещал, я решил, что порядочная девушка из хорошей семьи как раз сейчас должна брякнуться в обморок…

— Малфой, блядь!..

— Во, и он так же сказал, обидно вообще-то…

— Прекращай кривляться! Чем он тебя вырубил? Легилименция?

— Нотт, ты с дуба рухнул? Здесь вакуум, забыл? Он тут сквиб, как и мы с тобой! Да и чего ему во мне копаться? Он и так всех победил уже…

— Не всех, — тихо откликнулся Тед и, затушив сигарету, уставился в окно. — Говорят, что Темным Лордом кто-то управлял…

Драко снова закашлялся и ошарашено уставился на друга.

— Не с дуба, с Астрономической башни Хога, не иначе, — пробормотал он. — Тед, может тебе к Барнзу, он тебе таблеточек каких даст, а?

— Малфой, у тебя отходняк от встречи с Поттером? — зарычал Теодор.

— Это у тебя крыша от его сигарет поехала! — взорвался Драко. — Кто, Мерлиновы яйца, мог упра…

Нотт резко двинул ему в бок локтем.

— Не ори, Малфой, не в Мэноре, — зашипел он. — Я не знаю, кто. А вот ты можешь знать. У тебя метка есть, ты в собраниях участвовал…

— Идиотизм какой-то, — пробормотал Драко, выкидывая бессмысленно истлевшую в пальцах сигарету. — Думаешь, он пришел выяснить…

— Думаю. Не соскучился же он по тебе.

Драко задумался. Что ж, эта версия казалась более логичной, если, конечно, можно считать логичной мысль о наличии кукловода у Темного Лорда, чем та, в которую он уже почти поверил. Так или иначе, руководила ли Поттером гриффиндорская жажда спасти всех обиженных, или причиной его внезапного появления стала шпионская операция Фениксовцев, Драко собирался выжать из ситуации максимум выгоды для себя и, по возможности, для всех детей Пожирателей.

— Спасибо, Нотт, буду иметь в виду, — улыбнулся он другу. — Пойдем, а то Гойл сейчас сожрет все, что Потти притащил для моего подкупа.

Гора всяческой еды по-прежнему возвышалась на его кровати, а мальчишки рылись в ней словно в рождественских подарках.

— Разобрались, что тут можно есть? — Драко сдвинул несколько упаковок с конфетами в сторону и присел на край.

— Фсе мофно! — довольно заявил Крис, запихивая в рот очередной кусочек мяса.

Малфой усмехнулся, бросил на кровать Нотта все сигаретные блоки, собрал в кучу упаковки с мясом и протянул Канингтону, кинул в уже перетащившего на свою койку добрую половину шоколадных батончиков Гойла большим яблоком и взглянул поверх голов остальных мальчишек, во главе с Малькольмом роющихся в горе конфет и печенья, на хмуро наблюдающих за их пиром «не его» подростков.

— Беддок, раздай геройское угощение собратьям по несчастью.

Максимум выгоды! Привычный ход со школьных времен: одних напугать, других подкупить, а лучше всех сначала напугать, а потом подкупить. Так вернее всего. Эти уголовники должны уважать его и его парней. И Поттер поможет ему этого добиться. Пусть сегодня будет праздник… У всех. Малфой сегодня добрый.