Оборотная сторона бессмертия +776

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardry I.K.
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
«Просто нет слов! Замечательно!» от Erisu
... и еще 10 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 7. Многогранность плоского

17 ноября 2014, 13:09
— Иди к черту, Гарри Джеймс Поттер!

Дверь громко хлопнула, и в гостиной наступила мертвая тишина.

— Гарри, он остынет, и…

— Я знаю, Артур.

Гарри обвел взглядом ветеранов Второй магической и привычно потер шрам.

— Мы все кого-то потеряли в этой войне, — глухо произнес он. — Я тоже потерял. И я тоже хочу уничтожить то зло, которое отняло у меня любимого… любимых людей. И если Пожиратели не лгут, и за Волдемортом действительно стояли «серые кардиналы», не наша ли задача — довести дело до конца и уничтожить изначальное зло? Но чем мы будем отличаться от убийц и военных преступников, если станем жертвовать ради наших целей жизнями невинных… Или даже виновных, но раскаявшихся?

Старшее поколение Фениксовцев смотрело напряженно, взгляды младшего были открыты и серьезны.

— Пожиратели попросили помощи, — Гарри подался вперед, и голос его стал сильнее. — Люди, совершившие много зла, но, по сути, в большинстве своем сражавшиеся за идею, в которую верили, как мы верили в нашу, сейчас боятся за жизни своих детей и просят нас о помощи. Не это ли настоящее завершение войны? Не главное ли в жизни, что они тоже умеют любить? Не главное ли то, что они готовы жертвовать собой ради своих? Не достойно ли нашего уважения их единство?

Голос Гарри, глубокий и сильный, наполнял пространство гостиной дома Блэков и гулко вибрировал в сердцах смотрящих на него людей.

— Мы одержали победу… — он вновь откинулся в кресле и заговорил гораздо тише, заставляя Фениксовцев задержать дыхание, чтобы не пропустить ни звука. — И, как победители, мы взяли на себя ответственность за то, во что превратится мир после нашей победы.

— Чего ты хочешь, Гарри? — Гермиона первой заговорила после того, как Поттер замолчал.

— Я хочу переиграть совместный план наших старших товарищей и Пожирателей. Переиграть так, чтобы никому не пришлось умирать ради неопровержимых доказательств против кукловодов. Я хочу, чтобы наказания были справедливыми, — он бросил на стол свиток. — Это список детей Пожирателей, которых пришлось прятать в лагерях для несовершеннолетних преступников. Их нужно вытащить оттуда как можно быстрее. Всех до единого! Потому что, как я уже сказал до того, как Рон психанул, даже Малфой принял метку вынуждено и не убил ни одного мага… Или маггла. Что уж говорить о тринадцатилетних мальчиках и девочках, виноватых лишь в том, что появились на свет не в тех семьях?

Гермиона развернула свиток, ей через плечо тут же заглянули Невилл и Шеймус.

— Пообещай мне… — раздался из дальнего угла хриплый голос Джорджа Уизли. — Пообещай мне, Гарри Джеймс Поттер, что это будет справедливость, а не поголовная амнистия убийцам от святого Героя.

Джордж сильно изменился. Он почти не разговаривал и всегда сидел поодаль от общей компании. Но ни разу со дня смерти Фреда Гарри не видел в нем агрессии и злобы, которая так часто вспыхивала в глазах его младшего брата. Сейчас Джордж, лишь силуэт которого можно было угадать в темноте дальнего угла, куда он, едва ступив в гостиную, задвинул для себя одно кресло, говорил спокойно, но твердо и уверенно.

— Я обещаю тебе, Джордж, — так же твердо ответил ему Гарри.

— Каков твой план? — Джордж поднялся и, выйдя в круг света, присел на подлокотник кресла Билла.

— Прежде всего, — Гарри вновь окинул взглядом присутствующих, — я не уверен, что сами Пожиратели знают всех действующих лиц. Я посмотрел списки, предоставленные мистером Малфоем. Там те, кто мог сочувствовать Волдеморту, разделять его взгляды, поддерживать, оставаясь в тени. Но есть ли там те, кто мог дергать его за ниточки? В списке Пожирателей чистокровные из разных отделов Министерства, и за эти дни Кингсли собрал и предоставил на них и их семьи полную информацию. Министр, позвольте?

Шеклболт выложил на стол несколько крохотных стопок бумаг и, увеличив их до реального размера, приглашающе взмахнул рукой.

— Все эти люди сейчас напуганы и либо сидят тише воды, либо всячески пытаются умилостивить Победителей, — вновь заговорил Гарри. — Но среди них, на мой взгляд, нет тех, кто был способен уничтожить несколько семей Пожирателей. Эти люди боятся дышать. Еще одна, замеченная мною странность: здесь есть сотрудники всех отделов Министерства… Кроме одного. В этих списках нет никого, кто имел бы какое-то отношение к Департаменту Магического сотрудничества.

На Поттера одновременно подняли обескураженные взгляды все представители старшего состава Ордена. Юное поколение Победителей еще не понимало, куда он клонит… Кроме, быть может, Гермионы Грейнджер.

— Ты хочешь сказать, Гарри, — начал Артур, — что…

— Что это не внутренняя война, — тихо прошептала Гермиона.

— Я не понимаю! — пожаловался Невилл Лонгботтом, и сегодня это не вызвало ни единой улыбки.

— Альбус Дамблдор был Президентом Международной Конфедерации Магов, — Миневра Макгонагалл словно повинуясь многолетней привычке, безотчетно начала проговаривать вслух ответ на заданный бывшим учеником вопрос. — Гибель Альбуса от руки фанатика во время внутренней войны в магической Британии; незаметная, на фоне войны, перегруппировка действующих лиц в одном из самых важных внешнеполитических Департаментов Министерства; а потом приход к власти диктатора в лице Темного Лорда… И, «в интересах всего магического населения Земли», нас ждала бы война, в которой мы — потомки Мерлина — не смогли бы выстоять…

— Мы справились с Волдемортом, — кивком подтверждая правильность хода ее мыслей, тихо произнес Гарри. — Но частично план удался: профессор Дамблдор мертв, где-то в Британском филиале Международной конфедерации Магов затесался кукловод… Судя по убийствам Пожирателей, игра продолжается. Наш противник пытается держаться в тени, готовясь к новому удару. Его мы и должны найти. Найти и… И уничтожить.

— Что… что нам делать, Гарри? — Шеклболт смотрел на Поттера со священным трепетом.

Когда милый мальчишка с вечно взъерошенными волосами, близоруко щуривший за стеклами нелепых очков зеленые глаза и по-детски открыто улыбающийся всем, кто подарил ему — сироте — хоть каплю своего внимания, когда этот мальчик стал лидером и полководцем, стратегом и политиком?

— Вы собирались пустить в нужных кругах слух, что Мальсибер и Лестрейндж-старший хотят передать сведения о «скрытых Пожирателях», указав конкретные имена, — снова заговорил Гарри. — Ваши «жертвенные ягнята» должны были написать собственноручно все, что известно Пожирателям о министерских крысах, а потом оставалось дождаться их убийства в Азкабане, лишь слегка снизив уровень охраны, и можно было бы предъявлять доказательства… Ситуация изменилась. Мы не знаем конкретных имен, мы не имеем права ошибиться. И, я повторяю, мы обязаны обеспечить безопасность этим людям. Теперь они наши союзники. Для моего плана нам нужно, прежде всего, сузить круг подозреваемых. Для этого мы должны собрать полную информацию обо всех работниках Британского филиала МКМ, вплоть до самых рядовых клерков.

— Я могу собрать тебе любую информацию… — начал Шеклболт, но его тут же прервала Гермиона.

— Простите, министр, но вы не будете этого делать, иначе сорвете всю операцию.

Гарри одобрительно улыбнулся — подруга схватывала на лету.

— Кингсли, как только ваши авроры начнут рыть землю, наши кукловоды поспешат закопаться еще глубже, — пояснил он, — и неизвестно, чем все это может закончиться.

— Но… А как же тогда нам собрать в короткие сроки максимальный объем информации?

На несколько мгновений все растерянно замерли.

— Ну… М-может… — несмело начал Лонгботтом, и все взгляды устремились на него, отчего парень совершенно стушевался.

— Говори, Невилл, — Финниган подбадривающе двинул кулаком ему в плечо.

— Может… Я могу ошибаться, но… То, что будет выглядеть расследованием в исполнении настоящих авроров, в исполнении курсантов…

— Будет выглядеть обычным учебным процессом! — воскликнула Гермиона. — Это можно сделать в игровой форме. Пусть будут учения! Курсанты должны уметь собирать информацию, вот и пусть собирают! Все! И пусть делают это там, где, с одной стороны, проведение подобной работы проблематично, потому что общаться с политиками и бюрократами — хуже не придумаешь, а с другой — кому как не публичным людям, общественным деятелям и министерским служащим помогать юному поколению будущих блюстителей порядка в наработке профессиональных навыков?

— А если курсанты пропустят что-то важное? — несмело подал голос Артур Уизли.

— Важное найдем потом мы, — Гарри слегка улыбался, поглаживая тонкие пальчики Джинни, сунувшей ладонь ему в руку и не сводившей с возлюбленного восхищенного взгляда. — Ребята накопают информацию, по которой, я уверен, мы сможем вычленить из всего департамента нескольких подозреваемых. После этого нам останется закинуть удочку с шантажом каждому из них. Конкретно подозреваемому, а не пуская слух в отделе, придет записка от анонима с требованием передачи нескольких тысяч галлеонов за документы или думосбор, подтверждающие связь этого мага с Темным Лордом. А далее, у нас несколько способов выяснения, кто клюнул: слежка, контроль финансов, взятие с поличным при передаче денег, самый крайний случай — наживка в Азкабане… Но с обеспечением Пожирателям полной безопасности.

— Нет, Поттер, — вновь раздался тихий хриплый голос Джорджа. — Боюсь, что наживки избежать не удастся при любом раскладе.

Кингсли согласно кивнул:

— При передаче денег и при слежке те, кого ты сам нам тут обрисовал, выкрутятся.

— Хорошо, — по лицу Поттера пробежала тень. — Тогда берем «на живца». Но в камере «живца» придется несколько суток прожить аврорам. Действуем по обстоятельствам. Сначала соберем информацию и определим круг.

Шеклболт вновь кивнул:

— Я займусь этим.

— А пока это длится, мы должны хоть немного облегчить жизнь невиновным… — вывел разговор на финишную прямую Поттер.

— Гарри, — перебил его Билл Уизли. — Не рискуй всей операцией из-за временных неудобств Пожирателей. Как только условия в Азкабане улучшатся с подачи членов Ордена, эффект может быть таким же, как от сбора информации аврорами Шеклболта. Не привлекай внимания.

— Но дети, — голос Гарри вдруг стал тих и неуверен, словно в его тело вновь вернулся мальчишка-сирота. — Там дети, Билли… Ты бы видел Малфоя. Он не доживет до окончания нашей операции. А он там один из самых старших!

— Не вижу ничего предосудительного в том, что подростки поддерживают своих бывших однокурсников, — Макгонагалл знакомо поджала губы. — Гарри уже посещает лагерь для мальчиков. Если мисс Грейнджер… Или мисс Белл, например, напишет пару писем, а потом поедет навестить мисс Паркинсон, вряд ли это вызовет серьезные подозрения.

Гарри поднял вопросительный взгляд на девушек, и те, переглянувшись, молча кивнули.

— Хорошо, детей можно поддержать с помощью детей, — согласился Билл.

— В таком случае, у меня пока больше вопросов нет, — вновь вернув голосу лидерскую уверенность, Гарри встал с кресла, и следом за ним поднялся весь Орден Феникса. — Я извещу всех о следующем собрании, когда появятся новости или первые результаты.

* * *



Ночью Драко спал отвратительно. По всей казарме тихо шуршали обертки поттеровских конфет — подростки, впервые за довольно долгий период пережившие столько положительных эмоций, никак не могли угомониться, возможно, все еще не веря до конца, что им перепало столько сладкого счастья. На Гойла Драко все же рыкнул, и тот, хоть и засопел обиженно, но шелестеть упаковками перестал. Однако, помогло это мало.

Часа через три после отбоя на соседней койке завозился Тед, а еще через час не выдержал и, тихо соскользнув с кровати, стянул с тумбочки вскрытую пачку сигарет и ушел в туалет. Драко молча возблагодарил Мерлина за строгое отцовское воспитание, не позволившее первым детским пробам сигаретного дыма на вкус превратиться в зависимость.

Вернувшийся Нотт запустил целую цепную реакцию: взрослые парни по одному ныряли в уборную, и вскоре дышать стало тяжело, пространство заполнилось табачным дымом.

Незадолго до того, как это все же решил прекратить крайне терпеливый охранник, к койке Драко, проходя мимо, шагнул один из парней.

— Малфой, будь осторожней, Хант затаил злобу, — быстрый шепот вряд ли расслышал кто-то, кроме Драко и Теда.

— Капитан Очевидность, — в полудреме пробубнил Нотт и отвернулся на другой бок.


Утро началось с попыток Канингтона оказаться поближе к Малфою. Мальчишка мялся, словно хотел о чем-то спросить, но боялся.

— Что, Крис? — наконец не выдержал Драко, когда после утреннего построения вместо сборов к завтраку Канингтон продолжал топтаться вблизи от его койки, кусая губы.

Мальчишка тут же оживился, радуясь, что его спросили:

— Малфой… Драко… А можно… — забормотал он, но мгновение спустя снова стушевался.

— Что, Крис? Говори!

— А можно, я… Ты же все равно в казарме… Можно, я куртку возьму?

— Нет.

Ответ звучал резко, и поэтому, наверное, в глазах паренька сначала появилось удивление, а потом слезы то ли обиды, то ли злобы. Канингтон развернулся и молча ушел к себе.

Малфой проводил его взглядом и отвернулся. Ему было плевать на мальчишечьи обиды, куртка принадлежала Поттеру, и Драко вовсе не хотелось, чтобы не очень аккуратный волчонок случайно ее порвал или чем-то испачкал. Он совершенно не желал усугублять свое положение подобными долгами перед Героем. Обойдется этот малолетний хвастун. Мерз мальчишка едва ли, он даже спал, не накрываясь, там, где Малфою хотелось завернуться в матрац. Значит, куртка ему нужна исключительно для демонстрации своей приближенности к Поттеру… Которого он, по правде говоря, и видел-то вживую, наверное, единожды — вчера, когда Герою приспичило поносить Драко по лагерю на руках. Обойдется!

День прошел относительно спокойно. Малфой валялся в постели, читал, жевал найденные в передачке яблоки, отчего к вечеру взбунтовался отвыкший от фруктов кишечник, доставив несколько неприятных минут в общем туалете и наградив возможностью внеочередного посещения медотсека, где Драко пришлось выслушать лекцию Барнза о добродетели умеренности.

Вернувшись в казарму Малфой обнаружил хмурые взгляды своих парней.

— Что случилось? — спросил он, забираясь на кровать и пытаясь укутать одеялом замерзшие ноги. — Конфеты кончились?

Гойл взглянул на него исподлобья и отвернулся.

— Сегодня почту забирают, — пробурчал Малькольм. — А в Азкабан совы не летают…

Драко вздохнул, окинув взглядом казарму. Кто-то торопливо дописывал последние строчки, кто-то заклеивал самодельные конвертики, а чьи-то письма стопочками уже лежали на прикроватных тумбочках.

Боковым взглядом Драко вдруг уловил белый конверт в пальцах сидящего рядом Теда.

— А ты кому написал? — удивленно спросил он.

Единственным родным человеком у Нотта был отец, как и все Пожиратели запертый сейчас в Азкабане.

Тед отвел глаза.

— Девушке, — быстро произнес он. — Вдруг дождется.

Малькольм присвистнул.

— А у тебя девушка есть? Ну-ка, Нотт, рассказывай!

— Ага, поделись сексуальными историями из жизни, — раздалось насмешливое напоминание лагерных правил со стороны старожилов.

— Закрыли тему, — Драко откинул голову на подушку и опустил веки.

Может, тоже написать Блейзу? Вдруг ответит? Да, он, конечно, ни разу не пришел за все время, пока они находились в следственных изоляторах. Но Драко постоянно старался убедить себя, что его могли просто не пустить. Вчера, когда в казарму заглянул оборотень и приказал Малфою следовать за собой, сообщив о посетителе, Малфой почти бежал к домику для свиданий, уверенный, что там его ждет Забини…

— Интересно, а на свидания сюда только мужиков пускают? — разглагольствовал где-то рядом Беддок.

— Только родителей или законных опекунов, — отозвался один из «местных».

Драко распахнул глаза и тут же почувствовал на себе тяжелый взгляд с соседней койки.

— Родителей и Поттера, — Тед смотрел на него из-под отросшей челки. — Может, он опеку оформил, Малфой?

— Ему министр Шеклболт разрешение на посещение выдал, — тихий голосок Криса едва не затерялся в общем казарменном шуме, но Драко отреагировал мгновенно:

— Ты откуда знаешь?

— Ты ругаться будешь… — еще тише забормотал пацаненок.

— Канингтон… — угрожающе зарычал Малфой. — А ну, подошел ко мне, живо!

Мальчишка слез с койки и поплелся к нему с видом человека, идущего на эшафот.

— Откуда ты знаешь? — повторил Драко, против правил сверля его взглядом.

— В куртке… В кармане… Разрешение, — пролепетал Крис, и когда Малфой резко дернулся к висящей на крючке над кроватью совершенно чужеродной здесь кожанке, непроизвольно отшатнулся, словно боясь удара.

Драко достал разрешение и долго смотрел в него невидящим взглядом. Шеклболт. Министр безопасности, один из лидеров Ордена Феникса… Любовник матери Блейза, из-за чего Забини так и не приняли ничью сторону во Второй магической… Сотни эмоций захлестнули Малфоя с головой. С одной стороны, эта бумага, видимо, подтверждала слова Теда о попытке Фениксовцев выведать какую-то информацию, с другой… С другой, она говорила Драко, что Блейз Забини давно забыл о своем «самом родном и любимом мальчике». Первое стало неприятным открытием. Малфой надеялся, что Поттера привели сюда эмоции. Совсем неважно, была ли это жалость, или Героя сжигало чувство вины, а, может, чисто гриффиндорское благородство… Но, судя по всему, Победителя привел холодный расчет, а это значило, что как только Фениксовцы поймут бесполезность младшего Малфоя в их шпионских играх, про поддержку Поттера придется забыть. Но неприятности в жизни Драко составляли большую ее часть, и он давно научился не падать духом, как только очередная появляется на горизонте. Он еще обдумает, как удержать интерес Поттера подольше. А вот открытие номер два так больно вонзилось в сердце, что Малфой едва сдерживал предательские слезы.

Сунув чертову бумагу обратно в карман, он обернулся к Крису и в мгновенном рывке сжал тонкую мальчишечью шею. Эмоции требовали выброса. Пацан рылся в его вещах. Отличная кандидатура, чтобы сорваться, скрыв за гневом боль и отчаяние.

— Еще раз, щенок, подойдешь без спроса к моей койке, размозжу башку о стену, понял?

Мальчик попытался кивнуть, испуганно сглатывая, и острый кадык прошелся по ладони Драко, напоминая, сколь хрупка жизнь, трепещущая под его пальцами.

— Отпусти пацана, Малфой, — раздался рядом мрачный голос Нотта. — Он просто ребенок.

— Угу, волчий выродок, которого и кобелина-отец бросил ради кровавых развлечений с Волдемортом, и мать, сука нагулявшая, видать, не сильно заботилась о воспитании, — боль трансформировалась в ненависть и клокотала внутри Малфоя. — Придется мне учить тебя манерам, щенок…

— Драко! — тихо зарычал Тед. — Отпусти пацана… Пожалуйста.

Малфой, разжав пальцы, отшвырнул Криса, и тот тут же бросился прочь, скрываясь в душевой.

— Его мать пристрелили министерские шишки, — вполголоса произнес Нотт. — Любители экстремальной охоты на оборотней в полнолуние. Ему было полгода. Волдеморт дал Фенриру возможность мести, а пацана помог спрятать… Никогда не задумывался, почему Сивый вечно одинок и так безумно кровожаден?

Драко взял сигареты и молча ушел курить. Конечно, он не знал. Какое ему было дело до личной жизни оборотня, с наслаждением рвущего на части все, что движется? Он боялся и потому ненавидел этого цепного пса Волдеморта. А оказывается, у монстра тоже была своя трагедия. Каким, однако, глубоким и неизведанным может оказаться привычно плоский и понятный мир. Интересно, а способен ли Поттер увидеть в нем эту многогранность за плоской маской школьного врага? Стоп, Малфой! Ты начинаешь жалеть себя и мечтать о чьем-то сочувствии… Это из-за Забини. Ты верил в его чувства, и теперь вместо этой веры в твоем сердце пустота, требующая срочного заполнения. Но Поттер — последний, на чье сочувствие и понимание ты мог бы рассчитывать. Забудь!


Странно, но надежда, видимо, действительно умирает последней, и когда через три дня, после ужина, охранник принес в казарму письма, Драко отчего-то до конца ждал, что вот-вот выкрикнут и его имя. Но чуда, конечно же, не произошло.

Нотт схватил протянутый ему конверт, ушел в туалет и вернулся только минут через пятнадцать, хмурый и задумчивый.

— Чё, не дождалась? — тут же взялись подначивать его малолетние уголовники, но, нарвавшись на тяжелый взгляд, быстро угомонились.

— Тед, все в порядке? — осторожно поинтересовался Драко, и Нотт отчего-то вздрогнул.

— Да… Просто… — он словно подбирал слова. — Ее родители не желают… Возвращения опасного уголовника из лагеря.

Малфой вздохнул. Чем тут можно было утешить друга? Вряд ли его девушка, даже без протестующих родителей, писала бы дольше года, а приговорен Нотт к десяти.

В ночь на субботу Тед вдруг опять заговорил о Поттере.

— Малфой, — шепотом позвал он, и Драко, повернувшись на бок, двинулся ближе к краю койки. — Ты… Не ходи больше на эти свиданки.

— Это чего, ревность, что ли? — так же шепотом, усмехнувшись, ответил Драко.

— Идиот, — как-то очень зло выплюнул Тед. — Просто не ходи. Ты ведь все равно ничего не знаешь… Или знаешь?

— А он еще ничего не спрашивал, — буркнул Драко. — Нам не повредят еда и сигареты, как думаешь? Если Поттеру нужны какие-то сведения, я их продам ему подороже. Спи, Тед, у тебя завтра дежурство по столовой… Еще и вместе с этим уродом Хантом. Следи там, чтобы он мне в суп не плюнул, больно уж зло глазами сверкает.

Утром оказалось, что плевок в суп может быть совсем не самым страшным вариантом развития событий, когда ты перешел дорогу дежурному по столовой.