Оборотная сторона бессмертия +776

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardry I.K.
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
«Просто нет слов! Замечательно!» от Erisu
... и еще 10 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 13. Достать звезду с неба

24 ноября 2014, 02:44
- Гарри, ты меня слушаешь?

Он вздрогнул и рассеянно улыбнулся:

- Да, рыжик, конечно.

Джинни еще пару секунд подозрительно смотрела на него, но потом вновь устроилась щекой на обнаженном плече парня:

- Ну, вот. Представляешь, только Луна сказала Макгонагалл, что…

И Гарри снова отключился от болтовни девушки, погрузившись в свои мысли. Сегодня в школе авроров были соревнования старшекурсников по боевой магии, и занятия для всех отменили. Джинни, наверное, узнала об этом от брата и вчера вечером свалилась как снег на голову, появившись из камина с безапелляционным заявлением:

- Любимый, у нас целые сутки! Я отпросилась до завтрашнего вечера!

Наверное, он был даже рад. Появление Джинни означало, что он хоть на какое-то время отвлечется от мыслей о произошедшем в лагере, терзающих его вот уже трое суток, а девичье тело обещало, наконец, настоящий секс без последующего самобичевания за «неестественные желания».

Однако, уже через несколько часов, Гарри понял, как жестоко он ошибался. Они погуляли по маггловскому Лондону. Завернув в кинотеатр, увидели название только вышедшего в прокат «Знакомьтесь, Джо Блэк» и, словно на автомате, купили билеты. Фильм потрясал. Джинни вышла из зала под таким сильным впечатлением, что какое-то время шла молча, а потом, взглянув на юношу, и вовсе замерла:

- Гарри, что случилось?

Парень невидящим взглядом смотрел перед собой, губы слегка подрагивали, готовые изогнуться в горькой усмешке.

- Блэк и Смерть… Даже в маггловском кино это одно и то же, - тихо пробормотал он и все же грустно улыбнулся. – Наверное, это какой-то знак, да? Любить Блэка - то же самое, что…

- Гарри, перестань. Пойдем домой.

Возвращались они молча. Джинни лишь мягко поглаживала пальцем руку парня, сжимающую ее ладонь, и он, слегка улыбаясь, отвечал ей такой же осторожной лаской.

Перешагнув через порог, девушка вдруг обернулась и, обвив руками шею Гарри, потянулась за поцелуем.

Мягкие, знакомые губы привычно коснулись, выпрашивая ответной нежности, и Гарри скользнул языком в теплый, влажный ротик… А в следующее мгновение отстранился, чувствуя, как начинает задыхаться от пронзившей его мысли: «А у Драко губы прохладные… И сухие… И пахнут молоком…»

Джинни восприняла его реакцию по-своему.

- Пойдем в постель, - прошептала девушка и потянула за руку к лестнице.

Он никогда раньше не закрывал глаза. Ему нравилось смотреть, как приоткрывается розовый ротик в немом крике наслаждения, как наливается от возбуждения грудь, и сжимаются темные кружочки сосков. Видеть, как Джинни его желает, было одним из самых больших удовольствий секса. Но сегодня все было иначе. Сегодня фантазии об извивающимся под ним бывшем школьном враге затмевали реальность, в которой к нему прижималось изящное тело суженой. Он был благодарен Небу за то, что Джинни не была крикливой, и ее негромкие стоны в ночной темноте звучали низко и глухо. Гарри перевернул девушку на живот и одним рывком вошел сзади, откидывая голову и с тихим рычанием кончая, представив, что пальцы его сжимают совсем другие бедра: бледные, худые, с выпирающими тазовыми косточками. Он почти до крови прикусил нижнюю губу, чтобы не выстонать звуки благородного имени, проходящие дрожью по телу… А, как только пришел в себя, быстро скрылся в ванной комнате и, включив душ, в отчаянии вжался лбом в холодный кафель:

- Что со мной?.. Что этот бледный змееныш со мной сделал?..

Гарри долго стоял под прохладными струями, пытаясь не биться головой о стену в ужасе от осознания происходящего, пока заволновавшаяся Джинни по-кошачьи не заскребла в дверь.

На повторение этой ночью Поттер не решился, радуясь, что девушка тоже не заикнулась о продолжении любовных утех.

Торопясь поскорее уснуть, он вновь проглотил зелье «Сна без сновидений» и, покрутившись немного, все же уснул.

А утром пришло принятие. «Переспав» ночное потрясение, Гарри теперь воспринимал это иначе. Да, он хотел Драко Малфоя! Это было ненормально, неправильно, но это было так. И если заставить себя не делать того, чего очень хочется – возможно, то требовать от себя не хотеть – глупо и бессмысленно. Поэтому на утреннее мурлыкание Джинни юноша ответил улыбкой и, под ласками теплых нежных губ, прикрыв глаза, позволил себе без угрызений совести улететь в мир своих порочных грез.

Днем они погуляли по Косому Переулку, побаловали себя пирожными у Фортескью, а вернувшись домой, вновь забрались в постель.

И сейчас Джинни, положив рыжую голову на сильное плечо Национального Героя, рассказывала любимому очередную школьную историю, а Гарри думал о том, как себя теперь вести с Малфоем.

Когда в окно стукнула сова, парень вздрогнул.

- Ты от кого-то ждешь писем? – почему-то нахмурилась Джинни, следя за крепкой обнаженной фигурой Поттера, выскользнувшего из-под одеяла и направляющегося к окну.

Гарри только пожал плечом, открыл фрамугу и, обменяв пару печенек на конверт, на мгновение замер, пробежавшись взглядом по строке «отправитель», а потом, быстро закрыв окно, едва заметно дрожащими пальцами распечатал письмо.

Джинни встревоженно следила за ним.

- Гарри, что там?

- Мне… Мне надо встретиться с Шеклболтом, - быстро пробормотал парень, хватая халат и скрываясь в ванной, уже из-за двери чуть громче добавляя: - Тебе тоже, наверное, пора возвращаться, рыжик. На ужин как раз успеешь.

Заперев дверь, Гарри вновь развернул небольшой лист. Одна короткая, повелительная фраза: «Поттер, добудь мне информацию о нынешнем состоянии мистера Нотта. Срочно! Д.М.»

Что он прямо сейчас бросится исполнять это поручение обнаглевшего враз Малфоя, Гарри понял, как только вскрыл конверт, а сейчас он вновь перечитывал строчку и слегка улыбался. Драко нужна была его помощь, и он о ней попросил. Пусть и в таком приказном тоне… Нет! Это здорово, что в таком тоне! Это же Малфой, разве могло быть иначе? Гарри был почти счастлив! Он сейчас достал бы звезду с неба! На него не обижались, под него не прогибались от безысходности. От него ТРЕБОВАЛИ помощи. И Герой улыбался, благодаря за это Мерлина.


***



Драко долго лежал, просто уткнувшись лицом в подушку. От осознания произошедшего хотелось выть, словно дикому зверю. Перед мысленным взором вновь и вновь проносились картинки: Нотт прячет взгляд, забирает тарелку с наложенной кашей у Ханта и, всего на мгновение, отворачивается к столу позади себя; глаза Теда, наполненные растерянностью – теперь Драко понимал, что тот совершенно не ожидал подобной чувствительности обоняния Криса – и ужасом; удивленный, а потом такой обреченный взор Ханта… Все подозрения все равно бы пали на Дэнниса, парень понял это почти мгновенно и даже не пытался сопротивляться. Уже осознавая, что вряд ли выживет, он лишь с горькой насмешкой намекнул Малфою, что тот держит в объятиях собственного убийцу, и отвернулся, оставляя живым дальше копошиться в этом дерьме.

Сильнее всего Драко сейчас терзала щемящая жалость к безвинно и страшно погибшему мальчишке, такому же мальчишке, как он сам, только еще менее нужному в этом мире. Возможно, никогда не знавшему ни родительской любви, ни девичьей ласки.

А потом нахлынула злость. Крысиный яд! Драко понятия не имел, как работает маггловская отрава для крыс, но вряд ли смерть его была бы быстрой и безболезненной. Нотт обрекал его на мучения, коим люди не подвергают даже своих собак, пользуясь ружьем, чтобы избавиться от ненужного зверя… А у Теда не дрогнула рука так поступить со школьным другом! Слизеринская гнида!

Хотя… А как еще Теодор мог это сделать в лагере? Удушить ночью подушкой? Слишком много ушей вокруг. У Теда не было выбора. Ему угрожают, Нотт-старший не просто так упомянут в этом странном письме. А ведь Тед просил Драко прекратить эти встречи, и тот сам не оставил другу выбора. На кону стояла жизнь отца Теодора. Что выбрал бы в такой ситуации Малфой?

Парня прошиб ледяной пот. Нотт даже покончить с собой не мог вместо убийства Драко, в страхе, что это будет равноценно невыполнению задания, а значит, отец все равно погибнет. Тед попытался убить себя потом, когда Малфой остался жив, и встреча состоялась. Наверное, торопился к единственному человеку, которому был дорог в этом мире. Поэтому Тед разговаривал сегодня ночью с отцом так, как люди говорят с умершими… Он уверен, что Нотта-старшего больше нет в живых.

Драко сел на кровати. Надо было узнать, что с отцом Теодора. Он дал себе слово защитить своих парней, и он их защитит. Тед сделал выбор не в его пользу, но, кто знает, какой выбор сделал бы он сам, если бы кто-то угрожал его маме или отцу.

Вечером Драко вложил конверт в общую стопку писем. Ему больше не у кого было просить помощи. Блейз вряд ли смог бы получить нужную информацию, а Поттер, судя по всему, вывернул бы наизнанку Землю, если бы пожелал. Малфою было очень нужно, чтобы сейчас Поттер пожелал помочь ему, но, как ни пытался Драко написать что-то более мягкое и просящее, все его нутро отчаянно этому противилось. Обойдется! Хватит с него того, что Малфой дрочит ночами напролет с вибратором в заднице, не имея сил отогнать будоражащие воспоминания и навязчивые фантазии. Он только за это, в виде извинений, обязан Драко минимум звезду с неба достать, а у него всего-то информацию требуют.

Немного подумав, парень решился еще на один шаг. Ноги не несли, где-то в желудке сжимался комок нервов. Но он уверенно шел к медотсеку.

- Нельзя, - остановил его охранник.

Драко кивнул:

- Подожду.

Каждая минута давалась тяжело. Эмоции душили, сменяя одна другую. Но он, усевшись на корточки у стены и откинув голову на каменную кладку, усилием воли заставлял себя ждать.

Наконец, из-за двери выскочил паренек, на год или на два младше Малфоя, и, на ходу застегивая куртку робы, припустил к учебному корпусу.

Драко поднялся:

- Можно? – и заметив, как охранник с сомнением бросает взгляд на висящий на двери сегодняшний график, быстро добавил. - Я навестить Нотта. Я ненадолго.

Вервольф кивнул, пропуская парня, и Малфой, шагнув внутрь, заглянул в кабинет:

- Мистер Барнз…

Колдомедик что-то записывал, два санитара быстро готовили кабинет к следующему посещению.

- Малфой? – Барнз удивленно поднял на него глаза. – Только не говорите, что…

- Я к Нотту. Не успел после обеда… Можно?

Барнз взглянул на часы:

- Пятнадцать минут, Малфой.

Драко выдавил из себя благодарную улыбку и, прикрыв дверь, направился к палате. Сердце гулко ухало в ушах. Почему он так волнуется? Так страшно взглянуть в глаза тому, кто пытался тебя убить?

Он глубоко вздохнул у двери и шагнул внутрь:

- Привет, Тед, - голос, как ни странно, звучал уверенно и дружелюбно. – Как ты? Ты прости, я после обеда не смог зайти, у меня посетитель был.

Он подошел к кровати и привычно присел на корточки, чтобы глаза смотрели в глаза.

- Представляешь, Забини прорвался!

Тед вдруг вздрогнул, и взгляд его на доли секунды сфокусировался на Драко. Удивление, надежда, тоска… Мгновенно проскользнувший в красивых глазах поток эмоций, а потом вновь безжизненная пустота.

- Блейз передавал тебе привет, - почувствовав, что на миг проник под непробиваемый колпак, беззастенчиво соврал Малфой. – Сказал, чтобы ты поправлялся быстрее.

Нотт молча закрыл глаза, но Драко заметил, как едва уловимо дрогнули его губы.

- Тед… - время поджимало, нужно было переходить к главному, хотя открытие, что Теодор не пропустил мимо ушей имя Забини, тоже оказалось довольно интересным. – Сегодня письма собирают. Ты… Будешь писать своей девчонке?

Нотт распахнул глаза и побледнел, перестав отличаться по цвету от больничной постели. Малфой изо всех сил старался сделать улыбку как можно беспечней:

- Я принес тебе бумагу и конверт. Напишешь?

Губы Теодора предательски задрожали, а на глаза навернулись слезы.

- Черт, Тед, прости, я не подумал! – продолжал спектакль Малфой, он должен был изобразить святое неведение, ему было нужно знать, насколько Теодор прогнил. – Ты, наверное, сейчас и карандаш удержать не сможешь, не то что пером писать. Хочешь, я напишу?

Нотт отвернулся. Драко видел, как вздрагивают плечи парня в беззвучных рыданиях, и в нем отчаянно боролись жалость и злость.

- Мистер Малфой, покиньте помещение, - раздался с порога голос Барнза.

- Да… - тихо выдавил Драко и, склонившись к Теду, заставил себя прикоснуться губами к его виску.

Нотт вздрогнул как от ожога, а Малфой, развернувшись, быстро вышел из палаты.


Уилан сам забирал письма, пробегая взглядом по надписям, принюхиваясь к каждому конверту. Обнаружив послание от Малфоя, Альфа бросил взгляд на парня и, слегка улыбнувшись, кивнул.

- Ты кому-то написал? – проследив за взглядом вервольфа, удивленно шепнул Грегори.

Драко не ответил. Ему сейчас ни с кем не хотелось говорить, и было совершенно плевать, обидится Гойл на это или нет.



За полчаса до отбоя Альфа вошел в казарму и, быстро подойдя к кровати Малфоя, протянул ему письмо. По помещению прокатился удивленный шепот – ответные письма всем должны были раздавать только завтра после ужина.

- Спасибо… - растерянно пробормотал Драко, тоже не ожидавший, что ответ получит так скоро.

- Будешь писать, передай охраннику, - спокойно произнес Альфа и вышел.

- Ни хрена себе… - удивленно раздалось со стороны старших парней, но Драко поднял взгляд, и все тут же затихли – помня Ханта, связываться с Малфоем желающих более не было.

Драко вскрыл конверт, подписанный неровным, полудетским почерком Поттера.

«Нотт-старший находится в Азкабане. Посетителей из гражданских не пускают. Два дня назад осмотрен тюремным колдомедиком – заключение: «Здоров». Узнал заодно про твоих родителей. С ними тоже все хорошо, не волнуйся. А еще, я совсем забыл тебе сказать, Гермиона списалась с Панси, и Шеклболт выдал разрешение на свидания, так что девчонкам тоже теперь будут передачки с едой и одеждой. Если хочешь, можешь приготовить для них письмо к моему приходу, я передам с Гермионой. Еще есть поручения? Г.П.»

Отчего-то захотелось плакать. То ли от хорошей весточки о родителях, то ли от облегчения, что с отцом Нотта все в порядке, то ли от заботы о девочках, которым сам он ничем помочь не мог. А может, от того, что Поттер так быстро сделал то, о чем он его попросил, и подумал даже о непрошенном, и от его готовности сделать для Драко что-то еще…

Закрыв глаза, Малфой закусил губу, пытаясь справиться с нахлынувшими вновь эмоциями. Корявый смешной почерк казался сейчас самым красивым на свете, а две простые буквы вместо подписи - самыми любимыми инициалами на Земле.

- Драко, чего там? – с тревогой спросил Гойл, видя странную реакцию друга.

- Все хорошо, Грегори... – слегка улыбнулся Малфой и поднялся с постели. – Парни на тебе, Гойл. Я, наверное, не вернусь на ночь.


Он все же написал короткий ответ, сухо поблагодарив и «попросив» обеспечить максимальную безопасность Нотту-старшему. Охранник безропотно забрал конверт.

- Сам-то куда? – спросил он, увидев, что возвращаться в казарму парень не собирается.

- В медотсек. Устал по ночам ходить.

Вервольф понимающе хмыкнул.

- Проводить?

- Дойду.

Драко понимал, что, возможно, идет под звездным небом последний раз, что эта проверка может закончиться его смертью, поэтому не хотелось ни торопиться, ни чувствовать рядом кого-то постороннего. Он нес Нотту новость, которая заставит того действовать, а вот как - Драко не знал. Он до сих пор не был уверен в причинах, заставивших Теодора перерезать вены. Он до сих пор понятия не имел, что у Теда на душе, изменилось ли что-то с того момента, как он решился на убийство? И он был обязан это выяснить. Потому что Теодор Нотт был ЕГО парнем. И Драко готов был рискнуть, чтобы узнать и понять друга или сразиться насмерть с врагом.


- Добрый вечер, док, - улыбнулся Драко, входя в кабинет. – Можно я сегодня еще раз переночую в палате? Только без этой игрушки.

- Малфой, здесь не гостиница. Просто так занимать кровать я вам не позволю.

Драко вздохнул и молча начал расстегивать пуговицы. Колдомедик несколько секунд удивленно наблюдал за ним и, наконец, рявкнул:

- Стойте, Малфой! Это что еще за одолжение вы решили мне сделать?

- Мне нужно побыть с Ноттом, мистер Барнз, - тихо произнес Драко. – Если для этого мне придется…

- Вы невыносимы, Малфой! – перебил его колдомедик. – Идите к своему Нотту, но упаси вас Мерлин заняться ночью мастурбацией!

- Мне сегодня не до того, мистер Барнз, - горько усмехнулся Драко. – Спасибо.


Он вошел в палату и, подойдя к кровати Нотта, присел на корточки.

- У меня для тебя хорошие новости, Тед, - доверительно шепнул он. – Поттер передал записку. Он узнавал про наших родителей. Все живы и здоровы. Обещал присмотреть за ними. Правда, говорит, что посторонних к ним никого не пускают, но он же не посторонний, он Национальный-Мать-Его-Герой! Так что он присмотрит. Здорово, правда? А еще написал, что Грейнджер связалась с Паркинсон и тоже взяла разрешение на посещение, - эта новость была сообщена для убедительности, чтобы не вызвать подозрений о собственной осведомленности. – Теперь и девчонкам конфеты с одеждой передавать будут. Гриффиндор не так плох, как в школе казался, да, Тед?

Он не сразу заметил, что Нотт почти не дышит, впитывая в себя каждое его слово, считывая взглядом с губ, видимо, не сильно надеясь на слух.

- Я решил, что должен тебе тоже рассказать, а то ты здесь лежишь один и не знаешь, что все не так уж и плохо. И… Я сегодня переночую здесь снова. Барнз разрешил. Если захочешь поговорить – разбудишь, хорошо?

Он слегка тронул окаменевшее плечо и, поднявшись, направился к уже знакомой кровати.



Нотт поднялся через три часа. Медленно, слегка шатаясь, он подошел к койке Малфоя. Драко напрягся, готовясь к броску и просчитывая, какие удары окажутся болезненней всего для Теда. Из-под полуприкрытых век Малфой видел, как в бьющем в окно свете почти полной луны в руке Нотта что-то блеснуло. Горечь потери сжало сердце. Наверное, нужно было действовать уже сейчас, но он все тянул, позволяя убийце подойти ближе и беззвучно склониться над ним.

Секунды превратились в вечность. Драко понимал, что зажатый даже в слабых пальцах Теда скальпель, неизвестно где до сих пор припрятанный им, является грозным оружием на таком близком расстоянии, и сейчас один взмах изувеченной руки может лишить его жизни или сделать инвалидом.

Нотт долгие несколько секунд смотрел ему в лицо, а потом резко поднялся, и, когда Драко уже готов был выбросить вперед кулак для удара по вскрытому и вывихнутому запястью, Тед развернулся и едва слышно выдохнул:

- Прости, папа, я не могу…

- Хант умер сам или..? – сквозь сведенные судорогой челюсти процедил Драко.

Теодор замер. Скальпель с тонким звоном упал на кафельный пол.

- Дэнниса в любом случае убил я, - хрипло прошептал Нотт.

- Да, - согласился Малфой. – Но я непосредственно про смерть.

- Нет. Хотя надо было бы. Это было…

- Страшно?

- Да.

Драко сел на кровати.

- Почему ты сейчас не перерезал мне глотку?

Нотт продолжал стоять, не оборачиваясь, не шевелясь. Он даже почти не дышал.

- Первый раз сунуть руку в кипящее масло можно себя заставить, а вот повторить… - тихо прошептал он. – Я знаю, что ты не поверишь, Малфой, но Теодор Нотт убил себя раньше, чем пытался перерезать вены. Я покончил с собой в тот момент, когда положил в твою тарелку отраву. Я не могу… Снова. И… Аида теперь убьет моего отца.

- Никто не убьет твоего отца, Нотт, - Драко поднялся. – Ты сказал, что принимаешь мое старшинство. Я обещал тебе защиту, обещал, что вытащу отсюда. Ты сейчас расскажешь мне все. И отныне всегда будешь делиться со мной любыми возникающими проблемами, а я обещаю тебе, что ни с твоим отцом, ни с тобой не случится ничего страшного. Еще один шанс, Теодор Нотт.

Тед медленно повернулся к нему лицом, а секунду спустя опустился на колени.

- Прости меня, - тихо прошептал он. – Я искуплю…

- Однажды я потребую искупления, Тед, не сомневайся.

- Да, Малфой…

- Вставай. Я хочу знать все об этой Аиде.