Оборотная сторона бессмертия +826

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Самому душевному автору!» от Forgotten..
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardri
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
... и еще 11 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 14. Магия Аиды

25 ноября 2014, 22:45
Патронус Поттера застал Кингсли выходящим из кабинета. Тяжело вздохнув, Шеклболт ответил, что ждет, и вернулся к столу.

Юноша ворвался в двери как небольшой ураган:

- Кингсли, мне нужно срочно выяснить все про Нотта-старшего. И, желательно, сразу про мистера и миссис Малфой.

- Гарри, почему в конце рабочего дня? Что случилось?

- Я пока не знаю, - парень пожал плечами и плюхнулся в кресло. – Малфой попросил срочно узнать про мистера Нотта, а я подумал, что тогда надо сразу и о его родителях получить информацию, волнуется же, наверное…

- Гарри! Ты задерживаешь меня на работе, потому что тебя о чем-то попросил этот…

Шеклболт начинал закипать. Его ждал дома вкусный ужин с умопомрачительным десертом, приготовленным самой красивой женщиной всей магической Британии, а он должен выполнять поручения белобрысого поганца, вокруг которого два важных для Министра пацана, видимо, решили раскрутить Вселенную.

- Не «этот», а «Драко», - обезоруживающе улыбнулся Поттер. – Министр, я могу сам отправиться в Азкабан и все узнать, напишете разрешение?

Кингсли поперхнулся воздухом. А ведь действительно может! И даже без разрешения может! Этот и дементоров уболтает, и остатки Азкабана разнесет!

- Хорошо, Гарри, - он вздохнул. – И, раз уж ты зашел, давай обсудим кое-что…

Через несколько минут к начальнику главной тюрьмы магической Британии был отправлен Патронус Министра с четко сформулированными вопросами, и, в ожидании ответа, Шеклболт положил перед юношей стопку собранных курсантами дел:

- Здесь все интересующие нас лица, Гарри, и, судя по всему… Они все чисты!

Поттер удивленно поднял на него глаза:

- Что, прямо ни единой зацепки?

- Гарри, я старый аврор, ты веришь моему опыту?

- Да… - растеряно пробормотал парень и взял верхнюю папку. – Конечно… А можно, я заберу это домой и тоже пробегусь?

Шеклболт улыбнулся. А он разве мог отказать?

Ответ пришел довольно быстро. Гарри выслушал короткий и четкий отчет начальника тюрьмы, поблагодарил Министра и, сунув в карман уменьшенную стопку папок, распрощался.



Выйдя из камина в гостиной Забини-Мэнора, Шеклболт напоролся на тяжелый взгляд Блейза.

- Что случилось? – осторожно спросил Кингсли, медленно стряхивая пепел.

- Гарри Поттер… Гарри-Чертов-Поттер уже две недели как мотается в лагерь к Малфою… К моему, мать его, Малфою! – начавшееся, как тихое злобное шипение, к концу фразы объяснение того, что случилось, превратилось в отчетливое грозное рычание.

- О, Мерлин! – простонал несчастный Министр, чувствуя, как начинает раскалываться голова. – Когда же вы оставите меня в покое со своим Малфоем?!

- Почему вы морочили мне голову с вашими условиями, если Поттеру разрешение выписали сразу? – Блейз преградил путь собиравшемуся побыстрее исчезнуть Шеклболту.

Министр удивленно уставился на него и кашлянул, словно только что поперхнулся.

- А Гарри тоже должны касаться эти условия? Я чего-то не знаю? Насколько я помню, наш Герой встречается с Джинни Уизли…

Блейз стушевался и отступил:

- Я так долго ждал, искал выходы, бился готовой о стены бюрократии, - расстроено пробормотал юноша. – А этот…

- Не «этот», а «Гарри», - слегка улыбнулся Кингсли и обнял парня за плечи. – Ну что ты? Блейз, если бы я знал, что для тебя это так важно…

- Чтобы вы поняли, сколь для меня это важно, мне нужно было заняться онанизмом в вашем кабинете? Или вас больше убедила угроза, что я встану между вами с мамой?

Кингсли тяжело вздохнул и чуть крепче сжал его плечо:

- Ты дорог мне, Блейз. Вы с мамой оба мне дороги.



Сову к Драко Гарри отправил, как только оказался дома. Слегка улыбаясь собственным мыслям, он прошел на кухню и, налив себе большую чашку чая, уселся за стол и выложил из кармана принесенные от Шеклболта бумаги. Не может быть, чтобы ни один из сотрудников Департамента Магического сотрудничества нигде не прокололся.

Открыв и пролистав первое дело, Гарри удивленно хмыкнул. Судя по собранной информации, тридцатилетний волшебник, о котором шла речь, был прекрасным семьянином и ответственным работником. Ни единого рапорта о нарушении или объяснительной, ни одного прогула или опоздания, никаких интрижек на стороне, ни одной ссоры с коллегами или членами семьи. С колдографии в углу дела на Героя смотрел приятный молодой мужчина с улыбкой актера из маггловского блокбастера.

Во второй папке его ждала подшивка документов немолодой ведьмы - матери двоих детей, бабушки четверых внуков, увлекающейся цветами и вязанием. Нарушений нет, связей с мужчинами после смерти супруга не имела, на работу приходит за пять минут до начала рабочего дня и уходит через пять минут после его окончания…

Гарри пролистывал папку за папкой и ощущал, как растет в нем чувство тревоги и неправильности, хотя более «правильных» людей он ни разу в своей жизни не видел. Казалось, все эти волшебники и волшебницы вообще не имели никаких пороков, проблем, отрицательных сторон характера. С колдографий смотрели одинаково улыбающиеся, разновозрастные люди, с идеально уложенными волосами, идеально выглаженной одеждой, а, судя по отчетам, и с идеально подстриженными лужайками возле идеально покрашенных домиков.

Гарри отложил последнее дело, когда в окно стукнула лагерная сова.

«Благодарю, Поттер. Надеюсь, Орден и впредь сможет обеспечить мистеру Нотту и моим родителям полную безопасность. До встречи в воскресенье. Д.М.»

Юноша несколько секунд сидел на подоконнике, перечитывая короткие надменные строчки. Черная, слегка растрепанная сова, так и не получившая до сих пор свое печенье, хмуро топталась рядом. Наконец, птица не выдержала и, переступив поближе, слегка тронула Гарри когтистой лапкой. Парень вздрогнул:

- А, да, извини…

Поднявшись, он сунул ей печенье и, выпроводив в окно, прикрыл форточку. А следом отправил Шеклболту Патронуса с коротким сообщением: «Малфои и Нотт в опасности. Усильте охрану. Завтра в обед буду у вас в кабинете, обеспечьте присутствие проверенного невыразимца и пары опытных авроров.»

Он вновь взглянул на стопку документов. Как Кингсли этого не понял? Зашоренность старого аврора, не позволяющая усомниться в якобы безупречной безопасности Министерства, не дающая возможности даже допустить мысль об использовании непростительного прямо под носом у аврората? А, судя по отчетам, кто-то допустил…


Утром он успел заглянуть на первую пару и, изобразив головную боль, отпроситься с занятий. После чего, укутавшись в мантию-невидимку, отправился в Министерство.

Здесь Гарри пришлось нелегко. Слишком оживленно, слишком хаотично всё движется. Несколько раз он едва не столкнулся со спешащими куда-то гоблинами, потом едва увернулся от мощного копыта кентавра… Но, в конце концов, юноша все же добрался до пятого уровня и прошмыгнул в огромную дверь с надписью: «Британский филиал Международной конфедерации магов».

Гарри медленно шел по коридору, ловко уворачиваясь от встречающихся ему волшебников и волшебниц, и поражался атмосфере радушия и уюта. Люди улыбались друг другу при встрече, хотя он ни разу не увидел, чтобы сотрудники вели праздные беседы между собой – все занимались своими делами, но при этом были очень вежливы и доброжелательны по отношению к окружающим.

Несколько раз он заметил посетителей. Маги, не работающие в филиале, сильно отличались помятостью костюмов и несовершенством причесок, озабоченностью на лицах… И жизнью в глазах.

Заглянув в очередной кабинет, юноша невольно поморщился. Идеальная чистота на столах, ни одной смятой бумаги на полу, ни одного упавшего карандаша, ни единой чашки недопитого кофе…

Как же все это пропускалось? Как никто до сих пор не заметил неладного?

Дверь за его спиной приоткрылась, и в кабинет вошел розовощекий улыбающийся здоровяк, а за ним проскользнула маленькой тенью домовушка.

- Дамы и господа! – голос мужчины прокатился по помещению радостным весенним громом. – У нас сегодня День Рождения мисс Бишоп. Сдавайте ваши чашки Аникс, за обедом нас ждет чаепитие с прекрасным тыквенным пирогом!

Сотрудники радостно заулыбались и, достав из ящиков столов чайные чашки, аккуратно вложили в них по галлеону – видимо, на подарок имениннице – и отдали крохотной ушастой домовушке.

- Спасибо, дамы и господа, не опаздывайте на чаепитие! – довольно пророкотал румяный здоровяк и, на мгновение замерев рядом с Гарри, словно что-то почуяв, тряхнул головой и вышел.

Домовушка, ссыпав золотые монетки в небольшой мешочек, прикрепленный к тонкому пояску, посеменила за ним с чашками в руках.

Юноша невольно вздохнул. Даже здесь, где все такие довольные и жизнерадостные, мордашка эльфийки была настороженно-уставшей. И тут же его пронзила догадка, что, возможно, помочь ему может именно обслуживающий персонал! Ведь, судя по глазенкам этой Аникс, она была до сих пор единственным здесь работником в трезвом уме и здравой памяти. Это шанс!


Он вошел в кабинет Министра за пять минут до официального начала обеда. Шеклболт стоял у окна, а за столом молча сидели три незнакомых Гарри человека.

- Добрый день, Министр! Господа!

Поттер запер за собой дверь и, пройдя в кабинет уселся в торце стола напротив кресла Шеклболта.

- Добрый день, Гарри… - растеряно пробормотал Кингсли, усаживаясь на свое место, и представил: – Это мистер Одли – невыразимец, давно сотрудничающий с Орденом. Господа Томсон и Нэш – самые опытные наши авроры. Как ты и просил. Господа, мистер Гарри Джеймс Поттер.

Гарри кивнул и, вытащив из кармана документы, бросил их на стол:

- У вас под носом несколько лет целый Департамент Министерства находится под непростительным, - тихо процедил юноша. – Как такое возможно, что аврорат до сих пор не уловил столь обширный «Империус» прямо у себя под носом, а, господа «опытные авроры»?

Шеклболт побледнел, а остальные мужчины непонимающе хлопали глазами.

- Но… Гарри, это невозможно… - прошептал Кингсли.

- Судя по вашей реакции на мои слова, Министр, вы только что сами осознали, что в мире нет ничего невозможного! – Гарри подался вперед. – К понедельнику, господа, очень тихо должна быть проведена полная экспертиза чар, наложенных на сотрудников Британского филиала Международной конфедерации магов. Очень желательно выяснить источник, - он обращался к аврорам, которые, как один, сглотнув, молча утвердительно мотнули головами. – К понедельнику же мне нужен полный отчет о схожих по действию с «Империусом» чар, зелий, артефактов. Причем, используемых не только в магической Британии. Чем больше государств успеете охватить – тем лучше, - невыразимец с совершенно бесстрастным лицом коротко кивнул. – И, очень тихо, Кингсли, подготовьте бригаду хороших колдомедиков. Боюсь, мы с вами имеем целый департамент разжиженных мозгов.

- Гарри… - потрясенно пробормотал Шеклболт. – Я даже не предполагал…

- Теперь предполагаете, господин Министр, - перебил его Поттер и поднялся. – За стены кабинета это выйти не должно, надеюсь, всем присутствующим ясно? Кингсли, негласный запрет на любые посещения Азкабана. Никого не пускать к ребятам в лагерь! Связь Патронусом. До встречи, господа.

Он вышел, оставив четверых взрослых мужчин в гнетущей тишине кабинета.

***



Теодор сидел, ссутулившись, и говорил тихо, иногда надолго замолкая. Драко не перебивал, боясь, что, отвлекшись, Нотт забудет какую-нибудь важную деталь.

- Когда авроры за мной пришли, я испугался. Пока я оставался на свободе, был шанс помочь папе, а в застенках какой из меня помощник? А потом меня привели в камеру, где сидел отец, и… Знаешь, он, кажется, уже не ожидал меня увидеть. Он, наверное, целый час все никак не мог меня отпустить, целовал, бормотал, что теперь все будет хорошо, что теперь я в безопасности, что надо только потерпеть немного, и все наладится.

Теодор грустно усмехнулся:

- А для всех он преступник и убийца, Драко… А он… Он ведь хороший, Малфой, он служил Темному Лорду из-за меня - знал, что Волдеморт просто так его не отпустит.

Драко вздохнул, кому-кому, а ему этого не нужно было объяснять. Нотт бросил на него быстрый взгляд и вновь виновато отвел глаза:

- А потом папа рассказал, что массовые аресты всех мало-мальски засветившихся Пожирателей вместе с их семьями – это спасательная операция. Ты не знал?

Малфой мотнул головой, удивленно уставившись на Теда.

- Я думал, что твои тебе рассказали… По стране прокатилась волна убийств бывших Пожирателей, оставшихся на свободе, и их родных. Убийств, выглядевших, как несчастные случаи или самоубийства. У кого-то котел взорвался, да так, что полдома снесло и всех под обломками похоронило, кого-то при аппарации расщепило полностью, кто-то сдвинулся и своих покромсал, а потом сам… Пожиратели поняли, что от ненужных свидетелей пытаются избавиться. Твои же тогда тоже на свободе были, у вас, ведь, свидетелей полно, что Малфои скорее жертвы, нежели преступники…

Драко отчего-то почувствовал себя виноватым. Их, действительно, почти сразу «прикрыли» и сперва лишь запретили покидать магический Лондон, даже под домашний арест не посадили. Ему тогда уже казалось, что все обошлось… А потом авроры пришли и за ними.

- Пожиратели быстро поняли, откуда исходит угроза, - продолжал тем временем Нотт. – И, как оказалось, Фениксовцы тоже сообразили, что наши родители – это лишь видимая верхушка айсберга, и опаснее всего то, что сокрыто «под водой». Орден решил спрятать свидетелей, Пожиратели - воспользоваться их помощью ради спасения… Совместно пришли к выводу, что безопаснее всего нам будет под стражей. Поэтому арестовали всех, даже тех, кто «мимо проходил».

На какое-то время наступила тишина, а Драко этого даже не заметил. Его родители были в курсе того, что арест и, кажется, даже суд - фиктивны. Но почему ничего не сказали ему? Или сказали, но потом спрятали это знание до нужного момента где-то в глубинах его памяти? Только вот, до какого такого «нужного момента»? Когда он наступит – этот момент?

- Странно, что ты не знал, - словно читая его мысли, пробормотал Тед. – Твой отец был инициатором этого «проекта».

- Аида! – напомнил Драко, чувствуя глухое раздражение, накатывающее от озвучивания Ноттом его собственных неприятных размышлений.

- Да, извини, - Тед мгновенно понял, что влез на недозволенную территорию. – Мне постоянно казалось в камере, что нас с отцом кто-то подслушивает. Но, собственно, ничего удивительного, почему бы не подслушивать заключенных? Тем более, что после того разговора, когда папа объяснил про аресты, скрытых Пожирателей и заикнулся, что возможно, есть кто-то, кто стоял за Темным Лордом - после этого мы не говорили ни о чем примечательном для авроров. А потом, после суда… Однажды, когда нам принесли еду, мне вместе с миской сунули записку. Я сразу развернул, открыв было рот, чтобы сказать отцу, что нам что-то передали, и заткнулся. Там было написано что-то типа: «Пусть Теодор Нотт смотрит, как Аида убьет его отца».

Голос парня дрогнул и оборвался. Драко напряженно ждал, не подгоняя, не задавая вопросов, даже, кажется, стараясь не дышать.

- Он начал задыхаться мгновение спустя, Драко… Начал задыхаться, посинел. А я смотрел и не знал, что делать. Я даже не помню, как вбежали авроры, как его схватили и унесли. А потом, мне, через створку для еды, вывалилась еще одна записка: «Отец Теодора Нотта жив, но это может измениться. Чтобы любимый папа Теодора Нотта не умер, Теодор Нотт должен делать то, что скажет Аида. Аида пришлет записку, когда для Теодора Нотта будет задание. Теодор Нотт должен молчать.» Папу вернули через пару часов. Оказалось, что он подавился, не в то горло попало.

- Несчастные случаи… - пробормотал Драко.

- Да, - обреченно кивнул Тед. – Только ты вот сразу вспомнил, а я тогда – идиот – подумал, что это просто совпадение… И когда, перед отправкой сюда, мне с очередной миской еды пришла записка с инструкциями о слежке в лагере за ребятами и, в частности, за тобой, я буркнул: «Да пошли вы!», и выкинул записку обратно. И мне тут же прилетела новая. Я ее развернуть не успел, когда папа вскрикнул. Драко, он поскользнулся и, упав, вывихнул запястье… А в записке было написано: «Теодор Нотт пытается ослушаться. Отец Теодора Нотта поплатится своей рукой. Аида не любит, когда Теодор Нотт перечит.»

Тед закрыл лицо руками и несколько секунд молчал, а потом вдруг поднялся и подошел к окну.

- Папа немолод, как он руку не сломал? Я так испугался, Драко… Он такой уязвимый, такой хрупкий… И у нас осталось очень мало времени, я поздний ребенок… Инструкции мне вернули, и я ответил, что согласен… Со всем согласен, только бы не трогали моего отца. Прости… Я не знал, что все будет так… Что Аида поставит такой выбор.

- Значит, после того, как ты сообщил ей, что нас навестил Поттер, она приказала тебе прекратить эти встречи в обмен на безопасность отца… - Малфой говорил задумчиво-уверенно.

- Да.

- А рассказать мне…

Теодор резко обернулся:

- А что бы это изменило? Ты бы защитил папу от ведьмы, виртуозно убивающей и калечащей так, что никто и не поймет даже, что это - магия? Или отказал бы Поттеру во встрече?

- Вряд ли, Поттер все равно бы добился своего, даже если бы я изо всех сил сопротивлялся, - хмуро пробормотал Малфой.

- Я должен был выбирать, Драко… Прости.

- У Дэнниса Ханта прощения проси. Я жив, и сегодня ты сделал иной выбор… Как ты связываешься с ней? Полное имя?

- Аида Никс. Только мне велено писать на конверте все большими буквами и без разрыва.

- То есть..? – Драко протянул ему бумагу и карандаш. – Давай, сможешь?

Тед склонился к прикроватной тумбочке и в свете луны медленно вывел: «AIDANIKS».

Драко смотрел, как из-под пальцев Нотта появляются кривые буквы, и вспоминал красивые вензеля, которые парень мог выводить пером еще несколько дней назад.

- Извини, лучше сейчас не получится, - виновато пробормотал Тед. – Но, вроде, понятно…

- Понятно, - кивнул Драко и спрятал листок в карман. – Все?

Нотт тяжело вздохнул:

- Прости… От меня мало пользы.

Присев на корточки, Малфой подобрал скальпель и, покрутив его в пальцах, вновь взглянул на Теда:

- Да уж, проблем с тобой гораздо больше, - он поднялся. - Давай спать. Завтра попросим Барнза отпустить тебя в казарму, хватит тебе здесь прохлаждаться.

Он завернул скальпель в оставшийся лист бумаги и спрятал в карман.



На утреннее построение они вышли вместе. Ребята радостно улыбались Нотту и норовили пожать руку. Тед хмуро прятал глаза и, казалось, готов был сорваться и убежать прочь. Драко едва заметно коснулся пальцами его ладони:

- Нотт, оставь угрызения совести на потом, - тихо шепнул он. - Взгляни лучше на Криса. Что с парнем?

Мальчишка был единственным, кто не заметил появления Теодора. Он стоял с отрешенным взглядом и слегка кусал губу.

Тед ответить не успел. Над строем раздался сильный голос быстро приближающегося Альфы:

- Итак, господа! Напоминаю! Сегодня полнолуние...