Оборотная сторона бессмертия +779

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardry I.K.
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
«Просто нет слов! Замечательно!» от Erisu
... и еще 10 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 15. Спасаем Малфоя

27 ноября 2014, 19:35
Домой Гарри шел пешком, как всегда, когда ему нужно было подумать. Не отпускало чувство, что он что-то упустил. Открытия последних часов пугали. Те, кого искал Орден, оказались гораздо сильнее, смелее и потому опаснее, чем он думал. А ведь начиналось все с попытки Фениксовцев «подчистить хвосты», вскрыть все внутренние нарывы на теле страны. Вскрыли! Теперь бы разобраться, что такое вскрыли, и чем это грозит.

Министр и авроры выглядели так, словно их ударили под дых. Оно и понятно: в самом сердце магической Британии, прямо в аппарате управления внешней политикой страны, под носом у аврората, целый Департамент несколько лет работал в интересах скрытого врага. Удивительно, что Шеклболт не поседел на месте, осознав масштабы происходящего.

Открывая дверь дома, Гарри уже жалел, что был так резок. Он сам не понимал, чего он так завелся. Его словно отключило, он забыл о чувстве такта, о банальной вежливости… Куда делась его хладнокровная рассудительность и сдержанность? Осознание прошило, когда Поттер собирался запереть дверь изнутри: «Испугался! Испугался за Драко!»

Ключ выпал из пальцев. Гарри выругался и, подобрав, все же запер замок.

Конечно. Он испугался. Ведь если кто-то обладает такой силой, чтобы творить подобные вещи в Министерстве, то, что для этого «кого-то» лагерь для малолеток, охраняемый лишь стаей оборотней? Да даже и Азкабан с его дементорами!

Это был страх, спрятанный, как всегда, за жесткостью на грани жестокости, за внешней решительностью.

Погруженный в свои мрачные размышления, Гарри, скидывая на ходу теплую мантию, направился на кухню, ставить чайник.

- И где ты шлялся с больной головой?

Недовольный голос Рональда заставил Героя вздрогнуть и схватиться за палочку.

- Боггарт тебя раздери, Рон! Ты какого лешего пугаешь? Аваду в лоб захотел?

Уизли сидел за столом, подтянув одну ногу к груди и положив подбородок на колено.

- Скажи, Гарри, а если бы я сам к тебе не пришел, ты бы вообще не вспомнил о моем существовании? – спросил он, рассматривая облизывающие чайник язычки пламени.

- Я тебя не выгонял. Ты ушел сам и не очень хотел, чтобы тебя возвращали… - Гарри расстегнул верхнюю пуговицу на курсантском кителе и присел на стул напротив друга. – Есть что к чаю?

- У тебя двухсотлетние конфеты в шкафу, а мне мать с собой пирог с мясом отрезала, - пробубнил Рон. – Наличие сахара я еще не проверял, но судя по тому, что раковина не завалена грязной посудой, здесь была моя сестра, а значит, и сахарница полная…

- Неплохо, курсант Уизли, - усмехнулся Гарри. – Где пирог-то?

- В сумке, - Рон кивнул на соседний с Поттером стул, где кучей были свалены вещи. – Я не доставал, чтоб он тебя дождался…

Гарри не церемонясь полез в сумку Рона за пирогом, а Уизли поднялся и, погасив огонь под закипевшим чайником, занялся заваркой.

- Расскажи мне, - стоя спиной к другу, тихо произнес Рональд. – От кого и как мы спасаем Хорька?

- Рон, мы давно не в Хоге, - нахмурился Гарри. – Давай без прозвищ… Пожалуйста.

Уизли обернулся с двумя кружками и, шагнув к столу, поставил одну перед Поттером:

- От кого и как мы спасаем твоего Малфоя? – удивительная для Рона выдержка заставила Гарри озадаченно хмыкнуть.

Если бы защита дома не разрабатывалась им самим так долго и тщательно, если бы у него не было трехсотпроцентной гарантии, что никто не сможет без его позволения ступить на порог, кроме Джинни, Гермионы и Рона, Поттер уже держал бы этого, совсем не похожего на его друга, парня под прицелом палочки. Но дом был спокоен, сеть чар цела, а рыжий, усевшийся напротив, по-Уизлевски грубо разломал пирог и, двинув Гарри его половину, хмуро начал уминать свою. Это был определенно его Уизли! Видимо, за своими проблемами Герой не заметил, где он перегнул палку равнодушия настолько, что Рон теперь готов на несвойственные ему реакции, лишь бы вернуть расположение друга.

Неприятное осознание, что Рональд, кажется, поддался ненарочной дрессировке, заставило Поттера помрачнеть.

- Ну? – нетерпеливо поторопил Рон. – Чего ты молчишь-то?

Гарри вздохнул и улыбнулся. Определенно Уизли! И дело не в дрессировке, дело в том, что они очень дороги друг другу.

- У нас большие проблемы, Рон, - тихо начал он. – Боюсь, защищать придется не только «моего Малфоя», но и опять всю магическую Британию.


Он рассказывал долго. Рон присвистывал, перебивал, задавал вопросы. Когда Гарри закончил, чай давно остыл, пирог был съеден, а кухню затянул густой сигаретный дым.

- Так, - после минутного молчания снова заговорил Рон. – И какие у нас планы? Будем бездействовать до понедельника?

- Если честно, я хотел бы вернуться в Департамент. Завтра. В выходной день там никого не будет. Я понятия не имею, что мы ищем, но…

- Думаешь, что завтра можем застать там главных игроков? – Рон рассматривал тлеющую в пальцах сигарету. – Опасно это, Гарри. Надо тогда хоть предупредить кого…

- Я тебя предупреждаю, - улыбнулся Поттер и, поднявшись, пошел открывать окно.

- Я с тобой иду, я - не в счет, - возразил Уизли.

- Рон, у меня одна мантия-невидимка, и вдвоем мы под ней уже давненько не помещаемся.

- Одного не пущу, - насупился Рональд.

- Хорошо. Я иду внутрь, ты ждешь снаружи. Если я в назначенное время не возвращаюсь – мчишься к Шеклболту.

- Ладно, - нехотя согласился друг. – Утром?

- В десять, - кивнул Гарри. – Нам с Гермионой потом еще для передачек закупаться. Пойдешь с нами?

- Деньги некуда девать… - проворчал Рон, но согласился. – Хорошо, только где-нибудь поесть надо будет.

Гарри улыбнулся и кивнул.


***




- Вот тебе и ответ, - пробормотал Нотт. – Что с ним будет в полнолуние?

- В 15.00 все должны быть в своих казармах, - громыхал над строем голос Альфы. - Обед отменяется, поэтому за завтраком всем советую посуду оставить чистой, поесть в следующий раз у многих из вас получится только завтра к обеду…

- Это чё еще за новости! – громким шепотом возмутился Грегори.

Шикнуть на него Драко не успел.

- Гойл, два шага вперед! – рявкнул Альфа, и Грег, побледнев, несмело вышел из строя.

Уилан смерил его взглядом.

- Хочешь обсудить с мистером Мурреем внесение поправок в лагерные правила?

Грегори испугано замотал головой.

- Не слышу, Гойл!

- Нет, сэр… - пролепетал парень.

- Громче!

- Нет, сэр!

- Тогда не смей открывать рот, пока тебе не прикажут! Встать в строй!

Грег спешно вернулся обратно и тут же получил ощутимый удар кулаком в бок от Малфоя.

- До прихода медперсонала, - продолжил Уилан, прохаживаясь вдоль строя, - у вас будет час на посещение туалета. Особенно касается новеньких – через «не хочу», господа!

Он вновь окинул взглядом толпу мерзнущих под ледяной моросью подростков.

- Всем все ясно?

- Да, сэр… - невпопад забубнили мальчишки.

Парни Драко стояли молча. Им не было ясно ровным счетом ничего.

- Свободны. Полчаса на подготовку к завтраку. Малфой, Нотт, ко мне! Канингтон, в медотсек!


Криса тут же взял за плечо один из охранников и подтолкнул в сторону медотсека. Мальчишка шмыгнул носом и поплелся в указанном направлении.

- Мистер Уилан, - Драко, проводив пацаненка взглядом, поднял глаза на начальника охраны. – Зачем Крису в медотсек? У него по графику…

- Малфой, - перебил его Альфа. – Сегодня полнолуние, о Канингтоне позаботятся колдомедики. Твоя задача обеспечить нахождение всех твоих парней в казарме к указанному времени. Задача ясна?

- Да… С-сэр… Но…

- Минуту, Малфой. Нотт, тебя Барнз выпустил?

- Да, сэр!

Альфа быстро обнюхал парня.

- Кровью воняешь. После завтрака возвращайся в медотсек. Скажи, я запретил выпускать до утра.

- Да, сэр, слушаюсь, сэр.

- Свободен, - он проследил, как Нотт быстро удаляется в сторону казармы и, наконец, взглянул на Драко. – В туалет идешь последним. В койку укладываешься долго… Ждешь, когда к тебе подойдет Барнз, никому другому руку не подставляешь. Ничему не удивляешься. Делаешь вид, что засыпаешь. Все ясно?

Драко отрицательно мотнул головой:

- Вообще ничего не ясно…

Альфа тяжело вздохнул.

- На месте разберешься. Иди. Замерзнешь.

- Мистер Уилан…

- Малфой, марш в казарму, и никому ни слова!

Драко скрипнул зубами, но все же молча развернулся и зашагал к казарме.


Парни встретили Драко вопросительными взглядами. Малфой пожал плечами, проходя мимо, влепил Гойлу подзатыльник и, не обращая внимания на его виновато-возмущенное бормотание, полез в сумку, чтобы выдать Теду причитающиеся ему свитер, носки, белье и бритвенный станок - утром перед построением он успел забежать только за его робой и ботинками, и сейчас Нотт вовсю стучал зубами и никак не мог согреться.

- Драко, так чего будет-то? – Малькольм мялся у его койки, рассматривая пол и шкрябая ногтем по ржавчине на железной спинке кровати.

Малфой окинул взглядом казарму, прикидывая, у кого из старожилов лучше выведать информацию, и направился к одному из курящих у окна парней.

- Привет… Джонни, да?

Парень бросил на него короткий взгляд и, достав из кармана робы пачку сигарет молча, вслепую протянул:

- Других нет.

- Мне не надо. Мне бы понять, что происходит, - Драко присел на подоконник рядом с пареньком, и тот быстро отодвинулся, соблюдая положенную дистанцию.

- Полнолуние происходит, - тихо буркнул Джонни. – Уилан выведет своих псов на внешний периметр, а нас принудительно уложат спать до рассвета… Внутри лагерь некому будет охранять. Наружу нам не выбраться, но чтобы не было драк и беспорядков…

- Ясно, - пробормотал Драко. – А что за зелье, не знаешь?

- Какую-то маггловскую хрень по вене пускают. Не ссы, каждый месяц одно и то же. Поблюешь, может, завтра… Ну, или пока отключаться будешь. А так – не страшно.

- У меня мелкие волнуются, - буркнул Драко и, оттолкнувшись от подоконника, собирался уже уйти. – Спасибо…

- Слышь, Малфой, - остановил его парень. – Ты… Это… Я спросить хотел…

Драко усмехнулся:

- Я когда хочу спросить – спрашиваю. Говори, на завтрак опоздаем.

- Да я… - парень, наконец, швырнул недокуренный бычок в окно и вновь бросил быстрый взгляд на Малфоя: - Как попасть в число… Твоих парней?

Драко на мгновение даже онемел, но потом быстро взял себя в руки и ухмыльнулся:

- Я тебя не знаю, Джонни. А в своих парнях я должен быть уверен, как в самом себе.

- Я готов на любые проверки, Малфой, ты только… Дай шанс.

- Я подумаю, - усмехнулся Драко и, обернувшись, напоролся на хмурый взгляд Теодора.

Нотт тут же отвернулся, а Малфой только сейчас заметил, что в казарме стало гораздо тише. Все его парни довольно лыбились, кроме взявшегося старательно перешнуровывать ботинки Теда. Остальные ребята делали вид, что заняты своими делами, но при этом, кажется, даже дышать старались как можно тише, чтобы не пропустить ни слова. Видимо, вопрос принадлежности новому лидеру интересовал не только Джонни.

Вернувшись к своим парням, Малфой коротко пояснил им суть происходящего, угомонил младших мальчишек, перепугавшихся отчего-то еще больше, и коротко приказал всем «вытряхиваться» в столовую.

- Уверен, как в самом себе… - тихо пробормотал Нотт, выходя из казармы следом за Драко.

- В тебе больше, чем в остальных, - спокойно ответил Малфой и, взглянув через плечо, поймал непонимающий взгляд. – Если меня снова предашь ты, прошедший через это однажды, то чего ждать от тех, кто руку в кипящее масло еще не совал?



Остаток дня прошел в напряженном ожидании вечера. Нотт вернулся в медотсек. Драко погрузился в работу. Резьба по дереву отвлекала, не давала окунуться в тревожные мысли. Но раз в двадцать минут поднимая голову и окидывая цех взглядом, Малфой не досчитывался уже двоих своих парней, и сердце неприятно щемило. Это было неправильно. И хотя он знал, что Крис и Тед живы и под присмотром, ощущение неправильности все равно оставляло неприятный осадок.

Рабочие часы сегодня продлили, видимо, чтобы время без обеда тянулось не так долго. Однако около двух часов дня за Драко пришел охранник:

- Малфой, за мной. Барнз вызывает.

Парни удивленно проводили его взглядами, а сколько различных мыслей проскользнуло в голове Драко, он бы и сам не сосчитал.

- Куда мы идем? – спросил парень, поняв, что ведут его совсем не в медотсек.

- Санитары заняты щенком Канингтоном, Барнз приказал привести тебя, казарму поможешь подготовить.

Драко озадаченно поднял на него взгляд, но промолчал. Лишних вопросов задавать не стоило. Все равно через пару минут все станет ясно.

Вервольф остановился у двери казармы:

- Мистер Барнз, Малфой доставлен! Я свободен?

- Да, Дерек, ступай, - отозвался откуда-то из глубины казармы голос колдомедика.

Драко вошел внутрь и замер на пороге.

- Не стойте, Малфой, у нас мало времени, - Барнз расстилал на одной из коек большую медицинскую клеенку. – Проходите, еда на тумбочке. Ешьте быстрее.

- Еда? – растеряно пробормотал парень, но послушно направился к своей кровати. – Нельзя же…

- Другим нельзя, Драко, вам - нужно. Ешьте, пока нет никого.

На тумбочке возле кровати стояла миска с горячей куриной похлебкой и лежал большой кусок хлеба.

- Барнз, что происходит? - не выдержал парень. – Почему мои ребята голодные, а я…

- Потому что вас все еще ветром шатает, Малфой! Потому что я понятия не имею, как ваша, в прямом смысле голубая, кровь поведет себя при таком количестве маггловского наркотика. Потому что, если вы не проснетесь… Ешьте, Малфой!

Драко ошарашено опустился на койку.

- Вы не будете вводить мне этот… наркотик? А остальные? А если остальные не проснутся, Барнз?..

- Остальные… – проворчал колдомедик. – Проснутся ваши «остальные»… А вот вы – это риск.

Драко рассеянно елозил ложкой в миске.

- Уилан об этом мне пытался сказать утром? – тихо пробормотал он. – А почему… Барнз… Вы делаете это в обход лагерных правил?

- Да, Малфой. Мы с Уиланом спасаем вашу задницу в обход лагерных правил, - раздраженно процедил колдомедик. - И я очень надеюсь, что у вас хватит ума и выдержки, не подставить нас и себя.

- Я постараюсь, - хмуро кивнул Драко и начал есть.

- Я введу вам в вену безвредную жидкость, - удовлетворенный тем, что парень наконец ведет себя послушно, стал объяснять Барнз. - Сделайте вид что засыпаете. Потом придется немного потерпеть. Тут вашим товарищам повезет больше, они действительно будут спать.

Драко напрягся и поднял на колдомедика вопросительный взгляд.

- Заключенные находятся под наркозом шестнадцать часов, Малфой. Чтобы не менять постоянно постели, каждому юноше вводится в мочевой катетер, и раз в три часа моча сливается. Не смотрите на меня так испугано, Драко, это не смертельно, потерпите. Медперсонал должен быть уверен, что с вами все так же, как со всеми. Я введу трубку сам. Я буду осторожен, а вы будете терпеливы.

- Барнз, я хочу наркотик… - прохрипел Драко, отставляя миску - есть перехотелось категорически.

- Слишком большой риск, Малфой. А мне моя шкура еще дорога.

Доесть похлебку Барнз его все же заставил и забрал миску за несколько минут до прихода санитаров с большими стопками толстых шерстяных одеял. Мужчины начали раскладывать одеяла по койкам, уже застеленным Барнзом клеенками, а Драко вновь вопросительно уставился на колдомедика:

- Здесь были теплые одеяла? Но почему?..

- Потому что на холоде стоит хуже, - тут же загоготал один из санитаров, но Барнз шикнул на него, и мужчина притих.

- Мистер Барнз? – пробормотал юноша.

- Вам ответили, Малфой… Хотя и в очень грубой форме, - колдомедик вновь бросил гневный взгляд на распоясавшегося санитара. – В холоде у организма есть более насущные проблемы, чем сексуальное возбуждение. А вот в наркозе при такой температуре холод становится опасен. Поэтому сегодня вы будете спать под теплым одеялом, Малфой, радуйтесь.

- Я счастлив…


Вскоре в казарму начали возвращаться парни. Старожилы быстро сформировали очередь в туалет, и Малфой хмуро подтолкнул к ним своих ребят, испугано рассматривающих нововведения на койках.

Санитары, не обращая на подростков никакого внимания, быстро заканчивали приготовления, расставляя под кроватями небольшие тазики.

- Это все зачем? – Грегори старался держаться мужественно, но получалось у него плохо.

- Клеенка, чтобы матрац ночью случайно не обделал, - усмехнувшись, пояснил стоящий перед ним в очереди Джонни. – Тазики, чтобы блевать не на пол.

Гойл сначала вспыхнул, потом побледнел, но промолчал, только незаметно коснулся руки Драко, словно ища поддержки. Малфой быстро сжал его пальцы и выдавил из себя улыбку:

- Все нормально, Грег, мы переживем…

- Быстрее, господа, - рыкнул Барнз в приоткрытую дверь туалета. – Кто готов - раздеваемся ниже пояса и ложимся в постели. Тельники не снимать, замерзнете. Быстрее. Мы должны до восхода Луны отпустить медперсонал.

Из туалета Драко, как и наказал Уилан, вышел последним. Барнз, вводящий препарат в вену Малькольма, кивнул ему на койку и вернул внимание мальчишке:

- Хорошо, Беддок. Как вы себя чувствуете? Не тошнит? Дышим ровно. Вы просто засыпаете…

Он проверил пульс уже отключившегося паренька и, поднявшись, быстро направился наперерез медбрату, идущему к улегшемуся в постель Драко:

- Я сам тут, займитесь катетерами и свободны.

- Хорошо, док.

Драко взглянул на соседнюю койку. Гойл походил на мертвого, только едва заметно вздымающаяся грудная клетка говорила о том, что парень просто спит. Медбрат откинул край одеяла, присев рядом, натянул перчатки и, оттянув крайнюю плоть на члене Грега, начал обрабатывать блестящую головку тампоном, смоченным в чем-то темно-желтом. Когда игла вошла в вену, Малфой даже не вздрогнул, с ужасом наблюдая, как в уретру его друга медленно проталкивается, казалось, чудовищно толстая трубка.

- Спите, Малфой, - с нажимом напомнил Барнз. – Закрывайте глаза и спите.

Драко перевел умоляющий взгляд на колдомедика, но тот слегка качнул головой и повторил:

- Спите.

Глаза он закрыл, но с дрожью справиться не получалось. Барнз мягко поглаживал его по руке, беззвучно пытаясь успокоить.

- Мистер Барнз, у нас все. Закончить с этим? – раздался рядом голос одного из мужчин в медицинской робе.

- Нет, я сам, - торопливо ответил колдомедик. – Дежурные на местах?

- Да, док. Мы можем?..

- Да, свободны, пойдемте.

Кровать качнулась, и Драко понял, что Барнз поднялся. Шаги и голоса быстро удалялись, но парень не смел открыть глаз, боясь, что рядом остался кто-то из медбратьев.

- Все, Малфой, дышите, - наконец, раздался рядом насмешливый голос Барнза. – Теперь на территории лагеря вас может разоблачить только сам Муррей, другого персонала здесь попросту нет. Только пара дежурных медиков, но они заняты Канингтоном.

- Но раз все ушли, может… - Драко прикусил губу. – Может, не надо…

Барнз мягко улыбнулся.

- Спите, Малфой. Раз уж все так удачно сложилось, не будем трогать ваш пенис.

Парень облегченно вздохнул и мысленно поблагодарил Уилана, приказавшего ему лечь в постель позже всех.

- Ночью звуки снаружи будут, мягко говоря, пугающими, - продолжил колдомедик, присев на край его постели. – Оборотней довольно много, и шум они создают серьезный. Не бойтесь. Уилан вывел их на внешний периметр, рваться обратно они не станут, если, конечно, вы не вздумаете их привлечь… Я буду делать обход каждые три часа. Если захотите в туалет, воспользуйтесь тазиком, с койки не вставать. Муррею иногда тоже в полнолуние не спится…

Последние слова Барнз процедил едва слышно и тут же, слегка сжав пальцы Драко, поднялся.

- Спокойной ночи, Малфой.

- Спасибо, мистер Барнз… - прошептал юноша.

Мужчина мягко улыбнулся в ответ и, коротко кивнув, вышел из казармы.



Колдомедик действительно заходил раз в три часа. Он подходил к каждому из парней, проверял пульс и реакцию зрачков, прощупывал животы и, при необходимости, сливал мочу, а некоторым делал какие-то инъекции.

Вой и рыки, грохот и треск ломаемых деревьев снаружи действительно были пугающими. Но постепенно Драко привык и к полуночи начал проваливаться в сон.

Когда в очередной раз тихо скрипнула дверь казармы, Малфой поленился даже приоткрыть глаза. Но тяжелые, незнакомые шаги заставили его вздрогнуть и напрячься. Это был не Барнз. А шаги тем временем направлялись в его сторону и… Остановились совсем рядом.

«Муррей!» - пронеслось в голове у парня, и паника сковала горло, мешая дышать.

- Какой беззащитный ангел, - насмешливо пропел голос начальника лагеря прямо над его ухом, а щеку обожгло прикосновение мужских пальцев. – Такой хрупкий, – палец скользнул по губам, - такой нежный…

Драко изо всех сил старался дышать ровно, боясь шелохнуться и показать, что не спит. Ладонь Муррея легла ему на шею и слегка сжала, в висках юноши тут же гулко заухала кровь.

- Давай-ка, посмотрим, что у тебя под одеялом, - хмыкнул мужчина, и Малфой почувствовал, как шерстяное покрывало начало сползать.

Почему-то первым, о чем Драко в этот момент подумал, был катетер, который Барнз, пожалев парня, так и не ввел, и сейчас это грозило колдомедику разоблачением, а значит, возможным увольнением… И от мысли, что старый врач может исчезнуть из этого ада, называемого сейчас его жизнью, у парня сбилось дыхание. Но в ту же секунду со стороны двери раздался скрипучий голос Барнза:

- Отойди от мальчишки, Муррей!

Одеяло замерло. Но тут же горячая широкая ладонь начальника лагеря скользнула под него и легла на живот Драко.

- Не все же тебе одному наслаждаться, Барнз. У меня есть всего одна ночь в месяц, и я не собираюсь ее упускать.

Ладонь огладила нежную кожу впалого живота и двинулась к паху. Драко из последних сил старался не выдать себя, молясь Мерлину, чтобы Барнз смог это остановить.

- Ладно, можешь забирать, - вдруг совершенно спокойно заявил колдомедик, и Малфой похолодел. – Иди, развлекайся. Но послезавтра сам будешь объяснять, почему у Его любовника саднит задницу. Тебе даже вину свалить не на кого будет, Муррей, не на меня же.

Ладонь, уже добравшаяся до лобка Драко, резко замерла.

- Умеешь испортить удовольствие, - рыкнул Муррей и убрал руку.

- Я тебе уже говорил, выбери игрушку по зубам, - спокойно отозвался колдомедик.

Начальник лагеря, что-то тихо рыча себе под нос, быстро отошел от кровати Малфоя, а Барнз, напротив, шагнул ближе, склонился и, делая вид, что проверяет пульс, успокаивающе погладил парня по запястью.

- Как его? Беддок? – вновь раздался голос начальника со стороны койки Малькольма.

Пальцы Драко судорожно впились в рукав Барнза.

- О, Мерлин! – воскликнул врач. – Что у тебя за тяга к самоубийству, Муррей! Оставь новеньких в покое! Пользуй своих уголовников! Что, подобрать тебе задницу поуже? Или мордашку посмазливей? Бери уже то, что всегда выбираешь, не рискуй нашими шкурами ради своей похоти!

Муррей тихо, но зло рыкнул, ушел куда-то в конец казармы, скрипнула чья-то кровать…

- Заверни в одеяло, изверг. Я ж потом не знаю, чем их лечить! – возмутился Барнз.

- Не знаешь, чем лечить, сворачивай шеи, все равно никто не вспомнит, - зло выплюнул Муррей, проходя мимо.

Шаги стали в разы тяжелей, и Драко понял, что начальник идет обратно с ношей.

- Стой! – рыкнул Барнз и быстро поднялся. – Дай смажу, порвешь ведь… Если после тебя всем шеи сворачивать, ты будешь начальником кладбища, а не лагеря…

Когда дверь казармы захлопнулась, Драко, наконец, начал дышать… Глубоко, захлебываясь, чувствуя, как подступают к горлу сухие рыдания.

- Ну, все, все, Малфой, - поспешил к нему колдомедик. – Все обошлось. Молитесь на своего Поттера, Драко. Упаси вас Мерлин потерять его расположение, никто тогда не спасет ни вас, ни ваших сопляков…

- При чем здесь… Поттер? – тихо выдавил из себя парень, справившись, наконец, с подступившей истерикой.

Барнз тяжело вздохнул:

- При том, что ваш покровитель – Национальный Герой со всеми вытекающими, Малфой. Да и… Судя по тому, что я видел, крайне незаурядный и сильный маг. Держитесь за него, Драко. Руками, зубами… Задницей, если надо. Он – ваш шанс остаться здесь целым.

Драко исподлобья хмуро смотрел на врача. Его сущность бунтовала против произнесенных Барнзом слов, но жажда выжить была сильнее гордыни, а то, что от изнасилования его только что спасло упоминание Поттера – он слышал собственными ушами и чувствовал собственной кожей.

- Вы знаете, что Муррей насилует парней, и молчите? – парень сменил тему так резко, что Барнз вздрогнул.

- Эти парни – малолетние преступники, Малфой, - вздохнув, произнес колдомедик. – До них никому нет дела, даже собственным родителям, если эти родители имеются. А у Муррея отец в Министерстве. И хотя он ненавидит собственного сына-бастарда, умудрившегося еще и сквибом уродиться, но скандалы вокруг него постарается замять… Конечно, прежде всего, ради себя, но результата это не изменит: заикнись я о том, что Муррей здесь творит – я, минимум, лишусь работы, а может, и жизни. Поэтому я помогаю этим детям, чем могу, и сижу молча. - Барнз грустно улыбнулся: - Не переживайте, Малфой, Джонни утром даже не поймет, что с ним случилось. Муррей в основном берет одних и тех же парней, а я хорошо их готовлю перед полнолунием.

- Джонни? – Драко бросил взгляд на пустующую кровать и понял, что начальник унес с собой паренька, который сегодня просился под его – Малфоя – опеку. – Чтоб его…

- Все, Малфой. Успокоились? Спите. Завтра у нас тяжелый день.