Оборотная сторона бессмертия +775

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardry I.K.
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
«Просто нет слов! Замечательно!» от Erisu
... и еще 10 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 26. Неожиданная сделка

22 декабря 2014, 21:57
Рон очередной раз провалился в сон. Даже не так – Рональд провалился в спячку. Гарри искренне, по-доброму завидовал этой способности друга. Младший из братьев Уизли мог спать в любом месте и в любом положении, особенно если больше нечего было делать. Поттер так не умел. Сейчас его мозг совершенно отказывался отключаться, несмотря на дикую усталость и критическую нехватку еды и воды. Гарри, старательно делая вид, что его не мучают голод и жажда, большую часть своих порций отдавал другу. Рон каждый раз несколько минут отказывался, но потом, с ворчанием: «Добро переводишь…» - принимался доедать и допивать, после чего сворачивался на матраце и отключался, иногда до следующей кормежки.

Сейчас Поттер прислушивался к мерному дыханию друга и старался не шевелиться, чтобы не разбудить. Самого Гарри мелко трясло то ли от холода и слабости, то ли от нервов. С того злополучного допроса, когда он наплел про ключ от «клада», прошло не меньше четырех суток, если считать, что кормили их три раза в день. И всё это время больше ни разу не появились ни Смит, ни Блэк, ни даже Аникс. Рону стало легче довольно скоро, здоровый молодой организм быстро отреагировал на наличие еды и воды, а обработка ран при спокойствии браслетов и вовсе сотворили чудо без магии. Это обнадеживало. Но вот отсутствие какой-либо информации о происходящем снаружи напрягало.

Гарри пытался мыслить логически. Никто не спросил у него о том, что, собственно, является ключом. Значит, скорее всего, вскрыть родовое гнездо Блэков пока никто не пытался. Это Поттера не удивляло. Дом, без сомнений, сейчас окружен аврорами, и лезть туда было бы сродни бессмысленному самоубийству. Но чем же занимался АИД? Искал решение? Может быть, вел переговоры с Авроратом или Орденом?

Их кормили, а значит, они еще были нужны. Гарри не питал иллюзий по поводу своей значимости для магглов. Это в маленьком мирке волшебников он был звездой. Здесь же Поттер воспринимался, скорее, как угроза, и он точно знал, что выпускать его отсюда живым никто не собирается. Как только АИД выяснит, что Гарри бесполезен, друзей ждет смерть.

За себя он не боялся, только очень хотелось спасти друга. Но страшнее всего становилось от мысли, что АИД может не успокоиться единственным сеансом легилименции, и Блэк попробует снова, более грубо, более целенаправленно. Парень старался гнать от себя бессмысленную панику… Но боялся, до тошноты боялся, что Регулус доберется до воспоминаний о рассказе про тайник в Малфой-Мэноре под защитой родовой магии. Если магглы узнают, кто действительно может достать необходимый им документ, Драко будет угрожать опасность.

Поттер понял это довольно быстро, практически, как только отошел от первого шока, вызванного сообщением Шеклболта – он не злился, не ненавидел, даже не обижался на Малфоя. Ему было больно, но вины Драко в этом он не видел. Слизеринец слишком многое перенес, его жизнь в лагере, верно, была адом. Гарри вспоминал затравленный взгляд, истощенное, почти прозрачное тело, воспаленный рубец от кнута на худой бледной спине, свои резкие слова и его тщетную попытку удержаться в сознании, цепляясь пальцами за край стола. Вспоминал, домысливал, додумывал, ужасался и… восхищался тем, что все это не сломало Драко, не лишило жажды жить, не заставило опустить руки и сдаться. Да, Малфой использовал Поттера, использовал его чувства. Светлые, чистые, настоящие чувства. Да, он лгал. Жестоко, беспощадно, безжалостно лгал. Он пожертвовал собственной честью и унизил Гарри, подставив задницу в попытке сексом усилить рычаг манипулирования. Самым ярким, самым сумасшедшим, самым незабываемым в жизни Поттера сексом. Да, да, да… Но все это не вызывало в Гарри неприязни, презрения, отвращения или ненависти. Он восхищался Драко. Не набором этих страшных «да», а упрямством, с которым Малфой цеплялся за любую, даже самую призрачную возможность выжить и выйти на свободу. Этот внешне хрупкий и болезненно бледный парень умел то, чего Поттер не умел категорически – желать жить.

Всего несколько дней назад Гарри думал, что Драко и его научил этому. Но все оказалось прозаичней. Малфой позволил лишь почувствовать, что такое - настоящие эмоции, настоящее дыхание. Позволил почувствовать, как это – быть живым. Наверное, все, кто оказывался рядом с ним, ощущали этот приток силы.

Забини, верно, самый счастливый человек на Земле, ведь он может рассчитывать на искренность ответных чувств. Может быть уверен, что губы Драко прикасаются к его губам, потому что Малфой действительно сам желает этих прикосновений, что бледная кожа покрывается мурашками от наслаждения, а не от подавляемого приступа тошноты.

Перед мысленным взором Гарри возник темнокожий красавчик Блейз. Память услужливо подкинула выхваченные из прошлого картинки, которым Поттер в то время не придавал значения: Малфой и Забини, слишком близко друг к другу сидящие за столом во время обеда; синхронно скрывшиеся под столешницей руки; мимолетное, словно успокаивающее, прикосновение темных пальцев к бледной шее, и едва уловимая ответная улыбка. Конечно, Драко любил его. Блейз всегда был рядом, Блейз был внимателен, Блейз был ласков. И, Гарри приходилось признавать очевидное, Блейз был чертовски привлекателен, гораздо более привлекателен, чем Поттер. Да и общего у Драко с Забини, верно, находилось намного больше, чем с бывшим школьным недругом – сиротой, воспитанным магглами.

От осознания, насколько глупыми были его мечты, сколь нелепой была мысль о возможных ответных чувствах Малфоя, Гарри глухо зарычал, зажимая в легких крик боли.

- Ты чего? – сонно откликнулся Рон.

Поттер слегка вздрогнул и перевел на него взгляд:

- Ничего… Спи.

Рональд потер глаза и сел:

- Знаешь, Гарри, ты хреново выглядишь.

Поттер усмехнулся:

- На себя посмотри.

Рон недовольно потер ладонью скулу. Растительность на лицах у парней еще не освоила все причитающиеся ей владения, в основном пробиваясь над верхней губой, на подбородке и неширокой полосой проходя по нижней челюсти. Но если у Поттера оттеняемые темной щетиной участки придавали чертам дополнительную мужественность, то заколосившаяся рыжим, светлая, склонная к раздражению кожа Уизли выглядела совсем непрезентабельно и, судя по всему, довольно сильно чесалась.

- Хоть бы бритву дали, суки… - Рон осекся, прерванный хлопком аппарации.

- Следите за языком, мистер Уизли, - Регулус, нарисовавшийся аккурат посреди камеры, смерил обескураженного парня насмешливым взглядом. – Перед кем вам красоваться, господа?

Гарри напряженно следил за ним, начав ставить внутренние барьеры и обманки. Блэк мог напасть неожиданно.

- Вам придется оставить нас ненадолго, мистер Уизли, - совершенно спокойно произнес Регулус и направил на Рона палочку. – Сомниум.

Поттер дернулся к другу, но красная молния уже ударила парня в грудь, и тот отключился.

- Вы же понимаете, мистер Поттер, что сейчас я делаю одолжение вашему товарищу: чем меньше он знает, тем больше у него шансов остаться в живых… - промурлыкал Регулус, растягивая гласные поразительно похоже на то, как это делал Малфой каждый раз, когда пытался вывести Гарри из себя. – Хотя, должен признать, шансов у него гораздо меньше, чем у вас. Но если мы с вами найдем общий язык, возможно, я смогу что-то для него сделать.

Гарри медленно выдохнул:

- Я слушаю вас, мистер Блэк.

Мужчина побледнел, красивые губы слегка дрогнули. Но мгновение спустя он прищурился и зло усмехнулся:

- Что ж, тем лучше. Не буду спрашивать, как вы узнали. Я пришел не за этим…

- В качестве кого вы здесь, мистер Блэк? – перебил его Гарри. – Почему вы – чистокровный волшебник – заодно с магглами, пытающимися уничтожить магический мир?

Серые глаза потемнели.

- А почему меня должен волновать ваш магический мир? Что у меня там осталось? Ты думаешь, что сумеешь меня пристыдить, мальчик? – Блэк невесело рассмеялся. - Что ты знаешь о жизни?

- Наверное, ничего, - тихо усмехнулся Гарри. – Но мстить любимому человеку за то, что он выбрал не меня, я не стану.

- Мстить? – прохрипел Регулус.

- А чем была попытка уничтожить крестраж и погибнуть?

Блэк резко отвернулся. Сжавшие палочку пальцы побелели, и Гарри подумал, что вот сейчас он получит свою Аваду, и Драко будет в безопасности.

- Это была попытка вернуть его, - едва слышно выдохнул Блэк. – Вся моя жизнь – это вечная попытка вернуть его… Собрать его душу.

Регулус обернулся, и полный горечи взгляд упал на недоуменно смотрящего на него парня:

- Я слишком поздно появился в его жизни, Поттер, Том успел уже расколоть свою душу. Недостаточно сильно, чтобы не чувствовать совсем, но довольно для того, чтобы иметь возможность отказаться от чувств. Я был таким же мальчишкой как ты, когда узнал о чертовом крестраже. Я понятия не имел, что он не единственный, - Блэк отвел взгляд и сокрушенно качнул головой. – Понятия не имел… Я хотел быть с ним, все равно, в жизни или в посмертии… Я думал, что умру, Кричер уничтожит крестраж, и Том… уйдет следом за мной. Я просто был глупым мальчишкой.

- Как вы остались в живых? Кричер видел… - голос Гарри был хриплым, чужая невыносимая боль сдавила сердце – слишком близка она была ему сейчас.

- Кричер ничего не видел, - тихо пробормотал Блэк. - Я приказал ему исчезнуть, как только можно будет взять медальон… Меня вытащила Аникс. Аникс – домовуха Тома, он приставил ее ко мне с приказом делать все возможное и невозможное, но оберегать мою жизнь, даже если наступит конец света. Я понятия не имею, как эльфы это делают, но пришел в себя я в маггловской больнице, с дикой жаждой, иголками в венах, резью в сердце, но живой. А через полчаса там появился Смит. И я больше никогда не видел Тома…

- Но при этом стали залогом… Пешкой в игре магглов с Темным Лордом, - переживания Регулуса отошли для Гарри на второй план, он собирал паззлы в полную картинку. – Ваша жизнь была важна для вашего Электи, несмотря на уже имеющееся множество крестражей…

Вновь на мгновение замерший сателлит Волдеморта едва слышно пробормотал:

- Не настолько, чтобы прийти за мной… - и с интересом снова смерил парня взглядом. – Орден Феникса знал?

- О том, что Темный Лорд был Электи? – Гарри тихо хмыкнул. – Не могу сказать за весь Орден, но Дамблдор и Сириус… Ваш брат… знали. Вот только о вас не догадывались… Но… почему вы сами не вернулись… У вас же есть палочка…

Регулус усмехнулся:

- Знаете, чему я научился здесь за прошедшие двадцать лет, юноша? Не надо недооценивать магглов! Угрожая Аникс – единственному существу, которое было мне здесь дорого, - Блэк горько скривился, – Смит вырвал из меня клятву не предпринимать попытку к бегству и не применять магию против магглов. Моя палочка просто не работает, когда я направляю ее на кого-то из этих ошибок природы! И выйти за периметр укрытия я не могу, только в сопровождении.

- Двадцать лет… - в ужасе прошептал Гарри.

Да, Регулус имел право на цинизм. И на равнодушие ко всему миру, столь равнодушному к нему, имел право. Сателлит в нем все еще любил своего Электи, брат все еще помнил брата, возможно, сын еще оплакивал родителей, которых не сумел даже похоронить… Но человек имел полное право не испытывать угрызений совести из-за отсутствия жалости к другим людям, к тем, кому не было дела до него все эти двадцать лет.

- Почему… Почему магглы все это время держали вас… живым? Почему держат до сих пор? Волдеморт умер уже два… - Гарри осекся.

«Вся моя жизнь – это вечная попытка вернуть его… Собрать его душу», - прозвучал в его голове голос Блэка, и парень ошарашено уставился на сателлита.

- Электи - слишком редкое явление, чтобы его терять, - усмехнулся Регулус. – А Электи-маги – вообще за всю историю появились лишь дважды. Когда я попал сюда, Смит был молодым лейтенантом, а за Томом велась слежка уже треть века. Я стал для них манной небесной… А я… Я использовал их, чтобы вернуть Тома. У меня с АИДом разные цели, но до сих пор наш симбиоз приносил необходимые мне результаты и создавал иллюзию верного пути для магглов.

- Вы убедили их, что не все потеряно, и Волдеморта можно вернуть… - прошептал Гарри. – Вы отправили на его поиски Квиррелла, а затем Петтигрю… Ни тот, ни другой сами бы не осмелились…

Блэк презрительно фыркнул:

- Конечно, не осмелились бы. Мне нужно было вернуть его к жизни. И мне нужен был ты – тот кто, как гласило пророчество, убьет его полностью, а значит, разрушит все крестражи.

- Я убил его. Не желаете, наконец, последовать за ним? – Поттер сам не ожидал, что в его голосе прозвучит столько язвительности.

Однако, вместо того, чтобы разозлиться или, напротив, рассмеяться Гарри в лицо, Блэк лишь недовольно поморщился:

- Аникс… - пробормотал он. – Извини, мальчик… Даже если бы я захотел, у меня это все равно не получилось бы. В твоем возрасте я пробовал пару десятков раз. Вырос я уже из подросткового фатализма. Так что теперь вам всем придется смириться с возвращением Темного Лорда. Целого, а не разбитого на части! Моего Лорда!..

- Нет… - понявший, наконец, зачем он здесь, Гарри, отрицательно замотал головой. – Нет! У вас ничего не получится! Для… для ритуала нужна плоть слуги… Вы – не слуга! Вы – сателлит, любовник! И… И Аникс – не слуга, она раба! Не сработает!

- О! – рассмеялся Блэк. – Слуга, готовый добровольно отдать часть себя ради возрождения своего хозяина, ждет, когда его жертва понадобится. Уверен, что он будет рад воскрешению своего господина ничуть не меньше меня. Не волнуйся об этом, мальчик.

Регулус вытащил из кармана часы на цепочке и, взглянув на циферблат, вдруг стал серьезен.

- Скоро вернется Смит, у нас мало времени. Давай поговорим о деле, довольно вспоминать прошлое.

Гарри не смотрел на него и почти не слышал. Он отчаянно перебирал в уме Пожирателей, пытаясь выяснить, кто из них - тот самый слуга, что будет счастлив возвращению Волдеморта.

- Мистер Поттер! – Регулус шагнул к нему и наотмашь влепил пощечину, возвращая себе внимание мальчишки. – У нас очень мало времени! Выбора у вас нет. Вы будете участвовать в ритуале возрождения Темного Лорда, и ваше добровольное согласие нам для этого не нужно. Но! Прежде, чем позволить мне провести ритуал, АИД хочет вернуть себе договор с Томом. Согласно этому контракту, Том обязан захватить магическую Британию, а после этого развязать мировую магическую войну, захватывая власть над миром, уничтожая полукровок и недовольных чистокровных. АИД, в свою очередь, гарантирует безопасность мне, пока Том все делает правильно. Магглам нужен этот договор, потому что, как только он станет достоянием магической общественности, врагом номер один будет уже не Темный Лорд, а магглы. И, даже если не начнется война двух миров, столь необходимой им магической мировой тоже уже не случится.

Гарри, откинув мысли о слуге, безотчетно потирал щеку и ловил каждое слово. Сейчас будет предложение сделки. Нужно попытаться рассмотреть в полученной информации все подводные камни, чтобы суметь быстро принять правильное решение.

- А вот нам с Томом, - продолжал Блэк, – нужно, чтобы договор был у нас. Хотя он потерял силу в тот момент, как ты, мой милый мальчик, - пальцы Регулуса больно впились в шею Гарри, – второго мая убил моего Электи, но, по той же причине, что и АИД, я хотел бы, чтобы наш бланк был у нас в руках.

- Но самостоятельно проникнуть в дом, чтобы найти ключ и дублировать договор, у вас не вышло, - усмехнулся Поттер, лишь немного поморщившись от боли. – И у вас есть предложение?

- Именно, мистер Поттер, именно, вы схватываете на лету, - лелейно улыбнулся Регулус. - У меня есть предложение. Вам, так или иначе, отсюда не вырваться. Но я вижу, сколь трепетно вы относитесь к другу. Его жизнь для вас важна, не так ли?

- Да. Говорите.

- Мы с вами разыграем перед Смитом небольшую сценку, молодой человек. Убедим его в необходимости отправить вашего друга за договором. Мистер Уизли должен будет найти контракт, сделать дубликат, а в назначенный день передать оба документа и обратный портключ указанному мною человеку. Чтобы мистер Уизли все сделал правильно, вы ни словом не обмолвитесь о том, что вас отсюда никто не выпустит ни при каких обстоятельствах. Для вашего друга правильность исполнения задания будет залогом вашего возвращения. Согласны?

- Да.

Гарри чувствовал, как его охватывает легкость и отпускает напряжение стольких дней. Все же, он действительно невероятно везучий! Все само складывается именно так, как ему необходимо. Вот он – шанс вытащить Рона. А дальше он просто убьет себя, чтобы обеспечить безопасность для Драко и окончательную, бесповоротную смерть Волдеморта.

- Да, я согласен, - тихо повторил он. – Что я должен делать?

- Не спорить со мной, - улыбнулся Регулус и, направив на Рона палочку, вернул его в мир яви. – Доброе утро, мистер Уизли. Мистер Поттер, в ваших интересах о некоторых моментах нашего диалога не распространяться.

- Не переживайте, мистер Поун, я не враг себе и своим друзьям, - улыбка Гарри была искренней.

Мужчина брезгливо передернул плечами, видимо, от вновь прозвучавшей из уст парня фамилии. Хлопок аппарации гулко отразился от стен маленького бетонного мешка и ударил по барабанным перепонкам.

Рон поморщился:

- Что за хрень происходит? О чем этот мудак глаголил? Зачем он меня вырубил-то? – Уизли поднялся, размял мышцы, и поплелся в угол с унитазом. – Чё, он не понимает, что ты мне все равно все расскажешь?

Гарри блаженно улыбался, откинув голову на стену и прикрыв глаза. Наконец-то захотелось спать.

- Понимает, что не расскажу, Рон, - тихо ответил он.

На мгновение прервалось даже журчание бьющей в унитаз струи. Рональд обернулся через плечо.

- Ты чего?

- Я хочу, чтобы ты вышел отсюда, - Гарри не открывал глаз, лишь едва заметно дрогнули ресницы.

Рон вжикнул ширинкой и, в очередной раз матюкнувшись на нехватку воды, вернулся к Поттеру, присел рядом и, повернув голову, стал рассматривать спокойные, безмятежные черты друга.

- Гарри, у меня нехорошие ощущения. Мне кажется, ты повредился головой, - пробормотал он.

Поттер молча, не открывая глаз, наощупь нашел его ладонь и мягко сжал ее.

«Рон», – пальцы Гарри едва заметно сжимали руку друга: «короткое нажатие – длинное – короткое – пауза – длинное – длинное – длинное – пауза – длинное – короткое», – азбука Морзе – еще одно гениальное изобретение магглов. Поттер помнил, что зачет в школе авроров по ней Уизли сдал на «отлично», значит, шанс был.

«Рон, Рон, Рон…» - не переставая, посылал сигналы Гарри, молясь, чтобы друг понял.

«Гарри», - наконец ответили пальцы Рональда.

Поттер улыбнулся. Молодец!

«Договора нет. АИД должен думать, что он у тебя, - отбивал Гарри легкими нажимами на ладони друга. – Дождись имени и убей. Портключ не используй. Выберусь сам. Понял?»

«Нет, - Рон смотрел Поттеру в глаза, и выражение его лица было красноречивей любой азбуки. – Кого убить?»

«Дадут портключ, скажут кому передать. Не передавай. Убей», - терпеливо объяснял Гарри.

«Меня выпустят?» - Рональд пораженно уставился на него.

«Не возвращайтесь за мной, я справлюсь, мне помогут, - улыбнувшись, соврал Гарри и мгновение спустя добавил: - Вытащите и спрячьте Малфоев».

- Малфоев? – тут же вслух выдал Рон. – Какого…

Резкий удар локтем в бок заставил его захлебнуться болью.

«Молчи. Малфоев. Всех. Обеспечить полную безопасность, - быстро отбивал Гарри. – Отследить портключ. Уничтожить АИД. Понял?»

«Да», - Рональд хмуро смотрел перед собой.

- Молодец, - прошептал Гарри, слегка улыбнувшись, и быстро добавил рукой: «Повтори!»

Уизли отчеканил полученное задание: дождаться имени, уничтожить носителя, вытащить и спрятать Малфоев, отследить портключ, уничтожить АИД.

Гарри удовлетворенно хмыкнул и напомнил: «Не возвращаться за Поттером, Поттер выберется сам».

Рон вновь взглянул на него.

«Запомнил?» - беззвучно спросил Гарри.

- Не бросай нас, - вдруг тихо прошептал Уизли.

Что-то сжалось в груди Героя, наверное, это было сердце. Он мягко провел большим пальцем по коже друга и молча ответил:

«Я всегда с вами».

Рон выдернул руку из его пальцев и привычно сполз на матрац, отвернувшись к стенке и обиженно засопев.

- Не злись, - прошептал Гарри. – Учись правильно расставлять приоритеты.

- Ты, Гермиона и моя семья – мои приоритеты, - буркнул Рональд. – Я все сделаю. Но я не брошу тебя.

Гарри тяжело вздохнул, поднялся и, подойдя, лег рядом.

- Ты – самый лучший друг на свете, Рон, - тихо прошелестел он в рыжий затылок. – И именно поэтому ты сделаешь так, как я сказал.

- Я ненавижу тебя, - прошептал Уизли.

Гарри притянул его к себе:

- Я тоже люблю тебя, друг.