Оборотная сторона бессмертия +828

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Самому душевному автору!» от Forgotten..
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardri
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
... и еще 11 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 30. Правильно расставлять приоритеты

8 января 2015, 00:28
- Какой документ нужен АИДу?

Впечатанный в стену Люциус Малфой слегка поморщился:

- Министр, что за манеры?

Но Шеклболт только еще сильнее вдавил его в каменную кладку:

- Какой. Документ. Нужен. АИДу? – шепотом отчеканил он в бледные тонкие губы Малфоя, и тот брезгливо отвернулся:

- Отпустите меня. Ваша близость мне неприятна. АИД выдвинул требования?

Шеклболт разжал пальцы и шагнул назад:

- Выдвинул… Я не знаю, в какие игры вы играете, мистер Малфой, но… Если в вас есть хоть капля человечности… На кону жизни детей.

Люциус одернул тюремную робу и, смерив посетителя пренебрежительным взглядом, присел на набитый соломой тюфяк.

- На кону гораздо больше, министр. И именно поэтому они не должны получить того, что требуют, - устало произнес он и остановил новый взрыв негодования взмахом руки: - Как только они получат документ, у них исчезнут причины сохранять Поттеру жизнь, Кингсли. Не кипятитесь, расскажите лучше, что изменилось с нашей последней встречи.

Шеклболт хмуро крутил в пальцах палочку, рассматривая человека, который даже в застенках Азкабана, одетый в потрепанную, груботканую тюремную одежду, умудрялся вызывать у собеседника ощущение собственной ничтожности перед величием представителя древнего рода Малфоев.

- После нашей последней встречи, Люциус, я, вашими стараниями потеряв над собой контроль, направил палочку на Блейза Забини…

На совершенно бледном лице теперь выделялись лишь потемневшие на контрасте серые глаза.

- Что вы сделали? – прохрипел Малфой.

- Я? – Кингсли присел рядом. – Я спас его… от вас. Если попробуете еще хоть раз нечто подобное – никогда отсюда не выйдете…

Малфой опустил ресницы и откинулся на стену, с облегчением вздохнув:

- Я не думал, что под угрозой может оказаться кто-то из Забини, - прошептал он. – Блейз - лучший друг Драко…

- Давайте начистоту, Люциус, - перебил его Шеклболт, полностью копируя движения собеседника. – Блейз два года был… не просто другом вашему сыну…

Дыхание Малфоя на миг замерло, и министр, не открывая глаз, слегка усмехнулся:

- Не знали?

- Я знаю о своем сыне все, Кингсли, - с завидной уверенностью фыркнул Люциус. – И не вижу ничего страшного в… юношеских шалостях. Тем более, что подобная дегустация мальчиками взрослой жизни не грозит неприятными последствиями в виде вынужденного раннего брака… Однако я очень надеялся, что за пределы семей эти подробности дружбы молодых наследников не выйдут.

- За пределы семей не выйдут, - тихо произнес Шеклболт.

- О-о… - как-то повседневно откликнулся Малфой. – Примите мои поздравления.

- Люциус, - министр решил вновь вернуть разговор в нужное русло, в конце концов, он пришел сюда не для праздных бесед о личном. – АИД хочет обменять Гарри на какой-то документ, и я должен найти эту бумагу. Если вы не будете сотрудничать, у меня есть способы насильно вытащить информацию из вашей головы.

- Кингсли, - усмехнулся Малфой, по-прежнему не открывая глаз. – Вы серьезно думаете, что против моей воли у вас получится что-то из меня вытянуть? Моя семья долгие годы находилась во власти сильнейшего темного мага за всю историю существования магического мира. Ни один ваш легилимент не сравнится с Темным Лордом, ни одна ваша пытка… Министр, повторяю: на карту поставлено гораздо большее, чем жизнь кого-то из нас, а Малфои всегда умели правильно расставлять приоритеты. Я отдам этот документ сам, но только одному человеку – Гарри Поттеру…

- Жизнь Гарри Поттера зависит от этого документа! – перебил его Шеклболт, в бешенстве вновь хватая Люциуса за грудки и тут же замирая, глядя в распахнувшиеся, переливающиеся мягким ртутным блеском глаза.

- Жизнь Гарри Поттера зависит от жизни моего сына, - невозмутимо произнес узник и вновь опустил веки. – Как и когда они хотят совершить обмен?

- Малфой! – зарычал министр. – Я не намерен торговаться с вами…

- Шеклболт, черт возьми! – вдруг взорвался змеиным шипением блондин, одним резким рывком опрокинул мракоборца навзничь и, вжав в тюфяк, навис над ним раскрывшей капюшон коброй. – Когда и как эти ублюдки обещали вам вернуть моего зятя в обмен на чертов документ?

Шеклболт смотрел на него широко распахнутыми глазами, ловя ртом воздух. Люциус резко оттолкнулся от министра и, поднявшись на ноги, сделал несколько шагов к решетке, а потом вернулся обратно:

- Наложите заглушающие.

Кингсли безропотно окутал камеру сетью сильнейших заглушающих чар и вопросительно, но безмолвно вновь уставился на Малфоя, а тот опять присел рядом и потер виски.

- Зятя? – наконец выдохнул Шеклболт.

- Боюсь, это уже неизбежность, - поморщившись, пробормотал Люциус и снова откинулся на стену. – Я очень надеюсь, что молодые люди достаточно благоразумны, чтобы не допускать подобного позора официально, но по сути… Вашими стараниями, между прочим. Я просил вас держать подальше от моего сына вашего вездесущего Героя… Почему вам не доверял Дамблдор?

Вопрос обескуражил Шеклболта не меньше, чем все, услышанное им за последние несколько минут.

- Не доверял?

- Я сужу по вашей неосведомленности, - небрежно бросил Малфой. – Вы вообще в курсе, что Темный Лорд был практически неуязвим, потому что…

- Потому что был Электи, отказавшимся от сателлита, - закончил, словно на автомате, Кингсли.

Люциус невесело усмехнулся:

- Именно. Значит, все же не во всем не доверял… И на какие мысли это знание вас наводит? – и, словно учитель, подсказывающий неуверенному в себе ребенку, заглянув в глаза: - Электи… может… убить… только…

- Электи, - простонал Шеклболт. – Гарри – Электи?..

- Браво, министр, - уголок губ Малфоя презрительно дрогнул. – Печально, когда враг знает о знамени больше, чем те, кто под ним сражается, не находите? Я надеюсь, дальнейшие параллели вы проведете без моей подсказки?

- Драко?..

- Нам с Северусом два года удавалось удерживать мальчишек от создания связи, и это при том, что Волдеморт тоже не был идиотом и догадался, что после смерти Блэка Драко стал самым вероятным кандидатом на роль сателлита Поттера… И, если бы не ваше попустительство… - Люциус тяжело вздохнул, и прищур стальных глаз, потеряв привычное ехидство, наполнился какой-то обреченностью. – Я не враг вам, Кингсли, пока вы действуете в интересах Поттера, а значит - в интересах моего сына.

- Но… Но почему вы решили, что сейчас… - Шеклболт отвел глаза. – Что сейчас связь создана?..

Люциус горько усмехнулся:

- А что, интересно, на ваш взгляд, могло сейчас остановить ее создание? Мы с Нарциссой заматывали в непробиваемый кокон возникшие в Драко чувства после того, как Поттер вытащил его из адского пламени, силой магии двух древних родов… Я, черт вас подери, рисковал сделать сына пускающим слюни идиотом! И неужели вы думаете, что Электи и сателлит… Малфой и Поттер! Оставшись, наконец, наедине, и ничем не отвлекаемые друг от друга, не пробили все слои защиты в тот же миг? – Люциус поднялся и, подойдя к решетке, мягко провел по ней красивыми длинными пальцами. – Два года я живу с мыслью, что нет такого суда, который наказал бы меня сильнее, чем я уже наказан. Мой род оборвется на Драко. Поцелуй дементора – ничто по сравнению с этим…

- Люциус… - в голосе Шеклболта звучало неподдельное сочувствие, и Малфой, вздрогнув и тряхнув гривой немного спутанных светлых волос, обернулся:

- Все что мне остается, Кингсли – это обеспечить сыну долгую и счастливую жизнь. А для этого теперь нужно вернуть Поттера… Что-то сам он задерживается. Рассказывайте.

Шеклболт удивленно подумал, что больше не чувствует к Малфою ни ненависти, с которой он ворвался в его камеру полчаса назад, ни недоверия, которое всегда испытывал по отношению к этому вынужденному союзнику. Напротив, он поймал себя на мысли, что давний противник вызывает в нем сейчас что-то вроде дружеского тепла, и уже решил было, что это опять действие каких-то магических выкрутасов, наподобие беспалочкового «Империуса», но ясность сознания говорила об обратном – он просто впервые за все время их знакомства увидел Малфоя без маски.

- Что это за документ? – тихо спросил Кингсли, решив, что откровенность ответа Люциуса на этот вопрос станет их последним Рубиконом.

- Документ, подтверждающий планы магглов по развязыванию мировой магической войны с целью полного уничтожения нашего мира, - словно весь день готовившись к ответу, отчеканил Малфой. - Этот документ, в зависимости от того, в чьи руки попадет, может либо взорвать магическую общественность и в итоге уничтожить планету, либо развязать руки магглам и… Шеклболт, его передача АИДу не обсуждается.

- Они вернули Рона Уизли и дали Ордену чуть больше двух недель на поиск этой бумаги, - начав говорить, Кингсли подтвердил принятие отказа Люциуса. - Потом мальчику будет передан портключ, зачарованный на него одного, и Рональд должен будет вернуться с документом…

- Гарантии? – бровь Малфоя надменно-насмешливо взлетела вверх.

- Да, я знаю, Люциус… Это еще не все. У данного плана АИДа есть несколько… поправок…

Малфой молча слушал рассказ о потерянных Роном с подачи Регулуса Блэка, оказавшегося живым, браслетах и исчезнувшем обруче-ошейнике, являвшимся, по-видимому, портключом; о требовании сателлита Волдеморта в назначенный день отправить вместе с документом человека, чье имя он должен сообщить позже; о тайном приказе Поттера уничтожить озвученного мага…

С каждым словом Кингсли Люциус бледнел все сильнее, и Шеклболт, наконец, осекся:

- Что с вами?

- Усильте охрану Азкабана… троекратно, - прохрипел Малфой. – Сателлиту нужен слуга… Регулус хочет возродить Волдеморта…

- Но… О, Мерлин…

- Вы связывались с американцами? - растерянность исчезла с лица Люциуса, голос вновь обрел силу и уверенность.

- Да, по данным их аврората есть несколько укрытий, где могут содержать юношу-мага. Мы сошлись на том, что это, скорее всего зоны антимагического вакуума…

- Нет, - перебил его Малфой. – Судя по вашему рассказу… Точнее, судя по рассказу юного Уизли, вакуума там нет. Но рисковать АИД не будет… Нам нужны «кольца». Проверьте, какие из известных мест дислокации АИДа окружены вакуумом… И вообще, соберите информацию обо всех кольцевых антимагических зонах.

Шеклболт кивнул, сосредоточенно вспоминая:

- Такие есть в Техасе, в Северной Дакоте… Там, кажется, ровно пополам с Канадой. На Аляске есть небольшой пятачок маггловской территории, окольцованный вакуумом… И…

- Проверьте все. Наше «кольцо» должно быть разомкнуто, иначе портал бы не открылся.

- Люциус, вы гений! – радостно воскликнул министр, но Малфой лишь небрежно отмахнулся, а напряженная задумчивость, вновь скользнувшая по благородным чертам, тут же развеяла восторг Кингсли. – Что-то не так?

- Почему он все еще не выбрался сам, Шеклболт? – тихо спросил Люциус. – Это же Поттер. Он сначала делает - потом думает, и ни разу не промахнулся. Почему он ничего до сих пор не предпринял? - он резко поднял взгляд на растерянно замершего министра. – Кингсли, узнайте, как прошла его последняя встреча с Драко. Мой сын… У Драко тяжелый характер, они могли поссориться. Блейз… Когда Блейз последний раз был в лагере? Поговорите с ним, может быть, он знает…

- Это я… - Шеклболт опустил голову и с трудом выдохнул. – Это моя вина… Гарри схватил портключ АИДа через мгновение после того, как я сказал ему, что Блейз и Драко…

- Что? – не веря своим ушам, пробормотал Малфой. – Зачем?!

- Я не знал… Я понятия не имел, - виновато прошептал Кингсли, а ему в плечи уже впились жесткие пальцы Люциуса:

- Кингсли, вы идиот! Мантикора вас раздери! – Малфой тряхнул его и, тут же отпустив, сжал ладонями виски. – Блэк убьет Поттера! Драко – его броня, и она сейчас пробита! Регулус убьет Поттера и возродит своего монстра! У нас две недели! Мерлин… Выпустите меня отсюда… Я могу помочь.

- Нет, - Шеклболт уже снимал заглушающие чары. – Вы останетесь здесь. Гарри просил обеспечить безопасность всей вашей семье.

Он обернулся к Малфою, потерянному от собственного бессилия и осознания ужаса происходящего и, вздохнув, в благодарном кивке опустил голову:

- Люциус, я буду держать вас в курсе. Вы очень помогли мне… Мы найдем его.

- Фенрир, - тихо, обреченно, словно ломая себя, выдохнул Малфой, перебив его, а мгновение спустя в серых глазах блеснула сталь. – Человек, которого Поттер просил уничтожить – Фенрир Сивый. Это должно произойти так, чтобы Блэк не узнал об этом как можно дольше.

- Почему вы решили, что это Фенрир? – Шеклболт терялся от скорости изменения потока мыслей Малфоя.

- У меня были собаки, Кингсли, - грустно усмехнулся Люциус. – Если у преданности есть глаза, то это глаза пса…

***



- Потерпи еще немного, - скрипучий голос Барнза умел быть удивительно ласковым. – Сейчас-сейчас… Вот… Вот и все…

Мужчина снял, наконец, прилипший к ране бинт и несколько секунд рассматривал немного воспаленную ладонь Драко.

- Надо было все же наложить пару швов, - сокрушенно качнул он головой. – Шрам останется…

Малфой не отреагировал. Ему было все равно. Слегка поморщившись, когда Барнз мягко прощупал припухшие края раны, он, тем не менее, не издал ни звука. Колдомедик снова вздохнул и, отечески похлопав парня по плечу, поднялся:

- Сейчас обработаем и попьем чай, - проскрежетал он, отходя к шкафчику. – Мне коллега прислал на днях коробочку вкуснейшего печенья…

Драко смотрел неподвижным взглядом куда-то в занавешенное наглухо окно, совершенно не слушая его, и когда скрипнула дверь, даже не вздрогнул.

- Док, - сунулся в кабинет оборотень. – Начальник приказал освободить медотсек… Через пять минут будет…

- Мерлин… Когда ж он предупреждать заранее будет?.. - пробормотал, кажется, немного растерявшийся Барнз. – Малфой, я сейчас…

Он схватил что-то из шкафа и вылетел за дверь. Вервольф, окинув по-прежнему неподвижного парня взглядом, тяжело вздохнул:

- Сателлит, спрячься за ширму, а?

Драко перевел на него непонимающий взор, но оборотень, принюхавшись, напрягся и быстро исчез. А несколько секунд спустя в кабинет вошел Муррей.

- Малфой? – усмехнулся мужчина, замерев на мгновение на пороге и рассматривая поднявшегося тут же и уставившегося куда-то перед собой Драко. – Вот так сюрприз… Изменения в графике?

- Я сейчас отпущу его, мистер Муррей, - раздался за спиной начальника голос колдомедика. – Руку в цеху поранил, перевязка у нас.

Барнз вошел, снимая перчатки и бросая их в урну; подойдя к парню, немного напрягшемуся под ощупывающим взглядом начальника лагеря, присел рядом и, потянув за руку, заставил Драко вновь опуститься на стул:

- Давайте поспешим, Малфой…

Муррей прошел внутрь кабинета, с интересом взглянул на раскрытую пораненную ладонь юноши, прерывисто, как-то возбужденно вздохнул…

- Для меня все подготовили, мистер Барнз? – поинтересовался он, медленно проводя пальцем по подлокотнику стоящего в центре кабинета кресла.

Колдомедик торопливо обрабатывал рану:

- Да, - Драко, скользнувшему в этот миг взглядом по лицу Барнза, показалось, что тот поморщился. – Но я буду благодарен вам, если предупреждать впредь меня будут не за пять минут…

Муррей надменно поджал губы:

- Я не люблю ждать… - и вновь обратил свое внимание на парня. – Малфой, ты неважно выглядишь. Бледный, осунувшийся. Я слышал, один из твоих посетителей перестал ходить? Переживаешь?

Драко вздрогнул, каждый мускул на теле юноши напрягся против воли, холодные пальцы в руках колдомедика непроизвольно сжались в кулак.

- Мистер Поттер пропустил одно свидание, сэр, - раздался с порога низкий голос Уилана. – Но прислал передачку и сожаления из-за невозможности в этот раз вырваться… Барнз, я могу забрать его?

- Да, конечно, - облегченно вздохнув, откликнулся колдомедик, заканчивая с бинтом. – У нас все. Идите, Малфой.

Уилан шагнул внутрь и, подняв парня за плечо, провел его мимо Муррея, словно не нарочно, прикрыв собой.

- Спасибо… - тихо пробормотал Драко, когда они оказались на улице.

Альфа не ответил. Он шел к казарме, сунув руки в карманы и хмуро смотря вперед.

- Зачем он?.. Для чего он пришел в медотсек? – снова заговорил парень, и Уилан, вдруг резко остановившись, обернулся к нему:

- Тебя должно интересовать не это, сателлит, - тихо рыкнул он. – Откуда он узнал, что твой Электи не пришел – вот в чем сейчас основной вопрос! Мои парни брешут ему в морду, что никаких отклонений от утвержденного им распорядка не происходило, а он, оказывается, в курсе, что твой покровитель не пришел на свиданку. Какая-то малолетняя гнида слила и тебя, и мою стаю. С кем и что ты опять не поделил, Малфой?

Драко растерянно смотрел на него.

- Я… Ни с кем… - пробормотал парень. – Я даже передачки наказал Гойлу распределять на всех… По мере возможности…

Альфа скрипнул зубами и вновь направился к казарме.

- Сам выясню, кто к нему сейчас шастает, - буркнул мужчина. – А ты прекрати, наконец, изображать скорбящую вдову, мать твою! Не привлекай внимания, не наводи на мысли, что ты беззащитен!

Драко сглотнул. Он понятия не имел, что его переживания могут так аукнуться. Надо взять себя в руки. От него зависит не только его собственное благополучие, но и жизни всех его парней… А теперь еще и волчья стая Поттера. В конце концов, до воскресенья осталась пара дней! Стоит ли ждать письма, если Гарри скоро явится собственной персоной… А он обязательно явится! Иначе Драко откусит ему яйца…

- …завтра про одеяла… малолетние выблядки… - выдернуло его из размышлений тихое ворчание Уилана. – Передушить полказармы – всем было бы проще жить…

Малфою вдруг стало интересно… А действительно, что вервольф собирается делать, когда узнает, кто разболтал Муррею про неявку Поттера? Тут же всплыло в памяти брошенное со злорадной ухмылкой: «Че, Малфой, поматросил и бросил?» - и захотелось сдать оборотню ублюдка с потрохами, пусть объяснит этому отрепью, как себя надобно вести…

- Уилан, а если я узнаю, кто «слил», ты его как накажешь? – поинтересовался Драко, и Альфа, взглянув на него через плечо, недобро хмыкнул:

- Я смотрю, ты ожил… Молодец. Никак… Наказывать нужно, когда хочешь исправить Малфой, здесь исправлять нечего.

Драко сперва не понял, а когда до него, наконец, дошел смысл фразы, парень побледнел:

- Уилан, ты…

Альфа вновь остановился, развернулся и, прищурившись, процедил:

- Сателлит, сколько раз еще мне нужно тебе повторить, чтобы ты не совал нос не в свое дело?

Драко отрицательно качал головой, будто не веря собственным мыслям:

- Нет… Уилан, они все просто подростки… А если это ребенок типа Криса, которого запугали? Да даже если взрослый парень… Чтоб тебя, Уилан! Его спросили – он ответил…

Сильные пальцы впились в его плечо:

- Пойдем, сателлит, - прошипел Альфа и быстро потянул его за собой в казарму.

Втолкнув парня внутрь, вервольф прошелся меж пустых кроватей и, развернувшись к замершему у двери юноше, обвел помещение рукой:

- Тыкай пальцем в койку, я буду рассказывать про твоих «просто подростков». С кого начнем? Давай с младших. С «ребенка типа Криса».

Уилан подошел к постели одного из мальчишек.

«Айк, - вспомнил Драко. – Паренек лет четырнадцати, тихий, робкий, был бы совсем незаметен, если бы к нему с завидным постоянством не цеплялись старшие. Каждую неделю сосредоточенно пишет кому-то длинные письма…»

- Айк Фаулер, - произнес Уилан. – Родился пятого апреля восемьдесят четвертого года. Чистокровный во втором поколении. Отец умер якобы от какой-то маггловской заразы, когда пацану было десять. Мать через год повторно вышла замуж, но неудачно – мужик сбежал через пару месяцев с какой-то магглянкой… В чем лично я сомневаюсь. Еще через полгода она вновь начала встречаться с мужчиной… Тревогу забили родственники несчастного, когда сова с письмом отказалась лететь. Авроры приходили к Фаулерам дважды. Когда Айк второй раз невозмутимо ответил, что мама уехала к сестре, дом решили проверить. Женщина под «Петрификусом» и «Силенцио» лежала в подвале рядом с трупом любовника. Мальчишка так ревновал мать… Сейчас он пишет ей огромные письма, но вряд ли она читает их. Женщина сошла с ума в том подвале.

Драко передернуло, к горлу подступила тошнота, но он молча кивнул головой на другую кровать, решив, что не даст вервольфу возможности выбирать самые жуткие истории. Указанная им койка принадлежала Стивену Миду - веселому рыжему парню, почему-то совершенно не напоминающему семейку Уизли. Стив был единственным в группе взрослых ребят, «окучивающих» Беддока, кто не вызывал у Малфоя ощущения тревоги. Может, потому что казался совершенно безобидным и добродушным оболтусом, а может, потому что, если не считать Малькольма, был в этой компании самым младшим…

Уилан хмыкнул:

- Стивен Мид? Семнадцать лет. Год назад приговорен к пяти годам лишения свободы… за изнасилования, Малфой. На его счету три девушки и два мальчика, один из которых – его двоюродный брат… Он его и сдал… Узнал по запаху…

Драко побледнел и с трудом подавил желание рвануть на поиски Беддока, вспомнив все же, что здесь изнасилование подростков подростками – штука нереальная.

- Чейз Истмен, - продолжал Альфа. – Отравил родную бабку уидосоросом. Лерой Корти – семь нападений на престарелых ведьм с целью ограбления, выжила только одна. О! Натан Росс – утопил новорожденного брата… Кстати, активно пытался убедить Визенгамот, что младенец был одержим Волдемортом. Абель Хейз – проституция, кражи, попытка ограбления клиента и убийство… по неосторожности… Авадой. На суде рыдал взахлеб, клялся Мерлином, что злой дядя пытался его изнасиловать…

- Хватит… - тихо пробормотал Драко.

- Отчего же, сателлит? Я думаю, ты должен знать, кто тебя окружает, - бледно-голубые глаза сверкали яростью. – Ты здесь не в школе, где вокруг дети, Малфой, ты в лагере, где почти за каждой детской смазливой мордашкой скрывается сформировавшийся убийца. Я и мои парни – все что держит этих ублюдков в узде, - он шагнул к Драко и едва слышно процедил в ухо: - Если мою стаю отсюда выкинут, эти твари растерзают твоих сопляков в первую же неделю, а Муррей будет ежедневно развлекаться с тобой, пока ему не надоест твоя бледная шкурка, но вряд ли ты к тому времени будешь адекватно реагировать на окружающий мир. Поэтому закрой свой красивый ротик и не смей читать мне морали. Барнза хватает…

Уилан слегка толкнул его плечом и быстро вышел из казармы.

Вечером, после ужина, Драко сидел на кровати, сложив «по-турецки» ноги, и совершенно иначе смотрел на юношей вокруг.

- Ты чего, Малфой? – наконец, спросил наблюдавший за ним несколько минут Нотт.

- Ты задумывался, за что они все здесь? – тихо ответил вопросом на вопрос Драко.

Тед окинул взором казарму, на мгновение задержался на Малькольме, вновь прилипшем ко взрослым парням, сердито свел брови и кивнул тут же осунувшемуся и обиженно засопевшему пареньку на его койку, и, вернув взгляд другу, слегка пожал плечом:

- А оно нам надо?

Драко, заметивший молчаливый разговор между ним и Беддоком, едва заметно махнул головой на Мида, провожающего Малькольма жадным прищуром:

- На рыжем пять изнасилований, Тед, и он явно мечтает загнуть нашего дурня…

Нотт проследил за его взглядом и слегка хмыкнул:

- Малфой, при всем уважении к его опыту, здесь очко нашего дурня в безопасности, даже если бы тот сам был не против «загиба». Опять ищешь причины для волнений?

- Не знаю, Тед… Мне просто не по себе…

Он слез с койки и стал обуваться.

- Куда собрался? – тут же отреагировал Нотт.

- Руку на ночь перебинтовать, - откликнулся Драко. – Дергает, зараза. Может Барнз даст чего от боли.

Выходя из казармы, он обернулся. Тед, усадив рядом Беддока, что-то ему втолковывал.

Малфой шел в медотсек вовсе не на перевязку. Ему хотелось поговорить с колдомедиком. Рассказы Уилана произвели на него такое впечатление, что сейчас он совершенно не понимал, как Барнз может относиться к этим подобиям молодого Волдеморта с поистине отцовской заботой.

В кабинете колдомедика он не нашел и, выйдя, направился в палату. Дверь открылась беззвучно, и Драко замер на пороге, непонимающе глядя на происходящее.

Бессознательное тело младшего Дане, казалось, было сложено пополам. Барнз, склонившись над ним, одной рукой удерживал задранные и согнутые в коленях ноги, а двумя пальцами второй орудовал в раскрытом, сильно воспаленном заднем проходе бесчувственного паренька.

- Ничего, Эван, ничего, - едва слышно шептал мужчина.

Вытащив пальцы из ануса юноши, он окунул их в стоящую рядом баночку с каким-то зельем и вновь начал аккуратно втирать прозрачное вязкое вещество в алые, слегка пульсирующие края анального отверстия, тихо, словно успокаивающе что-то нашептывая.

Это был предел. От понимания происходящего Драко, наконец, скрутило рвотными спазмами.

- Малфой, - охнул Барнз и, оставив Дане, бросился к давящемуся и, кажется, норовящему вывернуться наизнанку Драко. – Что вы…

- Не трогайте меня! – крикнул юноша между приступами рвоты, выставив руку.

Мужчина остановился, но лишь для того, чтобы стянуть перчатки и, бросив их на пол, вновь шагнуть к Малфою.

- Драко, успокойтесь…

Парень наконец смог разогнуться и, вытерев рот рукавом робы, взглянул на колдомедика:

- Не подходите ко мне… - процедил он, делая шаг назад. – Уилан тоже знает? Весь персонал этого гребаного места в курсе?

- В курсе чего, Драко? – вдруг совершенно спокойно спросил Барнз. – В курсе того, что Муррей трахает эти теплые трупы?

Колдомедик подошел к столу и налил в стакан воды из графина.

- Выпейте, Драко, и перестаньте истерить, - жестко рявкнул он, но парень отрицательно мотнув головой, сполз на пол и, откинувшись на стену, прикрыл глаза:

- Я думал – Волдеморт самое страшное зло в этом мире, - юноша закрыл лицо руками. – Мерлин…

Барнз тяжело вздохнул, подошел к нему и присел рядом на корточки:

- Вы умный и сильный молодой человек, Драко, - спокойно произнес он, убирая ладони от лица Малфоя и заглядывая в мокрые от слез глаза. – Откиньте эмоции, взгляните трезво… У этих двоих почти нет шансов вернуться в мир живых. Они ничего не чувствуют. И если Муррея это устраивает, то меня устраивает тем более. До них он требовал вводить в наркоз выбранных им мальчишек прямо в кресле… Драко… Посмотрите на меня. Вы чистокровный волшебник, наследник древнего рода, вы должны уметь правильно расставлять приоритеты. Я пытаюсь оберегать живых…

- Живых убийц и насильников? – тихо всхлипнул парень. - Чудовищным способом оберегать одних чудовищ от чудовища другого?

Теплая шершавая ладонь мягко стерла слезы с его щек:

- Здесь не только убийцы и насильники, Драко, - прошептал Барнз. - Вы просто очень устали. Сядьте-ка на кровать. Мне нужно закончить, а потом мы с вами пойдем в кабинет и поговорим.

Юноша вновь закрыл глаза, и его губы едва заметно дрогнули:

- Забери меня, Поттер…