Оборотная сторона бессмертия +830

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Самому душевному автору!» от Forgotten..
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardri
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
... и еще 11 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 51. Совесть и благоразумие

30 мая 2015, 15:13
Мать ругалась на Малфоев, сокрушалась по поводу Гарри, возмущалась поступком Рона и кричала на отца, что он слишком редко брался за ремень, обвиняла Джинни в недоверии и постоянно спрашивала, как та себя чувствует. Отец просто сидел рядом, обнимал девушку за плечи, целовал в макушку и тихо шептал, что все наладится, все образуется, все обязательно будет хорошо.

- Конечно, пап, все будет хорошо, - наконец слегка улыбнулась Джиневра, поднявшись, поцеловала его в щеку и взглянула на мать. – Мам, успокойся. Выпей зелье. Ничего страшного не произошло. Я пойду к себе, устала.

- Иди, дочка, иди, - мать погладила ее по спине, и вдруг спохватилась. – Джинни, милая, ты поговори с Роном, доченька…

Глаза девушки полыхнули яростью:

- Пусть даже близко ко мне не подходит! – бросила она и, развернувшись, быстро вышла из гостиной.

Заперев дверь своей спальни, Джинни упала на кровать и, уткнувшись лицом в подушку, беззвучно заплакала. За эти полчаса в гостиной она, наконец, в полной мере осознала произошедшее. Все, что было между ней и Гарри, безвозвратно кануло в лету. Гарри буквально бредил Малфоем! Как он смотрел на Драко, как нежно прикасался к руке, как вслушивался в слова и, казалось, даже в дыхание… Гарри Поттер был влюблен в Драко Малфоя, как, видит Мерлин, никогда еще не любил.

Познать истину можно только в сравнении, и сейчас Джинни поняла в полной мере смысл этой фразы. Когда они встречались, Гарри был заботлив и ласков… Но не более того. Девушка вдруг осознала, что с ней самой все его нежные взгляды и прикосновения являлись всего лишь ответами на ее инициативу, обычно довольно короткими ответами – Поттер реагировал, отзывался лаской, но практически сразу отвлекался. Гарри не тянулся сам прикоснуться к ее запястью, переплести пальцы. С Джинни у него не было того, что сегодня так отчетливо проявлялось в отношении Драко – жажды ощущать любимого человека всей кожей каждое мгновение своей жизни. Парни безотчетно тянулись друг к другу, совершенно не задумываясь о приличиях, эгоистично не замечая, что причиняют девушке почти физическую боль.

- Зря отказалась, - раздался за спиной Джинни спокойно-равнодушный, очень знакомый мужской голос, и девушка резко обернулась.

Призрак сидел на подоконнике и рассматривал вечернее небо. Вид у него был необычно печальный… Необычно для Сириуса Блэка. На полупрозрачном лице сейчас не было и намека на столь присущий этому магу как в жизни, так и в посмертии, вечный, необузданный оптимизм.

Джинни шмыгнула носом и вытерла слезы.

- Что вам нужно, мистер Блэк?

Доверия к этому привидению после спасения Гарри у нее не было ни на грамм.

- Я бы не отказался от женского тела, способного выносить для Гарри ребенка, - тихо откликнулся призрак, по-прежнему не глядя на девушку.

На несколько секунд в комнате повисла тишина. Джинни боролась с желанием накричать на Блэка и швырнуть в него чем-нибудь испепеляющим, а Сириус с немой печалью во взгляде рассматривал звезды за окном.

- Что вам нужно от меня? – девушка все же заставила себя говорить ровно.

Блэк, наконец, обернулся.

- Единственное, чего у тебя не было бы – это секс с ним. Во всем остальном ваш брак не отличался бы ничем от тысяч других, рыжик…

- Не называйте меня так! – девчонка все же сорвалась и даже выхватила палочку. – Я не буду! Не буду инкубатором для вашего крестника! Убирайтесь!

- Жаль, - равнодушно откликнулся Сириус. – Значит, какая-то другая девушка станет миссис Поттер. Другая родит ему милого зеленоглазого малыша, будет купаться в почете и достатке, в заботе и благодарности Героя магической Британии - ТВОЕГО бывшего жениха. Значит, не твой ребенок будет называть папой Электи - мужчину, способного изменить историю Земли, не твой ребенок станет его наследником, не твой ребенок будет пользоваться поддержкой одной из самых богатых чистокровных семей в мире – семьи сателлита Гарри… Ты действительно после стольких лет вашей дружбы, ваших отношений предпочитаешь отдать все это какой-то другой, равнодушной к Гарри ведьме только из-за взыгравших эмоций? Предпочитаешь остаться в забвении и привычной нищете? Жаль, рыжик, ты мне очень нравилась. Я думал, ты умнее, милая.

- Зачем... Зачем это вам? – тихо спросила Джинни, проигнорировав его последнюю фразу и глядя на привидение с видом ребенка, понимающего, что взрослый прав, но все еще упрямящегося в своих убеждениях.

- Я хочу изменить то, на что вы с сателлитом вынудили Гарри, – грустно усмехнулся Блэк. - Хочу, чтобы мой мальчик отказался от идеи стать последним Поттером. А еще... Я хотел бы знать, что его окружают любящие люди, милая, неужели это так сложно понять? - и, немного помолчав, вдруг по Блэковски привычно, лукаво подмигнул. - Ну, и чтобы активы Поттеров и Блэков не ушли на сторону.

Мгновение спустя, махнув на прощание рукой, Сириус растворился в воздухе.

Джиневра еще несколько секунд смотрела на то место, где только что сидело привидение, а потом опустилась на кровать и закрыла лицо руками.

***



Рон вышел из паба, огляделся и, слегка пошатываясь от проглоченной едва ли не залпом бутылки огневиски, медленно поплелся следом за удаляющейся стайкой шлюх, высыпавших из "Хромого тестрала" за минуту до него. Проститутки не обращали внимания на бредущего за ними молодого пьянчужку. Разбившись на небольшие группки и о чем-то бесперебойно чирикая, они иногда провожали недвусмысленными взглядами проходящих мимо взрослых, хорошо одетых мужчин, но активно себя не предлагали.

Как они оказались в Лютном, Рональд даже не заметил. Его взгляд всю дорогу был прикован к светловолосому затылку Гейба, и меняющийся вокруг пейзаж особого значения для Уизли не имел. Впервые Рон пошел за ним, впервые его отчаянная жажда увидеть хотя бы инсценировку своих снов с Хорьком в главной роли переборола страх перед проявлением этой порочности в реальности.

Он очнулся, только когда понял, что девочки и мальчики по двое останавливаются вдоль улицы, словно занимая места по каким-то одним им известным меткам.

- Красавчик, не меня ищешь? – на него, наконец, обратили внимание.

Рон обернулся на певучий женский голосок. Девчонка, такая же рыжая как он сам, оценивающе и уверенно скользила по нему взглядом. Почему-то вспомнилась Джинни, и стало не по себе.

- Иди на хуй, - зло буркнул Рон и заторопился прочь под презрительное фырканье рыжей и громкие грязные ругательства ее подруги.

Гейба, остановившегося у какой-то нервно мигающей витрины, он прошел, опустив голову, но через десять ярдов нырнул в небольшую нишу меж громоздящихся друг на друге зданий и притаился. Мальчишка зябко кутался в короткую шубку и даже слегка приплясывал. Озверевший к вечеру мороз, бесполезная с точки зрения сохранения тепла одежда и излишняя худоба парня сводили на нет все согревающие чары, которые довольно часто обновляла на пареньке стоящая рядом сестра.

Рон следил за ним минут двадцать, и вскоре сам почувствовал, что замерзает. Нужно было либо решаться, либо плюнуть и снова уйти ни с чем. Потоптавшись на месте еще пару минут, он все же отважился, шагнул было из своего укрытия... И застыл на месте - к Гейбу уже подошел потенциальный клиент - немолодой, но очень дорого одетый маг. Мальчишка обольстительно улыбался, призывно прикусывая пухлые розовые губки и с готовностью что-то отвечая на задаваемые незнакомцем вопросы, а уже минуту спустя кивнул и уверенно зашагал следом за удаляющимся мужчиной.

Не успел. Дьявол! Не успел!

Рон досадливо рыкнул и хлопнул ладонями по каменной кладке соседнего здания.

- Быстрее соображать надо, - хмыкнул в нескольких шагах от него менее удачливый собрат Гейба. – Наш блондинчик нарасхват. Но, кстати, я работаю не хуже, а беру меньше. Хочешь попробовать, дорогой?

Рональд бросил на него больной взгляд. Темноволосый хастлер был на пару лет старше Гейба, но такой же тонкий... А еще вызывающе размалеванный и отвратительно жеманный. Уизли почувствовал тошноту. За кого эта шлюха его принимает?!

- Отъебись, педрила, - выплюнул Рональд и, поозиравшись, быстро направился в сторону с наименьшей концентрацией ночных бабочек.


***



Артур молча сидел у камина, слушая непрекращающиеся причитания супруги и с тоской размышляя над словами Люциуса, брошенными тем в ответ на обвинения Молли в разрушении счастья Джинни и преднамеренном подкладывании Малфоями «своего паршивца» в постель Гарри: «Мы сделали все, чтобы оградить мальчиков друг от друга! Это ваш Шеклболт какого-то гриндилоу пустил Электи в лагерь! Естественно тот не мог не отреагировать на попавшего в беду сателлита! Обстоятельства в разы ускорили процесс создания связи! Мы теперь бессильны, Молли! Единственное, что мы можем сделать в сложившейся ситуации - это минимизировать ущерб и снизить риски...»

- Рональд Уизли, а ну, вернись немедленно! – вывел Артура из задумчивости возглас жены, и он взглянул на дверь.

Попытавшийся проскользнуть незамеченным Рон, шагнул назад, появляясь в дверном проеме.

- Я устал и хочу спать, мам, - недовольно буркнул парень, пряча от матери взгляд.

- Как ты мог?! – Молли не собиралась спускать сыну его выходку. – Ты пытался обманом женить друга на сестре! Ты выставил Джинни лгуньей! Ты… Рон, я считала, что воспитала достойного юношу, а оказалось…

- Вот, значит, как?! – взвился вдруг парень. – То есть то, что Гарри бросил твою дочь ради Пожирателя-содомита тебя не волнует, а то, что я пытался спасти их с Джинни отношения…

- Гарри был честен с твоей сестрой, Рональд! Он уважает и ценит Джинни! А что ты показал своим поступком? Пренебрежение чувствами друга и сестры?..

- Я пытался спасти его от чертова Хорька! Его словно приворотным опоили, неужели ты не видишь! Зачем приходили старшие Малфои? Это они что-то сделали! Они свели моего друга с ума, мама! Да Гарри сам бы и не вспомнил о Хорьке!..

По щекам Рона катились злые слезы. Он резко развернулся и бросился прочь, громко протопал по шаткой лестнице и сильно хлопнул дверью.

- Возможно, сам бы и не вспомнил, - тихо пробормотал Артур. – Но ты ему помог, сынок, ты ему помог…

Молли обернулась и уставилась на мужа.

- О чем ты?

Артур Уизли тяжело вздохнул. Он до сих пор никому этого не рассказывал. Не рассказывал, потому что на душе было невозможно гадко. До сих пор он не просто не мог об этом говорить, он мечтал об Обливиэйте, мечтал забыть свой роковой вопрос:

- Гарри… Почему ты стер Рону память?

И еще больше мечтал забыть взгляд Поттера и его совершенно спокойное, но заключающее в себе столь многое:

- Ему понравилось то, что там происходило…

Артур тогда около часа просто сидел в своем кабинете и пытался осознать услышанное. Вспоминал каждое мгновение, каждое отвратительное мгновение осмотра Драко, вспоминал затравленный взгляд испуганного, истощенного мальчишки, ужас и боль в глазах его матери, обреченность и отчаянную попытку сохранить остатки гордости на лице его отца… И не мог, не мог понять, как его собственный сын, его добрый солнечный мальчик превратился в морального урода, которому ЭТО «понравилось»…

А сейчас, когда открылась правда о Гарри и Драко, Артур вдруг осознал, что Обливиэйт - вовсе не самое страшное, чем могло произошедшее аукнуться Рону. Если бы Малфои не предотвращали всеми доступными им способами сближение своего сына с Электи, если бы Гарри хоть раз проанализировал свое отношение к Драко до того рокового дня - реакция Поттера на поведение Рона могла быть вовсе не такой щадящей… Совсем не факт, что многолетняя дружба остановила бы разъяренного Электи, не окажись тот вызванный ненавистью поступок Рональда непосредственно спусковым крючком, лишь запустившим пробуждение эмоций Гарри. Рональд Уизли привел Электи в Министерство и показал то, что изменило траекторию вращения мира – нуждающегося в защите сателлита.

- Артур, о чем ты говоришь? – Молли напряженно всматривалась в лицо мужа.

Он взглянул на нее и протянул руку.

- Присядь. Я должен кое-что тебе рассказать. Помнишь, когда детей отправляли в лагеря, мы говорили вечером о готовящейся отправке?..


Полчаса спустя они молча сидели друг напротив друга. В камине тихо потрескивали поленья, за окном подвывала начавшаяся метель. Молли медленно протянула руку и взяла оставленный Малфоями свиток.

Артур следил за ней тяжелым взглядом. Он не собирался приносить в жертву безопасности одного ребенка судьбу другого.

- Возможно, это немного успокоило бы Рона, и… С родственной связью есть маленький шанс снизить поражающую способность Электи, если однажды то, о чем ты говоришь, так или иначе всплывет снова, - пробормотала Молли.

- Мы можем просто отослать его подальше, - хрипло пробормотал Артур.

- И отослать подальше тоже не повредит, - вздохнув, кивнула ему жена и поднесла свиток поближе к светильнику: - А Малфои действительно очень щедры, дорогой, Гарри был прав.

Мужчина открыл было рот, чтобы сказать, что его дочь – не разменная монета и, тем более, не продажная девка, но его остановил тихий голос Джинни:

- Я хотела бы взглянуть на это соглашение, мама.

***



- Устал? – Гарри прижимал его спиной к себе и выцеловывал на обнаженном плече и шее одному ему известные узоры.

- Немного, - Драко не хотелось разговаривать, хотелось просто раствориться в горячих объятиях и ни о чем не думать.

Не думать о родителях, об их мечтах и планах, не думать о своем долге перед семьей… Не думать о произнесенных Гарри у Уизли словах. Драко закрыл глаза и закусил губу, стараясь не выдать себя рвущимся из груди болезненным стоном.

Гарри, еще раз поцеловал его в плечо и положил голову на подушку, утыкаясь носом в светловолосый затылок. Его жаркое дыхание колыхало мягкие прядки, и это было щекотно и приятно одновременно.

- Не настолько, - прошептал Драко, не доверяя собственном связкам, и Гарри тут же приподнялся на локте:

- Н-нет? – в голосе Поттера звучала плохо скрываемая надежда. – Ты… Ты не хочешь спать?

Драко протянул руку назад и нашел стоящий колом любимый член.

- Я потерплю, - почему-то виновато пробормотал Поттер. – Прости… Хочешь, я схожу в душ…

Малфой удивленно вздернул бровь и наконец повернулся к нему лицом:

- Зачем?

- Чтобы… Чтобы он не… Не беспокоил тебя…

Этого Драко уже не выдержал и тихо рассмеялся, обвивая руками его шею.

- Нет… Нет, Гарри Джеймс Поттер, ты не будешь дрочить в душе, пока я жив, - просмеявшись, очень серьезно произнес Малфой, сурово сведя брови.

- Да я не собирался дрочить, - растерянно пробормотал Гарри и тихо застонал, когда Драко, скользнув ладонью по его груди, слегка потеребил пальцами мгновенно затвердевшую бусинку соска. – Я… Просто остыть…

- Тогда нам нужно остывать вместе, - прошептал Драко, прижимаясь к нему плотнее и наблюдая, как мутнеет взгляд почувствовавшего его возбуждение Поттера. – А я не люблю… - он с тихим рычанием перевернул Гарри на спину и уселся сверху. - Я чертовски не люблю холод, мой Электи.

Гарри, задержав дыхание, медленно вел ладонями по его бедрам от коленей к паху и Малфой видел в немного ошалелом взгляде изумрудных глаз отражение собственных эмоций – они оба все никак не могли привыкнуть к той невероятной гамме тактильных ощущений, которые дарили им прикосновения друг к другу.

- Сядь на него, - едва слышно выдохнул Поттер, и пару мгновений спустя выгнулся, впиваясь пальцами в тонкую простыню и изо всех сил стараясь сдержаться и не толкнуться в медленно поглощающее его горячее нутро.

Драко двигался неторопливо, наслаждаясь тихими стонами Поттера, отчаянно желающего большего, но невероятным усилием воли все еще позволяющего любовнику играть с собой. Собственный член Малфоя тоже жаждал ласки, но сателлит не хотел уступать своему Электи в стойкости и пару раз уже поймал за запястье пытающегося прикоснуться к нему Гарри.

Еще несколько минут такой пытки, и Поттер не выдержал. С низким рыком он одним рывком перевернул Драко на спину и вырвал из его легких громкий стон, толкнувшись до упора.

- Ты доигрался, мой сателлит, - угрожающе прорычал он, закидывая ноги Малфоя себе на плечи и подпихивая подушку ему под поясницу.

- Выдерешь, как последнюю суку, мой Электи? – усмехнулся Драко, проведя большим пальцем ноги по контуру его уха.

Гарри потерся щекой о ступню сателлита и прижался губами к щиколотке.

- Залюблю до потери сознания, - прошептал он и вновь толкнулся в жаркую глубину желанного тела.

Поттер не обманул. Через двадцать минут, проваливаясь в оргазм, Малфой не отдавал себе отчета, в каком мире он находится, твердо зная только одно – Гарри держит его и никогда не отпустит…

Он пришел в себя от легких, словно дуновение ветра, прикосновений к щеке. Гарри лежал рядом и, с улыбкой рассматривая его, невесомо обрисовывал подушечками пальцев черты любимого лица.

- С кем ты научился так трахаться, Поттер? – просипел Драко и закатил глаза. – Мерлин… Я что, сорвал голос?

- Тебе просто надо попить, - прошептал Гарри. – Ты не кричал, не волнуйся. Просто горло пересохло.

Драко попытался сглотнуть и закашлялся – Поттер был прав.

- Не отлынивай от ответа, - прохрипел он. – Это было что-то… Нереальное…

Гарри усмехнулся и прикоснулся губами к его губам:

- С тобой. Всему «нереальному» я научился с тобой, мне просто нравится делать тебе приятно… Принести воды? Или, может, сок будешь?

- Нет, - Драко ответил ему таким же коротким поцелуем. – Я сам. Лежи…

Гарри только насмешливо хмыкнул, наблюдая, как Малфой торопливо поднялся с кровати, стянул со спинки стула халат, на ходу завернулся в него и, схватив подвернувшуюся под руку палочку Электи, выскользнул из спальни.

Пить хотелось до смерти, но Малфой все равно первым делом направился отнюдь не на кухню. Приоткрыв дверь соседней комнаты, он прислушался. Волчонок тихонько равномерно посапывал на слишком большой для него кровати, а из стоящего у окна кресла доносилось негромкое кряхтение и невнятное бормотание Кричера.

Убедившись, что он действительно не разбудил мальчишку, Драко спустился на кухню. Найдя в шкафу маггловскую коробку с яблочным соком, Малфой несколько секунд рассматривал ее, пытаясь сообразить, как это правильно открыть… И едва не выронил, вздрогнув всем телом, когда за спиной раздался знакомый мужской голос:

- Привет, племянничек, жажда замучила?

Драко резко обернулся и тихо выругался. Сириус сидел за столом, развлекаясь попытками поднять полупрозрачными пальцами тяжелую каменную пепельницу.

- Какого хрена ты здесь делаешь? – просипел мгновенно забывший про жажду парень.

Призрак вдруг поднял на него сверкающий яростью взгляд, а в следующее мгновение уже оказался рядом, заставив Драко невольно отшатнуться:

- Я здесь размышляю, могла ли Природа ошибиться, - зло просвистел Блэк в лицо побледневшего парня. – Пытаюсь решить, кто ты – бракованный сателлит или вовсе самозванец, маленький эгоистичный змееныш.

- Убирайся, - это было единственное, что Драко смог сейчас выдавить.

Горло сдавил спазм, воздуха не хватало. Парень зашарил рукой позади себя, ища, за что ухватиться, чтобы не упасть, и призрак тут же отлетел в сторону, уселся на стол и злобно, исподлобья уставился на него.

- Я уйду, - процедил Сириус. – Я даже не стану пытаться поговорить с Гарри. Ступай, спи спокойно. Наслаждайся статусом первого в мире сателлита, поставившего свое эго выше интересов Электи.

- Я… Я не… - Драко хотелось закричать на него, швырнуть в него какой-нибудь противопризрачной Авадой, перед этим пару раз хорошенько круциатнув, но вместо этого он почему-то пытался оправдаться.

- Что ты «не…»? Ты не лишил его шанса стать отцом? Ты не вырвал у него отказ от продолжения рода? Ты не смирился с его жертвой ради успокоения твоей глупой, безосновательной ревности? – безжалостно выплевывал призрак. - Что ты «не…», Драко? Вместо того, чтобы думать о нем, направлять и поддерживать, окружать его друзьями и любящими людьми, ты в угоду своей прихоти вычеркиваешь из его жизни девушку, которая никогда не предала бы его. Все сателлиты во все времена отходили в сторону, когда их Электи безрезультатно пытались зачать наследников, ждали под дверью спальни и молили богов об удачном исходе. Ты – сателлит единственного Электи, у которого появился шанс сделать это даже без близости… Черт возьми, он даже кончить для этого зачатия мог бы с твоей помощью! Ты уперся рогом, придумав себе какую-то нелепую ревность! Что ты «не», юный Малфой? Ты не считаешь продолжение рода любимого человека важнее своих капризов?

Сириус взмахнул пальцами, и с коробки с соком слетела крышка.

- Пей. Пей и иди спать, избалованный мальчишка. Сегодня мне впервые действительно жаль, что я умер. Ты не достоин его.

Призрак испарился, и Драко медленно осел на пол, не замечая, как по руке льется сладкий яблочный нектар из судорожно сжимаемой им коробки.

***



- Нарцисса…

- Ты потерял самоконтроль, Люциус, - даже не взглянув на него, она прошла мимо и устало опустилась в кресло. – Словно вечно битый пес, ты запаниковал, как только почувствовал, что хозяин сердится.

- Да… - она была права, и Лорд Малфой вовсе не собирался оправдываться, он действительно поддался слабости и полностью провалил запланированную миссию. – Да, любимая. Я испугался и наговорил много лишнего, - он упал в соседнее кресло и прикрыл глаза. - Слишком долго я носил метку другого Электи, Нарцисса, тебе не понять…

- Да, - она даже не пыталась скрыть высокомерную улыбку. – Этого мне никогда не понять. Но даже если забыть о том, что ты сильный, взрослый, чистокровный маг, Люциус, и не должен был поддаться дрессировке Волдеморта; даже если согласиться с тем, что за десятилетия своей власти над личностью, Электи способен выработать в ней страх на рефлекторном уровне… Этот Электи держал за руку твоего сына, Люциус, заглядывал ему в глаза, внимательно прислушивался к каждому его слову! Ты – отец сателлита, а не простой смертный.

Она вздохнула и, поднявшись, вышла. Люциус вновь опустил веки. Она права. Нарцисса была права во всем, каждое ее слово острым клинком истины кромсало его и без того израненное самолюбие.

Когда тонкие пальцы невесомо тронули его плечо, Люциус вздрогнул и распахнул глаза. Нарцисса молча протягивала ему бокал с красным вином.

- Спасибо, - хрипло пробормотал он.

Леди Малфой ласково улыбнулась, присев на подлокотник кресла супруга, и задумчиво покрутила в пальцах собственный бокал, рассматривая сквозь рубиновую жидкость полыхающий в камине огонь.

- Давай, выпьем за удачный исход этого дела, любимый, - проворковала Нарцисса, вновь переводя на него взгляд.

Люциус непонимающе смотрел на жену.

- Удачный? Нарцисса, Драко психует, малолетняя Уизли даже думать не хочет ни о каком замужестве, а наш великий зять отбрил меня как школьника!

- Не зацикливайся на собственных фантазиях о своем задетом мальчишкой самолюбии, Люциус, - она прижалась губами к его виску и чуть тише шепнула. – Ты вступил в открытое противостояние с Электи, а не с одним из однокурсников сына, милый. Нахрапом взять не удалось, и это естественно, но… Ты видел, как заинтересованно блеснул взгляд Молли, когда наш Гарри сказал о щедрости твоего предложения? А как с каждым мгновением все больше напрягалась спина Драко, когда его Электи произносил свою финальную речь?

Люциус сделал глоток вина, вспоминая, видел ли он то, о чем говорила жена. Да, Молли несколько секунд смотрела на свиток, когда Поттер швырнул его на стол. И Драко действительно шагнул в камин с видом человека страдающего от почечной колики, хотя за несколько минут до этого в его движениях и взгляде было гораздо больше уверенности.

- Думаешь, еще не все потеряно?

- Думаю, что потерь вообще нет, любимый. Просто нужно время. И это хорошо, Люциус. Когда волна от брошенного тобой камня достигнет берега, ее уже никто даже ассоциировать не будет с твоим броском. Время у нас есть, и оно играет на нас. Тем более, что главное нами достигнуто – Гарри пообещал, что не станет мешать браку Драко.

Он поднял на нее глаза и слегка улыбнулся:

- Ты права. Ты как всегда права. У нас масса времени! Мальчики еще очень молоды.

- Именно, любимый, - он не заметил, когда в голубых глазах жены появились нехорошие огоньки. – А их будущие «инкубаторы» и того моложе.

Люциус на мгновение даже растерялся, не сразу уловив переход, и лишь спустя несколько секунд сокрушенно застонал.

- О, Мерлин! Нарцисса! Прости! Я…

- Тебе не удастся вымолить прощение, Люциус Малфой, - перебив его, фыркнула она и, поднявшись, направилась к выходу из гостиной. – Тебе придется его заслужить.

Она исчезла в темноте коридора, и он, усмехнувшись, поставил бокал с недопитым вином на столик, поднялся и направился следом. У Люциуса Малфоя в жизни было много ошибок и неудач, но однажды двадцать лет назад он поймал за хвост фортуну и совершил свой единственный безусловно правильный поступок – женился на Нарциссе Блэк.

***



Гарри не помнил, как заснул. Вот только он лежал, слушая треск подброшенных в камин поленьев, счастливо пялясь на танцующие в потолочной лепнине розовые блики и ожидая, когда Драко вернется из похода на кухню с попутным инспектированием комнаты Криса… И вдруг открыл глаза уже в комнате, залитой предрассветным маревом.

Первым, что он ощутил, было отсутствие в его объятиях Драко. Гарри испуганно подскочил на кровати… И тут же облегченно выдохнул – сателлит спал на самом краю постели, сжавшись в комочек и обхватив себя руками.

- Дурачок, зачем же ты из-под одеяла выполз, - с досадой проворчал Поттер, утягивая его на середину кровати, укутывая по самую макушку и крепко прижимая к себе – камин давно потух, и Драко сейчас был ледяным, словно лягушонок. – Надо выкинуть эту огромную кровать и купить крохотную, чтобы тебе некуда было ползать во сне…

Драко что-то невнятно пробормотал, прижимаясь к нему и, кажется, немного расслабляясь в горячих объятиях. Гарри долго лежал рядом, согревая любимого парня и с улыбкой прислушиваясь к его неровному дыханию – кажется, Малфою что-то снилось.

Уже рассвело, и за дверью слышался голосок болтающего о чем-то с домовиком Криса, а Гарри все не мог заставить себя выбраться из постели. И только когда в комнате появился хмурый Кричер и молча, но сердито уставился на него, всем своим видом показывая, что он думает о сознательности своего молодого хозяина, Поттер вздохнул и, махнув домовику на дверь, потихоньку выскользнул из постели.

Приняв душ, Гарри вернулся в комнату и, стараясь не шуметь, принялся быстро натягивать уже приготовленную Кричером форму. Взгляд Драко он почувствовал спиной, уже когда был полностью собран.

- Доброе утро, - Гарри улыбнулся, обернувшись к молча наблюдающему за ним Малфою, но практически сразу улыбку сменила тревога. – Драко, ты как себя чувствуешь?

Сателлит выглядел больным и невыспавшимся: воспаленные, красные глаза, потухший взгляд...

- Ты… Куда-то уходишь? – хрипло спросил Драко, проигнорировав вопрос о самочувствии.

- Да, мне нужно показаться в школе. Еще на прошлой неделе планировал. Забегу в деканат, отдам бумаги, возьму направления на зачеты с экзаменами и вернусь. Я быстро. Драко, ты плохо выглядишь.

- Долго не мог уснуть, не выспался, - пробормотал Драко, скользя по нему больным взглядом. – Тебе идет форма…

Гарри присел на край постели и, склонившись, коснулся губами его губ.

- Тогда не вставай. Я скажу Кричеру, чтобы принес тебе завтрак в комнату и занял пока Криса. Поспи, - и, лукаво улыбнувшись, поцеловал его в кончик носа. – А потом аврор Поттер арестует вас, мистер Малфой, за злостное нарушение режима и проведет личный досмотр.

Драко слегка улыбнулся в ответ и прикрыл глаза.

- Хорошо, аврор Поттер. Я буду ждать ареста.


Разобраться с делами быстро у Гарри не получилось. В деканате его отправили к начальнику школы, объяснив это личным распоряжением Гарднера на его счет. В приемной пришлось около часа ждать окончания совещания, а потом счастливый Гарднер долго поил его чаем, расспрашивая о самочувствии, рассказывая последние школьные новости и делясь проблемами.

Гарри несколько раз бросал взгляд на часы. На душе было неспокойно, очень хотелось побыстрей вернуться к Драко, а он еще не решил, как ему быть с казармой... Но распрощаться и уйти слишком скоро ему не позволяло отношение к этому маленькому толстенькому человечку с писклявым голоском. С первой их встречи Поттер ощутил внутреннюю силу, исходящую от начальника школы авроров. Сила, ум и честь – вот как Гарри описал бы Гарднера, если бы ему сказали сделать это в трех словах. Парень искренне и глубоко уважал этого садового гнома с душой истинного офицера, и откровенно гордился возможностью быть его учеником.

- Гарри, мы закроем тебе сессию автоматом, - Гарднер, кажется, наконец заметил, что Поттер слишком беспокойно ерзает на стуле, и перешел непосредственно к делам парня. – Можешь отдохнуть эту неделю. Но на практике я очень надеюсь тебя лицезреть. Одно дело – упустить теорию, ее всегда можно подтянуть, и совершенно другое – лишить себя шанса на практический опыт.

- Вообще-то, я и теорию не собирался упускать, сэр, - улыбнулся Гарри. – Я хотел взять направления на экзамены и все сдать самостоятельно.

- Это похвальное стремление, Гарри, - кивнул мужчина. – Давай сделаем так: мы закроем тебе сессию, а ты в следующем семестре подтвердишь свои знания. Хорошо?

- Да, сэр! Конечно.

- Вот и отлично, - Гарднер вновь взглянул в переданные ему Поттером бумаги. – Выписка из Мунго будет в пятницу?

- Да, сэр.

- Значит, в казарму вернешься в понедельник…

Гарри отвел взгляд.

- Сэр… Если можно, сэр, я хотел бы вернуться в казарму после каникул.

Начальник удивленно поднял бровь и слегка хмыкнул:

- Ты должен понимать, Гарри, что казарменное положение – это тоже часть подготовки хорошего аврора, а не прихоть руководства школы. Вашему курсу и без того делаются беспрецедентные послабления…

- Я знаю, сэр, - помрачнев, откликнулся Поттер, и Гарднер слегка улыбнулся:

- Раньше казарменный режим тебя не сильно угнетал, Гарри. Что-то изменилось? Кто-то ждет тебя дома?

Поттер смотрел на мужчину исподлобья, не уверенный, что обязан делиться личным:

- Мой ответ как-то повлияет на Устав, сэр?

Гарднер усмехнулся:

- Нет, Гарри, естественно не повлияет… Но может помочь найти выход в рамках Устава.

- Меня ждет любимый человек, сэр, - вздохнув, произнес Поттер. – Но… Нет, сэр, для меня в рамках Устава выхода нет.

- Потому что ты говоришь не о девушке? – понимающе хмыкнул начальник.

Гарри несколько секунд молча смотрел на него, но потом кивнул и быстро, уверенно заговорил:

- Да, сэр, я говорю о парне. У нас не может быть помолвки, мы не стоим на пороге создания семьи в традиционном понимании этого слова, столь нужной для магического общества, что это отменило бы для меня казарменное положение. Но для меня он - семья, и я хочу проводить с ним все свободное от учебы время. На что я могу рассчитывать, сэр?

Теперь настало время Гарднеру внимательно всматриваться в собеседника.

- Хорошо, - наконец произнес он. – Думаю, до начала следующего семестра я могу перевести тебя на внеказарменный режим, Гарри. Спишем это на необходимость реабилитации после тяжелой болезни. Но со следующего семестра я не смогу давать тебе ежемесячно больше четырех увольнительных в учебные дни. Ты должен быть к этому готов.

- Я понимаю, сэр. Спасибо и на том, - Гарри улыбнулся – у них с Драко впереди был целый месяц совместных ночей.

- Хорошо, курсант, - Гарднер протянул ему руку. – Жду тебя в понедельник на восьмичасовом построении.

Поттер уже выходил из кабинета, когда Гарднер вдруг окликнул его:

- Гарри! – парень обернулся. – Когда мы искали тебя, ко мне приходил оборотень-Альфа, представившийся твоим знакомым. Уилан.

Гарри удивленно вскинул бровь:

- Да, сэр, это мой вервольф… То есть мой знакомый вервольф. Он что-то натворил? Зачем он приходил?

Начальник прищурился и задумчиво усмехнулся:

- Тоже искал тебя. Не волнуйся, ничего он не натворил. Так… Напугал мне секретаршу. Очень суровый волк. Я хотел бы… Передай ему благодарность от меня. Он навел меня на мысль, благодаря которой мы узнали, где тебя держат.

Гарри слегка улыбнулся и кивнул:

- Передам, сэр.


Передать удалось в пятницу вечером. Когда от Гермионы пришло письмо с предложением выбраться в Оттери-Сент-Кэчпоул или в Хогсмит, Гарри воспринял эту идею с энтузиазмом.

Он не понимал, что происходило с Драко, откуда взялась эта частая задумчивость и временами мелькающая в серебристых глазах горечь. На все его расспросы Малфой только отмахивался, утверждая, что все в порядке. Сначала Поттер подозревал, что Драко расстраивает мысль о его возвращении в казарму, но Малфой не был похож на человека, способного начать тосковать за месяц до разлуки; потом закралась мысль, что сателлит переживает из-за ссоры с родителями, однако через три дня после памятной встречи у Уизли они вместе посетили Мэнор, и напряжения между Малфоями Поттер не заметил. Уже не зная, что и думать, Гарри решил, что сателлиту может быть банально скучно в их с Крисом и Кричером тесной компании… И тут Грейнджер написала о своей идее.

- Что думаешь? – Гарри внимательно наблюдал за читающим письмо Драко.

- А там будут ледяные горки? – Крис, заглядывающий через плечо сидящему в кресле Малфою, поднял на Поттера вопросительный взгляд.

- В Оттери-Сент-Кэчпоул скорее всего будет все, - пробормотал дочитывающий последние строки Драко и улыбнулся Гарри: - Только мы и Грейнджер с Уиланом?

Гарри подошел и, опустившись на пол у кресла, положил подбородок ему на колени:

- Давай позовем кого-нибудь еще, если хочешь.

Драко слегка пожал плечами:

- Было бы неплохо пригласить Панси. И Грега.

Гарри расплылся в довольной улыбке. Да хоть весь Слизерин, если это сделает Драко счастливым.

- И Нотта?

Малфой на мгновение замер, но потом отрицательно мотнул головой:

- Он не пойдет без Забини, наверное.

Гарри несколько секунд изучал его лицо.

- Ты не хочешь видеть Забини?

- Я думаю, его не хочешь видеть ты.

- Драко, - Гарри вздохнул. – У меня есть повод ревновать к Забини?

- Что? – в серых глазах появилось недоумение, тут же сменившееся негодованием. – Поттер, ты что несешь?

Электи улыбнулся:

- Тогда я буду рад его видеть, Малфой. Напишешь Нотту?


Компания собралась небольшая, но веселая. Впервые за несколько дней Драко ни на миг не впадал в задумчивость, у него просто не было на это времени.

Они устроили эпическую битву снежками в городке, построенном изо льда и подсвеченном где с помощью магии, где маггловскими разноцветными фонариками, втянув в это действо почти всех детей и подростков, оказавшихся рядом. Гарри с интересом наблюдал, как слаженно, понимая друг друга почти без слов, действовала образовавшаяся сама собой команда Малфоя. Нотт, Гойл, Паркинсон и Забини, улавливали даже мимолетные движения Драко. Во всяком случае дети под предводительством Панси очень технично оттеснили Уилана, и Гарри еще не понял, что означает короткий кивок и быстрый круговой взмах пальцев Драко, как в спину ему уже летел шквал снежных снарядов – Нотт передислоцировал часть детворы и напал на армию Поттера с тыла.

- Что будем делать? – кричала Гермиона, взвизгивая от попадающих за шиворот снежков.

- Держите оборону замка! Мы за Уиланом! Крис, за мной!

- Поттер, это нечестно! – праведный гнев Малфоя обрушился на него лавиной из снежных шариков. – Канингтон не смей! Ты ребенок, а не пулемет!

Гарри показал сателлиту язык и скомандовал:

- Вперед, Крис, у них наш парень!

Конечно, с вервольфовой скоростью метания снежков, они прорвались к Уилану, и в итоге победа осталась за армией Гарри, но Малфой ее не признал, заявив, что использование сверхчеловеческих способностей было против правил, и шепнув на ухо Электи, что за жульничество главнокомандующий Поттер еще поплатится… Сегодня же ночью.

Отогревшись и немного подкрепившись в небольшом кафе недалеко от ледового городка, шумная и веселая компания двинулась на каток. Гарри помогал Крису зашнуровать взятые в прокат коньки и хохотал над Панси, которая громко визжала то ли от страха, то ли от восторга, когда Ранделл и Гермиона, подхватив ее с двух сторон, помчались на другой конец ледовой площадки, стремительно набирая скорость. Гойл сопел рядом, за медлительной шнуровкой скрывая страх перед скользким маггловским развлечением, Нотт и Забини о чем-то негромко болтали, стоя у бортика и, кажется стараясь слиться с пейзажем и подольше не отсвечивать.

- Все, мелкий, готово! – Гарри подал Крису руку и, одним рывком поставив его на ноги, подтолкнул на чистый лед. – Давай к Уилану!

А в следующее мгновение потерянно огляделся. Драко рядом не было.

Паника накрыла мгновенно. За несколько бесконечно долгих секунд в голове Гарри пронеслась сотня жутких фантазий от похищения каким-нибудь новым АИДом до нападения маньяка-каннибала.

- Он сказал, что не наденет обувь, в которую до этого пихали ноги многочисленные магглы, - буркнул Гойл, все еще сражающийся со шнурками, но каким-то чудесным образом заметивший испуганный взгляд Поттера. – Пошел греться глинтвейном. Вон там.

Грег кивнул на уличный бар под огромным навесом, и Гарри перевел взгляд в направлении его кивка. С губ Поттера одновременно сорвались вздох облегчения и тихий удрученный стон. На него с одинаковой отчаянной решимостью смотрели две пары глаз – серебристо-серые и ярко-карие.

***



- Не боишься, что однажды он узнает, кто за этим стоит, милый кузен? - Нарцисса прятала замерзающий носик в пушистую муфточку и внимательно следила за Поттером, быстро направляющимся к стоящим под навесом бара Драко и Джинни.

Сириус тихо фыркнул:

- А причем здесь я? В случае с Джинни взбунтовались ее собственные благоразумие и самолюбие, а твоему сыну покоя не давали совесть и любовь к Гарри. Разве я виноват, что для побудительных видений подсознание ребят выбрало мой образ?